Се Лянь промолчал. Цзюнь У покачал головой и добавил:

— Как я и думал, ты сам не знаешь этого.

Он слегка повернул голову, делая Се Ляню знак следовать за ним, и небожители неторопливо направились во внутренние покои дворца Шэньу.

Цзюнь У шёл впереди, сложив руки за спиной, и на ходу говорил:

— Сяньлэ, ты повзрослел.

Разумеется, Се Лянь не нашёл в себе достаточно смелости что-то ответить на эту фразу. Цзюнь У продолжил:

— Восемьсот лет назад перед отправкой в мир смертных я просил тебя не забывать почаще связываться со мной, не барахтаться в грязи одному. Но как только ты покинул Небеса, от тебя не было ни одного послания. В итоге ты в одиночестве внизу замучил себя до смерти. Теперь же со времени твоего вознесения прошло уже много дней, но ты ни разу так и не посетил дворец Шэньу, не сообщил о прибытии. Прояви кто-то другой подобную неучтивость, дворец Линвэнь мог бы немедленно привлечь его к ответственности.

Однако вещи, за которые Се Лянь просил прощения, этим не ограничивались. Цзюнь У, разумеется, всё прекрасно понимал, поэтому добавил:

— Если ты только что извинялся за ту пару порезов мечом, не стоит вспоминать о них. Это ведь твои слова — после нанесённых ран всё начисто будет забыто.

Се Лянь горестно усмехнулся.

— …Разве подобное можно забыть.

Цзюнь У бесстрастно ответил:

— В таком случае, смотри вперёд, в будущее. Существует ещё множество дел, в которых мне требуется твоя помощь.

Се Лянь потёр точку между бровей и произнёс:

— Сяньлэ теперь всего лишь мусорное божество. У меня недостаточно магических сил, чтобы кому-то пригодиться. Лишь бы не путался под ногами и не добавлял проблем.

Цзюнь У:

— К чему это самоуничижение? Ведь после возвращения ты прекрасно справился уже с двумя непростыми задачами, разве нет?

Се Лянь печально вздохнул:

— Боюсь только, что, стоило мне вернуться, как я тут же навлёк на себя гнев Генерала Пэя.

Цзюнь У:

— Мингуан не станет искать расплаты. Я присмотрю за ним, об этом не беспокойся. Но… — Цзюнь У развернулся: — Лучше расскажи, внимание какой исключительно поразительной личности ты привлёк, спустившись в мир людей на этот раз?

Се Лянь вскинул руки и заговорил:

— Владыка, клянусь, я ничего не делал. Всего лишь однажды случайно встретил одного очень интересного юного друга и провёл с ним некоторое время, но ни о чём таком и не помышлял.

Цзюнь У кивнул.

— Случайно встретил. Юного друга. Непревзойдённого Князя Демонов. Сяньлэ, ты наверняка представляешь себе, каким мог быть итог, продолжи Генерал Пэй расспрашивать, и скажи ты то же самое на глазах у остальных. Никто бы не поверил тебе.

Се Лянь беспомощно ответил:

— Сяньлэ понимает. Поэтому я должен поблагодарить Владыку за то, что вовремя помогли мне выбраться из затруднительного положения. Но вы ведь не собираетесь по-настоящему допрашивать меня? Я бы никогда не вступил в сговор с миром Демонов. Вы напрасно беспокоитесь.

Цзюнь У:

— Разумеется, я знаю, что ты никогда не вступишь в сговор с миром Демонов.

Се Лянь:

— Благодарю за доверие, Владыка.

Цзюнь У добавил:

— И всё же, у меня для тебя было важное дело, которое теперь, боюсь, я не смогу тебе поручить.

Се Лянь:

— Какое дело?

К тому моменту они уже оказались во внутренних покоях дворца Шэньу. Внешняя и внутренняя часть дворца разделялись огромной картиной. На лицевой стороне был изображён золотой дворец, который высился на самой вершине бескрайнего моря облаков, окружённый белоснежным сиянием. На обратной стороне красовались необъятные земные просторы, горные цепи и великие реки. Если поднять голову повыше, то можно было разглядеть, что картина инкрустирована множеством мелких жемчужин, словно россыпью ярких звёзд.

То были отметки местоположения дворцов Шэньу в мире смертных. Каждая жемчужина на картине означала место, где построен дворец Шэньу. Восемьсот лет назад, когда Цзюнь У впервые привёл сюда только что вознесшегося Се Ляня, жемчужные звёзды сияли далеко не так плотно друг к другу. Теперь же яркие жемчужины на карте равномерно покрывали почти всё, что попадало в поле зрения, создавая картину прекрасную и удивительную.

Цзюнь У, остановившись перед картой, указал на определённую местность на востоке, затем произнёс:

— Семь дней назад многие своими глазами видели, как в диких горах недалеко от этого места взвился в небо пылающий огненный дракон.

Выражение лица Се Ляня немедленно сделалось серьёзным и сосредоточенным.

Цзюнь У, заведя одну руку за спину, другой легко постучал по точке на карте.

— Огненный дракон горел целый час, после чего исчез. Его успели увидеть множество людей, однако никто не пострадал. Ты понимаешь, что это означает?

Се Лянь:

— Техника «Огненного дракона, взывающего к Небесам». Пламя горит сильно, но людей не ранит, лишь взвивается ввысь огромным драконом. Это призыв о помощи.

Цзюнь У:

— Именно. Призыв о помощи, и кроме того, исходящий от небожителя Верхних Небес.

Се Лянь:

— К тому же, отправленный небожителем, находящимся в совершенно безвыходном положении.

Принц сделал такой вывод, поскольку техника Огненного дракона, взывающего к Небесам, формирует мощнейший поток пламени, который тем не менее не должен нанести вреда людям. Подобный манёвр неизбежно задействует немалую часть магической силы. Одно неосторожное движение, и можно лишиться всех магических сил без остатка, что чревато серьёзными последствиями. Поэтому подобный сигнал о помощи подавался лишь в самом крайнем случае. Его появление означало лишь одно: пославший сигнал находится в критической ситуации, из которой нет иного выхода.

Се Лянь спросил:

— Не было ли в последнее время в чертогах Верхних Небес случаев бесследного исчезновения небожителей?

Цзюнь У ответил:

— Сегодня я созвал всех не только по поводу инцидента в Крепости Баньюэ. Что ещё более важно, я использовал эту возможность для выяснения местонахождения всех небесных чинов. И кроме тех, кто часто ведёт затворнический образ жизни, к примеру, Повелителя Дождя или Земли, остальные небожители, даже если не смогли присутствовать сегодня, на призыв всё же ответили.

Помолчав, Се Лянь задал ещё вопрос:

— Возможно ли, что это небожитель какого-либо прошлого созыва, ушедший на покой, который не относится к нынешнему пантеону божеств?

Цзюнь У:

— В таком случае, сфера поисков многократно расширяется. Многие небожители, ушедшие на покой, не выходили на связь уже долгие годы, в таком случае совершенно не представляется возможным узнать, кто именно подвергся опасности.

Наверняка духи литературы из дворца Линвэнь в последнее время занимались именно этим вопросом до чёрных кругов под глазами и неспособности стоять на ногах. Ничего удивительного, что никто из них не мог выделить и минуты на поиски юноши с поветрием ликов с горы Юйцзюнь. Се Лянь произнёс:

— Наверняка неизвестный, который довёл небожителя до состояния, когда тот готов подвергнуть себя немалому риску, но послать сигнал о помощи, представляет из себя серьёзного противника. Возможно, неподалёку от местности, где появился дракон, имеется гнездо нечисти или иное место, где она собирается в больших количествах?

Цзюнь У ответил:

— Имеется. И весьма близко. Ты, должно быть, слышал о Призрачном городе?

Се Лянь, недолго поразмыслив, ответил:

— Слышал.

Призрачный город является самым оживлённым и шумным местом мира Демонов. И находится на границе между двумя мирами — людей и демонов.

Разнообразная нечисть слетается сюда для заключения сделок. Это место, где тёмная сила цветёт буйным цветом. Иногда более-менее одарённые магическими способностями заклинатели промышляют торговлей в Призрачном городе или же приходят, чтобы разузнать кое-какие сведения. Даже некоторые чиновники Небесных чертогов, нарядившись для маскировки, захаживают туда из любопытства или же по иным причинам, которые нельзя знать больше никому. Изредка по ошибке забредают ничего не смыслящие живые люди, и если их не сжирают или не снимают шкуру живьем, бедняги сбегают, перепугавшись до полусмерти.

Призрачный город имеет древнюю историю — конечно, не такую древнюю, как Се Лянь — и всё же в мире людей о нём ходит множество легенд. К примеру, вот одна из самых классических страшных историй: однажды ночью путник увидел впереди шумный и красочный рынок, горящий ярко-красными фонарями, и, радостно улыбаясь, вошёл внутрь. Внутри он заметил, что все люди вокруг него носят маски, либо лохматые и всклокоченные, либо несравнимо уродливые. Путнику подобное показалось странным, но, не придав этому большого значения, он купил себе тарелку лапши, уселся и приготовился есть. Схватив палочки, путник запихнул порцию лапши в рот, прожевал и почувствовал что-то странное. А когда наклонился посмотреть, что же это такое, то увидел тарелку, полную шевелящихся чёрных волос!

Отрывая принца от размышлений, Цзюнь У вернулся к основному вопросу:

— Увидев столб огня, я немедля послал подчинённых, чтобы обыскать местность, но ни единой зацепки обнаружено не было. Существует большая вероятность, что пославшего сигнал утащили в Призрачный город. Однако между Небесными чертогами и миром Демонов существуют чёткие разграничения, без достаточных доказательств мы не можем вторгнуться туда. Поэтому в этот раз мне нужен небожитель, способный тайно спуститься с небес на разведку.

Се Лянь произнёс:

— Нельзя вспугнуть противника раньше времени, поэтому вы не объявили о случившемся перед всеми небожителями, собравшимися во дворце Шэньу, во избежание утечки сведений, верно?

Цзюнь У ответил:

— Именно так.

Се Лянь:

— В таком случае, Владыка, Сяньлэ ожидает приказаний.

Цзюнь У:

— Я сперва намеревался поручить это дело тебе. Но боюсь, что тебе будет несподручно взяться за него.

Се Лянь:

— Почему мне может быть несподручно?

Цзюнь У:

— Во-первых, восточные территории находятся под управлением Лан Цяньцю. Если ты отправишься туда, тебе неизбежно придётся сотрудничать с ним.

Се Лянь:

— Это для меня не представляет трудностей. Прошу, не беспокойтесь.

Цзюнь У:

— Во-вторых, тебе известно, кому принадлежит власть над Призрачным городом?

Се Лянь на миг замер.

— Неужели Хуа Чэну?

Цзюнь У неспешно кивнул. Когда предчувствие Се Ляня оправдалось, он вдруг подумал ещё вот о чём.

Столб пламени поднялся в небеса семь дней назад. А ведь именно тогда Хуа Чэн покинул монастырь Водных Каштанов. Время совпало весьма точно, неизбежно напрашивался вопрос — возможно ли, что вышеуказанные события как-то связаны друг с другом?

Цзюнь У произнёс:

— Судя по всему, отношения между вами наладились неплохие, но дело даже не в этом. Бояться следует лишь одного — что он как-то замешан в данном происшествии. Если тебе в тягость, я не настаиваю. Но если у тебя есть иные предложения или подходящая кандидатура исполнителя, можешь свободно высказываться.

Се Лянь всё-таки ответил:

— Я возьмусь за дело. У меня сложилось мнение, что Собиратель цветов под кровавым дождём не из тех, кто будет утаивать злые намерения.

Цзюнь У, посмотрев на принца, произнёс:

— Сяньлэ, я понимаю, что у тебя есть своё мнение на этот счёт. Но мне также известно, что ты всегда оценивал других с положительной стороны.

Услышав эту фразу, Се Лянь улыбнулся.

— Вы говорите так, словно я — маленькая принцесса1, которая ни разу не выходила за порог своего дома. На данный момент подобное описание совершенно мне не подходит.

1Так говорят о единственной в семье и зачастую избалованной дочери.

Цзюнь У покачал головой.

— Мне не следует осуждать выбор друзей, с которыми ты водишься. Но я всё же кое-что скажу. Остерегайся Хуа Чэна.

Услышав его слова, Се Лянь слегка склонил голову, прикрыл глаза и замолчал. Ему следовало бы сразу ответить «слушаюсь», ведь подобный ответ был для него обычным делом. Вот только это «слушаюсь» принц по какой-то причине не захотел произносить.

Цзюнь У добавил:

— В особенности остерегайся его зловещей сабли.

Се Лянь:

— Почему?

Цзюнь У ответил:

— Изогнутая сабля Эмин — проклятый клинок, приносящий несчастья. Чтобы выковать подобное оружие, непременно требуется принести бесчеловечную жертву, а также обладать жестокой решимостью. Не дай ему коснуться себя. И не дай себя поранить. В противном случае, результат предсказать невозможно.

Се Лянь в душе ощутил неизвестно откуда взявшуюся уверенность в том, что Сань Лан не станет ранить его своей саблей. Но на словах всё же ответил:

— Сяньлэ всё понял.

Цзюнь У мягко кивнул.

— Поручив это дело тебе, я вне всяких сомнений буду спокоен за его успех. Было бы прекрасно, если бы тебе не пришлось сталкиваться с затруднениями. Но всё же боюсь, что в одиночку придётся нелегко. Кого из небожителей ты бы хотел избрать в напарники?

Поразмыслив, Се Лянь ответил:

— Кого угодно. Лучше, конечно, чтобы по характеру он был довольно уживчив. И чтобы магическими силами обладал немалыми и в любой момент мог одолжить мне немного.

Цзюнь У улыбнулся.

— Первым же условием ты перечеркнул кандидатуры Наньяна и Сюаньчжэня.

Это уж точно. Возьми хоть Фэн Синя, хоть Му Цина, характеры обоих нельзя назвать уживчивыми. Се Лянь тоже улыбнулся. Цзюнь У спросил:

— Какие сейчас между вами отношения? Вы всё ещё не поговорили?

Цзюнь У никогда не состоял ни в какой сети духовного общения, и потому, разумеется, не был осведомлён, о чём целыми днями судачат небожители. Се Лянь ответил:

— Перекинулись парой фраз.

Цзюнь У:

— Уже столько лет прошло, и всего-то пара фраз? Чуть не забыл, я слышал, что во время последнего вознесения ты разрушил немало золотых дворцов бессмертных чиновников, и среди них был дворец Наньяна.

Се Лянь в оправдание произнёс:

— Я всё возместил! Я полностью возместил восемьсот восемьдесят восемь десятков тысяч добродетелей. За этот шанс мне следует поблагодарить Владыку, ведь вы отправили меня на гору Юйцзюнь.

Цзюнь У же возразил:

— Тебе лучше вознести сердечные благодарности Наньяну. От Линвэнь я узнал, что впоследствии он лично отправился в её дворец с частным визитом и сказал, что от тебя не требуется возмещение добродетелей на строительство его нового золотого дворца.

Се Лянь застыл как вкопанный и пробормотал:

— Об этом… я ничего не знал.

А он-то думал, как у него вышло так быстро вернуть целых восемьсот восемьдесят восемь десятков тысяч добродетелей. Оказалось, из этого количества вычли недурную сумму. Ведь тогда именно дворец Наньяна пострадал серьёзнее всего. Говорят, половина золотой крыши обвалилась. Цзюнь У произнёс:

— Наньян просил Линвэнь ничего тебе не говорить. Разумеется, ты не знал. Но всё же, раз уж он не хотел, чтобы ты узнал об этом, лучше продолжай делать вид, что тебе ничего не известно.

Се Лянь не мог объяснить, что почувствовал в тот момент. Разнообразные эмоции мощным потоком заполнили его сердце, разрозненно сменяя друг друга. В конце концов, он неслышно вздохнул и подумал: «В этом мире любые предупреждения вроде «ни в коем случае никому не рассказывай» — всего лишь пустые слова».

Цзюнь У, на пару мгновений задумавшись, произнёс:

— Наньян и Сюаньчжэнь не подойдут. Тогда как насчёт Повелителя Ветров?

Се Лянь:

— Повелитель Ветров прекрасно подойдёт. Вот только не знаю, согласится ли отправиться со мной.

Цзюнь У:

— Повелитель Ветров обладает недюжинной магической силой, а также бойким нравом, очень любит заводить новых друзей, что весьма подходит под твоё условие уживчивого характера. В прошлый визит ко мне Повелителя Ветров я услышал весьма неплохую оценку, данную тебе. Я считаю, кандидатура достойная. Если у тебя больше нет вопросов, отправляйся в Призрачный город вместе с Повелителем Ветров, разузнай всё как следует. И ещё.

Се Лянь:

— Что такое?

Цзюнь У медленно произнёс:

— Ты можешь приложить усердие, но не стоит перетруждаться.

Услышав такой совет, Се Лянь на какое-то время нерешительно замер, затем с лёгкой улыбкой ответил:

— Ну что вы такое говорите, я не перетруждаюсь вовсе.

Цзюнь У похлопал принца по плечу и сказал:

— Можешь пока вернуться во дворец Сяньлэ передохнуть. Я прикажу оповестить Повелителя Ветров.

Се Лянь удивлённо замер на мгновение.

— У меня нет достаточного количества добродетелей, чтобы выстроить дворец. А прежний дворец Сяньлэ давно снесён. Откуда взяться ещё одному?

Цзюнь У:

— Я приказал построить для тебя новый. Ты ведь не можешь всё время тесниться в том крошечном ветхом монастыре.

Покинув дворец Шэньу, Се Лянь направился вместе с младшим подчинённым Цзюнь У к новому «дворцу Сяньлэ».

Этот дворец выглядел почти в точности таким же, как и прежнее место обитания принца на Небесах. Красные стены2, покрытые глазурью — образ великолепия и благородства.

2В древности в красный цвет выкрашивали стены строений, относящихся к владениям императора.

Но принц, долгое время простояв снаружи, совершенно не нашёл в себе желания входить внутрь. Всё-таки божеству всяческой рухляди больше подойдёт в качестве жилья ветхий монастырь. В столь великолепном божественном дворце, который так и сияет тщеславием, ему теперь не место.

Так он и слонялся у ворот, ожидая прихода Повелителя Ветров. К его удивлению, спустя довольно долгое время принц так и не дождался заклинательницы в белых одеждах. Вместо неё явился заклинатель в белом.

Небожитель этот имел вид бодрый и воодушевлённый, вокруг него так и парили эманации божественности. Это был тот самый «Цинсюань», который только что помогал ему отразить нападки Пэй Мина во дворце Шэньу. Взмахнув метёлкой из конского волоса, он с улыбкой произнёс:

— Приветствую Ваше Высочество наследного принца!

Се Лянь также улыбнулся и ответил:

— И я приветствую друга на тропе самосовершенствования!

На самом деле принцу очень хотелось спросить, кто же он такой? Но всё же Се Ляню показалось, что подобный вопрос собеседник мог посчитать бестактным, и потому решил незаметно полистать книгу и поискать в ней небожителя, которого зовут Цинсюань. Как вдруг этот небожитель подошёл ближе и произнёс:

— Идёмте! Прогуляемся с вами до мира людей.

Се Лянь, удивлённо посмотрев на него, ответил:

— Уважаемый друг, я здесь кое-кого ожидаю.

Услышав ответ, собеседник заткнул метёлку из конского волоса за ворот заклинательского одеяния, повернулся и удивлённо спросил:

— Кого ещё вы ожидаете?

Се Лянь:

— Я ожидаю Повелителя Ветров.

Небожитель в белом удивился ещё сильнее.

— Но ведь я стою перед вами!

— ……

Брови Се Ляня подскочили наверх.        

— Вы — Повелитель Ветров?

Собеседник раскрыл веер, обмахнулся им и ответил:

— Я — Повелитель Ветров, разве в этом приходится сомневаться? Неужели вы не знали, кто я? Вы никогда не слышали имя Повелителя Ветров Цинсюаня???

В его голосе слышалась такая прямота и уверенность, словно незнание Се Лянем его личности казалось ему делом совершенно невозможным. На лицевой стороне веера оказался иероглиф «ветер», на обратной — три потока свежего воздуха. Разве можно было усомниться, что именно этим веером обмахивалась та самая заклинательница в белых одеждах?

Се Лянь внезапно вспомнил: Фу Яо упоминал, что в чертогах Верхних Небес некоторым небожителям особые требования предписывают владеть в совершенстве техникой перевоплощения; а Нань Фэн тогда в государстве Баньюэ обронил незаконченную фразу: «Очевидно, что Повелитель Ветров всегда…»

Всегда? Всегда — что?

Был мужчиной?!

Собеседник потянул Се Ляня за собой, но даже сделав несколько шагов, принц всё ещё не до конца принял данный факт. Он задал вопрос:

— Послушайте… Ваше Превосходительство, вы-вы-вы, почему в прошлый раз вы предстали передо мной в образе заклинательницы???

Повелитель Ветров:

— А что? Выглядело не красиво?

Се Лянь:

— Красиво! Но…

Повелитель Ветров просиял:

— Какие могут быть «но», если выглядело красиво? Главное ведь — красота! Разумеется, именно по этой причине я и принимаю образ женщины.

Затем он словно внезапно о чём-то вспомнил, одним движением сложил веер, окинул Се Ляня оценивающим взглядом и спустя мгновение произнёс:

— Кстати говоря, в этот раз для проникновения в Призрачный город нам ведь тоже понадобится маскировка, да?

— ……

Се Лянь:

— ???



Комментарии: 2

  • Укатываюсь с описания нравов всех этих божеств.

  • Спасибо за труд!)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *