Хуа Чэн мрачным тоном ответил:

— Нет. Это мир людей.

И в самом деле, мир людей — на стене теснились друг к другу домики, деревья, люди… Вот только всё это поглотило бескрайнее море огня и лавы. Размытые красные мазки, которые увидел Се Лянь, являли собой цвета пламени.

Дома и деревья горели, люди, охваченные огнём, кричали. Исказившиеся лица изображались настолько живо, что Се Лянь почти слышал жуткие стенания.

В центре картины возвышалась ярко-красная гора, подобная раскалённой докрасна огромной печи, чей вид наводил ужас. И всё пламя, все потоки лавы извергались прямо из её жерла.

Се Лянь спросил:

— Картина означает… что извержение вулкана погубило государство Уюн?

Хуа Чэн:

— Да. И нет.

Се Лянь понял.

— Не совсем так. Потому что это… сон.

Страшное зрелище внизу, должно быть, изображало сон наследного принца.

Принца Уюна и его четверых божеств-покровителей окружал золотой свет, а значит, на тот момент они уже вознеслись. И принца мучил кошмарный сон, поэтому содержание этого сна изображалось цветами и линиями более «иллюзорными», нежели «реальность».

Некоторые небожители, чьи магические силы достигли невиданной мощи, обладают редким даром — предугадывать будущее во снах, улавливая малейшие знаки в настоящем. Иными словами, они видят вещие сны. Как узнать, стал ли сон Его Высочества явью? И действительно ли государство Уюн погибло именно так?

Поразмыслив, Се Лянь заключил:

— Кто-то наверняка хочет нам что-то рассказать. История на этой картине, должно быть, является продолжением сюжета прошлой. Думаю, когда мы в конце концов достигнем «медной печи», получим ответы на многие вопросы.

Тем временем Линвэнь, посмотрев за окно храма, подала голос:

— Господа, должна спросить вас кое о чём. Вам это не кажется странным?

Пэй Мин спросил:

— Что именно?

Линвэнь:

— Не знаю, померещилось ли мне, но… кажется, скалы по обеим сторонам ущелья раньше располагались не так близко.

Остальные все как один повернулись и посмотрели в окно. В самом деле — когда они только вошли в храм, стены ущелья находились примерно на расстоянии чжана от окон. Но сейчас они оказались ближе, будто храм стоял к стене вплотную. Се Лянь было подошёл взглянуть, в чём дело, но тут услышал треск и хруст, словно дерево и земля, кирпичи и камни подверглись сильнейшему давлению.

Это не укрылось ни от кого.

— Что происходит?

Вымощенный плиткой пол под ногами задрожал, как и потолок над головой, с которого посыпались мелкие камешки и пыль.

Пэй Мин:

— Землетрясение?

Едва он это сказал, как на стенах от давления появилось несколько пугающих «морщин».

Се Лянь воскликнул:

— Это не землетрясение! Это…

Каменные стены ущелья начали сжиматься, сдавливая храм Уюна!

На объяснения времени не оставалось, принц выкрикнул:

— Бежим!

Но напоминания и не потребовалось — Пэй Мин уже пробил пинком стену, освобождая проход. Остальные выбежали через дыру и бросились во всю прыть, однако перед ними простёрлась огромная территория храма Уюна. За главным залом шли пристройки, небольшие залы, комнаты для возжигания благовоний и монашеские кельи… Поэтому им так и приходилось бежать, то и дело прошибая стены. В такой момент способ перемещения, которым пользовались Боги Войны, поистине оказался немалым подспорьем. Но стоило им пройти сквозь два небольших зала, крышу пробил булыжник размером с полчеловека, который свалился прямо у ног Се Ляня.

Булыжник сорвался со стен ущелья!

Послышался непрерывный грохот, сверху посыпались ещё камни. Большие как чаны с водой обломки пробивали целые участки крыши, маленькие же, размером с человеческую голову, также с немалой силой падали на людей. К счастью, кровля храма всё-таки задерживала падение, а каждый присутствующий обладал достаточной ловкостью, чтобы вовремя увернуться. Только Хуа Чэн выглядел спокойнее всех.

Петляя на бегу, Се Лянь вдруг услышал его голос:

— Гэгэ, изволишь?

Обернувшись, принц увидел в шаге от себя Хуа Чэна, который шествовал уверенной поступью, но при этом словно летел по воздуху. В какой-то момент в его руках возник красный зонт — теперь Хуа Чэн стоял под зонтом и, улыбаясь, смотрел на Се Ляня. Камни ударялись о поверхность зонта, но Хуа Чэн, держа его одной рукой, даже не покачнулся!

Се Лянь немедля спрятался под зонтом.

— Ох, как же опасно. И как хорошо, что рядом Сань Лан.

Хуа Чэн усмехнулся и заботливо наклонил зонт в сторону принца.

— Подойди поближе.

Пусть момент был совершенно неподходящий, но Се Лянь ощутил, как дрогнуло сердце.

— Ты не устанешь, если будешь так держать зонт? Может, я помогу тебе…

Остальные бежали сломя голову, спасаясь от стен и уворачиваясь от камней. А видя довольные лица этих двоих, стерпеть не смогли и закричали:

— Эй! Как-то не очень честно получается!

— Градоначальник Хуа, могу я спросить, нет ли у вас лишнего зонта?!

— Нельзя ли потесниться, чтобы спрятаться под ним всем вместе?!

Хуа Чэн с фальшивой улыбкой ответил:

— Нет. Нельзя.

Се Ляню стало неловко от их протестующих воплей, поэтому он воскликнул:

— Какие чудн́ые скалы! — и попытался выбежать из-под защиты.

Однако Хуа Чэн незаметно удержал принца и спокойно объяснил:

— Гэгэ, ты совершенно прав. Скалы действительно чудные, от слова «чудище». На горе Тунлу располагается три огромных горных пика, которые называются «Старость», «Болезнь» и «Смерть». С виду они ничем не отличаются от обыкновенных гор, но в пределах горы Тунлу способны передвигаться по своему усмотрению. Кто-то даже считает их здешними ориентирами.

Сверху сыпались камни, под зонтом же царила полная идиллия.

Се Лянь воскликнул:

— Вот оно что! И та скала, что встала на нашем пути, когда Жун Гуан притворился Демоном острого лезвия, была одной из трёх горных чудищ?

Линвэнь, которую так и подбрасывало на плече Пэй Су, с трудом пыталась присоединиться к разговору:

— Теперь понятно, почему для храма выбрали столь странное расположение — в центре «ущелья». Боюсь, первоначально оно было совсем другим, но два горных чудища зажали его между собой!

Се Лянь спросил:

— Вот только… фраза гласит «рождение, старость, болезнь и смерть»1. Раз есть «старость, болезнь и смерть», то где же «рождение»?

1Будд. — четыре источника страдания.

Хуа Чэн ответил:

— Сожалею, но «рождения» нет. По крайней мере, я его не встречал.

— Значит ли это, что нет и шансов на выживание? Поистине жестоко!

Неожиданно Бань Юэ воскликнула:

— Стены всё смыкаются!

Когда они только вошли в ущелье, в ширину горная тропа была больше десятка чжанов, и по мере продвижения к храму Уюна она сужалась, становясь менее десяти чжанов. Теперь же от скалы до скалы осталось не более трёх чжанов, строение под давлением сжалось, но поскольку для постройки храма использовались каменные балки и другие крепкие материалы, он «заблокировал» движение сближающихся стен ущелья. Вот только долго они не продержатся.

Пэй Мин воскликнул:

— Нам не пройти ни вперёд, ни назад, пробьём крышу и поднимемся наверх! Чёрт с ним, с камнепадом, разобьём булыжники — и дело с концом!

Се Лянь возразил:

— Не выйдет! Сейчас нас спасает храм, а если поднимемся, горные чудища могу схлопнуться сверху или натворить что-то подобное, так они просто раздавят нас в лепёшку!

Тем временем стены с громким треском задвигались быстрее, и теперь свободного пространства осталось менее двух чжанов. Линвэнь, до сих пор будучи не в силах пошевелиться, не выдержала:

— Господа, нельзя ли поскорее принять меры? Если нельзя, может быть, отпустите меня, и тогда я приму эти меры??? Спасибо, но я не хочу, чтобы меня здесь раздавило!!!

Да разве так просто выдумать нужное решение, когда огонь уже подбирается к заду? Свободного пространства осталось в человеческий рост, и тут Пэй Мин с громким криком подлетел в воздух и упёрся двумя руками в одну стену ущелья, а ногами — в другую, превратившись тем самым в «кость», которая застряла меж двух скал.

— Если и суждено быть раздавленным, я, чёрт подери, не желаю, чтобы меня раздавили эти чудища. Я задержу их, а вы поторопитесь с решением!

— …

Всех потряс его поступок, а Линвэнь даже, с трудом подняв большой палец, похвалила:

— Старина Пэй, настоящий мужчина!

Пэй Мин сквозь зубы бросил:

— Не благодарите!

Нет нужды напоминать, какой силой обладают Боги Войны. Скалы продолжали сближаться, однако стоило Пэй Мину встать между ними жёстким блоком, и движение остановилось. Но то был результат применения всей взрывной мощи магических сил Пэй Мина, долго ему так не продержаться. И покуда Се Лянь стремительно размышлял над путями спасения, горные чудища начали брать верх — колени Пэй Мина чуть подогнулись.

Видя, что дела плохи, Пэй Су крикнул:

— Гене… рал, я… вам помогу!

Он перебросил Линвэнь со своего плеча в руки Бань Юэ и присоединился к ряду живых «костей», застрявших меж скал. Только вот он был лишь простым смертным, откуда взяться божественной силе? Божество парчовых одежд мог бы оказать помощь, но отпускать его было слишком опасно — только подливать масла в огонь, всё равно что попасть в волчье логово и там наступить на ядовитую змею.

Поэтому Бань Юэ бросила Линвэнь и воскликнула:

— Я тоже…

Будучи девушкой, она не могла сравняться с двумя взрослыми мужчинами по росту, встать меж стен у неё не получилось. Пришлось забраться Пэй Су на спину и передавать ему магические силы — только так Пэй Су вместе с Пэй Мином смогли медленно выпрямить колени. Напряжение обоих достигло предела, лица сделались пунцовыми, надулись синие вены. А тем временем Хуа Чэн, который по уровню магических сил превосходил всех присутствующих, стоял в стороне и крутил в руках красный зонт, совершенно не проявляя активности.

Неожиданно Се Лянь ударил кулаком по ладони.

— Есть! Есть, есть, есть!

Есть идея!

— Раз мы не сможем пройти ни вперёд ни назад, ни наверх, идёмте вниз! Выроем подземный проход!

Линвэнь тут же подхватила:

— Отличная идея! Прошу вас приступить к её осуществлению прямо сейчас!

Пэй Мин сквозь зубы выдавил:

— Так… не затруднит ли вас… побыстрее…!!!

Се Лянь:

— Хорошо, хорошо, хорошо! — Он уже принялся в бешеном ритме вонзать Фансинь в землю, так что в стороны разлетались камни и глина.

Хуа Чэн стоял рядом, накрыв принца зонтом, при этом не только не принялся за работу, а ещё и стал увещевать:

— Гэгэ, не нужно, присядь отдохни.

Остальные не выдержали:

— Градоначальник Хуа!!!

— Хм? Зачем вы меня зовёте?

Линвэнь, лёжа на земле, обратилась к нему:

— Градоначальник Хуа, вы с Его Высочеством тоже находитесь здесь, и если у вас есть план, не могли бы вы им поделиться? Всё-таки никто из нас не хочет становиться начинкой в каменном пироге.

Ещё одну фразу она не осмелилась произнести, но это крутилось у всех на языке: а если плана у вас нет, не затруднит ли вас тоже стать живой «костью»?

Се Лянь, даже охваченный волнением, инстинктивно доверял Хуа Чэну. Не переставая копать, он спросил:

— Сань Лан, ты что-то придумал?

Хуа Чэн улыбнулся.

— Гэгэ, просто подожди. Тебе не нужно ничего делать. Скоро всё будет в порядке.

Языки пламени обжигали зад2, и пускай все поняли, что Хуа Чэн знает путь к спасению, всё же трудно было удержаться от чувства, что сидишь на раскалённой сковородке.

2Образно о критической ситуации.

Линвэнь хотела было снова пуститься в уговоры, но Се Лянь вдруг вопросил:

— Что это за звук?

Среди грохота камнепада послышался странный шум, который быстро приближался. Ширх-ширх! Ширх-ширх-ширх! Быстрее и быстрее, ближе и ближе. Звук казался Се Ляню знакомым, будто он где-то его уже слышал. Принц перестал как сумасшедший копать и проговорил:

— Это… неужели это…?!

Не успел он закончить фразу, как под ногами вдруг образовался чёрный провал, способный вместить двоих человек. А из провала сверкнуло белоснежным блеском полотно лопаты!

Артефакт Повелителя Земли!

Лопата лишь мелькнула и сразу спряталась в проходе.

Хуа Чэн произнёс:

— Припозднился немного, но всё же успел. Идём.

Се Лянь без лишних слов сперва бросил в яму Линвэнь, затем настал черёд Бань Юэ, Пэй Су и Пэй Мина. Когда застрявшие меж скал «кости» исчезли, чудища резко рванули навстречу друг другу. Посреди гулкого грохота Хуа Чэн перехватил Се Ляня поперёк талии, выкрикнул «Скорее, идём!» и, в обнимку с принцем, спрыгнул в подземный ход. Се Лянь только и ощутил, как всё вокруг погрузилось во тьму, а затем наверху раздался оглушительный удар.

Две огромные скалы окончательно захлопнули ущелье!

Останься они сейчас наверху, наверняка расплющились бы в лепёшку. Когда испуг слегка улёгся, во тьме зажглись несколько маленьких сгустков пламени. Се Лянь оглядел подземный ход, в котором они очутились, — не широкий, но и не узкий, совершенно ровный — явно вырытый магической лопатой Повелителя Земли. Первые упавшие в чёрную дыру лежали на земле, тяжело дыша.

Хуа Чэн отпустил принца, Се Лянь также убрал руку, которой в секунду прыжка невольно схватился за его плечо. Затем посмотрел на человека в чёрном, который держал в руках лопату.

Он тоже тяжело дышал и, воткнув лопату в землю, только успевал стирать пот со лба. Се Лянь подошёл ближе и окинул его внимательным взглядом. Незнакомец выглядел опрятным и добрым молодым человеком, довольно приятной наружности, которой можно было бы дать по крайней мере семь баллов из десяти… вот только без всякой индивидуальности. Должно быть, он из тех, кто оставляет другим крайне слабое ощущение своего присутствия.

Когда Се Лянь к нему подошёл, незнакомец опустил голову.

— Ваше Высо…

Но принц, не давая договорить, схватил его за руку, надавив на пульс, и спросил:

— Где Повелитель Ветров?

Человек в чёрном застыл.

— А? Это… это уж мне неизвестно.

Се Лянь выдохнул и серьёзным тоном продолжил:

— Ваше Превосходительство Черновод, к чему этот спектакль? Ваша месть — это дело ваше, но ведь Повелитель Ветров был с вами в дружеских отношениях, и к тому же не совершал никаких бесчестных поступков, надеюсь…

Линвэнь перебила его:

— Черновод? Ваше Высочество, с чего вы решили, что он — Черновод? Выглядит ведь иначе!

Се Лянь обернулся и с удивлением сказал:

— Потому что у него лопата Повелителя Земли! К тому же, неужели господа не слышали об изменении внешности? Лицо столь неприметное и простое, что ему не составит труда затеряться в людской толпе. Наверняка фальшивая личина!

Ранее о перемене облика уже говорилось, и лицо этого молодого человека идеально подходило под главное требование фальшивой личины: обыкновенность.

Даже если таращиться на него два часа кряду, а потом лечь спать, то на утро забудешь подчистую, как он выглядит. Разве могут быть сомнения, что это лицо — фальшивка?

— …

Однако после недолгого молчания незнакомец ответил:

— Простите, Ваше Высочество, но… я… я именно так и выгляжу.

— …

Хуа Чэн тоже подошёл к ним и, тихо кашлянув, сказал:

— Гэгэ, это… правда не Черновод.

— …

???

— И это действительно его настоящее лицо.

Так значит, это настоящее лицо человека, от природы походящего на простого прохожего!

Се Лянь закрыл лоб ладонью. Спустя мгновение сложил ладони вместе и чуть склонился, извиняясь:

— …Прошу прощения.

Нисколько не сомневаясь в своей правоте, принц, глядя в глаза собеседнику, прямо назвал его неприметным, а также сказал, что ему не составит труда затеряться в толпе. Но что поделать — ведь его облик в самом деле являлся образцом фальшивой личины!

Незнакомец, чувствуя себя крайне неловко, помахал рукой.

— Ничего, ничего, я уже привык…

Линвэнь же сказала, обращаясь к нему:

— Ваше Высочество Инь Юй, мы очень благодарны вам за помощь.



Комментарии: 12

  • — …

    ???
    __________________________________
    Обожаю когда вы так делаете 💘

  • Раз мы не сможем пройти ни вперёд ни назад, ни наверх, идёмте вниз!
    Если честно то я тоже подумала об этом в начале. Система "Се Лянь" --лоадинг--
    😂😂

  • Когда Се Лянь назвал Инь Юя Хэ Сюанем, я вновь испытала испанский стыд...

  • Мне уже жалко Инь Юя, как его Хуа-Хуа только не гоняет хддд

  • Не могу вспомнить, кто такой Инь Юй?


    Спасибо за перевод!

  • Ах, Инь Юй, Инь Юй, Инь Юй *агрессивно пытается вспомнить кто это*
    Это же тот, что был шисюном Цюань Ичженя? Возможно, я ошибаюсь 🤔
    Тем не менее, спасибо за перевод ❤️

  • Большое спасибо за новую главу!

  • Спасибо за перевод😘

  • Я не могу перестать умиляться этой парочке... Они даже в такой ситуации успевают пофлиртовать друг с другом)))

  • Ци Ин где-то неподалёку.Грядёт встреча друзей.
    Я чет вспомнила все арты с Инь Юем.Вот уж его внешность я не назвала бы "обычной".Он симпатичный и милый!

  • Спасибо за перевод!)

  • хоспади, бедный Инь Юй. хдд
    спасибо за перевод, низкий поклон Вам!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *