Цзинвэнь, увидев перед собой внезапно ворвавшегося незваного гостя, настороженно воскликнул:

— Кто такой?!

Однако этот вопрос принцу задавал вовсе не «человек», а статуя мужчины, выполненная весьма грубой техникой. Обнажённая, но обмотанная отрезами ткани. Неописуемо странная и неописуемо комичная.

Вот почему при ходьбе он не издавал звука шагов, а только странный стук; вот почему Пэй Мин и Линвэнь, увидев его, пребывали в потрясении; и вот почему Пэй Мин обвинил Линвэнь в том, что она с честными глазами несёт полный бред. Потому что с головы до ног статуя действительно нисколько не походила на демоницу.

Сами пленники оказались связаны чем-то похожим на бумажные свитки, которые Цзинвэнь крепко держал в руках, и не могли пошевелиться.

Се Лянь с огромным трудом оправился от удивления и произнёс:

— ??? Я???

Цзинвэнь же задал следующий вопрос:

— Ты — наследный принц Сяньлэ?

Се Лянь так и застыл.

— А? Так вы меня знаете? Вот уж поистине…

Впрочем, не удивительно. Первое вознесение Се Ляня наделало немало шума. Он мог не знать каждого обитателя Верхних Небес, но каждый обитатель Верхних Небес, безусловно, знал его. Как и в данном случае — принц нисколечко не помнил, как выглядел Цзинвэнь, однако тот всё ещё помнил принца.

— Разумеется. Путь Его Высочества наследного принца в статусе божества был столь изменчив, что я не мог не знать о вас, даже если бы захотел!

Се Ляня его слова странным образом тронули, и он невольно поблагодарил:

— Это честь для меня, большая честь… Но как же вы обернулись таким…

— Как я обернулся таким, как сейчас?

Се Лянь тихо кашлянул и кивнул, понимая, что вопрос прозвучал немного невежливо.

Цзинвэнь тем временем воспользовался возможностью вновь выплеснуть гнев:

— Милостью этой мерзавки Наньгун Цзе, как же ещё! Когда дворец Цзинвэня пришёл в упадок, мои магические силы стали исчезать, а она ещё и добивала лежачего — повсюду посылала за мной убийц, преграждая пути к отступлению. Мне пришлось переселиться в статую, чтобы дожить до сего дня!

Линвэнь парировала:

— Не так уж подло по сравнению с вашими деяниями, верно? Когда-то вы лично приказали мне оставаться во дворце Цзинвэня до третьей стражи1, а потом повсюду рассказывали, что я самым нахальным образом задерживаюсь допоздна и пристаю к вам. Слова — невидимые убийцы, я же воспользовалась настоящим оружием. Намного любезнее вашего.

1Время с 23:00 до 1:00.

Она вдруг замахнулась ногой и пнула Цзинвэня в пах. По мнению Се Ляня, никакого смысла в этом не было, ведь каменная статуя — это всё же не живое тело, и самое большее, таким ударом можно порвать ткань, которой он обвязан. К удивлению принца, Цзинвэнь издал пронзительный вопль, будто ему впрямь попали по самому дорогому, и схватился за место удара.

Но уже было поздно. Линвэнь пинком сорвала белую повязку, закрывающую бёдра статуи, Се Лянь бросил быстрый взгляд и увидел, что под белой тканью… ничего нет.

Это означает, что каменное изваяние было обнаженным, однако ниже пояса не оказалось того, что там должно находиться.

Выходит, это статуя-кастрат!

Се Лянь подумал: «Значит, статуя изображала евнуха!»

Подобные статуи часто встречались в усыпальницах чиновников и знати, являлись погребальными предметами с крайне тяжёлой иньской Ци. И впрямь хороший выбор для переселения призрака. Но какая ирония! Цзинвэнь проиграл женщине, до сих пор мелочно помнил обиду, и в итоге пристанищем для мужского божества стало изваяние оскоплённого раба!

Линвэнь расхохоталась:

— То-то я смотрю, вы задыхаетесь от ярости! Вот в чём всё дело! И это мне не достичь подобных высот? А каких высот вы теперь можете достичь, в таком-то виде? Хотела бы я взглянуть! Ха-ха-ха-ха-ха-ха…

Ткань, прикрывающая стыд, оказалась разорвана в клочья, и Цзинвэнь вышел из себя от ярости — схватил Линвэнь за волосы и заорал:

— Закрой рот! Чем тебе гордиться?! Неизвестно, сколькие чиновники трахнули тебя, чтобы ты смогла доползти до теперешнего положения! Сейчас же извинись передо мной!

Кажется, он вырвал Линвэнь клок волос, и всё же она стерпела боль — не стала молить о пощаде и, тем более, извиняться.

Пэй Мин вмешался:

— Ты правда Бог Литературы? Ни о каких манерах и изяществе не может идти и речи! Да базарные бабы, и те бранятся приятнее!

Се Лянь про себя застонал, боясь, что Цзинвэнь в порыве гнева задушит обоих пленников, поэтому вскинул руку и позвал:

— Эй! Успокойтесь! Совершенный Владыка Цзинвэнь! На самом деле! Никакой разницы, есть ли у вас то самое или нет! Правда!

Цзинвэнь, одной рукой держа Линвэнь, другой прикрывая пах, взревел:

— Ложь! Никакой разницы, говоришь?! Сам попробуй обойтись!

Се Лянь искренне заверил:

— Правда! Поверьте мне! У меня… конечно, он есть! Но! Всё равно что нет его! Потому что я из тех самых!

Принц вновь преподнёс себя в качестве примера.

На этом моменте Цзинвэнь немного остыл.

— Из которых?!

— Ну… из тех! Вы понимаете! Пусть у меня он есть, но я им никогда не пользовался! Кхм, честно говоря, не важно — мужское божество или женское, или… иное божество, это лишь бренное тело, не стоит так упорно…

Цзинвэнь перебил:

— Раз ты считаешь, что разницы нет, отрежь его, а я погляжу.

Се Лянь:

— ???

Цзинвэнь тут же добавил:

— Ты же сказал, что разницы нет? Лицемер! Очевидно, что ты сам им очень дорожишь, так что нечего заговаривать мне зубы! Думал, я послушаю твои утешительные речи, горько заплачу, раскаюсь и изменюсь?! Я тебе не мальчик! Не желаешь отрезать, не страшно! Я отрежу ему!

Он указал на Пэй Мина.

Пэй Мин оторопел:

— Ты что, мать твою…?!

Плохо дело. Пускай многие желали бы отрезать Генералу Пэю то самое, Се Лянь не хотел бы, чтобы это на самом деле случилось здесь и сейчас.

Принц торопливо воскликнул:

— Совершенный Владыка Цзинвэнь! Да, после вашего падения Линвэнь притесняла вас, и в этом была не права. Но ведь и вы когда-то её притесняли, поэтому теперь в расчёте! К чему идти на крайние меры?! — отвлекая внимание противника, Се Лянь незаметно отпустил Жое, чтобы лента подобно змее заползла за спину Цзинвэня.

Тот ответил:

— В расчёте? Не так быстро! Ты как раз напомнил мне, о чём я хотел как следует расспросить эту мерзавку! Наньгун, ты приложила руку к падению государства Сюйли?

Народ Сюйли вознёс Цзинвэня на божественный постамент как Бога Литературы, государство являлось основой его статуса. Если основу разрушить, это станет серьёзным ударом для божества, даже может привести к падению с Небес. Поэтому весьма разумно, что Цзинвэнь подозревал Линвэнь. Она же смолчала на его вопрос.

Цзинвэнь закричал:

— Говори! Это был твой подлый замысел?! Я так и знал, что это ты! Наверняка! Иначе Сюйли не исчезло бы так быстро! Всё из-за тебя, коварная дрянь! Уверен, ты убила того слабоумного генерала!

У Се Ляня мелькнула мысль: «Линвэнь ничего не сказала, а ты уже сам себе ответил… Погодите, что? Какого генерала?»

Линвэнь вдруг тихо засмеялась. Если бы Цзинвэнь не вселился в каменную статую евнуха с застывшим лицом, наверное, давно скрежетал бы зубами от злости.

— Что смешного?

Линвэнь приподняла голову и тихо сказала:

— Знаешь, что будет, если в его присутствии назвать его слабоумным?

Цзинвэнь ещё не успел ничего понять, как свитки, что связывали Линвэнь, оказались разорваны. Сквозь обрывки метнулась рука, облачённая в чёрное, которая накрыла ладонью темя каменной статуи.

Не успев больше ничего сказать, Цзинвэнь застыл, а по грубо вылепленному лицу поползла трещина, затем ещё одна, ещё…

Три коротких треска — и всё его тело рассыпалось мелкими обломками!

Линвэнь же, избавившись от пут, осталась стоять над грудой каменной крошки, окружённая клубами чёрной Ци.

Так значит, «древнее государство», о котором говорится в легенде о Божестве парчовых одежд, — это государство Сюйли, а Бай Цзинь был выходцем из его народа.

Приведя мысли в порядок, Се Лянь услышал голос Пэй Мина, всё ещё крепко связанного бумажными свитками:

— Линвэнь? Постой!

Линвэнь приближалась к нему, шаг за шагом. Се Лянь припомнил её слова, сказанные Пэй Мину ранее — «ты ему очень не нравишься», и подумал: «Плохи дела, неужели она собирается устранить свидетеля?»

Линвэнь, не останавливаясь, ласково заговорила:

— Бай Цзинь, Цзинвэнь уже мёртв. Все его слова — полнейший бред, ничего подобного не было.

Похоже, уговоры не подействовали, и она обратилась к Пэй Мину:

— Старина Пэй, я ничего не могу сделать. Он услышал слова Цзинвэня о том, что ты — мой любовник, и теперь упрямо желает твоей смерти. Ваше Высочество, окажите помощь!

Её напоминание не требовалось — Се Лянь уже разрезал путы Пэй Мина взмахом меча, и тот прыжком поднялся в воздух. Принц и генерал покинули подземную пещеру, вернулись на поверхность и посмотрели вниз. Линвэнь кулаком нанесла удар туда, где ранее лежал Пэй Мин. В стороны разлетелись камни, мощью удар оказался ещё страшнее, чем те, которыми принц осыпал землю, пытаясь их отыскать!

Се Лянь призвал Жое, лента обвилась вокруг его запястья. Пэй Мин принялся разминать кисти — всё-таки был связан довольно долго. Опухоль на левой руке немного спала, но не исчезла — теперь предположительное количество покусавших его ос снизилось ровно в половину.

— Чёрт побери, меня ни за что…

Не дав ему договорить, Линвэнь возникла прямо перед глазами!

Удар, и обоих отбросило на несколько чжанов. Се Лянь с Пэй Мином переглянулись, поняли, что дело плохо, и со всех ног бросились наутёк.

На бегу Се Лянь обернулся и крикнул:

— Линвэнь! Попробуй ещё раз уговорить Генерала Бая!

Линвэнь помчалась в погоню и ответила:

— Я пыталась! Но он больше не верит мне!

Пэй Мин:

— Его наверняка ранил твой обман!

Се Лянь:

— Линвэнь! Ты можешь вернуться к женскому облику? Убийственная сила немного снизится!

Линвэнь возразила:

— Не выйдет!

— Почему?

— Он не даёт мне этого сделать!

Пэй Мин:

— Я понял! Мальчишка не смеет прикасаться к женскому телу! Трусит!

Ба-бах! Сзади прилетела крыша, едва не задавив Се Ляня и Пэй Мина подобно горе Тайшань.

Линвэнь:

— Это не я бросила! Кто просил тебя его оскорблять? Он рассердился ещё сильнее! Теперь вы оба в опасности!

Се Лянь поспешил оправдаться:

— А? При чём здесь я? Я ведь ничего не говорил! Линвэнь, попроси его не впутывать меня, идёт?

Пэй Мин:

— Да ладно, чем больше народу, тем легче держать ответ. Ваше Высочество, а где Сяо Пэй? И советница Баньюэ? И ваш Собиратель цветов под кровавым дождём???

— Отправились искать вас в другом направлении! Не надейтесь на них, мы уже за несколько десятков ли, вначале убежим, а поговорим после! Он поглотил уже больше тысячи демонов, сейчас нам не с руки рубить косой о камень!

Но случилось неожиданное — стоило принцу замолчать, как опора ушла из-под ног, и он оказался подвешен в воздухе. Пэй Мина постигла та же участь. Приглядевшись, принц увидел, что они попались в огромную сеть и теперь висят над землёй.

Вот уж поистине пришла беда, откуда не ждали. Сеть оказалась сделана из особого материала, руками её не разорвать. Тут же из зарослей леса вокруг выпрыгнула толпа демонов и оборотней с синими мордами и острыми клыками, по меньшей мере — сотня-две тварей, которые захлопали в ладоши и радостно завопили:

— Попались!!!

— Ха-ха-ха-ха, какие уже по счёту? И впрямь отличная западня!

— Скорее посмотрим, кого поймали, сколько их там?!

Они бежали, не разбирая дороги, и вот по секундной невнимательности попались в западню самых слабых демонов. Се Лянь было потянулся к Фансиню, чтобы разрубить сеть, но не нашёл оружия и понял, что их поймали слишком внезапно — меч выпал на землю. И сейчас лежал прямо у ног Линвэнь, которая уже подоспела на место.

Мелкие демоны, не зная, что за тварь явилась, возрадовались:

— Ещё один!

Линвэнь же вскинула руки, и на обеих её ладонях зажглись два сгустка чёрного демонического пламени. Она подняла голову и обратилась к Се Ляню с Пэй Мином:

— Послушайте, я… на самом деле… действую не по своей воле.

Се Лянь со вздохом спросил:

— Линвэнь, могу я узнать, что будет, если по нам попадёт этим пламенем?

— В прошлый раз я ранила таким же Его Высочество Циина. Впрочем, ничего страшного не случилось, он по-прежнему смог бегать и прыгать.

Значит, убийственная мощь не так уж велика, от удара ничего не случится. Се Лянь и Пэй Мин вздохнули с облегчением:

— Что ж, терпимо…

Но в тот же миг сгустки пламени в руках Линвэнь вдруг увеличились в десять раз и превратились в два пылающих огненных шара!

Се Лянь:

— …

Пэй Мин:

— …

Линвэнь:

— Но что будет, если попасть под такой удар, я точно сказать не могу.

Пэй Мин взревел:

— Погоди! Но я ведь, чёрт побери, никакой тебе не любовник?!

— Мне ли не знать? Но какой от этого прок?!

Толпа демонов замерла, потрясённая двумя полыхающими огнями. Они выхватили оружие, со свирепым видом окружили пойманных и загалдели:

— Каков удалец! Не робкого десятка, даже перед смертью пытается отобрать у нас добычу! Прикончим его!!!

Но подобная мелкота совершенно не представляла угрозы для Божества парчовых одежд. Самое большее — они станут новой подпиткой его сил. Линвэнь наклонила голову набок, в её глазах блеснули демонические огни. Видимо, она уже приготовилась проглотить новых жертв, которые сами явились умереть.

Именно в этот момент неожиданно налетел порыв ураганного ветра.

Следом раздались громкие крики и завывания — толпу мелких демонов сдуло и унесло к небесам!

Впрочем, проще сказать, что их не «ветром» унесло, а схватила чья-то огромная невидимая рука!

Божество парчовых одежд насторожился, будто почувствовал опасность. Линвэнь чуть опустила руки с демоническим пламенем и медленно огляделась.

Се Лянь внимательно всматривался наверх, но обзор закрывали густые ветви деревьев, а жуткие вопли демонов прервались, поэтому не представлялось возможным узнать, что же всё-таки произошло.

Пэй Мин с опаской спросил:

— Кто-то явился?

Се Лянь вдруг поинтересовался:

— Вы не чувствуете?

— Что?

— Цветочный аромат.

Пэй Мин с сомнением переспросил:

— Разве?

Се Лянь закрыл глаза. Спустя мгновение он уверенно произнёс:

— Да. Это аромат цветов.

Слабый, необычный, освежающий аромат цветов. Неизвестно, каких именно. Неизвестно, откуда он взялся. Тонкий-тонкий, будто он есть, но в то же время его нет.

Пэй Мин нахмурился.

— Аромата цветов я не чувствую, зато слышу запах…

Он осёкся, ощутив, как что-то капнуло на лицо, а когда стёр рукой, зрачки его сузились.

Кровь.

На пламя в руках Линвэнь тоже попало две капли, отчего огонь заметно затух. Она насторожилась сильнее и резко вскинула голову. Мгновение…

И с неба пролился кровавый дождь!

Пэй Мин висел выше Се Ляня и вмиг обернулся мокрым петухом, багряным от внезапно налетевшего кровавого ливня, только глаза остались широко распахнутыми чёрно-белыми пятнами. Огни в руках Линвэнь погасило окончательно, однако она успела спрятаться под деревом, чтобы избежать участи совершенно не готового к случившемуся Пэй Мина. А Се Лянь вдруг почувствовал, что сеть ослабла, и упал вниз. Ловко перекувыркнувшись в воздухе, он приземлился на ноги, как раз в тот миг, когда кровавый дождь настиг и его.

Не успевая спрятаться, Се Лянь заслонился рукавом, чтобы укрыться хоть немного. Однако через темноту перед глазами услышал тихий смешок.

Воздух вдруг наполнился загадочным чарующим благоуханием цветов.

Се Лянь выпрямился и не почувствовал ни капли дождя на лице, только что-то очень мягкое, нежно задевающее щёки.

Принц вытянул руку и опустил взгляд, увидев, что на ладонь ему плавно опустился маленький тёмно-красный лепесток цветка.

А вновь подняв взгляд наверх, задержал дыхание, не веря своим глазам.

Кровавый ливень, застивший небеса, превратился в медленно падающий на землю цветочный дождь!

Нечего и гадать, кто именно явился с этим дождём. Се Лянь сжал пальцы, пряча в ладони лепесток. С губ сорвалось:

— Сань Лан!

Принц развернулся и увидел, как Линвэнь беззвучно оседает на землю. А перед ним стоит высокий юноша с лёгкой улыбкой в красных одеждах, чьи чёрные волосы развеваются по ветру. Кто же как не Хуа Чэн?

Цветы падали словно кровь, кровь летела подобно цветам. Лицо живое и прекрасное, совсем как при их первой встрече, глаза сверкают ярким блеском.

Он неторопливо убрал изящную серебристую саблю в ножны и уверенным тоном произнёс:

— Ваше Высочество, я вернулся.



Комментарии: 16

  • Хуа Чэн лучше всех умеет эффектно явится(◍•ᴗ•◍)✧*。

  • когда увидела «ветер» в тексте сразу подумала про ши цинсюаня, мол наконец вернулся спасать их, целым и невредимым. настолько обрадовалась, что пустила счастливую слезу. но нет, к сожалению нам даже не известно жив ли он ㅠㅠ
    но хуа чен конечно дал жару охх

  • Сразу видно — романтик(๑>◡

  • Эффектно, базару нет.

  • Эффектно, очень эффектно! /Аплодирует стоя/ Хуа Чэн самый голлантный и романтичный юноша из творений Мосян 💓💓💓

  • Ну что за милотаㅜㅜ Хуа Чэн как всегда прекрасен!

  • Омооооо, я в восторге! Как это мило 💔
    Теперь это мой один из самых любимых моментов в новелле, боже, это прекрасно!
    Как только упомянули про каплю крови, внутри всё перевернулось, конечно же я сразу подумала про Хуа Чэна и чуть не умерла от вселенского умиления 😂❤️
    Прекрасный мужчина!
    Спасибо вам за перевод ✨💘

  • Се Лянь просто вечный поставщик испанского стыда для меня. но я не о чем не жалею! И это Пей Миновское "Где Сяо Пей, где Баньюэ...И ваш Собиратель цветов под кровавым дождём???" "ВАШ"!!! а кто-то сваха, да, генерал Пей?XD

  • То чувство, когда, произнеся "Из тех самых", Се Лянь имел ввиду фригидность, а читатели с улыбкой: "нееее, точно не она" XD

  • Большое спасибо за новую главу!

  • Боже, как же я люблю Линвэнь и Пэй Мина. Их дружба это.... Ах, Ши Уду, как жаль, что ты покинул нас т_т

  • ооох как же это прекрасно, один из любимых моментов ಥ‿ಥ

  • За что безумно ценю этого автора: ей удается молниеносно переходить от пугающего к смешному или красивому. Спасибо переводчикам)

  • Как я обожаю наши опухоли. Такие идиотские, но такие любимые! Это так забавно - наблюдать за их перепалками. Безумно рада возвращению Хуа Чена.
    Спасибо за перевод!

  • Спасибо за перевод!)
    ваааах как романтично^^

  • Хуа Чен, КАК МОЖНО БЫТЬ ТАКИМ КРАСИВЫМ?????!!!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *