Красная завеса приоткрылась совсем немного, и потому только Се Лянь мог увидеть фигуру за пологом с того места, где стоял. Остальные люди и демоны в главном зале ничего не видели, поскольку принц заслонил им обзор. Также, разумеется, потому, что никто бы не посмел опрометчиво заглядывать куда не следует. Левый глаз пристально смотрел на Се Ляня, а Се Лянь так же пристально смотрел на него, захваченный этим взглядом настолько, что впал в лёгкое оцепенение.

В представшем перед принцем облике Хуа Чэн выглядел не просто повзрослевшим на несколько лет, но даже сделался выше ростом. Раньше Се Лянь, глядя на него, кое-как, но мог дотянуться до уровня глаз. Теперь же при взгляде на демона принцу неизбежно приходилось задирать голову.

Они так и смотрели друг на друга, пока Хуа Чэн не заговорил первым.

— Хочешь сыграть на большее или на меньшее?

Его низкий голос приятно коснулся слуха, и лишь тогда Се Лянь пришел в себя. Играть на большее или на меньшее — всё одно, разницы никакой, поэтому принц ответил:

— На большее.

Хуа Чэн произнёс:

— Хорошо. Вначале мой черёд.

Се Лянь в левой руке держал подставку для костей — дно игрального стакана, правой прижимая к ней сам стакан. Хуа Чэн, стоя напротив него, правой рукой поддерживая левую руку принца, легко встряхнул стакан. Затем снял с подставки. На ней лежали две игральные кости: на одной выпало шесть, на другой — пять.

Висящий у потолка Лан Цяньцю всё прекрасно видел, и когда результат оказался таким большим, он, не выдержав, округлил глаза и весьма потрясённо спросил:

— Как это вышло?!

Хуа Чэн мягко ослабил руку и обратился к Се Ляню:

— Вот так нужно трясти. Попробуй ты.

Се Лянь потряс стакан пару раз, повторяя увиденные движения. Но Хуа Чэн возразил:

— Неправильно.

Несмотря на то, что он упрекал Се Ляня в неверных действиях, голос его звучал крайне терпеливо, мягко и спокойно. Сказав это, Хуа Чэн снова поддержал руку Се Ляня снизу, затем протянул левую руку и накрыл ею стакан поверх ладони принца. Затем тихо произнёс:

— Вот так.

Таким образом, обе руки Се Ляня оказались накрыты ладонями Хуа Чэна.

От прикосновения к коже веяло прохладой, словно от драгоценной яшмы. Великолепные серебряные наручи тонкой работы и вовсе отдавали льдом. Однако Хуа Чэн действовал крайне осторожно, не позволяя металлу наручей коснуться Се Ляня. Вместе с руками принца, руки Хуа Чэна неторопливо покачивали чёрный стакан.

Один раз, два, три.

Тук-тук, тук-тук, тук-тук.

Две игральные кости перекатывались внутри стакана, ударялись друг о друга и издавали отчётливый стук. Всего-то небольшое движение руками, но и оно заставило ладони Се Ляня занеметь. После чего ощущение это поползло по запястьям, распространяясь всё дальше.

Стакан всё покачивался, покачивался… Когда же Се Лянь невзначай поднял взгляд на Хуа Чэна, то заметил, что тот совершенно не смотрит на стакан. Всё это время Хуа Чэн, приподняв уголки губ, неотрывно смотрел только на него. Се Лянь тоже не смог сдержать лёгкую улыбку. Но потом вспомнил, что вокруг ещё очень много зрителей, которые отовсюду наблюдают за ними, и моментально перестал улыбаться. Затем опустил голову и старательно попытался запомнить положение рук Хуа Чэна, с которым тот покачивал стакан. Принц спросил:

— Вот так?

Улыбка в уголках губ Хуа Чэна проявилась отчётливее.

— Да. Правильно, вот так.

Понаблюдав, как Се Лянь, полный надежды, несколько раз встряхнул стакан, Хуа Чэн спросил:

— Посмотришь, сколько выпало?

И Се Лянь открыл стакан. Увидев на подставке две белые игральные кости, показывающие две тройки.

Две тройки — результат уже поразительный и небывалый. Се Лянь, чьё сердце будто овеяло весенним ветерком, подумал: «Неужели я и впрямь выучился секретному умению?»

Однако, пусть даже результат превзошёл все ожидания, шесть всё же меньше одиннадцати. Поэтому принц, кашлянув, произнёс:

— Прошу прощения, я проиграл.

Хуа Чэн возразил:

— Не спеши, этот раз не считается. Пока что я тебя обучаю. Попробуй ещё.

Услышав его слова, даже Лан Цяньцю и Ши Цинсюань разинули рты от удивления, не говоря уже о всех остальных присутствующих в зале. Послышались шепотки:

— Что градоначальник имеет в виду? Я-то думал, он сейчас как следует проучит наглеца, а в итоге… он по-настоящему его обучает?!

— Разве можно не засчитать проигрыш?! Разве так играют в кости???

— Если этот бросок не в счёт, тогда который будет засчитан?

— Очевидно, градоначальник сегодня и впрямь пребывает в отличном настроении…

Хуа Чэн приподнял левую бровь, и девушка у игрального стола объявила:

— Прошу всех успокоиться.

В главном зале вновь моментально воцарилась тишина. Однако, несмотря на безмолвие, взгляды на принца стали более беззастенчивыми. Хуа Чэн усмехнулся, над ухом Се Ляня вновь прозвучал его мягкий приободряющий голос:

— Ещё раз?

Возможно, потому, что людей и демонов в игорном доме скопилось превеликое множество, Се Лянь ощутил, как щёки необъяснимо запылали. Принц ответил:

— Хорошо.

Стук-стук, стук-стук, он вновь пару раз встряхнул кости. Теперь, открыв стакан, он увидел две четвёрки.

Хуа Чэн спросил:

— Ну как, уже больше, не так ли?

И хотя всё это казалось Се Ляню немного странным, он всё же кивнул и ответил:

— Да… немного больше.

Хуа Чэн:

— У тебя отлично получается, продолжим.

Он предельно терпеливо и внимательно наставлял принца, но вокруг почему-то то и дело раздавались двусмысленные смешки. Судя по звукам, это хихикали демонессы. Се Лянь никак не мог понять, как же ему уловить правильное положение. Вначале он старательно изучал, как расположены руки Хуа Чэна, с какой скоростью они двигаются, теперь же просто позволял Хуа Чэну управлять своими действиями, хаотично тряся стакан. После нескольких потрясываний одна мысль в голове Се Ляня становилась всё навязчивее: «Неужели Сань Лан просто дурачит меня…»

Лан Цяньцю, который наблюдал за происходящим сверху, наверняка подумал о том же, и потому не сдержался от восклицания:

— Тебе… тебе лучше перестать трясти. Очевидно же, что он тебя обманывает, какое ещё правильное положение! Это просто жульничество!

Он крикнул так громко, что Ши Цинсюань вновь закрыл лицо ладонью.

Демоны внизу громко зашикали, в Лан Цяньцю полетел град из игральных костей вместе с бранью:

— Невежественный сопляк, закрой свой рот!

— Чего раскричался, тут все ждут самого интересного!

— Даочжан делает точно так, как научил его наш градоначальник, и результат с каждым броском всё больше, это чистая правда!

— Точно! Что бы ты понимал!

Лан Цяньцю гневно воскликнул:

— Вы… вы просто сборище лгунов… Эй!!!

Он внезапно замолчал и залился краской — дело в том, что несколько демонесс резко дернули его за болтающийся внизу пояс и загалдели:

— Довольно шуметь, дружочек! А если будешь снова нести вздор, сестрички стянут с тебя штанишки!

Лан Цяньцю никогда ещё не подвергался подобным угрозам, от ярости он не мог вымолвить ни одной связной фразы, лишь повторял:

— Вы… Вы!

Если бы толпа демонов избила его до полусмерти, он бы спокойно стерпел. Но что если они в самом деле стянут с него штаны? Неописуемый позор для величественного Бога Войны, владеющего одной из сторон света! Потому Лан Цяньцю не проронил больше ни звука. Се Лянь поднял голову и, увидев, что тот изо всех сил таращится на него, ощутил желание и рассмеяться, и пожалеть беднягу. Поэтому принцу пришлось опустить взгляд и тихо сказать Хуа Чэну:

— Сань Лан…

Услышав это обращение, Хуа Чэн улыбнулся и ответил:

— Не обращай на него внимания. Продолжим.

— …

Се Ляню ничего не оставалось, как взять стакан и вновь потрясти. Как и ожидалось, на этот раз выпало две пятёрки.

Увидев результат, демоны возрадовались ещё больше и принялись наперебой дразнить Лан Цяньцю ещё более рьяно:

— Ты видел? С каждым разом всё больше!

А Се Лянь уже догадался, что Хуа Чэн просто решил с ним поиграть. Принц не знал, как реагировать на это, в душе понимая, что в действительности на свете не существует никакого правильного положения, а для такого человека как Се Лянь любое положение было заведомо проигрышным, так что лучше всего навсегда отказаться от идеи перекроить судьбу и сделаться удачливым. Он уже приготовился, совершенно отчаявшись, выбросить кости в последний раз, как вдруг Хуа Чэн произнёс:

— Подожди.

Се Лянь ощутил, как рука Хуа Чэна, накрывающая его ладонь, сжалась чуть сильнее, и немедля остановился.

— Что такое?

Хуа Чэн, то ли в шутку, то ли всерьёз, ответил:

— Гэгэ, ты, кажется, ещё не сказал, что будет, если я выиграю?

Услышав обращение «гэгэ», Ши Цинсюань и Лан Цяньцю застыли с такими лицами, что невозможно описать словами. У демонов так и вовсе волосы встали дыбом, некоторые с перепугу даже уронили свои головы на пол.

Честно говоря, получилось неловко. Переволновавшись, Се Лянь действительно совершенно не вспомнил о ставке.

— Ну…

Сначала он подумывал также отдать в залог десять лет своей жизни. Вот только жизнь небожителя слишком уж длинна, десять лет из неё наверняка ничего не стоят. Серебро или драгоценности? Их у принца нет. Магические духовные силы? Их у принца нет. Вот так сразу Се Лянь не мог придумать, что поставить на кон.

В итоге оставалось только обратиться к владельцу игорного дома:

— Какую вещь при мне ты считаешь достаточно ценной, чтобы принять её в качестве ставки?

Услышав вопрос, Хуа Чэн заулыбался.

Затем произнёс:

— Мне всё равно. Ты что-нибудь с собой прихватил?

Се Лянь, поразмыслив, тихонько кашлянул и честно ответил:

— Я… в этот раз, выйдя за порог, взял с собой только недоеденную маньтоу.

Услышав ответ, Хуа Чэн прыснул со смеху. Он-то смеялся, а вот остальные смеяться не осмеливались, даже если хотели.

Отсмеявшись, Хуа Чэн кивнул.

— Идёт. Пусть будет маньтоу.

После этих слов не только толпа демонов, но и девушки, принимающие ставки за игральным столом, потрясённо застыли.

С открытия игорного дома здесь звучало бесчисленное множество самых невообразимых ставок. Кто ставил части тела, кто годы жизни, кто чувства, кто способности. Однако ни одна ставка не являлась столь же невероятной, как сегодняшняя: недоеденная маньтоу. Даже Лан Цяньцю не смог удержаться от растерянного высказывания:

— Что… что всё это значит? Ты хочешь сказать, что я… я стою лишь одной недоеденной маньтоу???

Демоны разразились хохотом, кто-то выкрикнул:

— Чем тебя маньтоу не устраивает? Легко отделался, так попридержи язык!

Се Лянь сразу узнал, что этот срывающийся голос принадлежал Ши Цинсюаню, который прятался в толпе демонов. Разрываясь между смехом и слезами, Се Лянь услышал слова Хуа Чэна:

— Давай. Последний раз, не волнуйся.

Се Лянь:

— Я и не волновался.

И они, сохраняя прежнее положение рук, прижатых друг к другу, встряхнули стакан ещё несколько раз. Се Лянь на самом деле нисколько не волновался, только вот ладони, прижатые к стакану, и тыльные стороны, накрытые руками Хуа Чэна, едва заметно вспотели. В конце концов, движения их замерли, и когда пришло время узнать результат, принц сделал лёгкий вдох, открыл стакан и увидел…

Две игральные кости, показывающие две шестёрки! 

Се Лянь облегчённо выдохнул, в душе прекрасно понимая, что произошло, и поднял взгляд на Хуа Чэна. Тот повёл бровями и произнёс:

— О, я проиграл.

Он признал поражение совершенно серьёзно, однако при этом в голосе его не звучало ни намека на искренность. Демоны в зале затихли.

Совсем недавно кто-то спрашивал: «Если этот бросок не в счёт, тогда который будет засчитан?», теперь ответ стал ясен: засчитан будет лишь тот бросок, который приведёт игрока к победе.

Подобные уступки совершенно не укладывались в рамки разумного!

Однако никто так и не посмел высказаться против. Девушка взяла из рук Се Ляня чёрный стакан, подняла повыше и объявила:

— Примите поздравления, молодой господин. В этом раунде вы одержали победу.

Остальные, проявляя уважение к проигравшему, рассыпались в восклицаниях:

— Градоначальник хоть и проиграл, а сделал это безупречно! Прекрасно!

— Градоначальник лично обучил победителя правильной позиции, он выиграл лишь потому, что градоначальник — отличный наставник!

— Да уж! Сегодня для меня открылся новый мир, я выучился правильному способу бросания костей! Выгоду от этого знания и за десяток лет не истратить!

Слушая, как радостно беснуется толпа, Се Лянь не сдержался от улыбки. Увидев, что принц улыбается, Хуа Чэн улыбнулся тоже, затем задернул красный полог. В этот момент Лан Цяньцю сверху воскликнул:

— Раз уж ты проиграл, теперь должен меня отпустить!

Хуа Чэн всё так же смотрел на Се Ляня, не переставая улыбаться. Он даже не взглянул наверх, лишь небрежно взмахнул рукой, и Лан Цяньцю тяжело ударился о пол, сверзившись с потолка. От громкого звука Се Лянь чуть поморщился. Ши Цинсюаню нельзя было выдать себя, поэтому он не мог броситься на помощь соратнику. Тогда Се Лянь развернулся, наклонился над упавшим, чтобы осмотреть его, и спросил:

— Вы в порядке?

Лан Цяньцю поднялся с пола, отряхнул одежду от пыли и ответил:

— В порядке. Благодарю. Он наверняка подозвал вас к себе, чтобы вы попались на уловку и проиграли. К счастью, вам удалось победить!

Се Лянь про себя произнёс: «Тут вы совершенно не правы. Если бы он не поддался мне, я бы играл до скончания веков, но так бы и не отыграл вас обратно…»

Размышляя о случившемся, принц услышал за спиной чистый приятный звон — «цзинь-цзинь», следом за которым по залу прошёл тихий вздох удивления. Се Лянь обернулся и увидел, что это Хуа Чэн наконец вышел из-за красного полога.

Ранее, в облике юноши, Хуа Чэн всегда убирал длинные волосы в небрежный пучок или хвост. Теперь же чёрные пряди ниспадали на плечи, оттенённые красными одеждами, добавляя прекрасному облику демонического очарования. С правой стороны несколько прядей сплетались в тонкую косу, украшенную красной коралловой бусиной на конце, что придавало образу легкой игривости. Наручи из серебра, цепочки на сапогах из серебра, пояс из серебра, а на поясе длинная сабля с изящным узким лезвием, изогнутым причудливой дугой, тоже из серебра. Оружие под стать владельцу, с такой же высокой и изящной фигурой. Хуа Чэн будто прислонился к краю наполовину открытого полога, скрестил руки на груди и с едва видимой улыбкой произнёс:

— Гэгэ, ты одержал надо мной победу.

Се Лянь, разумеется, прекрасно понимал, что же произошло на самом деле, поэтому беспомощно ответил:

— Только не смейся надо мной.

Хуа Чэн приподнял бровь.

— И не думал. Как можно?

Тем временем демоны в зале пришли в совершеннейший восторг. Будто кипящие воды горячего источника, они стали переговариваться, сгорая от волнения:

— По какому поводу градоначальник решил сегодня сменить образ?

— Я сейчас умру! Новый облик градоначальника столь прекрасен, что я готова умереть! Какая молодость, какая энергия!

— Куда тебе умирать, ты давно уже мёртвая, дуреха старая!

По всей видимости, поскольку ранее Хуа Чэн никогда не показывался на публике в истинном обличии, вместо этого непрерывно сменяя личины, даже обитатели Призрачного города не могли наверняка сказать, как же он выглядел на самом деле. Поэтому все решили, что и нынешний образ — лишь фальшивка. И только один Се Лянь в душе знал наверняка: перед ним предстал Собиратель цветов под кровавым дождём в своем истинном облике.



Комментарии: 1

  • Спасибо за труд!)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *