Но Се Лянь, по причине чрезмерного беспокойства и чрезмерного смущения, крепко зажмурился, и потому совершенно ничего не заметил.

В прошлый раз Хуа Чэн стал инициатором передачи принцу воздуха под водой. Его действия были слишком властными, поцелуй — слишком грубым. После случившегося Се Лянь не позволял себе предаваться воспоминаниям, только помнил, как припухли и занемели губы. Теперь же инициатива исходила от самого принца, и прикосновение вышло осторожным, лишь лёгким касанием. Он боялся приложить малейшее усилие, будто опасаясь тем самым разбудить Хуа Чэна. Однако, если подумать, его первоначальной целью как раз и являлось пробуждение Хуа Чэна, разве не так? К тому же, если прикасаться совсем легонько, то губы будут неплотно прижаты друг к другу, пропуская воздух, и тогда все труды окажутся напрасными!

Поэтому Се Лянь, по-прежнему не открывая глаз, на предельной скорости зачитывая про себя Дао Дэ Цзин, немного отстранился, сделал лёгкий вдох и снова прижался к губам Хуа Чэна.

На этот раз «поцелуй» вышел глубже прежнего. Забрав своими губами два лепестка прохладных губ Хуа Чэна, Се Лянь медленно выдохнул поток воздуха.

От начала до конца принц действовал с плотно закрытыми глазами, не решаясь смотреть. После пяти-шести выдохов Се Лянь подумал, что стоит ещё раз надавить на грудь пострадавшего, но, к своему удивлению, распахнув веки, встретился взглядом с Хуа Чэном, который уставился на него неимоверно огромными глазами.

— …

— …

Се Лянь до сих пор держал в ладонях лицо Хуа Чэна, а их губы разомкнулись лишь секунду назад — оба всё ещё ощущали лёгкое онемение и призрак нежного прикосновения. На какой-то момент демон и принц обернулись каменными статуями, словно одно дуновение ветерка — и они разобьются. Се Лянь, понятное дело, застыл от потрясения. Но ведь и Хуа Чэн, который и бровью не поведёт, обрушься прямо перед ним гора Тайшань, тоже ошеломлённо замер!

Се Лянь попросту не мог понять, почему не умер на месте от кровоизлияния в мозг. Лишь спустя время ему удалось выговорить:

— Сань Лан, ты очнулся.

Хуа Чэн молчал.

Се Лянь разом отпустил его лицо и отскочил на несколько чжанов одним прыжком.

— …Нет-нет-нет-нет-нет-нет-нет! Нет, нет, нет! Это не то, о чём ты подумал! Я просто хотел…

Хотел — что? Подать ему воздух в лёгкие?

Но разве демоны нуждаются в воздухе? Скажи принц это вслух, сам бы себе не поверил!

Покуда Се Лянь запнулся, Хуа Чэн тоже резко сел и протянул к нему руку, словно безуспешно пытаясь успокоить:

— …Ваше Высочество, тебе… нужно успокоиться.

Се Лянь обеими руками схватился за голову, чувствуя себя разбитым на мириады мелких кусочков. В итоге он сложил ладони вместе и рывком отвесил Хуа Чэну глубокий поклон.

— Прости, прости, прости!!! — прокричал он.

Затем развернулся, сорвался с места и бросился бежать. Хуа Чэн наконец пришёл в себя, подскочил и погнался следом, крича на бегу:

— Ваше Высочество!

Се Лянь, закрыв уши руками, бежал и громко раскаивался:

— Прости!!!

Умереть! Скорее умереть! А не умереть, так выкопать яму, лечь и притвориться мёртвым!

Он летел быстрее ветра, в мгновение ока оказавшись в глубине густого леса, что рос на берегу. И вдруг на бегу прямо в лицо Се Ляню метнулось что-то похожее на стрелу. Даже в состоянии сильного потрясения мастерство принца оставалось при нём — взмахом руки он поймал костяной шип и резко остановился, посмотрев в ту сторону, откуда произошло нападение. Однако ничего не увидел, кроме шелестящих зарослей кустарника. Оказавшись посреди скрытых опасностей, он сразу же взял себя в руки, развернулся и побежал обратно.

— Сань Лан!

Хуа Чэн и без того неотрывно следовал за ним, и теперь принц едва не врезался в его грудь. Се Лянь тут же схватил его за руку и помчался прочь из чащи.

— Бежим, в лесу что-то прячется!

Теперь принц тащил за собой Хуа Чэна, который не далее как несколько секунд назад гнался за ним. Вернувшись на берег, Се Лянь наконец выдохнул с облегчением.

— Ничего, ничего. Хорошо, что оно не стало нас преследовать.

Хуа Чэн согласился:

— Да, на острове обитает кое-какая мелочь, но это ничего, они не последуют за нами.

Эта фраза тут же заставила Се Ляня вспомнить одну вещь — разве пристало Хуа Чэну бояться подобных тварей? Опустив взгляд, принц обнаружил, что по-прежнему держит его за руку, и снова остолбенел, затем торопливо отпустил ладонь и отпрыгнул в сторону.

Теперь их разделяло несколько чи, воцарилось долгое молчание. Затем Хуа Чэн вздохнул, поправил воротник и произнёс:

— Я премного благодарен гэгэ за моё спасение. Человеческое тело на самом деле приносит немало неудобств. Я наглотался морской воды… а она ужасно солёная.

Се Лянь не был таким дураком, чтобы не понять — Хуа Чэн ищет повод, чтобы уйти от неловкой ситуации, поэтому, конечно же, остаётся ему подыграть.

Принц опустил голову и туманно ответил:

— Что ты, что ты…

Сделав паузу, Хуа Чэн добавил:

— Но только… гэгэ, ты действовал немного неправильно.

Се Лянь застыл и смущённо проговорил:

— Неправильно? Я… думал, что достаточно просто подать воздух.

— Да. Неправильно. Впредь больше не поступай так с кем-то другим без разбора, иначе может статься…

Может статься, он не только не спасёт чью-то жизнь, но и, напротив, нанесёт непоправимый вред. Хуа Чэн говорил с абсолютной серьёзностью, Се Лянь же ужасно смутился и втайне возрадовался, что ранее ничего подобного не предпринимал, в противном случае действительно оказался бы виноват перед кем-то.

— Больше не буду, не буду, — поспешил заверить принц.

Хуа Чэн кивнул и заулыбался. Се Лянь же очень хотел в душе попросить Хуа Чэна научить его, как же всё-таки правильно передавать воздух из уст в уста, но разве он мог позволить себе ещё хоть немного задержаться на этом вопросе? Сделав в памяти пометку, принц огляделся и сказал:

— Мы в самом деле оказались на диком острове? Здесь совсем нет людей?

— Конечно. Это самый центр Чёрных вод. Остров Чёрных вод.

Он произнёс это весьма уверенно. Впрочем, двоим непревзойдённым — Собирателю цветов под кровавым дождём и Хозяину чёрных вод — полагалось знать друг друга.

— Сань Лан, ты раньше уже бывал здесь? — спросил Се Лянь.

Хуа Чэн покачал головой.

— Не приходилось. Но мне известно о существовании этого места.

Се Лянь, нахмурившись, произнёс:

— Ещё не ясно, куда занесло Повелителя Ветров и всех остальных. На острове ли они?

Они находились в Чёрных водах Южного моря, в чужих владениях. Пэй Мин властвовал на Севере, Повелитель Земли не являлся Богом Войны, о Повелителе Ветров и говорить не приходится. Случись с ними что-то, если они вдруг навлекут на себя гнев Чёрного демона, совладать с ним сможет один только Повелитель Вод. Но Ши Уду в любой момент может подвергнуться испытанию Небесной карой, да и прогноз на самом деле не самый оптимистичный.

— Сань Лан, этот Чёрный демон чёрных вод, он очень вспыльчивый? Как он поступит, если небожители ворвутся в его владения, переступят порог его дома?

— Трудно сказать. Однако гэгэ, должно быть, слышал фразу о том, что на земле правлю я, а в воде властвует он. В Чёрных водах даже мне стоит поостеречься.

И не только по причине, что эти места являлись чужой территорией влияния. Как бы то ни было, будучи одним из существующих непревзойдённых, следует держаться уважительно по отношению к другому, чтобы в будущем, если придётся повстречаться, не возникло разногласий и конфликтов.

Се Лянь произнёс:

— В таком случае, нам нужно поскорее покинуть эти места.

Они обошли остров вокруг в быстрых поисках, но не стали погружаться вглубь леса. Се Лянь долго звал, но так и не услышал ответа ни от Повелителя Ветров, ни от кого-либо ещё.

Хуа Чэн сказал:

— Возможно, их вовсе не вынесло на остров Чёрных вод.

Они вновь вернулись на берег, с которого начали. Над морем висела тяжёлая смертельная Ци. Се Лянь подобрал по пути кусок дерева, который забросил далеко в воду. По логике вещей, дерево может держаться на поверхности, однако брошенный Се Лянем обломок упал в нескольких чжанах от берега и мгновенно затонул.

Се Лянь обернулся, поглядел на густой лес позади и заметил:

— Видимо, рубить деревья и делать из них лодку — не годится. Сжатие тысячи ли тоже не применить. Как же нам выбраться с острова?

Хуа Чэн однако возразил:

— Кто сказал, что не годится?

— Но ведь только гроб, в котором побывал покойник, может держаться на волнах Чёрных вод… — не договорив, принц понял. Нужен гроб? Здесь повсюду деревья. Нужен покойник? Да ведь вот же он, прямо перед ним!

Оправдав его догадку, Хуа Чэн улыбнулся.

— Я лягу внутрь, и порядок.

Но, несмотря на его улыбку, Се Лянь, сам не зная почему, ощутил как в груди тоскливо защемило.

Хуа Чэн раскрыл ладонь, и в ней появился Эмин. Сказано — сделано, и вот они вдвоём уже несут брёвна. Никаких тварей, скрывающихся во тьме, они не встретили, поскольку не углублялись в лес, и очень скоро перед ними лежало несколько деревьев. За трудом день пролетел в мгновение ока, небо постепенно стало темнеть. Принц и демон разделили работу, оба старались взяться за самое сложное раньше другого, и потому процесс продвигался поразительно быстро. К вечеру гроб был уже почти готов.

Се Лянь за всё время их пути сюда подкрепился лишь половинкой маньтоу и уже изнывал от голода, но всё же хотел поскорее закончить гроб и уплыть из этих мест. Лишь когда дело приблизилось к завершению, принц нашёл предлог пойти наловить рыбы. Но откуда в Чёрных водах взяться рыбе? Вернувшись ни с чем, принц побродил по окраине леса и в местах, которые показались ему наиболее безопасными, сорвал немного диких ягод. Однако вернувшись, к своему удивлению обнаружил Хуа Чэна возле разведённого костра. Тот сидел, подпирая щёку одной рукой, а в другой держа ветку с насаженным на неё диким зайцем, который пёкся на огне.

Тушка была уже выпотрошена, даже корочка запеклась до жирного блеска, сделалась хрустящей и золотистой. Непреодолимо манящий запах мяса растёкся по округе. Увидев Се Ляня, Хуа Чэн слегка улыбнулся и протянул ему ветку с зайцем. Се Лянь принял угощение, взамен протягивая горсть ягод:

— Их можно есть.

Оба промокли насквозь после долгого заплыва по морю, да ещё вспотели после плотницких работ, однако в молчаливом согласии не стали предлагать друг другу снять одежду, чтобы высушить её на костре. Заяц оказался поджаристым снаружи и нежным внутри — от аккуратного укуса обжигало рот, но вкус и аромат уже не позволяли остановиться. Тем не менее, Се Лянь поделил тушку пополам и вздохнул:

— Сань Лан, у тебя золотые руки.

Хуа Чэн улыбнулся:

— Правда? Что ж, благодарю за похвалу, гэгэ.

— Правда. И в плотницком деле, и в кулинарном, я не видел никого лучше тебя. Той золотой ветви с яшмовыми листьями поистине выпало счастье, заслуженное несколькими жизнями тяжких трудов!

Произнося эти слова, принц принялся чересчур сосредоточенно поедать заячье мясо, со стороны же Хуа Чэна не последовало ни единого звука. Спустя время, всё же послышался его бесстрастный голос:

— Это для меня наша встреча — счастье, заслуженное несколькими жизнями тяжких трудов.

— …

Се Лянь не знал, что на это говорить, поэтому полностью сконцентрировался на еде. Лишь спустя некоторое время он заметил, что Хуа Чэн зовёт его:

— Гэгэ, гэгэ.

Се Лянь рассеянно переспросил:

— Что?

Хуа Чэн передал ему платок, и Се Лянь наконец заметил, что вгрызался в мясо с таким остервенением, что испачкал пол-лица в жире, от которого кожа теперь масляно блестела. Се Лянь поспешно принял платок и вытер рот и подбородок. Хуа Чэн же протянул ему другую половину зайца со словами:

— Гэгэ, я вижу, ты очень проголодался. Не спеши.

Се Лянь взял половину тушки, немного посидел неподвижно, затем всё-таки не выдержал:

— Сань Лан, что же это за благородная дама? Как вышло, что даже ты не добился её?

Принц искренне считал, что если бы Хуа Чэн пожелал заполучить чьё-то сердце, в мире не нашлось бы никого, кто смог бы устоять перед его напором. Однако Хуа Чэн сказал тогда, что пока не добился, и принц невольно расстроился, в его душе зародились неоднозначные чувства по отношению к этой партии для Князя Демонов. Возможно, ему казалось, что она совершенно не разбирается в людях, или же совершенно не ценит счастья, которое ей досталось.

Хуа Чэн ответил:

— Если причина покажется тебе смешной, ничего. Я не осмеливаюсь.

Из чувства ли несправедливости, а может, из страха, что Хуа Чэн считает себя недостойным, Се Лянь искренне произнёс:

— Чего ты можешь «не осмеливаться» сделать? Ведь ты же — непревзойдённый Князь Демонов, Собиратель цветов под кровавым дождём!

Хуа Чэн рассмеялся:

— Какой, к чёрту, Князь Демонов! Если бы я был настолько силён,  то на несколько сотен лет раньше смог бы изменить своё положение, когда меня только и делали, что избивали, а я ничего не мог с этим поделать, ха-ха-ха-ха…

— Эй, ты не можешь так говорить. Ведь каждый закаляется именно посредством трудностей… — однако Се Лянь тут же вспомнил, что сам перед вознесением, кажется, вовсе не имел подобного опыта, чтобы его избивали все, кому захочется.

Принц тихонько кашлянул, а Хуа Чэн сказал:

— Он видел меня в самые худшие времена1.

1Стоит пояснить, что в китайском языке местоимения «он» и «она» произносятся одинаково, лишь имеют разное написание. Поэтому без уточнения пола не понятно, о ком идёт речь. На письме мы видим в речи Хуа Чэна иероглиф 他 — «он», тогда как на слух можно воспринять и «он», и «она».

— Что ж, в таком случае я ей завидую!

Услышав такие слова от принца, Хуа Чэн посмотрел на него. Се Лянь оторвался от еды и мягко произнёс:

— Можно сказать, я могу понять… твою точку зрения. — Помолчав, он продолжил: — Мне тоже приходилось переживать неблагополучные времена, и тогда я часто думал о том, что если бы кто-то увидел, как я барахтаюсь в грязи, не в силах подняться, но при этом всё ещё любил бы меня, вот было бы здорово. Но я не знал, есть ли такой человек, и я бы тоже не хотел показывать кому-то такого себя. И всё же мне думается, если это кто-то достойный того, чтобы Сань Лан так настойчиво его добивался, даже увидев тебя в худшие времена, такой человек не скажет что-то вроде «хм, он ничего из себя не представляет».

Принц задумчиво произнёс:

— Для меня ты в беспредельном великолепии — это ты. И ты, упавший в грязь — тоже ты. Главное здесь «ты», а не «какой» ты.

— Я… очень… восхищаюсь Сань Ланом. Поэтому хотел бы понимать тебя целиком. Поэтому мне очень завидно, что кто-то столь давно видел тебя таким. Это редкий шанс, который можно встретить лишь случайно, но просить о нём невозможно. И осуществится ли твоё чаяние — лишь на треть воля Небес. Остальное зависит от твоей смелости!

Ещё долго они оба молчали, тишину нарушал лишь треск костра. Затем Се Лянь тихо кашлянул, потёр точку между бровей и произнёс:

— Наверное, я наговорил лишнего, прошу прощения.

— Вовсе нет. Ты отлично сказал. Очень верно.

Се Лянь с облегчением вздохнул и поскорее вновь взялся за еду.

Хуа Чэн добавил:

— Но дело не только в этом. Существует множество других причин.

Самому принцу казалось, что он всё-таки сказал много лишнего, поэтому он хотел быстрее закрыть эту тему. К тому же, Се Лянь не понимал, почему вообще ему понадобилось так много говорить. Неужели ради того, чтобы подбодрить Хуа Чэна быть посмелее в его попытках добиться любимого всем сердцем человека? Но ведь он не божество, отвечающее за брачные узы. Так что принц лишь хмыкнул в ответ.

После этого диалога атмосфера между ними сделалась немного деликатной. Наскоро расправившись с едой, они продолжили трудиться. Очень скоро гроб был готов.

Хуа Чэн спустил новенький гроб на воду, затем ловко запрыгнул и уселся внутри. И в самом деле, это сработало — длинный и тяжёлый кусок дерева не потонул, качаясь на волнах. Однако плавательное средство вышло не таким уж широким, и когда Се Лянь, подобрав полы монашеского одеяния, ступил на борт, то заметил, что ему некуда сесть. Внезапно над ними послышались глухие раскаты грома, набежали клубящиеся тучи, в которых замелькали лиловые молнии, разорвавшиеся оглушительным треском, и с неба закапал мелкий дождик. Капли падали всё плотнее, на глазах превращаясь в настоящий ливень.

К счастью, сработали они на славу — даже крышку гробу приделали, иначе, если сейчас плыть по морю, скоро их «лодка» наполнится дождевой водой и с бульканьем пойдёт ко дну.

Они переглянулись, и Се Лянь тихо произнёс:

— Прошу меня извинить.

Хуа Чэн без лишних слов улёгся в гроб, Се Лянь лёг вместе с ним и накрыл обоих крышкой. Будто кто-то задул лампу, они погрузились в кромешную темноту.

Лодка-гроб отправилась в плаванье. Некоторое время они качались на волнах, снаружи ливень колотил по крышке, а внутри двое, ни слова не говоря, теснились в узком пространстве, вынужденно прижатые друг к другу. Волны ударяли в гроб, мотая его из стороны в сторону. Се Лянь упирался рукой в дно гроба, чтобы хоть немного освободить пространство между ними, но в таком положении его голова легонько билась о дерево. Это произошло несколько раз, после чего Хуа Чэн вытянул руку, положил ладонь ему на спину и прижал принца к своей груди, а другой ладонью накрыл его голову, защищая от ударов. Не осмеливаясь даже дышать слишком часто, Се Лянь произнёс:

— Сань Лан… может быть, поменяемся?

— Поменяемся? О чём ты?

— …Ты будешь сверху, а я снизу.

— Не всё ли равно — сверху или снизу?

Се Лянь боялся придавить его, поэтому сказал:

— Нам придётся плыть так по крайней мере сутки, тебе в этом теле не больше восемнадцати, а я ведь, что ни говори, Бог Войны, очень тяжёлый… — он вдруг осёкся и сразу добавил: — Сань Лан, ты… не надо так внезапно взрослеть!

И хотя в темноте принц ничего не видел, но почувствовал, что с Хуа Чэном, к которому он оказался прижат, случились изменения. Совсем небольшие, но и того хватило, чтобы отчётливо их ощутить и догадаться, что Хуа Чэн, должно быть, принял свой истинный облик. И в самом деле, послышался довольно низкий смех — этот тембр голоса принадлежал истинному воплощению Хуа Чэна. Се Ляню ничего не оставалось, как лежать у него на груди, однако странная неловкость всё же немного спала. Он легонько поднял ногу, чтобы чуть передвинуться, сменить положение, однако Хуа Чэн вдруг произнёс:

— Не двигайся, — его тон звучал серьёзно, без тени прежней смешинки.

Се Лянь замер, и в тот же миг раздался грохот, а их лодка-гроб внезапно резко просела в воду.

— В чём дело?! — растерянно воскликнул Се Лянь.

Следом послышался ещё удар, и их вдруг перевернуло вместе с гробом, который сделал полный оборот. К счастью, вода внутрь не попала, но если такое повторится, ничего гарантировать нельзя. Хуа Чэн, прижав принца покрепче, сказал:

— Какой-то твари приглянулась наша лодка.

 

Заметка от автора:

Пять-шесть выдохов, а это значит, что они поцеловались как минимум пять-шесть раз!

Хуа-Хуа часто принимает человеческий облик, следовательно, у него часто появляется два глаза, поэтому перестаньте всё время считать, сколько у него глаз.



Комментарии: 47

  • Опять принц поломался и ползает по берегу на карачках🤣

    Как хорошо, что ни одному из ХуаЛяней не пришло в голову сколотить гробик пошире, ну как бы... они же там вдвоём изначально намеревались плыть, да?)))))

  • Что сказать.... Я в шоке.... Шикарное свидание хочу вам сказать и 5-6 поцелуев тоже прекрасно... ГОСПОДИ КАК ЖЕ Я ОПУ В ГЛУБИНЕ ДУШИ, ОООООООО МОЙБООООГ!!!!!

    Такой милый разговор у них🥺❤️ НО СЕ ЛЯНЬ НЕ ПОНИМАЕТ ИСТИНУ 😭

    Спасибо за труд 🌸💖💖

  • Вот вопрос, если у Се Ляня путь девственника, как они потом будут решать эту проблему???)))

  • "Для меня ты в беспредельном великолепии — это ты. И ты, упавший в грязь — тоже ты. Главное здесь «ты», а не «какой» ты." Ну разве это не признание ?

  • Одну меня смущает, что главный герой мертвец?

  • ...обнаружил Хуа Чэна возле разведённого костра. Тот сидел, подпирая щёку одной рукой, а в другой держа ветку с насаженным на неё диким зайцем, который пёкся на огне.

    Муженёк уровень: Хуа-Хуа. Упакуйте одного, пожалуйста

  • Поэтому Се Лянь, по-прежнему не открывая глаз, на предельной скорости зачитывая про себя Дао Дэ Цзин...

    Ботаник блин😂

  • Как я решаю свои проблемы🗿:
    Умереть! Скорее умереть! А не умереть, так выкопать яму, лечь и притвориться мёртвым!

  • топ-10 оригинальных свиданий: сколотите вместе гроб и покатайтесь в нем по морю, плотно прижавшись друг к другу.

    как Хуа-Хуа себя еще сдерживает)))) тоже читает мантру?)))

  • когда се лянь сказал "не надо так быстро взрослеть" я подумала ваще не о том ==

  • (╮°-°)╮┳━━┳ ( ╯°□°)╯ ┻━━┻
    Нет слов, одни эмоции... Да завали ты уже этого тормоза! Он еще 800 лет будет тупить!

  • ПьяныйСиЧень НИКАК
    ЭТА ГЛАВА СЛИШКОМ ПРЕКРАСНА💖💖💖💖😍😍😍

  • Эта глава как лучик света среди последних глав...
    СПАСИБО ЗА ПЕРЕВОД 💞

  • EunJiwon:
    „МНЕ ОРАТЬ ИЛИ ОРАТЬ?”
    Определённо, орать. И я присоединюсь к вам, будьте уверены!!

  • Кхм...кхм...

    МНЕ ОРАТЬ ИЛИ ОРАААААТЬ?! ЧТО ЗА БОМБАНИЧЕСКАЯ ГЛАВАААА?! ψ(`∇´)ψ

    Переводчики... для вас надо отдельно зажечь 3 тысячи фонарей! СПАСИБО!

  • КАК ПЕРЕСТАТЬ ПЕРЕЧИТЫВАТЬ ЭТУ ЗАМЕЧАТЕЛЬНУЮ ГЛАВУШКУ??

  • Спасибо за перевод!)

  • Сперва меня вынесло с поцелуя.
    Потом меня вынесло с их разговора о любви Хуа Чена, сижу и думаю, ОСОЗНАЙ!
    Потом просто напрочь вынесло с:
    — Сань Лан… может быть, поменяемся?
    — Поменяемся? О чём ты?
    — …Ты будешь сверху, а я снизу.
    — Не всё ли равно — сверху или снизу?

    Я понимаю конечно...о чем речь.. но от неожиданности вода, которую я пила в этот момент, осталась растекаться по столу xD

  • « Впредь больше не поступай так с кем-то другим без разбора, иначе может статься…»
    Что это человек умрет от моей руки.
    Чувствую легкий запах уксуса 😇

  • Боже мой! Я просто не могла перестать вопить на этой главе! Все это так мило, няшно, щемяще, сладко и горько! И стеклишка и сахарной ваты отсыпали нам в достатке.
    Кстати, мне кажется, или у Мосян в отношении гробов какая-то особая любовь. Во всех трех новеллах гробы, и в двух из них еще и интересное положение гг в этих гробах xDDDD

  • Блиииин и как теперь работать!!! Спасибо огромное за труды!

  • Я просто был готов биться головой об стену на самых неловких моментах 😆😂 переживаю все это вместе с гг

  • Спасибо!!! Это замечательные главы ~
    С наступающим!

  • Господи, когда знаешь всю историю новеллы, монолог Се Ляня сердце просто в крошево превращает. Как Хуа Чен вообще жив то после его слов остался? Мо Сян непревзойдённый поставщик лучшего стекла. И это только 120 глава...
    Дорогие переводчики, пасибо за ваш труд! Сил Вам )

  • Ммм, сцены с ограниченным пространством /вспоминает гроб из системы/

  • Божеее, теперь 119 и 120 главы мои самые любимые! 😂💖
    Очень интересная глава, просто безумно. Охохох, а эти чмоки~♡
    Знал бы Се Лянь, что та самая "девушка", которую добивается Хуа-Хуа - это он сам, точно бы умер от смущения 😏
    Кстати 🌚

    "— Сань Лан… может быть, поменяемся?

    — Поменяемся? О чём ты?

    — …Ты будешь сверху, а я снизу."

    Моя фантазия вышла покурить 😂👌

    Спасибо вам за прекраснейший перевод 💜😍💜😍💜
    Буду с нетерпением ждать следующего понедельника))
    С наступающим всех! 💖💖💖

  • Такая милота внезапная всю главу).
    Спасибо за перпевод!

  • “Подать ему воздух в лёгкие?” вот как теперь это называется xDD
    Ох, такая потрясающая глава, мне кажется, что я сама сейчас здесь потону от этой милоты, ребят.

    Большое спасибо за перевод! ❤️

  • Счастье распирает меня изнутри! Мне нечего сказать - одни эмоции!
    Спасибо за перевод и редакт:)

  • Эмин, наверное, был счастлив, что смог пригодиться )) До следующего понедельника осталось 6 дней... )

  • Всё равно ли — сверху или снизу?:) Вот в чём вопрос:) Казалось бы, что и всё равно, но Хуа Чэн ведь непревзойденный, а Се Лянь таки божество:))) В общем, когнитивный диссонанс у меня 😂!
    Спасибо!

  • Ну вот и зачем нужны реальные отношения, когда здесь такая милота??? :"з Вот и что вы со мной делаете? (Продолжайте, прошу) Я ж так теперь только это и буду читать.



    Переводчикам огромное спасибо!

  • Спасибо за новую главу!

  • Помогитеспаситекакдожитьдопонедельника?! Аааааа,это слишком шикарно! Слишком! Огромное спасибо за перевод!ヾ(^-^)ノ

  • Аааа, ну почему только 2 главы?
    С нетерпением жду продолжения 😍

  • Лежать вместе в одном гробу - это так романтично!
    Спасибо!

  • ГОСПОДИ БОЖЕ,СЕ ЛЯНЬЧЕК ТАКОЙ НАИВНЕНЬКИЙ💓💓💓💓💓💓💓💓💓
    Выше всяких похвал,перевод отменный спасибище огромное наши боги литературы💓💓💓💓💓💓💓💓

  • БОЖЕ! Столько всего в одной главе! Вы, должно быть, хотите нас окончательно добить?!
    Целую руки Мо Сян и прекрасных переводчиков. Низкий поклон

  • мне кажется, Черновод с Хуа Ченом в сговоре🤣

  • О, да! Я люблю это полностью. Человек, который стесняется признаться в чувствах другому человеку, и говорит ему о том как стесняется признаться в чувствах, но при этом это выглядит так будто он говорит не о ком-то другом. Моё любимое!
    Как обычно, спасибо редактору и переводчик за труды! С нетерпением жду следующего понедельника!

  • Оммм...)))) Нашла арт с гробом) Точнее даже два) Перечитала еще раз)
    Эхъ... прям вижу как они там размещались))) Дикий кайф от описания...)
    Спасибо огромное за столь прекрасный литературный перевод!!!

  • Спасибо огромное за перевод!!! :''3333

  • Боже, ну что они за прелести! Хуа Чэна жаль немного, это ж надо, чтобы совсем не помнить такого преданного последователя, Се Лянь. Спасибо за ваш труд, такой прекрасный перевод, глаза никак не нарадуются❤

  • Моя мечта - впасть в кому и очнуться, когда перевод будет закончен полностью. Настолько мучительно жить от понедельника к понедельнику, и ведь даже английский вариант так далеко не зашел

  • Божечки..Всё происходящие настолько мило,что слов нет..Эта легкая романтичная и такая не ловкая атмосфера...Улыбка не сходит с лица...Ох что же будет дальше?)))

  • мастер-класс от Хуа Чена))

  • Плаваю на волнах счастья и глупо улыбаюсь....💔🤧😂
    Вообще, я видела шикарный арт, где они в гробу лежат. Тогда ещё не поняла, что это, но сейчас во время чтения вот мне кто-то завопил: "Ребят, эт ОНО!!!"
    Спасибо огромнейшее переводчикам за труд! С нетерпением ждём-с продолжения!💜💜💜💜😍

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *