Светлый1 генерал, не сожалеешь ли о сломанном мече? Часть первая.

1Мингуан в переводе — «ярко сияющий», состоит из двух частей: «светлый, яркий» и «сияние, блеск». В названии главы использована только первая половина титула.

 

Троица осталась стоять, полностью готовая к нападению, среди устилающих землю мёртвых тел и парящего в воздухе чёрного дыма.

Высокая скала неведомым ни демонам, ни божествам способом оказалась у них за спинами, и перед глазами наконец открылся путь. Кромешной тьмой впереди чернела лесная чаща, нависая пугающим сплетением ветвей, откуда то и дело раздавались крики воронов. Се Лянь, приведя все органы чувств в полную готовность, непроизвольно схватил Хуа Чэна за руку. И тут же, к своему удивлению, обнаружил неблагоприятный факт.

Хуа Чэн, вне всяких сомнений, являлся демоном, но в эту секунду он весь горел, словно подхватил жар.

Се Лянь удивлённо замер и прошептал:

— Сань Лан, ты… скоро вырастешь?

Несмотря на обжигающую температуру тела с головы до кончиков пальцев, лицо Хуа Чэна осталось невозмутимым.

— Скоро, — ответил он.

Хуа Чэн станет прежним — в сложившейся ситуации это определённо очень хорошая новость. Но момент перед тем, как он по-настоящему вернётся к своему истинному облику, наверняка будет самым опасным и самым серьёзным.

Се Лянь тут же принял решение:

— Установим магическое поле! Я буду тебя защищать.

С такими словами принц немедленно принялся за дело — приказал Жое оградить Хуа Чэна кольцом в четыре чжана, затем вонзил в землю перед кругом свой меч, Фансинь, как «замок» для запечатывания поля.

Хуа Чэн тем временем уселся в позу для медитации и сказал:

— Гэгэ, лучше оставь Фансинь для защиты.

— Нет, — ответил Се Лянь. — Поле должно быть добротным, а для этого сгодится лишь оружие, которое испробовало человеческой крови…

Не успел принц договорить, как почувствовал сзади чьё-то прикосновение. Обернувшись, он просто онемел, увидев перед собой серебристую изогнутую малютку-саблю, которая стояла вертикально, хлопая огромным серебристым глазом. Это он только что тёрся о ноги принца рукоятью, словно предлагая свою помощь.

— …

Се Лянь присел на корточки.

— Эмин, а ты почему обернулся таким?

Прославленная изогнутая сабля Эмин, изящная и тонкая, обладающая неудержимой демонической сущностью, теперь… уменьшилась по крайней мере в половину. Серебристый глаз, прежде напоминающий полумесяц, сейчас будто обернулся глазом ребёнка, круглым и большим, который то и дело моргал. Вопрос Се Ляня, кажется, немного обидел Эмина, но он всё равно старательно продолжал толкаться рукоятью ему в ладонь.

Пэй Мин присел рядом и спросил:

— Это и есть знаменитая изогнутая сабля Эмин?

Он потянулся рукой, будто хотел потрогать, но Эмин моментально ощетинился и угрожающе направил на него клинок. К счастью, Пэй Мин оказался достаточно проворным, чтобы не оказаться пораненным на месте.

Се Лянь погладил саблю и сказал:

— Всё-таки лучше я воспользуюсь Фансинем.

Фансинь остался непоколебим как гора, а Эмин, добровольно предложивший себя и получивший прямой отказ, чуть не всхлипывая, прискакал обратно к Хуа Чэну.

Хозяин даже взглядом его не удостоил, вместо этого отвесил удар и бросил:

— Чего ты плачешь? Всё потому, что ты бесполезен. Мусор!

Эмин отлетел на землю, подобно никому не нужной рухляди, будто один удар лишил его жизни. Се Лянь, не зная, плакать или смеяться, торопливо поднял саблю, устроил на руках и погладил.

— Нет, нет. Не слушай его, ты не мусор, ты очень полезный!

Пэй Мин не мог больше наблюдать за развернувшейся внутри магического круга картиной. Он вышел за его пределы и снова медленно обнажил меч.

— Вообще-то первоначально ситуация не требовала подобных мер. Но я и не предполагал, что мы так скоро встретим столь сильного противника. Удача поистине благоволит Вашему Высочеству.

Цель их похода на гору Тунлу — первым делом избавиться от нечеловеческих созданий с самыми высокими шансами на становление непревзойдённым, то есть, они как раз искали сильного противника. Се Лянь и сам не мог понять, назвать это удачей или же неудачей.

Хуа Чэн же заметил:

— Генерал Пэй, почему вы заведомо решили, что дело в удаче Его Высочества? А вам не приходило в голову, что Демон острого лезвия явился по вашу душу?

Пэй Мин расхохотался:

— Будь это демоница, я бы поверил в такое предположение.

Но смеяться долго не вышло — лицо Пэй Мина неожиданно переменилось, и он быстро отскочил в сторону. А когда вновь поднял голову, по его щеке медленно стекала струйка крови.

На лице Пэй Мина появился свежий порез!

Не в силах в это поверить, он дотронулся до щеки, и ладонь тут же окрасилась кровью. Рана была не какой-нибудь мелкой царапиной.

Оба — и принц, и генерал, только что пребывали в полной готовности к нападению, но Се Лянь остался цел и невредим, не почувствовал и малой толики угрозы к себе, поэтому искренне согласился:

— Выглядит так… словно он действительно явился по вашу душу, Генерал Пэй.

Пэй Мин вознамерился ответить, но тут вновь налетел свист острого лезвия, разрезающего воздух. На этот раз генерал был готов и отразил атаку своим мечом, который и впрямь столкнулся с чем-то невидимым. В тот же миг перед ним проявилась фигура, разрубленная ударом пополам, которая повалилась наземь. Верхняя половина тела лежала на земле, озлобленным взглядом взирая на Пэй Мина. Отнимающий жизни демон острого лезвия!

Пэй Мин подошёл, поставил ногу тому на грудь, а остриё меча приставил к горлу.

— Что ты за тварь такая?

Ранее демон заявил, что он — оборотень, получившийся из сабли палача. Будь это правдой, он бы вернулся в первоначальную форму, ещё когда Пэй Мин разрубил его в первый раз, и на этом конец представлению. Какая сабля способна продолжать бесчинствовать, когда её сломают пополам?

Неожиданно Демон острого лезвия округлил глаза, холодно усмехнулся и голыми руками сломал меч Пэй Мина!

Раздался звон металла, и глаза Пэй Мина сделались такими же огромными.

И не только у него, Се Ляня настигла почти такая же реакция.

Ведь Пэй Мин — официально вознесшийся Бог Войны, и несмотря на нахождение в пределах горы Тунлу, когда магические силы подавлялись до самого низкого уровня, его магический артефакт не должен был столь легко прийти в негодность!

Демон острого лезвия рассмеялся:

— И как тебе только не совестно носить при себе столь никчёмное оружие!

Меч оказался сломан, и Пэй Мин тут же перешёл в рукопашную. Но и Демон острого лезвия оказался не промах — оттолкнулся левой рукой от земли, чтобы подняться в воздух, сложил пальцы правой вместе и нанёс удар. Там, где по воздуху летела его ладонь, отчётливо виднелся холодный блеск металла и слышался свист. Стало ясно, что его истинное воплощение — действительно какое-то острое оружие!

Се Лянь уже хотел поспешить на выручку из круга, когда Хуа Чэн задержал его и серьёзно сказал:

— Гэгэ, смотри внимательно.

Пэй Мин тоже выкрикнул:

— Не вмешивайтесь!

Если уж величественный северный Бог Войны не сможет одолеть оборотня клинка на самом внешнем уровне горы Тунлу, как ему жить с этим дальше?

Но даже несмотря на отсутствие нижней половины тела, Демон острого лезвия оказался невероятно проворным. Куда бы Пэй Мин ни направил удар, противник будто предугадывал каждое его действие, что создавало генералу серьёзные помехи. Спустя несколько сотен выпадов Пэй Мин украсился несколькими десятками ран.

Се Лянь, не в силах больше на это смотреть, воскликнул:

— Генерал Пэй, вернитесь в круг!

Пэй Мин тем временем становился всё мрачнее. Он не желал отступать, но и Се Лянь не мог опрометчиво броситься на помощь, чтобы вдвоём одолеть одного. Для некоторых Богов Войны принять помощь во время боя один на один — настоящий позор.

Се Ляню пришлось обходиться словами:

— Генерал Пэй, отступите! Вы не замечаете странности? Он знает вашу технику сражения как свои пять пальцев!

Разумеется, Пэй Мин и сам это понял, просто не сразу поверил. Но раз уж от наблюдателя со стороны это не укрылось, поверить всё-таки пришлось. Се Лянь вынул Фансинь из земли, временно открывая проход в круг, и Пэй Мин одним прыжком оказался рядом с принцем. Выглядел он при этом чернее тучи.

Се Лянь вернул меч на место и спросил:

— Генерал Пэй, вы не подберёте сломанное магическое оружие?

Пэй Мин стёр кровь со лба и мрачно ответил:

— Это не мой магический артефакт. Просто выбрал первый попавшийся меч, который лёг по руке.

Се Лянь сразу вздохнул с облегчением. Конечно, первый попавшийся в руки Пэй Мина меч не мог не быть прославленным драгоценным оружием, но всё же не шёл в сравнение с настоящим личным артефактом.

— Почему же вы не взяли в поход собственное оружие?

— У меня его нет.

Се Ляню стало ещё любопытнее.

— Почему?

Обыкновенно Боги Войны выбирали самое привычное оружие, чтобы создать из него магический артефакт, так они могли сражаться с удвоенной силой, как если бы тигру приделали крылья.

Но Пэй Мин не успел ответить, когда Демон острого лезвия вдруг холодно фыркнул и сказал:

— Ну конечно же, потому, что его лучшего меча давно не стало!

Лицо Пэй Мина окаменело.

— Ты… кто ты такой?

Се Лянь:

— Разве ранее вы не спрашивали, что он за тварь?

Демон острого лезвия с усмешкой ответил:

— Кто я такой? Ха! Пэй Мин, мог ли ты представить, что всё сложится именно так, когда сломал меня одним ударом ладони?

Се Лянь чуть округлил глаза.

— Генерал Пэй, вы с ним знакомы?

Пэй Мин надолго погрузился в размышления, покуда его лицо становилось всё суровее. Затем он всё же предположил:

— Ты… Мингуан?

Услышав имя, Демон острого лезвия перестал усмехаться. Теперь он выглядел полной противоположностью тому мелкому демону, который ничем не выделялся из толпы.

Се Лянь переспросил:

— Его имя — «Мингуан»? Генерал Пэй, но разве это не вы — Генерал Мингуан?

В мгновение ока в голове принца пронеслось бесчисленное множество невообразимых сюжетов, как кто-то выдал себя за другого, произошла подмена и так далее. Впрочем, поскольку в чертогах Верхних Небес уже имелся прецедент, подобное уже не считалось бы невообразимым. Принц невольно задумался: «Неужели ещё один «Повелитель Земли И»?»

Пэй Мин, кажется, догадался, о чём подумал принц, и, зажимая рукой рану, прервал эти размышления:

— Ваше Высочество, о чём вы думаете? Я же сказал, что я — Генерал Пэй, самый настоящий! Никакого обмана!

— Но почему вы назвали его — Мингуан?

— Потому что это его имя. Которое я ему дал. Он — мой меч!

Се Лянь ахнул и поразился:

— Неужели… «Генерал ломает меч»?

— Верно. «Мингуан» — это меч, который я носил при себе до вознесения. Многие сотни лет назад я своими руками сломал его!

Это всё объясняет!

Не удивительно, что Демон острого лезвия как свои пять пальцев знает технику Пэй Мина, будто предвидит каждый следующий шаг. Этот меч прошёл вместе с Пэй Мином через множество сражений, одержал бесчисленные победы, разумеется, он насквозь видит все приёмы и уловки генерала. И теперь ясно, почему, разрубленный пополам, он по-прежнему способен свободно двигаться, а рана в живот не причинила ему никакого вреда — всё потому, что он давным-давно был разломлен на две части!

Се Лянь спросил Пэй Мина:

— Значит, ту рану в живот он сам себе нанёс? И то божественное сияние?..

— Моё. Сломав меч, я незамедлительно вознёсся. Думаю, тогда на нём и остался нестираемый след.

Тем временем Демон острого лезвия… Нет, Мингуан начал наносить удары по Фансиню, пользуясь ребром ладони словно клинком. При этом лицо его сделалось столь озлобленным, будто он рубил самого Пэй Мина.

Се Лянь не удержался от вопроса:

— Послушайте… Генерал Пэй, почему ваш меч затаил на вас такую большую обиду? Что вы с ним сделали? И в чём же всё-таки заключается сюжет картины «Генерал ломает меч»?

Пэй Мин охлопывал себя в поисках бутылька со снадобьем, отвечая:

— Никому не нужные дела столетней давности. К чему теперь вспоминать о них? Лучше придумайте способ от него отбиться!

Магический круг охранялся Жое. Но стоит сломать Фансинь, и большая часть мощи поля сойдёт на нет, оно станет подобно двери со взломанным замком. Се Лянь поглядел за спину и немного успокоился — Хуа Чэн погрузился в спокойную медитацию и закрыл глаза, видимо, уже не ощущал ничего происходящего вокруг.

Но голос Пэй Мина вернул принца в реальность:

— Ваше Высочество, ваш меч способен выдержать атаки?

Се Лянь повернулся обратно и ответил:

— Не знаю. Всё-таки Фансинь уже очень стар.

Пэй Мин:

— Не страшно. Мингуан тоже не молод.

Се Лянь вздохнул с облегчением.

— Что ж, если так, думаю, он сможет продержаться какое-то время, если на помощь Мингуану не придёт ещё кто-нибудь…

Неожиданно, не успел принц договорить, как со стороны леса раздались громыхающие шаги. Вскоре перед ними возник рослый мужчина свирепого вида и со смуглой кожей, одетый в изношенный доспех.

Он бросил взгляд на Се Ляня и Пэй Мина с высоты своего необычайного роста, и оба тут же ощутили каплю холодного пота, сбежавшую по виску.

Увидев, как ещё один человек голыми руками неистово рубит по мечу, торчащему из земли, верзила слегка удивился и подошёл ближе. Се Лянь и Пэй Мин, не сговариваясь, прикрыли руками лица и отвернулись. Мингуан же, увидев огромного мертвеца, который выглядел довольно сильным, закричал ему:

— Эй, здоровяк, помоги-ка! Сломаем этот меч, разрушим магическое поле, и я отдам тебе половину жертв на растерзание!

Но видимо, верзила при жизни не был жителем центральной равнины, а после смерти не стал даже демоном центральной равнины — он не знал местного языка и не понял, что ему сказали, только закричал в ответ. С обеих сторон посыпались крики, но ни один так и не понял, что хотел сказать другой, только синие вены на висках обоих вздувались сильнее.

Пэй Мин, изо всех сил стараясь придать своей позе, с которой прикрывал лицо, естественное и свободное положение, шёпотом спросил:

— Ваше Высочество, что за чертовщину несёт этот варвар?

Се Лянь также шёпотом ответил:

— Он решил, что ваш меч его задирает, разозлился и велел тому немедля пасть на колени и просить пощады, иначе убьёт его.

— Прекрасно. Надеюсь, они подерутся как можно скорее.

Неожиданно здоровяк, видимо, услышав шёпот, повернулся и пристально уставился на них, нахмурив брови. Се Лянь и Пэй Мин, уже совершенно не притворяясь, закрыли лица ещё плотнее. Однако верзила всё равно их узнал и топнул ногой так, что земля вокруг задрожала, а после взревел:

— Это вы! Заклинатель, собирающий мусор! Командир Пэй Су!

Поняв, что их узнали, оба опустили руки. Се Лянь поразмыслил немного и мягко обратился к нему на языке Баньюэ:

— Генерал Кэ Мо, прошу, успокойтесь.

Конечно, странным верзилой оказался не кто иной как Генерал Кэ Мо, который сбежал из места своего заточения во время всеобщего волнения демонов, вызванного открытием горы Тунлу. Он был пленён Се Лянем, а позднее на допросах встречал Пэй Мина, стоящего рядом с Пэй Су. При виде недругов глаза его загорелись гневом, Кэ Мо без лишних слов занёс ногу и ударил по Фансиню, отчего меч сразу отклонился на целый цунь!

Мингуан хлопнул в ладоши и восхитился:

— Героическая отвага! — затем продолжил обрушивать удары с другой стороны.

Видя, что Фансинь дрожит всё сильнее под двусторонней атакой, Се Лянь подошёл к Хуа Чэну и дотронулся до его лба, но тут же отдёрнул руку, будто обжегшись.

— Что же нам делать?!



Комментарии: 13

  • Да за что так с Эмином! Мне его жалко... Интересно, почему Хуа Чэн так с ним обращается 🤧
    Спасибо за перевод! ❤️

  • Я не понимаю. Почему этих пойманных демонов не убить и со свету сжечь, чтобы от них ничего не осталось. Просто избавиться разве нельзя?-_-

  • пхпхпх если из-за того что сломал меч, он становится демоном и ищет мести, то тогда как должен поступить Бичень?! 😓

    Боюсь кому-то хана...

  • Такое чувство, что для вознесения каждый небожитель должно хорошенько так согрешить, лол :")
    Но надеюсь Пэй Мин все таки не окажется жестоким убийцей, как это случилось с Линвэнь...я все еще в шоке от того, как она поступила с Божком парчовых одежд((
    Даже Ши Уду я могу оправдать и не могу винить.
    А Пэй Мин такой милашка, внимателен к друзьям и даже ведь Хуа Чэн заметил, что тот пример сторону справедливости. Поэтому не хочу даже думать, что он тоже сделал что-то ужасное....

  • Э, Хуа Чэн, не обижай Эмин!

  • Се Лянь, блин, на каркал! Бедный Фансинь...
    Спасибо за главушку💙💙💙

  • Спасибо за перевод!)

  • Походу, каждый приличный Небожитель обязан так или иначе создать собственного демона.

  • Большое спасибо за новую главу!

  • Да, думаю слова о бесполезности Эмина неправлены на самого себя в прошлом и настоящем... Надеюсь, Фансинь не сломается

  • Спасибо огромное за перевод)))
    Кажется, я уже сравнивала как-то Фансинь, Эмин и Жое с котиками)))
    А Хуа Чен... ну это все мои домыслы, но взгрустнулось - слова обращенные к Эмину - прям психологический портрет, того, кто некогда чувствовал себя весьма бесполезным вырисовывается

  • Э-Мин такая лапуля))

  • Ах, какие страсти))
    Боже, ну Мосян умеет завернуть сюжет, приятно видеть уже бывавших персонажей.

    Также довольно забавно слышать от Пэй Мина:" Удача поистине благоволит Вашему Высочеству." :D
    Бедный Се Лянь, по-моему удача наоборот повёрнута к нему задом)))

    Спасибо за перевод 💘

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *