Добежав, спотыкаясь, до главной улицы столицы бессмертных, Се Лянь всё не отнимал ладони от нижней части лица. Торопящиеся по своим делам младшие небожители не решались задавать ему вопросы, но всё же странных взглядов в свою сторону принцу избежать не удалось, поэтому он поскорее убрал руку, выпрямился, очень наигранно потёр губы и промямлил:

— Что-то рот разболелся, не понимаю, в чём дело, хе-хе…

В ответ принца ожидали ещё более странные взгляды.

Что нужно делать, чтобы разболелся рот?!

Но Се Ляню действительно было немного больно —подпрыгнув, чтобы поцеловать Хуа Чэна, он чуточку перестарался. Наверное, Хуа Чэну тоже досталось. Но когда принц прижался к демону, он явственно ощутил, что тот улыбался. Не решаясь больше думать об этом, Се Лянь опустил голову и направился дальше, да и другие небесные чиновники, не собираясь тратить время, поспешили по своим делам.

То ли из-за шума, который наделало открытие горы Тунлу, то ли по иной причине, в столице бессмертных царило беспокойство. И во дворце Шэньу уже собралось множество небесных чиновников.

Озлобленные духи с горы Тунлу разлетелись по всем сторонам света, но подавляющее большинство всё-таки скопилось в самом населённом городе – императорской столице. Се Лянь и Хуа Чэн взяли на себя самую тяжёлую задачу и потому промучились так долго, тогда как Пэй Мин, Фэн Синь и остальные уже давным-давно справились со своей парой сотен тварей и вернулись на Небеса, успев даже привести себя в порядок. А принц, едва переступив порог дворца Шэньу, столкнулся с тем, кого не встречал уже много месяцев, – Лан Цяньцю.

Отчего-то мрачный Лан Цяньцю, увидев принца, тоже застыл, а потом и вовсе отвернулся.

Все присутствующие стояли, молча опустив головы, Цзюнь У сидел на своём месте. Увидев Се Ляня, он чуть приподнялся, чтобы заговорить, но тут Лан Цяньцю вышел к трону со словами:

— Владыка, я слышал, вам удалось изловить Лазурного демона, Ци Жуна.

Цзюнь У обратил к нему свой взгляд:

— Это так. Но поимка Лазурного демона Ци Жуна, демоницы Сюань Цзи и других – вовсе не моя личная заслуга. Их выдал нам Инь Юй, служитель Призрачного города.

Только теперь Се Лянь заметил среди небожителей Инь Юя. Ничего не поделаешь – тот был слишком неприметным! Кстати сказать, Инь Юй впервые оказался во дворце Шэньу. Ведь только небесным чиновникам высшего ранга Цзюнь У позволял ступить на порог своего дворца, и даже будучи служащим Верхних Небес, Инь Юй всё ещё оставался на низшей ступени карьерной лестницы и не имел права сюда входить. Теперь же по собственному желанию «опустившийся» до Призрачного города Инь Юй наконец ступил в священные чертоги. Поистине – сказать тут нечего.

Тем временем Лан Цяньцю заявил прямо:

— Ци Жун – тот, кто уничтожил мой род. Прошу передать эту тварь мне для свершения мести.

Бросив взгляд на Се Ляня и мгновение подумав, Цзюнь У ответствовал:

— Я вполне могу передать его тебе. Но… сначала изволь ответить на мой вопрос. Что ты станешь делать, когда разделаешься с Лазурным демоном? Что потом?

Когда-то Лан Цяньцю сгоряча заявил, что, разобравшись с Ци Жуном, отправится свести счёты с Се Лянем, и Владыке это было известно. Лан Цяньцю резким тоном ответил:

— Это уже не касается Владыки. Вы ведь не станете покрывать Ци Жуна и запрещать мне свершить месть лишь потому, что я не отвечу на ваш вопрос?

Раньше Лан Цяньцю почти не выступал с речами во дворце Шэньу, а если что и говорил, то звучало это глупо и по-детски. Теперь же, стоило ему открыть рот, и в словах, и на лице отразился внезапно переменившийся характер. Видя, что дело принимает дурной оборот, вмешался Пэй Мин:

— Ваше Высочество Тайхуа сегодня немного вспыльчивы. Разумеется, Владыка не станет покрывать…

Но покуда Пэй Мин пытался сгладить углы, снаружи дворца послышался шум, и внутрь ворвался небесный чиновник:

— Владыка, я не могу больше ждать!

Этим чиновником оказался Му Цин. Весь в чёрном, с потемневшим лицом, преследуемый несколькими Богами Войны. Те первоначально должны были конвоировать Му Цина во дворец, но разве им удалось бы его удержать? Так что они следом вбежали за Му Цином и виновато объяснили:

— Владыка, мы как раз сопровождали Генерала Сюаньчжэня…

Цзюнь У вздохнул, прикрыл лоб ладонью и взмахнул рукой:

— Я понял, можете идти. – Затем поднял взгляд на Му Цина. – И что же?

Му Цин решил ковать железо, пока горячо:

— Я не могу больше нести этот груз незаслуженного обвинения, свалившийся на мою голову. Вы ведь уже поймали ту женщину на горе Тунлу? Я требую очной ставки!

Лан Цяньцю тоже не унимался:

— Владыка, прошу вас выдать мне Лазурного демона Ци Жуна!

Стоило обоим заговорить одновременно, и в зале сделалось ужасно шумно. Цзюнь У выглядел так, будто у него разболелась голова.

— Тишина! – потребовал он. – Вы не могли бы подождать, пока я решу вопрос с горой Тунлу?

Му Цин заявил:

— Чтобы изловить тварей, которые вырвались на свободу с горы Тунлу, вам нужны помощники. Какой толк в том, чтобы держать меня взаперти? Лучше как можно скорее освободите меня от обвинения, чтобы я мог послужить Небесам. Вам нужно лишь привести её сюда и организовать нам очную ставку, тогда всё сразу станет ясно!

Звучало довольно разумно, да и если не исполнить просьбу Му Цина, он наверняка не отстанет… Цзюнь У пришлось приказать служащим:

— Приведите демоницу Цзянь Лань.

Вскоре Цзянь Лань действительно доставили во дворец Шэньу. Она прижимала к груди свёрток, напоминающий детскую пелёнку, от которой волнами расходилась пугающая чёрная Ци. Из свёртка выглянуло нечто, напоминающее не то мертвенно-бледную руку, не то кость, и попыталось махнуть в воздухе острыми когтями, но Цзянь Лань проворно подоткнула уголок пелёнки и спрятала своё дитя от чужих глаз. Наверное, из уважения к Фэн Синю, служащие, которые её привели, не стали заламывать женщине руки. Горло Фэн Синя едва заметно шевельнулось, их взгляды с Цзянь Лань встретились на миг, но потом женщина первой отвела глаза. А Фэн Синь посмотрел на «свёрток» в её руках и сделался ещё задумчивее.

Му Цин же к тому моменту потерял всяческое терпение. Он шагнул вперёд со словами:

— Не знаю, почему твой ребёнок решил оклеветать меня, но ему прекрасно известно, что не я его губитель. Он наверняка слушается чьих-то указаний.

Подобное поведение немного выходило за рамки приличия, однако Се Лянь мог понять Му Цина – тот всегда очень дорожил репутацией, и ушат грязи, который так долго висел над его головой, уже повлиял на уважение к посту, который он занимал на Верхних Небесах. Разумеется, Му Цина обуревал гнев.

— И как ты считаешь, — заговорил Цзюнь У, — чьих именно указаний слушается дух?

Му Цин молча перевёл взгляд в сторону, и всем стало ясно, что он смотрит на Цзянь Лань.

На лбу Фэн Синя мгновенно вздулись вены:

— Что ты хочешь сказать? Считаешь, она специально велела своему сыну тебя оклеветать?

Му Цин отвёл взгляд:

— Я этого не говорил.

— А чего тогда уставился на неё? У неё не было на тебя никакой обиды, к чему ей так поступать?

— У неё не было, а вот у тебя, возможно, была, — посмотрел на него Му Цин.

— Что ты теперь имеешь в виду? Выкладывай всё разом.

Му Цин глянул на Се Ляня.

— Ты ведь познакомился с госпожой Цзянь Лань после первого низвержения Его Высочества?

Остальные небожители, следом за Му Цином, также посмотрели на принца.

Се Лянь:

— ???

Почему разговор опять зашёл о нём?

Фэн Синь, бросив взгляд на принца, тихо, но сердито прошипел:

— Какое это имеет отношение к делу?

Му Цин решил – была не была, нужно раскрывать карты, и заявил:

— Самое прямое. Из-за того, что ты остался с Его Высочеством, тебе пришлось жить в нищете. Поэтому ты возненавидел меня за то, что я вновь оказался на Средних Небесах. И после постоянно задирал меня и считал мои ошибки, пытаясь свести старые счёты. Разве она, как твоя супруга, не могла под твоим влиянием тоже меня возненавидеть? А может заодно и Его Высочество, поскольку ты в итоге всё-таки оставил её, избрав преданность службе, просто-напросто бросил…

— Поменьше бы болтал чушь! – не выдержав, заорал Фэн Синь, и отвесил Му Цину удар, на который тот сразу ответил.

Цзянь Лань было кинулась им помешать, а её дитя гнусно захихикало, подобно карканью старой безумной вороны, что звучало до крайности пугающе. Пэй Мин вместе с Инь Юем растащили дерущихся в стороны, тогда как Цюань Ичжэнь стоял в стороне и раздумывал, кто бы победил в этой драке. В общем, в главном зале поднялся шум и гам, и Се Лянь, который долго стоял, ни слова не говоря, опустил голову, вздохнул и напомнил:

— Владыка, сейчас самое главное – отыскать Безликого Бая и предотвратить новую вспышку поветрия ликов, вы так не считаете? И самым главным звеном в решении этой проблемы является человек, которого мы с вами обнаружили.

Цзюнь У, который тоже уже не мог смотреть на происходящее, взмахнул рукой и повелел:

— Уведите демоницу Цзянь Лань и её дитя. Приведите сюда советника Сяньлэ.

Му Цин выкрикнул:

— Нет! Я бы поглядел… Что???

— Привести кого??? – оторопел Фэн Синь.

Оба синхронно повернулись в сторону главного входа. Там порог дворца в сопровождении целого отряда Богов Войны переступил тот, кого они прекрасно знали – советник Сяньлэ, Мэй Няньцин!

И Фэн Синь, и Му Цин остолбенели от удивления.

— Советник? – проговорил Фэн Синь. – Это правда он?

Му Цин не сказал ничего, но на его лице отразились бесконечные сомнения. И не удивительно – по правде говоря, до сего момента и самому Се Ляню всё происходящее казалось немного нереальным. Он никак не мог связать этого человека со своим наставником, который задавал ему вопрос «о стакане воды».

Мэй Няньцин медленно направился к центру зала, едва не столкнувшись с Се Лянем.

Цзюнь У, сидя на своём высоком месте, обратился к принцу:

— Сяньлэ, кажется, внизу ты хотел что-то рассказать.

Се Лянь чуть склонил голову:

— Да.

Он поведал обо всех важных находках, обнаруженных на горе Тунлу, в древнем государстве Уюн. По мере рассказа у слушателей всё сильнее округлялись глаза, что уж говорить о реакции Фэн Синя и Му Цина. Когда принц закончил, Цзюнь У неторопливо произнёс:

— Удивительно, но мне никогда не приходилось слышать о государстве Уюн.

Остальные небесные чиновники поддержали:

— И мне не приходилось…

— Всё-таки две тысячи лет прошло.

— Наверняка кто-то намеренно скрыл все свидетельства его существования.

Мэй Няньцин же за всё время повествования не проронил ни слова.

— Советник, — обратился к нему Се Лянь. – Скажите, наследный принц Уюна – это Безликий Бай, так?

— Да, — ответил Мэй Няньцин.

Так и знал!

Пэй Мин, о чём-то размышляя, задал вопрос:

— Кто оставил те фрески на стенах храмов? И кто уничтожил последнюю?

Ему ответил Се Лянь:

— Кто их оставил, мне неизвестно, но я думаю, что уничтожал их либо сам Безликий Бай, либо его подручный. Ведь это он желал скрыть от других своё истинное лицо. — Принц повернулся к Мэй Няньцину. – И вы были подручным наследного принца Уюна.

А значит, и подручным Безликого Бая.

Мэй Няньцин молчал. У Се Ляня появилось внезапное желание спросить, неужели во время гибели государства Сяньлэ советник не знал, что за тварью был Безликий Бай? Или может, они просто с самого начала сговорились, и советник помогал демону?

Но в конце концов принц задал другой вопрос:

— Где сейчас находится Безликий Бай?

Молчание.

Се Лянь:

— Почему он стремился уничтожить Сяньлэ?

Молчание.

Се Лянь:

— Почему вы хотели меня убить?

Мэй Няньцин наконец заговорил:

— Я не хотел убить тебя, Ваше Высочество.

— Но тогда почему вы потянулись схватить меня за горло?

Мэй Няньцин спросил в ответ:

— Неужели ты умрёшь, если схватить тебя за горло? Неужели тот, кто стоял рядом с тобой, позволил бы мне это сделать?

И впрямь, не позволил бы. Но это не означает, что Мэй Няньцин не стремился убить принца, поскольку тогда его реакция была совершенно бессознательной. Наверное, бывший советник Сяньлэ уже понял, что Се Ляня ему не переубедить, и перестал оправдываться.

Помолчав, Се Лянь наконец задал вопрос, ответ на который хотел узнать более всего.

— Советник, что вы хотели пробудить во мне?

Цзюнь У говорил, что советник пытался что-то в нём пробудить. Что же именно?

Мэй Няньцин посмотрел на него с очень странным выражением лица. Руки Се Ляня в рукавах сжались в кулаки, он добавил:

— Говорите, советник.

Всё это время в душе принца не утихало скрытое беспокойство. Судьба наследного принца Уюна так сильно напоминала его собственную… Неужели между ним и Безликим Баем в самом деле есть некая связь, о которой никто не знал?

Се Лянь должен был выяснить это до конца. Потому что ни в коем случае не мог допустить этой связи. И в то же время ужасно боялся, что она действительно существует.

Глядя на принца, Мэй Няньцин помолчал, затем произнёс:

— Ваше Высочество, в данный момент я не могу ответить на этот вопрос. Но даже если отвечу, вы, вероятно, не поверите. — Сделав паузу, он добавил: — Впрочем, на другой ваш вопрос я могу дать ответ прямо сейчас. — Он отчеканил каждое слово: — Безликий Бай. Сейчас. Прямо в этом дворце. И он передо мной!

Но кто же перед ним?

Сам Се Лянь!

Принц отшатнулся на несколько шагов, словно хотел оказаться подальше от советника. Фэн Синь, который стоял к ним ближе всех, вмешался:

— Советник… раскройте глаза и взгляните внимательно, кто перед вами! Это Его Высочество! Ваш ученик!

Однако зазвучали и другие голоса. В дальнем конце зала какой-то небесный чиновник, прикрыв рот, тихо сказал:

— Неужели… неужели Его Высочество и Безликий Бай… две части одной души?!

— Что значит «две части одной души»?!

— Это значит, что душа одного человека разделилась надвое или раскололась на две половины. И у обеих половин – разные воспоминания, разные характеры и способности, возможно, даже внешне они непохожи…

— Вполне возможно…

— Я тоже слышал о подобном!

— Но если это действительно так, что же тогда делать? Выходит, Его Высочество и есть Белое бедствие???

Со всех сторон послышались такие голоса, и Се Ляня тоже охватили сомнения: Неужели он и есть Безликий Бай??? Это действительно так???

Неужели он сам… уничтожил Сяньлэ? Это он сам истязал себя столько лет? От начала до конца… всё случилось… из-за него???

В зале поднялся шум, на лицах небожителей отразились самые разные подозрения. Фэн Синь не знал, что сказать, чему верить. Тем временем Цзюнь У поднялся со своего места:

— Сяньлэ, сохраняй спокойствие!

Картинка перед глазами Се Ляня немного поплыла.

— Я… я…

Неужели он правда сам во всём виноват???

Но если это так, что ему теперь делать? Он просто не представлял!

В момент полной растерянности в душе принца вдруг раздался голос:

«Нет! Я могу утверждать, что ты — это ты, а не кто-то другой. Поверь мне!»

— …

Сань Лан. Сань Лан!

Хуа Чэн говорил, что это не принц, что это ни при каких обстоятельствах не может быть он!

От этой мысли сознание Се Ляня мгновенно прояснилось, он твёрдо встал на ноги. Тем временем Цзюнь У спустился со своего трона и приблизился к нему:

— Сяньлэ! Прошу, успокойся…

Се Лянь поднял голову, чтобы заверить, что с ним всё в порядке, но в этот миг Мэй Няньцин вдруг выбросил вперёд руку, выхватив меч у стоящего рядом Фэн Синя, и направил удар на Цзюнь У!

По залу прокатился испуганный вздох. Но Цзюнь У и Се Лянь не даром звались Богами Войны, в искусстве боя им не было равных, разве подобный удар мог застать их врасплох? Остриё меча даже не успело коснуться Владыки, когда Се Лянь, подобно молнии, двумя пальцами схватил белоснежный клинок, остановив его прямо перед своими глазами!

Фэн Синь опомнился и немедля шагнул к советнику, чтобы его связать. Совершать подобные покушения прямо во дворце Шэньу, на глазах у такого количества Богов Войны – равнозначно самоубийству.

— Советник, — сказал Фэн Синь, — ваши действия не имеют смысла!

Но тот, отчаянно сопротивляясь, проревел Се Ляню:

— Смотри!!! Скорее, смотри!!!

Инь Юй поспешил подбежать к принцу:

— Ваше Высочество! Вы в порядке? Что с вами?

— На что смотреть? Что он несёт? Что ему надо? — издалека настороженно спросил Му Цин.

Посреди всей этой неразберихи Се Лянь стоял, не шевелясь.

Причиной тому было не что иное как увиденное им в белоснежном клинке меча.

Лицо.

Спокойное и прекрасное молодое лицо.

А на нём – ещё три лица!

Три маленьких лица, которые превращали первоначально совершенный облик в жуткое и отвратительное зрелище. Они так теснились на небольшом пространстве, что даже исказили черты своего «хозяина», отчего стало казаться, что одна половина его лица печальна, а другая – улыбчива.

Это лицо должно было быть Се Ляню знакомо. Но сейчас, отразившееся в почти зеркальном клинке, оно сделалось до страшного неузнаваемым, так что Се Лянь облился холодным потом. И вдруг вспомнил, что меч, который Фэн Синь носил при себе, – это Хунцзин, зеркало, проявляющее истинную форму тёмных тварей. И никакому демону, заглянувшему в это зеркало, не спрятать свою сущность.

С такого угла обзора в Хунцзине отражалось не его, Се Ляня, лицо. А лицо того, кто стоял сейчас за его спиной. И мрачным взглядом внимательно смотрел на принца.

Зрачки Се Ляня медленно сузились, движения будто затормозились в несколько раз, он только открыл рот, но сказать ничего не успел, почувствовав, как чья-то рука с силой сжала его запястье, так что не получалось им пошевелить.

Цзюнь У, стоящий за его спиной, с улыбкой произнёс:

— Сяньлэ, на что ты смотришь?

 

Заметки от автора: Правило прежнее – не нужно писать спойлеры или намёки на спойлеры в комментариях к предыдущим главам. Разумеется, Се Лянь и Безликий Бай – это не светлая и тёмная сущности одного человека, и перерождение тут ни при чём. Это два совершенно разных персонажа, в дальнейшем всё постепенно раскроется.



Комментарии: 57

  • Все, Цзюнь У спалился. Пзпхпхпхаахпхпх.

  • Это гениально до мурашек…даже при том, что к этому все шло и все уже было очевидно…

    Хотела написать в прошлой главе одну мысль:
    Когда Се Лянь решал вопрос с водой в Сянлэ и его никто не смог вразумить и донести до него бессмысленность его потуг, Цзюнь У (ББ) узнал в нем себя и тогда словно решил научить его. Помню он довёл Се Ляня до того, что тот поверил, что сам породил силу, способную превзойти его самого. На всякое действие найдётся противодействие…и мы тоже в это поверили. А этот безумец просто решил преподать ему урок. При этом, в облике Владыки был ему роднее отца. Такой весь Гэндальф Белый, Дамблдор, блин.
    Штош…… чего же он ждал от встречи с советником?

    А Небесные Чертоги тот ещё омут с чертями. Неудивительно, что там такой бардак. Чего ещё ждать от места, которым управляет демон в шкуре божества? Это так по-человечески…

    Ангелина, жду твою реакцию на этот пи$дец в Директе >_

  • Вот так поворот!!! А я и раньше в коментах писала! Какой то уж подозрительный этот владыка...
    ЗВЕЗДЕЦ🌟

  • Все пишут теории и свои мысли по этому всему, а я просто захотела сделать мемчик...

    "Оба синхронно повернулись в сторону главного входа. Там порог дворца в сопровождении целого отряда Богов Войны переступил тот, кого они прекрасно знали – советник Сяньлэ, Мэй Няньцин!"

    Советник Се Ляню, Му Цину и Фэн Синю: Здарова, ребятки! Давно не виделись!

  • Да не верю я что это Цзинь У! Такого просто не может быть. Во первых это как-то не логично, а во вторых Безликий Бай живет дольше него.

  • вот это плот твист

  • Намеки что Владыка двуличная сволочь были по всей новелле. Хоть мне и не хотелось такого поворота. Все таки когда небесами управляет самый главный демон это такое днище что ниже некуда. Смущает только один момент разве не Владыка подарил Се Ляню Хунцзин? Потом этот мечь заложили во время первого низвержения, а потом он оказался у Фэн Синя. Зачем дарить то что может тебя изобличить? Или как все маньяки он мечтает быть пойманным?

  • ЕК МАКАРЕК

  • *2-й круг* очень ждала перевода этой главы т.к. хотела почитать ее на русском. Я когда в первый раз читала это был полный трындец - такое дикое напряжение во время этой последней сцены, где Се Лянь видит уродливое отражение в мече... Я тогда еще так нервно металась из сторон в сторону, думая, неужели Се Лянь и вправду оказался частью души Бая? Сначала накрутила сама себя, а потом нехило так офигела, когда мне сказали, что на отражение в мече - это лицо Цзюнь У.
    Ууфф, такого удивление я давно не испытывала. Все-таки Мосян очень хорошо умеет выстраивать такие напряженные сцены, что обычный текст на экране ты способен вообразить так ярко и искренне переживать за персонажей.

    P.S. мое личное уважение переводчикам - переводить такой большой объем работы очень непросто, а делать это качественно - в тройне непросто. Очень вам благодарна.

  • Riendorien, в четвертом томе был момент именно с Баем, то ли сразу после встречи с Му Цином, то ли тогда в храме, когда Бай уточнял кого Се Лянь хочет называть/считать своим учителем. С Хуа Ченом тогда в третьем томе была речь про доверие. Хотя, судя по следующей главе, я ошиблась и шипел он в сторону советника

  • Тера, такой момент был, но это был разговор с Хуа Ченом, а не Баем

  • Тера, такой момент был, только это не Безликий Бай, а Хуа Чен ощерился при упоминании Цзюнь У. На вопрос, кому больше всего доверяет Се Лянь

  • "Ад пуст. Все бесы здесь."

  • Божечки-кошечки! Вот это шок-контент!😱 Ну тут явно понятно, что Цзунь У - Безликий Бай, просто.... Чтоо??? Как? Когда? Зачем? Почему? И ещё 100500 вопросов на которые я жажду получить ответ! С нетерпением жду продолжения!

    И да, большое спасибо переводчикам за их труд! Читать новеллу с таким перевобом одно наслаждение.☺️

  • Почему-то с самого начала истории думала, что Цзынь У это и есть Безликий Бай. Вот даже не сомневалась в этом. Меня больше интересует личность советника и мотивы его поступков. Думала, он с Баем за одно, но оказывается,что это не так...

  • елки-иголки

  • Я в шоке. Это самый ошеломительный ”вот это поворот” из всех ”вот это поворотов”.🙀

  • Ёбушки воробушки

  • А мне кажется, что это все-таки не настоящий Цзюнь У. Мне вспоминается момент, когда у Се Ляна и Безликого Бая зашла речь о том, кого принц считает своими учителями и, если я не ошибаюсь, Бай тогда очень зло ощерился при упоминании Цзюнь У, типа он предатель или что-то в этом роде. А может я все-таки ошибаюсь и они тогда говорили о Советнике Сяньле. Но все же мне кажется более вероятным вариант, в котором Бай, так же как и Хэ Сюань в свое время, убил настоящего Владыку и занял его место. Или так сильно ранил, что тот долгое время не мог оправиться. Опять же меня смущает тот факт, что это Мосян, а у нее до подозрительного положительные персонажи на самом деле положительные. Хотя может она специально решила провернуть такой обманный ход в этот раз.

    В общем, мне кажется, что это не сам Цзюнь у, а лишь Бай в его обличии.

  • Спасибо я в полном шоке уже хочется вернуться в начало и перечитать, но я дождусь сначала финала. Мыслей куча и при этом полный аааа

  • Большое спасибо за работу!
    Замечательный перевод!

  • Не скажу не одной теории.
    Просто я в глубокой прострации..
    В шоке .
    Глаза по пять копеек..
    В общем я сейчас ох....ла от прочитанного. Прям.прям.

  • Мне так нравится, что непревзайденных демонов в небесных чертогах больше чем в мире демонов.
    Мне кожется фраза ХЧ, в этой главе похожа на фразу СЛ „ Это не ты. Я знаю, что не ты. Ну всё, не плачь. Я знаю, что не ты “

  • Мне очень нравится, что непревзайденных демонов в небесных чертогах больше, чем в мире демонов.

  • Мне очень нравится, что непревзайденных демонов в небесных чертогах больше, чем в мире демонов.

  • zzz, про бой Цзюнь У и Бая. Он просто мог создать пустую оболочку, которая просто стала частью представления. Просто вспомнила, что так делал Черновод😎

  • Большое спасибо за перевод!

  • Тем, кого удивляет, что Безликий Бай и Цзюнь У сражались - тут не раз упоминалось, что божества могут создавать своих двойников (к примеру, Пэй Су создавал двойника в Баньюэ). Тем более, такое могучее божество, как Цзюнь У.. Для него это вообще просто, а сражение с двойником всего лишь спектакль для Се Ляня, чтобы тот доверял ему.

  • Мэл, Безликому Баю тоскливо и одиноко, он ищет кто бы его понимал и принимал таким, как он есть. На публике он — Цзюнь У, мудрый и благородный владыка небесных чертогов, самый первый и сильный бог войны. Меч Хунцзин показал его истинное лицо, оно наполовину смеётся и наполовину плачет. Жаль его. Он скрыл свою тёмную сторону от всех, кроме Се Ляня, наверное потому что тот был таким, как он, раньше. Безликий Бай рассчитывал, что Се Лянь поймёт, как он превратился из благородного, доброго и сострадательного принца Уюна в жуткую и жестокую тварь, и надеялся, что Се Лянь встанет на его сторону.
    Принц Уюна напоминал Се Ляню его самого, до такой степени, что ему казалось, что они с ним — один и тот же человек. Он с ума сходил от этой мысли, только слова Хуа Чэна «ты — это ты, а не кто-то другой» помогли ему не потеряться окончательно. Наверно у принца Уюна в трудный момент не оказалось никого рядом, кто бы его поддержал, и он сломался и превратился в Безликого Бая.

  • ААААА.. я знала!!!

  • Спасибо большое за ваш труд!!

    А ведь Безликий Бай умеет менять внешность. И очень хорошо.
    Но меня смущает три момента.
    Первый подтверждает то, что Цзунь У и есть Безликий Бай - уничтожение лица на фресках, так как Се Лянь и другие боги без труда бы его узнали.
    Второй это, как ужу упомянул комментатор zzz, Безликий Бай и Цзунь У сражались. Возможно, это сражение ложь. Возможно, Безликому Баю просто пришлось кого-то на своё место поставить, чтобы разыграть схватку, что довольно муторно, как по мне..
    И вот тут появляется третий момент. В этой главе автор тонко так нам намекает на разделение душ на две части. Что если Цзунь У и Безликий Бай и есть те самые две части одной души.
    Но снова же, мне тогда не понятно, зачем Безликому Баю нужен Се Лянь. Если он часть души, то каким образом он может сложить свои полномочия демона на кого-то другого? Да и зачем? Вон сколько демонов живут и здравствуют в своих уютных демонических тушках.
    Однако сейчас мне кажется, что это не настоящий Цзунь У, а скорее всего Безликий Бай, который взял внешность Цзунь У. Он же так уже делал в той пещере с кучей статуй Се Ляня. И мне понятны причины существования Трех Великих Чудищ, которые должны были охранять Безликого Бая, чтобы он не навредил. Вопрос, почему не справились? Пытались вырастить того, кто сможет справится с ним?
    Ууууууу, как же это интересно-то!!!!

  • Ожидаемо, но все равно неожиданно ⊙.☉
    И вроде как всё проясняется постепенно, но вопросы лишь множатся...
    Спасибо большое! ❤️

  • Я уверена, что Хуа не знал этого, может догадывался. Но если бы знал, он бы сказал Се Ляню об этом, не отпустил бы его одного

  • zzz, думаю, ему не составит труда создать двойника

  • ЧТО?! просто ч т о??? Цзюнь У не зря подозревали? это ожидаемо и неожиданно одновременно...
    а Хуа-Хуа умён..

  • Итак, получается, что Цзюнь У, Безликий Бай и принц Уюна — один и тот же персонаж. Тот самый принц Уюна, который родился под той же самой звездой, что и Се Лянь, который сначала был хорошим и, пытаясь спасти свою страну от извержения вулкана, вмешался в дела смертных, будучи небожителем, как и Се Лянь. Это он погубил государство Сяньлэ и давил принца морально, выставляя его виноватым. И это он одел на шею Се Ляню проклятую кангу, благодаря которой тот не мог постареть или умереть. А потом, зная, что он не может умереть, пытал его тогда на глазах у Хуа Чэна, когда люди сотни раз пронзали его мечом, чтобы излечиться от поветрия ликов. Устроил Се Ляню проверку на предмет девственности... предлагал ему стать его заместителем в управлении небесными чертогами... Одинокий злодей, извращенец и садист, который питает к Се Ляню странную привязанность? Интересный и неоднозначный персонаж. Советник, наверное, очень сильно его боялся, раз не поддержал Се Ляня при падении Сяньлэ и сбежал, как крыса. Очень жаль Фэн Синя и его любимую с ребёнком.

  • Не понимаю, как это может быть Цзюнь У???

  • оаоаоаоаоаоаоаоаоаоаоаоаоаоаоа
    я ждала, я очень долго ждала этого момента, боже, как прекрасно всё описано, и этот вопрос цзюнь у с улыбкой на лице, боже мой, просто восхитительно 🔪🔪🔪
    спасибо за перевод 🤍🤍🤍

  • Насколько я помню, Безликий Бай сражался с Цзюнь У. То есть, теоретически это должны быть два разных персонажа.

  • дорогая команда переводчиков и редакторов, огромное спасибо Вам за труд!

    с Безликим Баем и Цзюнь У - поворот из всех поворотов, и без того хватило потрясений, что он - наследный принц Уюна, рождённый под одним небом с Се Лянем. Безликий Бай - очень интересный персонаж, как и остальные Князья

    сюжет раскрывается, подобно бутону розы - по лепесточку. и от этого так дух захватывает, если честно

    мне кажется, на небесах грядёт война >.< надеюсь, Хуа Чэн не даст своего принца в обиду.

  • Жесть, это просто жесть! Как дождаться следующей главы! Я конечно читала комментарии предыдущих глав, уже звучали такие версии, но все равно не могу поверить! Как так????!!!!

    Спасибо большое за перевод

  • Просто шок-контент какой-то! Офигеть!!! Какое чудо, что у меня не развита интуиция детектива, и для меня это стало просто поворотившем!!! Благодарю за перевод!!!

  • Господи, почему так мало!
    Я сейчас сойду с ума! Мне срочно нужна ещё одна глава! Как так вышло, что Цзунь У - это Бай? Как дальше поступит Се Лянь? Что там с Хуа Ченом, который остался на земле? Кто-нибудь, дайте ещё, у меня зависимость!

  • иисусе боже, я поверила в Бога, мать вашу..

  • Капец! Там о конца осталось то всего ничего (ну хотя как ничего, 30 глав с небольшим)! Блин! Как теперь дождаться развязки!
    Спасибо огромное за перевод! Низкий поклон :3

  • Огромное спасибо за главушку!✧◝(⁰▿⁰)◜✧

  • ДЕД, ОТОЙДИ ОТ СЕ ЛЯНЬКИ! СТРАШНОЕ ЧУДИЩЕ, ВЫШЕЛ ВОН И НЕ ВЕРНУЛСЯ!

  • Ох, столько раз по случайности натыкалась на подобные теории и не воспринимала в серьез, а сейчас.. Очень беспокойно и страшно за Се Ляня

    Огромное спасибо за ваш труд ♥

  • Соглашусь с высказыванием Алекс. Раздвоение души - это только проблемы Цзюнь У(возможно), а Се Лянь наш милый и прекрасный мальчик!!! Ин Юй и Щи Цинсюань - сплошные булочки с ванилью :з
    И не знаю, тот факт, что во главе Небесной столицы, Великого места, которым руководит по праву герой и божество (во всём смысле этого слова), это же божество является нечистью... Вот вроде закон мира, а всё равно поражает...
    Спасибо большое за ваш труд!! Прекрасное дополнение к 8 марта! И поздравляю всех юнетов чудесного пола с праздником!🌸

  • Кочергу мне в рот вот это поворот

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *