Хуа Чэн с Се Лянем на руках продвигался всё дальше в тёмноту каменных пещер.

Лишь серебристые призрачные бабочки, танцующие вокруг них, давали немного тусклого света. Се Лянь не видел выражения лица Хуа Чэна, но мог почувствовать, что его руки и всё тело будто бы превратились в камень.

Хуа Чэн и раньше носил его на руках, но, очевидно, теперь что-то изменилось — он даже не прикасался напрямую ни к шее, ни к рукам принца. Се Лянь не отрывал глаз от его лица, активно подмигивая, но Хуа Чэн, как назло, всё время избегал смотреть на принца, ни разу не встретившись с ним взглядом. Так они оказались в одном из гротов, где стояло каменное ложе, на которое Хуа Чэн немедленно опустил Се Ляня. И уже почти уложил, когда вдруг кое-что обнаружил. Осмотрев одежду на спине принца, Хуа Чэн произнёс:

— Они применили к тебе заклятие?

Се Лянь возрадовался: ну наконец-то он заметил!

Впрочем, как раз тот факт, что Хуа Чэн только сейчас обнаружил неладное, давал понять, насколько сильно всё случившееся выбило его из колеи. Се Лянь ждал, что Хуа Чэн поможет ему стереть талисман подчинения, но тот, уже протянув руку, внезапно замер. И в итоге всё же отвёл ладонь, оставив Се Ляня на каменном ложе.

Видимо, чтобы успокоить принца, Хуа Чэн убедительно произнёс:

— Не волнуйся, Ваше Высочество. Я пока не стану убивать этих никчёмышей. Несмотря на жгучее желание это сделать.

Каменное ложе устилал толстый слой мягкой свежей травы, и Се Лянь не испытывал ни капли неудобства, лёжа на нём, но при этом от волнения его внутренности едва ли не дымились. Он никак не мог понять, почему Хуа Чэн не освободит его от заклятия, и всеми силами пытался сопротивляться собственной неподвижности, когда прямо на его глазах Хуа Чэн прикоснулся к поясу на одежде принца и потянул за него.

К счастью или к сожалению, но именно в этот момент Се Лянь почувствовал, что действие талисмана подчинения начинает ослабевать, поэтому с силой дёрнул ногой и вскрикнул:

— А!

Это было похоже на то, как выброшенная на сушу рыба перед смертью бьёт хвостом, пытаясь воспротивиться, но никакой угрозы не несёт. Однако Хуа Чэн вмиг отдёрнул руку и замер, воскликнув:

— Я не стану!..

Возможно, собственный тон показался ему слишком резким, или он побоялся, что напугал принца, отчего тот и запротестовал — Хуа Чэн отшатнулся на несколько шагов и насилу успокоил дыхание. Выражение его лица то и дело менялось от опасений к попыткам сдержать эмоции.

— Ваше Высочество, я ничего не сделаю. Прошу… не бойся, — с нажимом проговорил Хуа Чэн.

Се Лянь понял: Хуа Чэн всё ещё не был уверен, какая реакция Се Ляня ждёт его после снятия заклятия, поэтому предпочёл просто не знать.

Казалось, всеми силами подавляя некий внутренний порыв, Хуа Чэн вновь заговорил, тоном, которым обычно люди дают клятвы, и очень тихо:

— Ваше Высочество, верь мне.

Эта фраза, «верь мне», в сравнении со всем, что он сказал ранее, звучала уже не столь убедительно. Се Лянь хотел бы ответить ему, но не мог, колеблясь и боясь, что Хуа Чэн не так его поймёт. Принцу только и оставалось, что лежать ровно и не шевелиться, спокойно дожидаясь, когда действие талисмана сойдёт на нет. Увидев, что принц больше не «противится», Хуа Чэн вновь подошёл, протянул руку и с шорохом развязал пояс на его одежде.

В мыслях Се Ляня пронеслось: «Сань Лан???»

Разумеется, принц был абсолютно уверен, что Хуа Чэн не воспользуется его беспомощным положением. И всё же события развивались совершенно вне рамок его ожиданий, и Се Лянь чуть округлил глаза. Впрочем, несмотря на то, что Хуа Чэн действительно раздевал Се Ляня, он старательно избегал прикосновений к телу принца, поэтому процесс шёл крайне медленно — лишь спустя долгое время он стянул верхнее одеяние, затем и нижнюю рубаху. Лишь когда призрачная бабочка присела на плечо Се Ляня и, мягко щекоча, проползла по коже, принц скользнул глазами в сторону и наконец увидел, что его плечо слегка побагровело и опухло, кое-где даже потрескалась кожа. Лишь там, где сидела бабочка, виднелись явные улучшения.

Оказывается, после барахтанья в снежном потоке во время схода лавины принц получил обморожение.

Сам Се Лянь вообще ничего не заметил, поскольку почти растерял чувствительность к боли. Ну обмёрз и обмёрз, а даже если заметил бы, наверное, не стал бы ничего предпринимать, просто дождался бы, пока заживёт. Но Хуа Чэн знал лучше принца, где тот поранился. И до сих пор держал в памяти, что эти раны необходимо залечить.

Будто пребывая в душевном оцепенении, Хуа Чэн приподнял с каменного ложа руку Се Ляня. Именно руки и ноги принца пострадали сильнее всего, а после яростного бега и перетягивания из стороны в сторону кое-где даже пошла кровь. Се Лянь, впрочем, не боялся боли, но зато… боялся щекотки. К тому же, в его памяти по-прежнему неподконтрольно всплывали обрывки прошлого. Тёмная пещера, дрожащие и обжигающие руки молодого парня, беспорядочные прикосновения в полном смятении, сбивающееся дыхание и стук сердца…

Воспоминания эти размылись до такой степени, что бледнее уже некуда, принц давным-давно их запечатал и забросил в дальний угол памяти. Теперь же, вспоминая об этом, Се Лянь ощущал совершенно иные эмоции, от которых хотелось схватиться за голову и пронзительно закричать. В особенности и от того, что сейчас Хуа Чэн находился прямо перед ним и занимался почти тем же самым. Лицо и голова Се Ляня едва не воспламенялись, он по-настоящему испугался, что Хуа Чэн это заметит. Однако тот на принца не смотрел и стойко держал обещание не переступать черту — чуть отвернувшись, старался не касаться взглядом полуобнажённого бледного плеча.

Неожиданно прямо в этот момент за спиной Хуа Чэна раздался крик:

— Хуа Чэн! Что ты собрался сотворить с Его Высочеством, ты, безумец! Какая мерзость!

Хуа Чэн рывком обернулся, Се Лянь тоже смог перевести взгляд к выходу из пещеры. Голос принадлежал Му Цину!

И Фэн Синь стоял рядом. Только что Хуа Чэн завернул их в коконы, но они каким-то образом выбрались и нашли это место. Увидев картину происходящего, оба прямо-таки побелели. И Се Лянь побелел вслед за ними.

Хуже и не выдумать!

Фэн Синь указал пальцем на Хуа Чэна, затем на полуголого Се Ляня и лишь спустя какое-то время смог выдавить из себя:

— А ну… а ну… немедленно отпусти его!

Хуа Чэн, быстро запахнув одежду на Се Ляне, угрожающе произнёс:

— Вы, двое никчёмных созданий, снова посмели явиться? Никак, собственная жизнь слишком длинной показалась?

Му Цин съязвил:

— Убери от него свои грязные лапы. Жаба решила мясом лебедя полакомиться, держи карман шире! Потрать хоть восемьсот, хоть тысячу, хоть десять тысяч лет на свои несбыточные, безумные фантазии, ты и пальцем к Его Высочеству не притронешься, даже не мечтай!

При этих словах в душе Се Ляня словно гонг прозвучал, так забилось сердце. Но вместе с лёгким приступом гнева он также смутно ощутил недоумение.

Что это с ними двумя? Пускай Хуа Чэн поколотил их как следует, всё же настолько злые речи казались излишними. Особенно странно было слышать такое от Му Цина, он словно старался всячески вывести Хуа Чэна из себя. Но ведь в таком случае их ничего хорошего не ждёт. Одолеть Князя Демонов этим двоим явно не под силу, в чём же их истинная цель? К тому же, в их словах акцент незаметно перемещался к Се Ляню, будто они вовсе не стремились к благополучному исходу событий, а даже наоборот — надеялись, что Хуа Чэн в приступе гнева что-то сделает с принцем.

Хуа Чэн и впрямь разъярился, на бледном лице мелькнула мрачная тень. Затем он тихо произнёс:

— Раз вы так настойчиво ищете смерти…

Се Лянь, разглядев в его глазах нескрываемую жажду убийства, хотел закричать, но получилось только мысленно: «Нет!!!»

Слишком поздно. Изогнутая сабля покинула ножны, мгновение — Эмин ледяным блеском прорезал воздух!

Фэн Синь и Му Цин застыли как вкопанные и невольно опустили взгляд. Повезло, их нисколько не задело.

Но ни один из них не успел ни выдохнуть, ни ответить на атаку. В следующее мгновение верхние половины их тел отделились от нижних и повалились на пол.

Кровь хлестанула фонтаном, стремительно заливая всё вокруг.

Се Лянь ни при каких обстоятельствах не мог ожидать, что случится нечто подобное. Обмякший на каменном ложе, он просто оцепенел.

Хуа Чэн… разрубил Фэн Синя и Му Цина пополам!

Но они всё ещё были живы и катались по земле, один — сжав зубы, другой — с гневным рёвом. Зрелище потрясало жестокостью. Хуа Чэн с невозмутимым лицом убрал саблю. Немного крови брызнуло ему на скулу, и теперь тёмно-красная полоса оттеняла демоническое выражение, отчего оно становилось более явным, сильнее притягивало взгляд.

Он ещё мгновение стоял среди растекшейся крови, затем повернулся и вновь подошёл к Се Ляню. Увидев, как мрачное лицо Хуа Чэна приблизилось, Се Лянь наконец пришёл немного в себя. А Хуа Чэн тем временем склонился, взял по-прежнему беспомощного принца за руку, приподнял и притянул к своей груди, прошептав:

— Разве могу я отпустить…

Се Лянь, которого он крепко прижал к себе, не мог произнести ни слова. Хуа Чэн же прошептал ему на ухо ещё одну фразу. Сердце в груди Се Ляня забилось как бешеное, будто вот-вот выпрыгнет наружу, и вдруг его тело расслабилось.

Талисман подчинения, который на его спине отпечатал Му Цин, наконец был стёрт.

Даже сказав, что не отпустит, Хуа Чэн, который как раз и стёр талисман, чуть ослабил объятия и всё же отпустил Се Ляня. Принц сделал глубокий вдох, мгновенно вскочил и бросился к раненым, лежащим в луже крови:

— Фэн Синь? Му Цин? Как вы?!

Рана Му Цина была более серьёзной, у него из уголка рта сочилась кровь, взгляд сделался затуманенным. Фэн Синь всё ещё держался, он ухватил принца за руку и прохрипел:

— Ваше… Высочество…

Се Лянь сжал его руку в ответ.

— Что? Что ты хочешь сказать?

Фэн Синь, сглотнув кровь, сквозь зубы прошептал:

— Берегись… Хуа Чэна… Не приближайся к нему… Он… он монстр!

Казалось, что он тратит последние силы, только чтобы перед смертью предупредить Се Ляня об опасности. Но выражение лица принца неожиданно сделалось равнодушным.

— Монстр?

Он отпустил руку Фэн Синя и поднялся.

— Очень любопытно узнать, кто из вас больше «монстр».

Фэн Синь застыл от его слов. Се Лянь же, едва замолчав, молниеносно выхватил меч и пронзил грудь Фэн Синя, пригвоздив того к полу!

Фэн Синь, не веря в случившееся, воскликнул:

— Ваше Высочество! Ты… — не успев договорить, он испустил дух.

Се Лянь же выдернул Фансинь из его сердца, отряхнул клинок от крови и отступил, оказавшись возле Хуа Чэна. Направив остриё меча на два трупа на полу, принц произнёс:

— Кровь уж пролилась, так может, нет необходимости продолжать скрываться под этими двумя личинами?

— Ха-ха-ха… — неожиданно раздался зловещий смех. Мёртвое тело разрубленного пополам Му Цина повернуло голову. Это оно смеялось.

Поваленное навзничь, оно могло повернуть голову, лишь прижавшись щекой к земле, но… у него немыслимым образом получилось развернуть шею так, что теперь голова смотрела в потолок и смеялась, смеялась над Се Лянем!

Всё верно. Эти «двое» — вовсе не настоящие Фэн Синь и Му Цин, а неизвестно кем присланные сюда фальшивки.

Му Цин и Фэн Синь всё ещё оставались в плену белых нитей и пытались высвободиться любыми способами, однако не преуспевали в этом. Только что, когда Хуа Чэн приблизился и снял талисман подчинения с принца, он именно это прошептал ему на ухо.

И лица фальшивок были такими бледными вовсе не от удивления или испуга, а потому, что они вовсе не могли называться человеческими существами!

Се Лянь уже обнажил клинок, а «Фэн Синь» и «Му Цин», зловеще ухмыльнувшись, ответили хором, но одним и тем же голосом:

— Как тебе будет угодно.

После этого они разом обернулись подобием растёкшихся луж густой крови. Хуа Чэн закрыл Се Ляня собой, покуда эти лужи стеклись вместе и стали принимать форму человеческой фигуры, при этом отвратительно булькая и испуская клубы пара, словно вскипающая жижа. Принц смотрел, как безобразные комки постепенно обретают очертания и «растут» прямо на глазах, и холодок постепенно перебрался от его поясницы к середине спины.

Ещё мгновение, и «Фэн Синь» с «Му Цином» окончательно исчезли, вместо них показался высокий юноша в белых одеждах.

Судя по телосложению, ему было около семнадцати-восемнадцати лет, но лицо скрывалось под маской. Наполовину плачущей, наполовину смеющейся. Облика его они не видели, только из-под маски прозвучал чистый юный голос, который мягко прооизнёс:

— Здравствуй, Се Лянь.

Губы Се Ляня неподконтрольно шевельнулись, кровь в жилах застыла от ужаса. Хуа Чэн, закрывая принца собой, выхватил саблю и незамедлительно нанёс рубящий удар!

Юноша в белом не выказал ни капли страха, столкнувшись со зловещим клинком Эмина. Он увернулся, сделав малейшее движение в сторону, а в следующий миг молнией оказался за спиной демона и протянул руку к Се Ляню, будто желал коснуться его лица.

Сверкнула серебристая вспышка, Хуа Чэн вновь закрыл принца собой и леденящим душу тоном произнёс:

— Убери от него свои грязные лапы.

Что ж, фраза вернулась к отправителю в точности такой, как ранее была адресована Хуа Чэну. Юноше отсекло руку клинком Эмина, конечность упала на пол. Однако это не возымело никакого действия — он лишь тряхнул широким рукавом, закрывшим обрубок, ещё раз, и на месте среза выросла новая рука, пальцы которой, растопырившись, будто когти, метнулись к правому глазу Хуа Чэна!

Всё это заняло не более секунды. Хуа Чэн тоже оказался молниеносно быстр, он увернулся, но всё же на его щеке остались две кровавые отметины.

Дело невиданное, но Хуа Чэн всё же не мог превзойти противника в скорости. Его взгляд сделался суровым, тактика тут же переменилась. Он призвал бесчисленный рой бабочек, которые безумным вихрем налетели на врага и практически обернулись вокруг него сверкающим серебристым коконом в форме человеческой фигуры. Однако и они наверняка не смогут продержаться слишком долго. Хуа Чэн потянулся к Се Ляню, но спустя мгновение раздался пронзительный визг, который издали серебристые малютки, обернувшиеся мириадами искрящихся частичек!

Хуа Чэн чуть переменился в лице, что не укрылось от взгляда Се Ляня. Принц сразу понял, что их положение оставляет желать лучшего, если противнику удалось разом уничтожить такое количество призрачных бабочек. Юноша в белом, расправившись с очередным препятствием, внезапно протянул руку сквозь серебристые искры, которые накрыли его сплошной завесой, и вновь сделал выпад, будто бы пытаясь вырвать Хуа Чэну правый глаз!

Теперь настал черёд Се Ляня пустить в ход Фансинь — меч нанёс безжалостный удар! И на этот раз юноше в белом не просто отрубило руку, всё его тело почти рассекло пополам. Не теряя времени, Хуа Чэн бросил:

— Ваше Высочество, уходим!

Се Лянь тоже прекрасно понимал, что нельзя ввязываться в этот бой. Покуда есть возможность — надо отступать. И они вместе вылетели из грота в темноту запутанных тоннелей, не встречая на пути никаких препятствий.

Се Лянь набегу крикнул:

— Это он! Он… и правда не умер!

Хуа Чэн бежал чуть быстрее, выбирая дорогу, и явно сохранял спокойствие лучше, чем Се Лянь. Он тут же выставлял за ними боевые порядки призрачных бабочек и заслоны в виде плотных стен из белых нитей. И даже успевал отвечать принцу:

— Вовсе не обязательно, что это тот же самый.

Се Лянь резко остановился и дрожащими руками обхватил себя за голову.

— Нет… я почувствовал, это тот самый! Он не только не умер, но и стал сильнее, что-то возродило его к жизни… В противном случае, как он мог вот так сразу принять облик Фэн Синя и Му Цина? Надеть на себя личину вознесшегося небесного чиновника крайне трудно. Создать их фальшивые оболочки практически невозможно!

Услышав тревожные нотки в голосе принца, Хуа Чэн развернулся и взял его за руку, говоря:

— Ваше Высочество! Не бойся. Возможно, дело не в том, что он стал сильнее. Также существует и другой вариант — просто он слишком хорошо знает Фэн Синя и Му Цина! Поэтому у него и получилось создать их фальшивые личины. Вы все наверняка его…

Он так и не договорил, потому что взгляд Се Ляня опустился на ладонь, которой тот взял его за руку. Заметив это, Хуа Чэн запнулся, а его лицо будто окаменело. Он постарался скрыть эмоции, разжал руку и даже убрал за спину, после чего развернулся и вновь направился вперёд.

Вот только Се Лянь не последовал за ним.

— Сань Лан.

Хуа Чэн застыл на месте как вкопанный, не в силах сделать больше ни шага. И всё же не обернулся, лишь ответил:

— Ваше Высочество.

Его голос звучал довольно ровно. Се Лянь, стоя у него за спиной, произнёс:

— Только что… произошло очень многое, и всё как-то перемешалось в суматохе.

Хуа Чэн:

— Гм.

Се Лянь продолжал:

— И пусть суматоха до сих пор не улеглась, всё же… я хотел бы прямо сейчас задать тебе один вопрос. И прошу тебя ответить мне честно и совершенно искренне.

— …

Хуа Чэн:

— Хорошо.

Се Лянь совершенно серьёзно, почти торжественно спросил:

— Кто же та «благородная золотая ветвь с яшмовыми листьями»?

Палец Хуа Чэна, на котором была повязана красная нить, едва заметно дрогнул. Он долгое время молчал. Затем медленно произнёс:

— К чему вопросы, если ответ уже известен Вашему Высочеству?

Се Лянь кивнул и сказал:

— Вот оно что. Значит, это не напрасные наветы. И всё действительно так.

Хуа Чэн не проронил ни слова.

Помолчав, Се Лянь продолжил, при этом тон его звучал ровно и абсолютно невыразительно:

— Ты… не хотел бы узнать, каково моё отношение к этому?

— …

Хуа Чэн чуть повернул голову, словно хотел обернуться, и в то же время не осмеливался встречаться взглядом с принцем. Се Лянь увидел лишь две тонких царапины на его щеке. Хуа Чэн произнёс:

— Ваше Высочество, нельзя ли… не говорить мне этого? — его голос даже охрип немного.

Се Лянь ответил:

— Мои извинения. Но это то, что ни в коем случае нельзя оставить без объяснений.

Хуа Чэну не требовалось дышать, однако, услышав эту фразу, он всё же сделал глубокий вдох.

Его лицо стало невыносимо бледным, но, тем не менее, он улыбнулся. И с достоинством произнёс:

— Верно. Так будет лучше.

Словно смертник в ожидании приговора, он закрыл глаза. Но веки сомкнулись лишь на мгновение и резко распахнулись вновь.

Сзади его обхватила и крепко обняла пара рук.

Се Лянь, прижавшись лицом к спине Хуа Чэна, тоже ни слова не проронил. Но… пусть даже он ничего и не сказал, этого было достаточно.

Потом Се Лянь почувствовал, как тот, кого он обнимает, развернулся и, переняв инициативу, сам крепко обнял принца в ответ.

Сверху раздался запинающийся голос Хуа Чэна:

— …Ваше Высочество. Ведь ты же так в самом деле… погубишь меня.



Комментарии: 49

  • я до этого чуть не умерла, а сейчас...божечки, я в таком шоке...что же будет дальше? думаю я не выдержу... *глубокий вдох* ладно, осталось немного...

  • Сколько же раз я сказала: "Мосянь, блин" за всю новеллу..

  • Вот сколько читаю и поражаюсь ,насколько же Мосян гениальный человек....Честно я в шоке от всех этих поворотов,хоть и у меня есть парочка догадок...Я очень люблю творения Мосян.Они просто прекрасны😍😍😍😍!!!!Но вот только по чему у меня такое чувство,что безликий - это учитель Наследного принца и бывший принц У Юна ( забыла название,думаю вы поняли ).Боже я так счастлива 😭😭😭😭.Храни Господь этого прекрасного писателя и дай ей сил написать ещё несколько великих твореий.Так же я очень благодарна переводчикам!!!Благодаря вам ,мы можем наслаждаться этим чудом.Спасибо вам огромное 💜💜💜💜

  • Просто восхищаюсь ответом и теориями пользователя Аруми. *Ставит мысленный лайк*

  • ну раз уж все делятся своими теориями и выводами не могу не вставить и свои пять копеек))
    сразу скажу я начала читать это произведение ничего о нем не зная и не видя ни одного арта и поэтому ничего не знала о персонажах.
    Мосян мастерски освоила перо, браво! Это ее произведение она поистине продумала до мелочей, и, как говорил один шифу "Случайности не случайны". Она мастерски и гениально разбросала подсказки и намеки, чтобы потом мы, читатели, соединив все осколки и моменты получили воистину эстетический литературный оргазм))) и снова и снова перечитывали этот шедевр))
    начнем))
    Я читаю достаточно внимательно потому что знаю что есть такой литературный прием, когда факты упомянутые вскользь, невзначай - очень важны. (например когда впервые тот мальчик подметал двор не сгибая спины) Намёком, подсказкой выступает практически все.
    То что Сань Лань и есть тот ребенок которого поймал Се Лянь я поняла в главе когда они встретились "случайно" в крестьянской телеге.
    А это значит что свою роль еще сыграет призрак задающий три вопроса. Возможно его роль была в первом вознесении принца, но уверена что он еще будет упомянут в книге.
    - Цзюнь У и наследный принц Уюн - один и тот же человек
    - советник Саньлэ-СеЛяня и Безликий это один и тот же человек, и кстати изначально он же и был советником Принца Уюна
    советник-безликий - очень умный персонаж. Не считаю его монстром, ужасом и страшным-престрашным демоном.
    все непревзойденные на данный момент оказались людьми с очень трудной судьбой, но при этом сохранившие основные важные (свои личные) человеческие качества и принципы.
    а значит что и безликий такой же - человек с очень сложной судьбой, перенесший множество бед, разочарований и боли. Да, он ведёт свою игру, но уверена что у него есть свои причины, о которых мы узнаем позже. Но однозначно он не бесчувственный монстр. А скорее всего он наиболее чувствительный и глубоко страдающий персонаж.
    Произведение очень многослойное, и на каждое событие мы смотрим много раз с разных углов, каждый раз раскрывая все больше деталей и приходя ко все большему пониманию. И когда ты кажется понял все ( о человеке, событии и пр) Мосян поворачивает мир чуток и БАХ - мы видим новые подробности и глубину приходит очередное понимание, которое тоже может быть не последним))
    Я еще долго не забуду как в Магистре Мосян закрутила линию Дзян Чена, почему и как именно он вернулся тогда в Пристань Лотосов.
    Поэтому думаю что и в этой истории у нас будет снято много слоёв для основных персонажей.
    в общем пойду ка я перечитаю все сначала еще более внимательно))
    и однозначно БОЛЬШОЕ СПАСИБО ЗА ПЕРЕВОД!!!! ребята вы ОГОНЬ!!

  • Ребятушки, огромное вам спасибо за ваш труд! Эта новелла моя самая любимая среди всех китайских новелл, чтр я успела прочитать. Смею надеяться, что после издания Магистра вы осмелитесь издать и этот шедевр! Буду первой в очереди на предзаказ, как и в случае с Магистром. Вы невероятные! Моё самое глубокое почтение!

  • Нуууу НАКОНЕЦ-тО.😭😭...Это случилось..как долго мы,ждали целых 177 глав и всё ради этого милого момента ..Ох дай нам сил прочитать до конца..
    Огромное спасибо переводчикам🙏💜🤗 Со слезами жду продолжения🤗💜ВАААААА..У МЕНЯ КУЧА ЭМОЦИЙ🎉💜💜

  • Огромная благодарушка Мосян Тунсю за прекрасный сюжет и восхитительные повороты, низкий поклон команде Younet Translate за великолепный перевод!! Вы все бесподобны в своём труде!
    Признаюсь честно, последние несколько глав держали меня в тяжёлом напряжении: я испытывала сомнения, подозрения, страхи, переживания, тоненькие лучи тут же обрывающейся надежды, оцепенение, открытия, подтверждения догадок и просто дичайший ужас. Меня саму чуть ли не парализовало от леденящего душу ужаса, когда объявился Безликий Бай! Мне было так жутко, что хотелось представить себе, что всё это просто кошмарный сон. У меня даже немного голова заболела. Я так и знала, что этот урод двуликий всё ещё жив и от него будет ещё море горя и боли!
    Думаю, что та фреска, которую принцу не дали увидеть, изображает Се Ляня, страдающего из-за оборотней-цветков, с мечом в груди.
    Так, черёд для размышлизма. Гипотезы в студию!
    1.) Этот чёртов плакса-хохотун – Цзюнь У, который является принцем Уюна! Я уверена в этом на 80%. Дело было так: 2000 лет назад в государстве Уюн жил-был наследный принц, который потом стал божеством. На будущее берём на заметку совпадение дат его Дня рождения и Дня рождения Се Ляня. Условно запоминаем временные периоды. Дальше ему приснился вещий сон о грядущей беде, и в конце концов он сделал неслыханное для бога – построил для смертных мост на Небеса! За это его, конечно, должны были наказать. И вот, допустим, принца Уюна низвергли с Небес. Все помнят, что было с Се Лянем после первого низвержения? Отлично. А теперь представим, что наследный принц Уюна докатился до такого состояния, что в результате обратился в демона.
    Бам! Рождение будущего Белого бедствия.
    Бам! Теперь он ранга «непревзойдённый». Мне неизвестно, стал ли он князем демонов. Помним, кем был на самом деле «Мин И»? Помним.
    И снова «бам»! Вот он уже вознёсся на Небеса и стал зваться Цзюнь У. Наверняка сменил облик (скорее «да», чем «нет»).
    Бам! Дослужился до титула первого (или главного, не помню) Бога Войны, Великого (или Верховного, тоже не помню) Владыки Шэньу.
    Бам! Первое вознесение Се Ляня.
    Огромный «бам»!! Начало конца государства Сяньлэ. Вот тут поподробнее. Итак, Се Лянь повторяет ошибку далёкого прошлого, вмешиваясь в дела смертных (будем считать, что сильное вмешательсво в земные дела как дерзость и большой проступок по степени тяжести эквивалентно допуску толпы простых смертных на Небеса). Постепенно его проблема превращается в катастрофу. Допустим, что в Уюне за неслыханную наглость принц поплатился изгнанием, а заодно поветрием ликов (может быть, вместе с уюнцами). Этим можно объяснить образ юноши в белом, данный Юйши Хуан.
    Бам! На горизонте периферии замаячил «советник» (чёрт знает каким образом проживший офигеть сколько лет), знакомый, возможно, с обоими принцами. Припоминаем его рассказы Се Ляню про далёкого наследного принца, образца целомудрия и благочестия, некого государства, в котором он стал божеством.
    Бам! Либо сам Цзюнь У додумался, либо «советник» надоумил в назидание и наказание «свыше» ниспослать на Се Ляня демона.
    Бам! Рождение «Белого бедствия», «Безликого Бая», несущего поветрие ликов. Цзюнь У становится ночным кошмаром Се Ляня на долгие годы.
    Бам! Под маской скрыто лицо точь-в-точь как у принца Се Ляня (не исключаю идею, что лицо Се Ляня – копия настоящего лица принца Уюна (совпали даты рождения, только разница в сотни лет – быть может, в таких случаях могут родиться близнецы?)). А сама маска – слияние двух линий судьбы: доброта и искренность принцев и трагедия далёкого прошлого и тогдашнего настоящего. А белые одежды – либо высмеивание невинности во всех смыслах Се Ляня, либо предзнаменование траура (белый на востоке ститается траурным цветом).
    Бам! Спустя 800 лет Се Лянь получает устное подтверждение, что Белое бедствие давно «повержено» Цзюнь У (но не от него самого, кажется). А он просто после второго низвержения Се Ляня перестал беситься и всем объявил, что победил Безликого Бая. Около 8-ми столетий об этом непревзойдённом не было ни слуху ни духу.
    Дзинь! Не успел наш бедный Се Лянь на службу заступить, как натыкается на деле со злым духом новобрачного на паренька, забинтованного на всё лицо. А под бинтами – опаньки! – поветрие ликов, пусть лица и прижжены и болезнь, кажись, больше не заразна. Отсюда делаем вывод, что у Безликого Бая, то бишь Цзюнь У, не здоровая мания к Се Ляню!
    Ах да, ещё один «бам»! Наш старый добрый «советник» внутри горного чудища говорит: «...В противостоянии Его Высочеству наследному принцу никак нельзя обойтись без всех четверых. Сейчас он пока не полностью пробудился, но если это произойдёт… Невозможно представить, что он натворит на этот раз». Предположим, что речь идёт о принце Уюн (он же Безликий Бай, он же Цзюнь У) (хотя раньше я колебалась между его кандидатурой и Се Ляня, сейчас склонилась к первому), а в придачу у него за спокойные 8 веков не было нужды «жить демоном», поэтому или ещё почему демоническая часть его личности частично или полностью «впала в спячку». Но по каким-то причинам с появлением Се Ляня вновь на Небесах началось пробуждение из «спячки».
    Бам! Прислушаемся к словам Сань Лана. Да, версия Се Ляня правдоподобна, но тогда непонятно, как Белое бедствие достигло такой силы (неужели ему кто-то помог?) и как Цзюнь У (который как бы «избавил» от него мир) это проморгал. На фоне этого предположения Сань Лана кажутся вероятнее. Ведь действительно, чтобы надеть личины божества и не спалиться, одного мастерства и сил мало. Необходимо знать повадки, привычки, манеру речи, отличительные черты поведения того, кого собираешься играть. Уже очевидно, что Белое бедствие живо, а как так вышло – узнаем потом. Пусть за 800 лет сила Безликого Бая не изменилась, но тогда он только-только познакомился с Фэн Синем, Му Цином и Се Лянем, он ещё просто не мог добросовестно имитировать их. Но спустя такой срок ему бы в этом не было равных. Он как Верховный Владыка мог и должен знать всё и обо всех, или почти всё. Конечно он успел понять характер взаимоотношений вечно ругающихся богов, ему стало известно и об их «двойниках», их манере общения, идентичной «оригиналам», ну и об их приключениях в качестве помощников Се Ляня. Поэтому и двойники, и изменение обликов на истинные ему удались так хорошо. Что касается годового поиска коралловой серьги и «нарядов» статуй... Тут либо тщательные наблюдения за Се Лянем, либо за Му Цином, либо Му Цин или Фэн Синь однажды ему об этом рассказал. Теперь припомним-ка, как именно Сань Лан отзывался о Цзюнь У Се Ляню. Правильно, с недоверием и неприязнью. Думаю, у него было чутьё чего-то неладного с ним. И вот теперь последней недоговорённой фразой Сань Лан прямо намекнул догадливому принцу и читателям на одну очень знаменитую персону – Цзюнь У!
    Бам! Цзюнь У почти что посылает на невероятно трудное задание Се Ляня, чтобы якобы не допустить наверняка не сулящего ничего хорошего возможного рождения князя демонов. А в результате там собирается целая толпа божеств, да ещё сам туда отправляется, чтобы полностью «пробудить» часть своей личности и зачем-то встретиться с Се Лянем. По душам поговорить, что ли, хочет? 😑 Плохой выбрал способ. И непонятки с фресками в храмах творит.
    Последний «бам»! Проверим версию по времени. 2000 лет назад был принц Уюна, вознёсшийся на Небеса, так? Так. В тексте новеллы есть упоминание, что Цзюнь У стал божеством только где-то около 1500 лет назад, значит он появился уже после разрушения Уюна и вознесения наследного принца Уюна. Предположим, что принца после появления на Небесах в качестве наказания низвергли (и возможно, он заболел поветрием ликов), и всё это произошло по меркам богов в очень-очень маленький период времени. Спустя примерно 5 столетий возносится человек, назвавшийся «Цзюнь У». Учитывая божественный потенциал принца, после становления демоном ему вполне могло хватить этого срока на рост до «превзойдённого» и как-то вознестись. Идею подмены настоящего Цзюнь У на нашего «Цзюнь У», как в истории «Мин И» и Хэ Сюаня, я не рассматриваю, потому что зачем нужна эта подмена, если есть божественный опыт и потенциал? Только в том случае, если у самого уж совсем не получается, пришлось найти воина с потенциалом вознесения. Но тогда уже возникает вопрос, а кто настоящий Цзюнь У? В общем, я полезла тут в совершенно не те глубокие дебри. Выйдет, что имя Цзюнь У – ненастоящее (то есть оно взято у кого-то другого; мы ведь не знаем имени Его Высочества Уюна, и, по-моему, упоминалось, что он относился к предыдущему поколению небожителей, а из нынешнего самый старший – наш Цзюнь У, значит кроме него никто больше не мог знать имена предшественников (пусть небесные библиотеки были плохо развиты и скудны). Теоретически поэтому он мог использовать своё настоящее имя или имя кого-нибудь из ушедшего пантеона, а мог придумать его, опираясь на имена людей или божеств, или взять такой псевдоним, который был на самом деле именем какого-нибудь прохожего. В общем, вариантов много.). Под «ненастоящим» я имею в виду «отобранное» у несостоявшегося божества. Но тогда вариантов настоящего имени становится ещё больше! Полная путаница. А с другой стороны, посудите сами: стала бы автор дважды использовать один и тот же приём подмены человека с божественным потенциалом на демона. Не думаю. Да и Цзюнь У наверняка знает о похищении из Небесной столицы Се Ляня Сань Ланом. Тут же понял бы, что на Небесах завелась «крыса», раз так легко была сломлена защита чертогов Верхних Небес. Мог начать подозревать Мин И, а потом та история с псевдо-Мин И и Черноводом... Если он, допустим, догадался о подмене Повелителя Земли, то неужели совсем никто не смог бы догадаться о его личном обмане? (Думаю, о «Мин И» он что-то да подозревал.)Ну и что, что «Мин И» вознёсся позднее его. Если Цзюнь У додумался до подмены, то неужто вообще никто не додумается до этого в будущем? Такие вещи, собираясь стать богом, следует уметь предполагать. Значит, риски. Вот ещё одна причина отбросить идею с «Цзюнь У» в качестве замены настоящему претенденту. Фух, устала. 😭 Первая версия «Безликий Бай – это Цзюнь У, который на самом деле наследный принц Уюна» доказана в теории путём логических домыслов и додумок. Идём дальше!
    2.) Приводящий Се Ляня в ужас демон в белом – наследный принц Уюна, и только. Уверенность в версии – 18%.Здесь большинство доказательств похожи на предыдущие, поэтому постараюсь быть кратче. Поехали!
    I. Для начала – теория заговора. В сговоре Белое бедствие (он же принц Уюна), Цзюнь У и извечный какой-то вечный 😂 «наставник».
    II. 2000 лет назад. Государство Уюн. Его Высочество наследный принц, родившийся тогда же, когда и Се Лянь, но раньше на сотни лет. Лицо его и Се Ляня одинаковы. Вознесение принца Уюна. Вещий сон о беде. Попытка предотвратить беду. Катастрофа в Уюне. Спасительная дерзость принца в виде моста для смертных в Небесные Чертоги. Наказание за дерзость – низвержение на землю. Возможно, первое появление поветрия ликов на лице принца. Возможно, поветрием заболевают спасённые уюнцы (их дальнейшая судьба нам пока неизвестна). Принц Уюна становится демоном и достигает ранга «непревзойдённый».
    III. 1500 лет назад. Возносится человек по имени Цзюнь У. Он становится самым старшим небожитеем из нового поколения, возможно слышал о трагедии Уюна. Становится Верховным Владыкой Шэньу.
    IIII. 800 лет назад. Происходит знакомство «наставника» двух принцев и Цзюнь У, или они знакомы уже давно. Цзюнь У узнаёт или уже знает о демоне-принце Уюна. До этого времени принц Уюна после того, как стал непревзойдённым, был будто бы погружён в «сон» сам, «наставником», Цзюнь У, «наставником» и Цзюнь У или совместными стараниями всех троих. Се Лянь возносится в первый раз.
    IV. Начало гибели государства Сяньлэ. Се Лянь вмешивается в дела смертных. Ситуация всё ухудшается. Появляется Белое бедствие, а вместе с ним и поветрие ликов. Как-то Цзюнь У говорит Се Ляню, что это его наказание свыше за проступок для божества. Возможно, демон-принц Уюна сам выходит из «сна», чем-то привлечённый Се Лянем, и становится его врагом. Возможно, Белое бедствие «подкидывают» Се Ляню «наставник» и Цзюнь У, или только «наставник», или только Цзюнь У из соображений внести обратно в Сяньлэ таким способом баланс и/или справедливо наказать Се Ляня за то, что нарушил правило божеств (не вмешиваться в дела смертных). Поветрие ликов губит Сяньлэ. Потом Се Ляня низвергают.
    V. Через какое-то время Безликий Бай «повержен» Цзюнь У. На самом деле он снова впал в «спячку» или была уничтожена лишь его личина, но не прах, однако урон был серьёзным и восстановление займёт много времени.
    VI. Наши дни. Се Лянь возносится в третий раз. Почему-то Белое бедствие начинает пробуждаться ото «сна». И я уверена, что «наставник» и Цзюнь У к этому руку уже не прикладывали. Они начинают готовиться к его полному «пробуждению» и хотят этого не допустить. Раз родина Безликого Бая – государство Уюн, – то он отправляется туда, где сейчас находится гора Тунлу. Теперь его шансы на «пробуждение» ещё выше, ведь здесь собираются все демоны, желающие стать князьями.
    3.) Версия о том, что Цзюнь У – один из тех уюнцев, которые шли по мосту в Небесные чертоги, мне не интересна. Но она имеет место быть, я верю в неё на 2%. Кто хотет – тот пусть её и развивает.
    А вообще, я в одном комментарии уже писала, что считаю Цзюнь У главным загадочным персонажем. Вокруг него слишком много ничего. Да-да, ничего! Ну согласитесь, что он единственный небожитель из всех, что нам уже представили, про которого мы знаем очень мало. Он самый подозрительный, после него идёт Безликий Бай, а потом «наставник».
    У меня такое чувство, что я читаю детектив. И это приятно! Сидишь такой, разгадываешь загадки, строить догадки, ищешь подсказки, пытаешься по кусочкам собрать мозаику каждой истории, сам становишься детективом,.. А ещё очень хочешь, чтобы в конце все были счастливы!
    Чёт я в последнее время превратилась в теоретика. Одни гипотезы без доказательств, везде «может быть» да «представим»... Уж простите меня за это, просто в голове уже каша какая-то из-за горы предположений.
    Я была безумно рада тому, что Се Лянь понял, принял и обнял Сань Лана! Я столько раз видела в интернете арт с этой сценой и всё ждала, когда же она наступит в новелле, и вот наконец дождалась! Им осталось только духовной энергией друг с другом поделиться самым эффективным способом.😁
    Я поняла, что сейчас начнётся раскрутка загадок, ещё на главе, где говорилось о вновь открывающейся горе Тунлу. Для меня это стало точкой обратного отсчёта, и дальше события понеслись со скоростью смерча. Тайны прибавлялось, но и момент истины приближался. И вот наконец нам при открыли дверь за семью печатями!
    Ещё раз благодарю команду трудяг-переводчиков и неповторимого автора! С нетерпением жду понедельника! У-ух! 😁

  • Господииииииии~🤯
    Неужели мы дожили до этого момента??? Мне просто не верится... Я так всегда умиляюсь с ХуаЛяней, но эта глава выбила меня из привычного состояния uwu и бросила на растерзание эмоциям, которые переполняют меня, и просто взрывают мозг. Уж насколько я устойчивый, в эмоциональном плане, человек, но тут я разрыдалась. Я плакала от счастья, от радости и в то же время от досады, т.к. новые главы выйдут только в понедельник, а моё эмоциональное состояние требует продолжения банкета!!!💃😅
    Чувствую, я точно сегодня ну усну🙈
    Вот странно, меня даже Магистр дьявольского культа так не цеплял на самых пикантный моментах, как здесь зацепила сцена признания и я просто в лужицу от беспощадно огромной, внезапно подъехавшей дозы uwu😵😭
    Теперь жду с нетерпением продолжения и новых фактов об этом загадочном демоне в белых одеждах (безликом Бае🤔).

    Безумно благодарна переводчикам за велликолепнейший перевод!!! Сил вам и терпения, а оно вам понадобится, ведь впереди ещё целых 75 глав!!!😁💜

  • Ааах... Это так чудесно~ уважаю Се Ляня за его прямоту в данном вопросе
    Я в любви~~
    Что касается парня в маске, у меня, как и у многих наверняка, есть пара предположений, кто бы это мог быть... однако, все равно жутковато
    Большое спасибо за труд 💜🌿

  • ДЕВОЧКИ Я РЕВУ....
    У меня уже сердечко разрывается от таких событий... Валерьянки и корвалола, кто-нибудь, передайте...
    Хуаляни мои Хуаляни.... Вот уж не думала, что всё так обернётся. Просто представьте мой крик, когда я прочитала про Бая. 0:11 ночи, йоу!! Надеюсь, никто это не слышал. Но то, как Се Лянь обнял Хуа-Хуа.... Тут моё сердечко сказало: "Либо ты сейчас остановишься, либо я."
    4 том уже скоро, и, сказать честно, от словленных спойлеров я боюсь, что моё сердешко такого не выдержит... Настало время закупаться лекарствами, иначе я умру уже в следующей главе... Если не за то время, пока ожидаю продолжения....
    Спасибо за перевод, солнышки!! ( ˘ ³˘)❤

  • довольно забавно, что я и в прошлый раз и в этот читаю это в туалете. и каждый раз умираю от этой сцены. несите гроб т.т

  • Рыдаю с вами ... И герои и эмоции настолько живые - никогда такого не встречала , это потрясающе !
    Огромное спасибо за перевод , как же красиво он оформлен , чудо просто .

  • Эти главы.. я будто на американских горках. Хотя главы посильнее будут :D Просто несите все, что есть, потому что мне плохо.
    Это так прекрасно, что я плачу и не знаю, как дальше спать.
    Хуаляни такие милые. Их взаимоотношения прекрасны. Я так боялась, что их разговор прервут или что-то случится. Невероятно трогательная сцена, когда действия говорят больше слов.
    Я еще буду долго отходить от этих глав.. Хуаляни, что вы творите.. вы же меня погубите(уже)❤️

    Спасибо большое за ваш труд! ❤️

  • Глава прекрасная! Спасибо за перевод!

  • Это чудесно, спасибо за перевод!

  • а нас погубят хуаляни божечки рыдаю огромное спасибо за перевод вы лучшие

  • аааа блин рыдаю, очень ждала эту главу, потому что она прекрасна, просто слееезы, хуаляни такие сладкие ಥ‿ಥ

  • Это тысячу раз прекрасно!!! Спасибо переводчикам))) Очень надеюсь, что в следующей главе не будет стекла, я в ужасе и в предвкушении...

  • Я РЫДАЮ, БОЖЕ Т_Т

  • Просто передоз эмоций) Пойду пожалуй перечитывать главу про "яшмовую ветвь"... Не то чтобы я её забыла, просто хочется вспомнить конкретные фразы)) Се Лянь, такой Се Лянь) Воистину мудрый) Не стал оставлять объяснения на потом и даже умудрился обойтись без лишних слов) По факту не просто выполнив пожелание Хуа Чена не говорить ему этого /понимаю, что тот имел ввиду "пожалуйста промолчи, не убивай меня словами" /, но и избежав любых недопониманий из-за конкретных слов, которые можно было понять неправильно...) Дико плюсую им обоим...) Один смог не смотря на шквал эмоций не потерять голову и всячески показать, что примет любое решение и ни смотря ни на что останется рядом, если не прогонят, а другой смог поднять столь щекотливый вопрос и одним движением рук убрать повисшее напряжение) Автор гениален) Это описано настолько достоверно в плане эмоций) Слов нет)
    Спасибо Вам огромное за такой шикарнейший перевод! Благодаря Вам я познакомилась с Магистром и сейчас с Небожителями... И это так прекрасно)))

  • У меня совершенно нет слов! Я самый счастливый читатель! Я просто разревелась. Мне нужно периодически напоминать дышать.

    Не найдётся ли у вас платка? Можно и все имеющиеся 😌😣

  • Спасибо за перевод. Первый раз читаю онгоингом новеллу и это потрясающее чувство, и потрясающая история, и глава, и Мосян т_______т

  • О.МАЙ.ГАД
    Насколько же сильная эта глава!
    Сначала нежность и забота, потом испуг за Фэн Синя и Му Цина, далее еще больший шок из-за Безликого Бая, а потом, черт возьми, ПРИЗНАНИЕ!! Я очень благодарна Мосян, что они сделали это сейчас, что нет недомолвок, ненужных мыслей и тд. Так НАМНОГО лучше. Я не доживу до следующих глав т_т спасибо за труд!

  • Dina, воистину :D
    Р.С. Вот да, пусть проваливает, не надо им тут медовый месяц портить

  • Большое спасибо за новую главу!

  • Боги, это лучший понедельник!
    Спасибо, дорогие переводчики! ❤️💜🌺

  • Даааааа!!! Эта глава разорвала меня на маленьких бабочек

  • Ведь вы же в самом деле... погубите меня этой историей 💔
    Такие чуткие и сладкие взаимоотношения Хуа Чена и Се Ляня — до слёз. Не думала, что понедельник можно ждать так сильно!
    Очень уже хочется узнать, что же там за заварушка с этим Безликим Баем, как же обернется история дальше, и жду, когда будет еще одно пришествие непревзойденного притянутого за уши и его ребеночка🐍

  • дарья, в 114 главе селяни насели Се Ляня, а кто этот Сань Лан, а из какой семьи, а не хочет ли за местной девкой приударить. На что сам Хуа Чэн ответил, что дома есть жена. На распросы о ней, описал её так:
    "Прекрасная, мудрая и добродетельная. Благородная золотая ветвь с яшмовыми листьями3. Я полюбил её с малых лет, многие годы мои чувства к ней не угасают, добиться её мне стоило неимоверных усилий."
    Се Лянь потом спросил, правдал ли это. Хуа Чэн ответил, что нет - он просто её ещё не добился.

  • Я ПИЩУУУУ. СПАСИБО ТЕБЕ БОЛЬШОЕ ЗА ПЕРЕВОД! Я ТАК БОЯЛАСЬ, ЧТО ИХ ПРИЗНАНИЕ ЗАТЯНЕТСЯ НА 15730 ГЛАВ, НО КАК ЖЕ Я СЧАСТЛИВА. В КОНЦЕ ДАЖЕ НЕ СРАЗУ ПОВЕРИЛА, ЧТО ВСЕ ТАК ЛЕГКО И ПРОСТО.
    ТЕПЕРЬ С НЕТЕРПЕНИЕМ ЖДЁМ ПОНЕДЕЛЬНИК СЛЕДУЮЩИЙ!
    ЦЕЛУЮ ВАМ РУЧКИ ЗА ПРЕКРАСНЫЙ ПЕРЕВОД. ❤️❤️❤️❤️❤️❤️❤️🥺

    P.S. безликий, вали к черту.

  • Я прослезилась. Это так чудесно, так мило! Обожаю их

  • эх я похоже одна запуталась в сюжете,да? что за золотая ветвь и что вообще происходит?

  • Как я благодарна МСТС, что она не стала растягивать признание на сто глав!
    Ох, они такие зайки милые) Безликий, что ж ты так вовремя....
    Благодарю за ваш труд♥

  • АААААААААААААААААААААААААААААА
    Боже мой!
    Я так испугалась за Фэнциней....

    Белый Бай явился.Вот же жопа.....

    Хаха Се Лянь сразу быка за рога.
    Ну хоть теперь знают что чувствуют к друг другу)

    Спасибо за перевод!)

  • О ГОСПОДИ
    Я РЫДАЮ И ХОЧУ КРИЧАТЬ
    Перечитываю последнюю сцену уже чёрт знает какой раз...

  • спасибо большое за новые главы🤍
    я уже полчаса сижу, реву и перечитываю🥺🥺🥺

  • О, как же долго я ждала эту главу! Появился тот, о ком хотелось бы узнать подробнее, и я надеюсь, что на все вопросы будут найдены ответы.
    От последней сцены растаял. ХуаХуа, бедненький, перепугался т.т
    Спасибо за труд, Господа Переводчики!

  • Наконец-то! Всё получилось как-то странно, но... Наконец-то!!!

  • Низкий поклон переводчикам за столь глубокое погружение в историю! 💫🔥

  • Я безмерно рада за то, что эта страшная ситуация разрулилась. Но! Не хочу портить эту атмосферу, но всё таки - Се Лянь! Я не думаю, что сейчас подходящий момент для долгожданных обнимашек, но там сзади вас появился Безликий Бай собственной персоной. И выяснять отношения сейчас, когда они могут длиться не так долго, как хотелось бы - не очень отличная идея.

    Ну а впрочем, я не могу больше добавить ничего нового - все мои эмоции описывают все остальные комментарии😂 Кто знает номер хорошего гробовщика?

  • ДевАчки, я плачу! Сердце разорвалось!

  • *истеричный смех, крик, визг, ор и всё, что только может быть*
    Во-первых... Безликий, сука, Бай... ну зачееем... И без него творится какой-то ужас, ну зачем он припёрся, аааааааа
    Во-вторых.. Я умерла, это сейчас они в любви друг другу признались что ли, буря эмоций, слов итак не было, но сейчас... Паника, да, По-моему у меня паника, ну что ж, судорожно буду ждать следующего понедельника 🚬

  • Весь фандом райт нау: здох

  • няхахахаха..... наконец то!!!! ура!!! спасибо за новые главы)))

  • Благодарю

  • Ооооо, мурмурмур))) следующая глава, я надеюсь на тебя!

  • ОАОАОАОАО ГОСПОДИ, НЕСИТЕ ВАЛЕРЬЯНКУ 🤧

  • боже мой я рыдаю

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *