На следующий день Се Лянь и Хуа Чэн вдвоём отправились в путь.

Хуа Чэн, держась за руку Се Ляня, сказал:

— Гэгэ, в следующий раз, когда увидишь Цзюнь У, не говори ему ни слова, разворачивайся и беги.

Се Лянь с любопытством спросил:

— Почему?

— Я просто вижу, что каждый раз, когда он обращается к тебе с поручением, ничего хорошего из этого не выходит.

Се Лянь посмеялся:

— О чём ты? Ведь изначально он хотел поручить мне совсем другое.

Хуа Чэн возразил:

— Одно и то же. Не важно — отправиться ли на гору Тунлу или же помочь ему управлять чертогами Верхних Небес — какое из этих поручений можно считать хорошим делом? Чертоги Верхних Небес рушатся в пух и прах, нужно как можно скорее оттуда бежать. Сваливать на тебя весь этот кавардак — что это за поручение такое? Ничего иного я здесь не вижу, кроме выбора — зарезать себя ножом или заколоть мечом, вот и всё.

Се Лянь не смог сдержать смех, а отсмеявшись, искренне заметил:

— И всё же, я совершенно не ожидал, что ты вызовешься сопровождать меня на гору Тунлу. Я долго думал и всё же решил, что должен сказать это. Сань Лан, ни в коем случае не нужно себя принуждать.

Принцу казалось, что Хуа Чэн сам предложил отправиться с ним потому, что знал, какие мысли гложут его. Всё-таки Се Лянь считал, что лучше его запрут в печке и заставят вдоволь пролить чужой крови, чем он отправится решать проблемы чертогов Верхних Небес, в чём никогда бы не преуспел.

Хуа Чэн ответил:

— Гэгэ, я уже не раз заверял, что ни о каком принуждении не может идти и речи. Ты мне не веришь?

— Ну что ты, дело не в этом…

Хуа Чэн кивнул.

— В таком случае, гэгэ может быть спокоен. Я всё прекрасно обдумал. Не стоит полагать, что теперь ты у меня в долгу. Раз уж партия перешла целиком на мою половину доски, я не имею ничего против того, чтобы ещё до рождения нового Князя Демонов затолкать его обратно в недра печи.

В данном вопросе у ныне существующих Князей Демонов и чертогов Верхних Небес мнения совпадали. Риса в амбаре не так уж много, каждый хочет из него прокормиться — и без того на всех не хватает, время от времени даже возникают стычки. Появление ещё одного желающего получить свою долю никого не обрадует. А если этот новенький окажется безумцем да начнёт буйствовать вовсю, никому и крошки не достанется.

Выслушав предложение Хуа Чэна, Цзюнь У долго размышлял. Отправить Се Ляня в одиночку — вариант не лучший, чем Владыке взяться за дело лично. Но окажись рядом с принцем Князь Демонов, который когда-то сам выбрался из горы Тунлу, пройдя через все испытания… У такого отряда шансов на успех уже больше, чем у самого Цзюнь У.

Разумеется, Хуа Чэн не пошёл бы на подобную сделку просто так. Цзюнь У пообещал ему выполнить следующие условия: до следующего открытия горы Небесные чертоги обходят Призрачный город стороной. Кроме того, на все Небеса следует объявить о доблестном поступке Собирателя цветов под кровавым дождём и целый год воспевать его подвиг и прославлять добродетель… В воображении Се Ляня в итоге получалось что-то вроде «Вы, глупые небесные чиновники! Будете знать, кто вас из беды выручил!»

Настоящее мучение для небожителей, которые и без того испытывали к Хуа Чэну страх и весьма смешанные чувства — будто он прошёлся прямо по их лицам.

Хуа Чэн улыбнулся.

— Со мной тебе будет намного проще в этом походе.

Се Лянь вернулся из своих мыслей и произнёс:

— И всё же мне кажется, лучше нам отправиться в путь, когда волнение демонов закончится и ты вернёшься в свой первоначальный облик.

— Об этом тоже нет нужды беспокоиться. Уже скоро.

Се Лянь на миг замер.

— А…

— Что такое? Гэгэ, что с твоим лицом?

— …Значит, Сань Лан скоро вырастет?

Хуа Чэн завёл руки за спину.

— Ага. Я очень долго терпел, скоро уже не смогу.

Как вдруг к неожиданности Хуа Чэна Се Лянь подхватил его на руки и поднял высоко-высоко.

— Вот какая жалость! Когда ты вырастешь, я не смогу носить тебя на руках. Нужно наобниматься вдоволь, пока ты маленький, ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха…

— …

 

***

Попасть на гору Тунлу при помощи Сжатия тысячи ли невозможно, остаётся идти пешком. Спустя несколько десятков дней они наконец окончательно покинули населённую людьми местность и погрузились в горы, покрытые густыми зелёными лесами, которым не видно конца и края.

Чем глубже в лес уводила их дорога, тем чаще по пути попадалась всяческая нечисть, тем плотнее становились группы демонов всевозможных видов и форм. Они передвигались тайком, второпях.

Се Лянь вёл Хуа Чэна за руку.

— Их так много, — прошептал принц.

Хуа Чэн ответил:

— В этот раз демонов собралось действительно больше, чем раньше. Поскольку чертоги Верхних Небес не смогли удержать волну, явились многие из тех, кто изначально не собирался на гору.

К тому же, были не только одиночки, но и целые отряды. Спустя ещё некоторое время пути Се Лянь наткнулся на большую группу потрёпанных демонов со свирепыми мордами. Построившись рядами, они шли и выкрикивали:

— Небо и Земля есть печь, всё живое есть медь!

— Средь глубоких вод и жара огня родятся неисчислимые бедствия!

— Небо и Земля есть печь, всё живое есть медь!

— Средь глубоких вод и жара огня родятся неисчислимые бедствия!

Судя по тону криков, они не только ничего не страшились, но даже наоборот — были весьма воодушевлены. От этих лозунгов выражение лица Хуа Чэна похолодело.

— Не понимают смысла, а орут усерднее иных.

Видимо, толпы нечисти, которая ни разу не бывала здесь, совершенно не ведали, какие жестокие испытания ждут на горе Тунлу. Преисполнившись героической решимости, они считали, будто стать непревзойдёнными проще простого, что причиняло недовольство тому, кто уже побывал в страшном месте.

Се Лянь спросил:

— И в такие отряды можно объединяться?

— Подобные этим завязали знакомство уже давно и решили прорваться на гору вместе, договорившись, что сохранят жизни друг другу. Но никаким обещаниям верить нельзя. Ведь в самом конце один лишний убитый — это ещё частичка силы, а каждый, кого пощадил, — потерянный шанс на выживание. Проще же всего убивать, конечно, тех, кто ближе и тебе доверяет.

Он вдруг нахмурился и схватился за правый глаз, словно опять разболелась голова. Се Лянь поспешно взял Хуа Чэна на руки и отнёс в заросли леса в стороне от дороги. Присев на корточки перед ним, принц с беспокойством спросил:

— Сань Лан, мы скоро переступим границу горы, ты уверен, что будешь в порядке?

Брови Хуа Чэна слегка разгладились, он сказал:

— Гэгэ, не волнуйся, всё нормально. Скоро полегчает.

Но разве Се Лянь мог так просто успокоиться?

Хуа Чэн добавил:

— Гэгэ, наклонись ближе, я хочу тебе кое-что сказать.

Се Лянь не понял, что происходит, но всё равно подчинился. Тогда Хуа Чэн обхватил его лицо ладошками и легонько соприкоснулся лбом. Се Лянь поморгал и застыл. Когда Хуа Чэн снова отстранился, принц произнёс:

— Сань Лан, ты…

Тот улыбнулся в ответ.

— Готово. Кругом одни демоны, а гэгэ — небесное божество. Твоя аура здесь будет очень приметна, а так мы можем её немного спрятать.

Выходит, таким образом Хуа Чэн окружил Се Ляня своей аурой. Это заставило принца невольно вспомнить процесс «передачи воздуха и магической силы», которым они занимались прежде. Испугавшись, что Хуа Чэн тоже вспомнит об этом и снова начнёт расспрашивать, Се Лянь быстро ответил:

— Хорошо. Теперь давай замаскируемся.

Чтобы затеряться в толпе демонов, разумеется, понадобится небольшая маскировка. Но на самом деле принц лишь накинул плащ с капюшоном. Ведь немалое количество нечисти любит носить маски и плащи, поэтому так Се Лянь не будет выделяться. Закончив с простым переодеванием, принц взял Хуа Чэна за руку и неторопливо отправился дальше.

Они прошли ещё немного, когда услышали впереди невнятный галдёж. Не зная, что там случилось, Се Лянь спросил:

— А нет ли здесь каких-нибудь ориентиров, по которым можно понять, что мы уже находимся в пределах горы Тунлу?

— Есть. Но им нельзя доверять.

Се Лянь хотел было продолжить расспросы, но галдёж впереди становился всё громче. Выйдя из леса, они увидели огромную толпу нечисти, как минимум триста-четыреста голов, что собралась у отвесной скалы. Однако то была лишь крошечная часть от всех, кто отправился на гору.

— Почему путь закрыт? Неужели мы ошиблись дорогой?

— Быть не может… Ведь говорили, что на гору Тунлу можно попасть по любой тропе!

Возможно, по той причине, что они пока не пересекли границу горы Тунлу, смертоубийство не началось по-настоящему, и сейчас демоны вели себя друг с другом относительно спокойно. Се Лянь обратился к первому попавшемуся демону:

— Скажите, пожалуйста, что там случилось впереди?

Демон пропищал:

— У тебя что, глаз нет? Сам не видишь? Скала заслонила путь, не пройти.

— …

Се Лянь пригляделся к демону и увидел, что у того отсутствует половина головы. Вот уж у кого действительно глаз нет. Но принц не стал делать замечаний, только спросил ещё:

— И что же, её нельзя обойти?

Как вдруг из-за поворота выбежали несколько демонов. Свесив набок языки, они забранились:

— Мать твою, что за чёртова гора! Я бежал больше часа, а конца ей так и не увидел! Пришлось ещё столько же бежать обратно!

Другие демоны повернулись к Се Ляню:

— Нельзя.

Се Лянь не сдавался:

— А перелезть или перелететь через неё тоже не выйдет?

Только он это сказал, и с небес со свистом сверзилась огромная птица, одна только голова размером в семь чи. Она с громким «бум» ударилась о землю и сразу испустила дух.

Раздался крик:

— Какая безвременная кончина! Птица-оборотень и та умерла от усталости, а перелететь скалу не смогла!

Демоны вновь повернулись к Се Ляню:

— Не выйдет!

Но тот опять заговорил:

— А не получится ли…

Принц ещё не закончил, как все вокруг на него зашикали, явно желая поскорее заткнуть ему рот.

— Хватит спрашивать! Вот ведь мастер накаркать!

Се Лянь:

— Ну ладно.

Путь нескольким сотням демонов оказался закрыт высокой отвесной стеной, которую никак не обогнуть, не перемахнуть и не перелететь. Загудел разноголосый гомон, непрерывный и шумный.

Кто-то закричал:

— Я понял! Это не простая скала, а заслон.

Кто-то подхватил:

— Послушайте, за преградой наверняка начинается гора Тунлу. Должно быть, это первое испытание перед тем, как попасть туда. Если уж не сможем пройти столь простой рубеж, о дальнейшем и думать нечего, лучше сразу разойтись!

— Подождите!

— Чего ждать?

Кто-то с сомнением сказал:

— Почему я… чувствую странный запах?

— Какой запах? Наверное, мертвечина, которую ты взял с собой в дорогу подкрепиться, протухла!

— Нет, нет. Это не мертвечина, а живой человек! Нет, нет, нет, опять не то!.. Похоже на… Так пахнут небесные чиновники!!!

Этот возглас стал камнем, от которого разошлись тысячи волн. Демоны заголосили:

— Что?! Поменьше неси чепухи! Откуда здесь взяться небесному чиновнику?

— А, постойте! Кажется… я тоже чувствую!

— А я почему нет?

— Вот вы об этом заговорили, и я, кажется, тоже… Неужели в наши ряды затесался небожитель?!

— Да быть того не может… Какой небесный чин настолько смел, чтобы явиться в подобное место?

Всего несколько фраз, и толпа взорвалась подобно кипящему маслу в котле. Сердце Се Ляня слегка сжалось, однако на лице не дрогнул ни один мускул.

Но ведь Хуа Чэн помог ему скрыть ауру божества, откуда мог появиться запах? Должно быть, дело вовсе не в том, что кто-то заметил его истинную суть.

Хуа Чэн сжал ладонь принца и прошептал:

— Гэгэ, будь осторожен. Какая-то тварь мутит воду, намеренно создаёт суматоху.

Се Лянь ответил:

— Также вполне возможно, что помимо меня сюда действительно проник ещё кто-то из небесных чиновников.

Внезапно демон, который первым заявил, что учуял запах живого существа, запрыгнул на большой камень и воскликнул:

— Послушайте! А может, проклятые чиновники Небесных чертогов не смогли задержать нас по дороге, вот и послали своего на гору Тунлу, портить нам праздник? Предлагаю всем, кто в масках, плащах и под слоями одежд, всё с себя снять. Таким образом мы сразу узнаем, от кого исходит божественное сияние. Всем по очереди назвать себя! Не дадим врагу малейшего шанса затеряться в наших рядах!

Толпа ответила согласием, и демон продолжил:

— Я буду первым! Моё имя — «Отнимающий жизни демон острого лезвия», оборотень, получившийся из сабли палача, которую использовали для отрубания голов. Чтобы отсечь кому-то голову, мне никогда не требовалось больше одного удара!

— …

По личному опыту Се Ляня, как правило, чем больше неприкрытого хвастовства звучало в прозвище, к примеру, попадались слова вроде «не имеющий равных», «тысячерукий», «непобедимый», «отнимающий жизни», тем проще было от таких крикунов избавиться, всегда хватало одного удара, а иногда в один приём удавалось уничтожить сразу троих.

Далее вразнобой послышалось несколько сотен прозвищ, и принц, слушая их, только качал головой. Как вдруг кто-то рядом толкнул принца локтём и спросил:

— Эй, а ты чего не снимаешь плащ? Ты что за тварь?

Никакого умышленного презрения в таком обращении не было, ведь если это не человек, стало быть, назвать его тварью вполне приемлемо. На самом деле, немало других демонов отказались снимать плащи и маски, рядом с Се Лянем как раз стоял один такой — он глядел на них, скрестив руки на груди. Вот только принца всё-таки спросили первым, и когда все вокруг обратили к нему взгляды, пришлось признать собственное невезение.

Се Лянь неторопливо стянул плащ и мягко произнёс:

— Я мастер марионеток.

Толпа тут же его окружила.

— Вот оно как! То-то смотрю, ты похож на человека. Впервые вижу мастера марионеток!

Се Лянь молча улыбался. Мастера марионеток — это нечисть с очень слабой тёмной Ци. Для изготовления идеальной марионетки им приходится пробовать разнообразные материалы, поэтому они нередко оказываются перепачканы всевозможной аурой. А из-за пристрастия к использованию человеческой кожи от них всегда исходит сильный запах людского духа. Мечта любого мастера марионеток — добыть волосы с головы небожителя и сделать своей кукле парик. Некоторые, преисполнившись дерзости, на самом деле предпринимали подобные попытки, поэтому и аура небожителя вокруг мастера марионеток не являлась чем-то из ряда вон выходящим.

Кто-то спросил:

— А где же твоя кукла?

Се Лянь посмотрел налево и направо, затем склонился и поднял на руки Хуа Чэна.

Демоны хором изумились:

— Ого! Какая искусная работа!

— Что это за материал? Тц-тц-тц, сделан как живой.

— Наверняка он очень сильный соперник…

— Да где же «как живой»? Мне кажется, выглядит немного фальшиво, кожа уж больно белая. И вообще, почему у ребёнка такие длинные ресницы?

Хуа Чэн сидел, скрестив руки на груди и без всякого выражения на лице, но многие демоницы всё равно были поражены им в самое сердце, которое уже давно не билось.

— Я сейчас умру! Какая красивая кукла!

— Мастер, вы принимаете заказы? Могу я попросить сделать для меня такого же? О цене договоримся.

Некоторые даже не смогли удержаться и потянулись руками, чтобы потрогать «куклу». Но Се Лянь тут же прижал Хуа Чэна к себе.

Демоны зашипели:

— Вот ведь жадина! Так дорожит своим сокровищем, что даже потрогать не даёт.

Се Лянь прижал Хуа Чэна одной рукой ещё крепче, а другой погладил по волосам.

— Конечно, это ведь моя кукла. К тому же, характер у него не сахар, и кроме меня никто не может к нему прикасаться. Иначе он начинает сердиться.

Хуа Чэн в объятиях принца приподнял бровь, и толпа захохотала:

— Ой! Он даже бровью играет! Важничает! Чудеса!

Неожиданно послышался чей-то голос:

— А мне что-то так не кажется.



Комментарии: 16

  • Се Лянь, ты спрашивал денег на храм. Вот же идеальный бизнес: пошив кукол Градоначальника)) и продавать в Призрачном городе. Всё бы раскупили.

  • Меня так умиляет отношение Се Ляня к маленькому Хуа-Хуа, особенно его "Вот какая жалость! Когда ты вырастешь, я не смогу носить тебя на руках. Нужно наобниматься вдоволь, пока ты маленький, ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха…"
    uwu~

  • "в следующий раз, когда увидишь Цзюнь У, не говори ему ни слова, разворачивайся и беги" - он ведь в курсе, что Цзюнь У его начальник? Просто представила себе реакцию окружающих, если бы его Высочество претворил этот совет в жизнь. Хотя Линвэнь бы понравилось. Как способ избежать работы с отчётами.

  • Спасибо за перевод💜💜

  • Почему же для такой опасной миссии не снять проклятую кангу повысив вероятность удачного завершения задания. (Физическая сила Се Ляня даже в таком состоянии на высоком уровне, а если бы ничего не сковывало его магические силы, то насколько он все таки силен?) или это уже никаким образом не возможно?

  • Привет комментарий ниже с таким же именем как и у меня (Злата). Согласна с тобой!

  • Блин, мне так нравится, как Се Лянь ведёт себя по отношению к маленькому Хуа Чену) прям уву 😍😍😍

  • Спасибо за перевод!)

  • Большое спасибо за новую главу!

  • Спасибо большое за перевод, жутко интересно!

  • Ахаха ай да наследный принц 😂😂😂Выкрутился молодец)))). Боже как же я хочу что б Се Лань стал новым Князем Демонов 🙏🙏🙏

  • Соглашусь с Ривай. Ну просто ляпота :3.
    Да и вид нечисти классный. Вот же ж лис ты эдакий, Се Лянь хд.

  • Боже 😂
    МаСтЕр МаРиОнЕтоК))0)
    Ахахахах, чёрт, меня вынесло просто ХД
    А это его:
    "— Конечно, это ведь моя кукла. К тому же, характер у него не сахар, и кроме меня никто не может к нему прикасаться. Иначе он начинает сердиться."
    Почему это так милоооо~♡♡♡

    Спасибо вам за перевод 💖⚘

  • Вааааа пасибки за переводик

  • БЛИИИН КАК МИЛО
    важничает увувув
    спасибо за перевод!!!

  • Кто посмел усомниться? И мне пожалуйста такую куколку!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *