Се Лянь должен был защищать Хуа Чэна и не мог отвлекаться. А Пэй Мин, очевидно, не представлял никакой опасности для оружия, которое знало его лучше кого-либо иного!

Как вдруг послышалась ругань Мингуана:

— Проклятый варвар! Ты не можешь не бить по мечу, когда я наношу удар? Попал мне по руке!

Кэ Мо, однако, вообще не удостоил его вниманием.

Видя, что между ними намечается конфликт, Се Лянь схватился за Пэй Мина.

— Генерал Пэй! Кэ Мо наверняка не верит, что вы не питаете к нему враждебности. Нужно его задобрить! Скорее, сложите пальцы на обеих руках вместе, перекрестите запястья над головой, затем опустите вниз и разведите в стороны. Это общеупотребительный жест его народа, просьба о примирении. В любом случае, лучше первым делом выразить ему наши благие намерения, чтобы он успокоился!

Пэй Мину просьба показалась странной.

— А?

Надо сказать, что их с Кэ Мо конфликт нельзя назвать мелким недоразумением, приведшим к небольшому скандалу. Разве один лишь жест поможет достичь примирения? И как это его успокоит?

Се Лянь же, не допуская возражений, опять дёрнул его и сказал:

— Давайте, вместе со мной выполним это движение, чтобы он остановился!

Пэй Мина ранило в руку, и когда принц за неё схватился, уголок рта генерала слегка дёрнулся. Он действительно собрался подчиниться, но тут Мингуан, который слышал весь их разговор, выскочил перед Кэ Мо, скрестил руки над головой и опустил вниз, затем развёл в стороны. С довольным видом он сказал двоим внутри круга:

— Не так просто!

Неожиданно Кэ Мо, увидев его жест, выпучил глаза. На тёмной коже вздулись синие вены, пальцы огромной ладони растопырились и подобно железному вееру отвесили Мингуану такую затрещину, от которой тот отлетел прочь.

Сначала ни Пэй Мин, ни Мингуан не поняли, что случилось. Но спустя ещё мгновение Пэй Мин повернулся к Се Ляню.

— Ваше Высочество, а я ведь считал Мингуана коварным, но никак не мог предполагать, что вы коварнее него. Я преклоняюсь.

Се Лянь стёр со лба холодный пот.

— Ну что вы, что вы. Благодарю, но я не достоин.

На первый взгляд те слова предназначались Пэй Мину, однако в действительности же принц говорил для Мингуана. А тот, желая нарушить их планы, непременно решил бы первым договориться о мире с Кэ Мо. Вот только жест, который описал Се Лянь, означал вовсе не примирение, а вызов. К тому же, самый агрессивный вызов на языке Баньюэ, по смыслу примерно равный «отрежу твою собачью голову, надругаюсь над твоей женой, вырежу всю твою семью и раскопаю могилы предков». Было бы весьма странно, если бы Кэ Мо не разъярился, увидев подобное. В иной ситуации Мингуан, услышав Се Ляня, мог бы усомниться в правдивости слов принца, но дело не терпело отлагательств, да и Пэй Мин уже почти что поднял руки над головой. У Мингуана не оставалось времени на долгие размышления, поэтому он попался на уловку.

Впрочем, отлетев прочь от удара Кэ Мо, Мингуан сразу же всё понял и хотел было спасти ситуацию, но незнание языка не позволило ему этого сделать. К тому же, он инстинктивно перешёл на крик, поэтому с виду казалось, что он осыпает Кэ Мо бранью. Мингуан испробовал несколько других жестов, к примеру — малый поклон или большой палец вверх, которые, однако, выглядели совсем неискренне, равно как пытаться попросить прощения у человека, которого только что обругал последними словами. Несмотря на все попытки, ему досталось ещё сильнее. Кроме того, Кэ Мо всё-таки знал некоторые примитивные ругательства центральной равнины, которые успевал применять, отвешивая удары, и Мингуан тоже стал выходить из себя — драка становилась ещё более яростной. Пэй Мину даже захотелось подбодрить их криками. Мингуан же, бросив взгляд в его сторону, закипел от гнева и вдруг помахал рукой в сторону Кэ Мо, указал на себя, затем на людей внутри круга, а потом показал тот же самый оскорбительный жест по отношению к ним.

Кэ Мо и впрямь остановился, затем хмуро спросил:

— Так ты это мне или им?

Се Лянь понял, что дело плохо, но всё же не решился безрассудно открывать рот, поскольку не был уверен, удастся ли ему договориться с Кэ Мо. Мингуан схватился за возможность изменить ситуацию и продолжил старательно строить свирепые гримасы и повторять жест в сторону Пэй Мина, затем смотрел на Кэ Мо и вновь становился спокойным. По его взгляду и выражению после нескольких повторений Кэ Мо всё-таки понял, что тот имеет в виду:

У них общий враг!

Мингуан и Кэ Мо пришли к согласию и вновь принялись атаковать магическое поле.

Мысли закружились в голове Се Ляня, он сделал глубокий вдох и громко выкрикнул на языке Баньюэ:

— Младший Генерал Пэй! Бань Юэ!

Едва Кэ Мо услышал имена, тут же застыл и грозным тоном спросил:

— Эти двое тоже неподалёку?!

Се Лянь не ответил, только продолжил кричать:

— Младший Генерал Пэй! Бань Юэ! Здесь Кэ Мо, ни в коем случае не приближайтесь, скорее бегите! И больше не возвращайтесь!

Эти крики, разумеется, заставили Кэ Мо решить, что те двое действительно где-то рядом, а Се Лянь пытается их предупредить, чтобы поскорее спасались. Кэ Мо тут же взъярился:

— Не так быстро! — и бросился прочь.

Мингуан прокричал ему вслед:

— Эй! Здоровяк! Ты куда?! Он наверняка тебя провёл, вернись!

Однако Кэ Мо уже был далеко. От злости Мингуан затопал ногами и забранился:

— Дурень!

Се Лянь второй раз стёр пот со лба и в душе искренне воскликнул: «Знание более одного языка принесёт неисчерпаемую пользу на всю жизнь!»

А увидев, что Мингуан вновь принялся наносить удары по Фансиню, опять вскинул руку и воскликнул:

— Постойте! Если не прекратите, мы не станем с вами церемониться.

Мингуан:

— И как же вы в таком положении не станете со мной церемониться?

— Вы… ничего не забыли?

— Чего?

Пэй Мин хотел что-то сказать, но промолчал, вместо этого выволок из-за спины кое-что большое.

— Как можно забыть о такой вещи?

В его руках оказалась нижняя половина тела с двумя ногами. Взгляд Мингуана сразу посуровел.

— А? Моё тело!

Всё время сражения он заменял стопы ладонями, подпрыгивая и перескакивая на руках, и незаметно для себя самого привык к такому способу передвижения, даже позабыл присоединить к себе нижнюю часть тела. Пэй Мин же, пока Мингуан и Кэ Мо лупили друг друга, вышел из круга и притащил обратно неподвижную половину тела Мигуана, которую тот бросил неподалёку.

— Лучше тебе не совершать опрометчивых поступков, — пригрозил Пэй Мин.

Правда, угроза выглядела своеобразно. Ведь если бы заложник представлял собой целого человека, Пэй Мин с той же фразой мог схватить его за горло или за макушку. В таком случае зрелище возымело бы больше действия, стало бы ясно, что угроза — не пустые слова. Но сейчас у него в руках находилась лишь половина тела… Куда же положить руки, чтобы картина не представлялась неловкой, но при этом повлияла на противника?

Не придумав ничего лучше, Пэй Мин наступил ему на ногу.

Мингуан:

— Ты со мной шутки вздумал шутить?

Также посчитав происходящее несерьёзным, Се Лянь деликатно заметил:

— Генерал Пэй, наступить на ногу — как-то не убедительно. Не могли бы вы… заставить его решить, что вы схватили его за что-то жизненно важное?

— Ваше Высочество, вам легко говорить. Считаете, я бы стал наступать ему на ногу, будь у меня желание совершить иной, бесстыжий и подлый поступок? Может, вы тогда сами схватите его за что-то жизненно важное?

— …

В общем, никто из них не хотел ни за что хвататься.

Се Лянь сказал:

— Ну ладно. Тогда поступим иначе!

Посовещавшись, они схватили каждый по ноге Мингуана. Теперь угроза стала более реальной и не такой неловкой.

Се Лянь сказал:

— Прошу вас отступить, иначе, боюсь, ваше тело будет сломано ещё раз.

Мингуан ответил с холодной усмешкой:

— Ха! Вы и впрямь решили, что моя нижняя половина тела — бесполезна?

Се Лянь ощутил волну убийственной Ци, которая распространилась от ладони. Принц сразу отдёрнул руку и предостерёг:

— Генерал Пэй, осторожно!

Ранее неподвижные ноги, когда никто такого не ожидал, отвесили пару пинков. Пэй Мин тоже успел отбросить ногу прочь, так ему удалось избежать удара, летящего со свистом острого лезвия. Ноги перекувырнулись в воздухе и приземлились на одно колено, затем медленно выпрямились, стоя сами по себе. Вышло весьма проворно, даже воинственно, и Се Лянь не удержался от похвалы:

— Хорошо! — однако сразу же исправился: — Не хорошо!

Что же тут хорошего? Он ведь побеспокоился об установке защитного поля именно для того, чтобы Мингуан не мог приблизиться к ним, теперь же — просто замечательно — верхняя часть Мингуана осталась снаружи, но нижняя оказалась в круге!

Пэй Мин тоже прозрел:

— Мы попались.

Некоторые подобные Мингуану демоны, разделённые на две половины, могли шевелить только той частью, где находилась голова, иные же — обеими. Пэй Мин не мог сразу определить, к какому виду относится Мингуан, но видя, что нижняя половина ужасно тяжёлая и не пошевелилась, даже когда на неё наступили, решил, что к первому. Должно быть, то было намеренное притворство.

Снаружи круга Мингуан хлопнул в ладоши и засмеялся:

— Так и есть! Вот что значит пустить волка в дом, теперь добраться до вас — что поймать в кувшине черепаху — проще простого!

Сейчас из троих находящихся в круге Хуа Чэн пребывал в медитации, приближаясь к критическому моменту превращения, Пэй Мин лишился меча, сломанного Мингуаном, а Се Лянь использовал Фансинь в качестве замка, запечатавшего магическое поле. Оба остались безоружными, и принцу пришлось принять решение:

— Эмин!

Изогнутая сабля, лежавшая в стороне ненужным грузом, немедля вскочила и прилетела прямо в руки Се Ляня. Принц сжал рукоять в ладони и бросился в бой. Нижняя половина Мингуана отвесила пинок, но встретилась с лезвием Эмина, отчего отступила на пару шагов, едва не вылетев за пределы круга. Сам же Мингуан чуть изменился в лице, по всей видимости, испугался. Он хлопнул в ладоши, и его нижняя часть приняла первоначальную форму — в воздухе повисло лезвие длиной почти в три чи, обуреваемое тёмными эманациями жажды убийства.

Се Лянь редко сражался саблей, но Эмин в его руках лежал как влитой. Принц как раз готовился отразить следующую атаку, когда Пэй Мин вдруг позвал его:

— Ваше Высочество, не то чтобы я намеренно хочу помешать вам в такой момент, но… с вашим Градоначальником Хуа, кажется, не всё в порядке.

Се Лянь обеспокоенно обернулся и увидел, что Хуа Чэн нахмурился сильнее, а руки, лежащие на коленях и сложенные в особых печатях, слегка дрожат. Стоило принцу отвлечься, и обломок лезвия меча выбрал точный момент для атаки. В тот же миг Эмин по своей воле покинул ладонь принца и со звоном столкнулся с противником в воздухе!

Се Лянь воскликнул:

— Эмин, придётся мне попросить тебя продержаться немного! — затем присел на корточки перед Хуа Чэном. — Как же это? Что пошло не так?

Пэй Мин:

— Меня об этом не спрашивайте, Ваше Высочество, я не настолько хорошо знаком с Князем Демонов, как вы!

Се Лянь позвал Хуа Чэна:

— Сань Лан? Ты меня слышишь? Не нужно терпеть, выходи из медитации!

Тем временем за пределами круга раздался голос Мингуана:

— Какая-то мелкая сабля, и смеет вставать у меня на пути?!

К тому моменту лезвие Мингуана и Эмин уже несколько десятков раз столкнулись в воздухе, высекая снопы искр. Если бы Эмин находился в привычной форме, он бы, разумеется, преспокойно взял верх. Но сейчас на фоне длинного лезвия меча потерявший в размерах Эмин выглядел подобно ребёнку, дерущемуся со взрослым. Несмотря на всю свирепость, из-за коротеньких ручек и ножек он неизбежно оказывался в проигрышном положении. Несколько раз ситуация становилась весьма опасной, и Се Лянь, невзирая на занятость, обернулся и крикнул:

— Осторожно!

Стоило прозвучать этому крику, Эмин вдруг обернулся серебристым вихрем, который столкнулся с обломком меча. Мингуан за кругом вскрикнул — видимо, на этот раз ему серьёзно досталось.

Се Лянь похвалил:

— Отлично, Эмин!

Пэй Мин неожиданно произнёс:

— Постойте, Ваше Высочество, мне показалось, или когда вы его похвалили, он стал немного больше?

Се Лянь пригляделся внимательнее.

— Правда?

— Кажется, да. Может, попробуете повторить?

Раз требовалось лишь похвалить, Се Лянь сразу приступил к делу:

— Хорошо. Эмин, слушай внимательно: ты — неукротимый герой, милый и добрый, умный и сообразительный, ласковый и надёжный, не имеешь в мире равных…

Принц вдруг осёкся, не успев высказать всё, что собирался, Пэй Мин же громко захлопал в ладоши, а на лице Мингуана отразилось выражение полного недоверия. Вне себя от ярости, он воскликнул:

— Что это за тёмная магия? Почему я о таком никогда не слыхал?!

Чистейшая правда! С каждой фразой похвалы из уст Се Ляня Эмин немного увеличивался в размерах. И если ранее его можно было сравнить с десятилетним ребёнком, теперь он вырос до юноши лет пятнадцати!

Теперь уже обломок меча уступал подросшему Эмину и оказался в незавидном положении, тогда как атаки Эмина стали более неожиданными и быстрыми как ветер. Победитель почти определился, когда Мингуан за кругом вдруг сложил руки в заклинании.

Пэй Мин увидел это и воскликнул:

— Плохи дела, он передал все магические силы своей нижней половине!

И действительно, чёрная Ци вокруг обломка лезвия обернулась густой завесой, которую не рассеять, и отразила атаку, отбросив саблю прочь.

Эмин отлетел и вонзился в землю. Се Лянь поспешно выдернул его за рукоять и спросил:

— Ты в порядке?

Пэй Мин:

— В порядке. Смотрите. — С такими словами он взял Эмина из рук принца.

Се Ляню это показалось странным, и вдруг он ощутил прикосновение льда — Пэй Мин прижал саблю к его лицу, так что рукоять коснулась губ.

— …

Снова взяв Эмин в руки, принц размял немного занемевшие губы и в недоумении спросил:

— Генерал Пэй, в ваших действиях есть смысл?

— Конечно, есть. Ваше Высочество, прошу, поглядите сами.

Се Лянь опустил взгляд и не нашёл слов. Эмин действительно сделался ещё длиннее!

Мингуан, не в силах больше этого выносить, забранился:

— Чтоб тебя, а это что за тёмное искусство? Показывайте уж сразу всё, на что способны!

Се Лянь:

— Честное слово, я и сам хотел бы знать, как так получается.

Воспрянувший духом Эмин подпрыгнул в воздух и вновь атаковал обломок Мингуана. Сабля и меч сцепились в неустанной схватке. Се Лянь вновь повернулся к Хуа Чэну, Пэй Мин же обратил взгляд к лежащему неподалёку Мингуану. Сейчас он отдал все силы нижней половине для битвы с Эмином, и угроза от верхней половины заметно снизилась. Это заметили все, и Пэй Мин уже вознамерился выйти из круга, чтобы обезвредить врага, когда послышался звук тяжёлых шагов — обратно прибежал Кэ Мо, который со злостью взревел:

— Ты, коварный заклинатель центральной равнины, снова мне солгал! Чтоб тебе всю жизнь мусор собирать! Их здесь нет!

Се Лянь и не надеялся надолго отвлечь Кэ Мо, и всё же тот вернулся раньше, чем принц предполагал. Теперь ситуация вновь стала критической.

Мингуан страшно обрадовался и, указав на Фансинь, воскликнул:

— Здоровяк, скорее! Сломай этот меч, разрушь магическое поле, и людям в круге некуда будет деться!

Но Кэ Мо и без его напоминаний ударил ладонью по Фансиню, так что меч наклонился ещё на два цуня. Ещё удар, ещё два цуня. Ещё удар, и Фансинь упал!

Защитное поле… всё-таки оказалось разрушено!

Обломок меча бросил сражаться с Эмином и вылетел за круг, вернувшись к Мингуану. Вернув себе нижние конечности, он вновь стал целым, прыжком поднялся на ноги, похлопал по плечу Кэ Мо, указал на Пэй Мина, затем на себя, потом на Се Ляня, а после снова на Кэ Мо. Тот понял, что это их разделение противников, кивнул в ответ и направился к Се Ляню и Хуа Чэну, при этом хрустя кулаками, подобными мешкам с железным песком.

Мингуан же, разминая ноги, свирепо улыбнулся:

— Пэй Мин, ты ведь хотел сломать меня ещё раз? Попытаешься?

Пэй Мин не ответил. Мингуан с холодной усмешкой добавил:

— Генерал ломает меч, Генерал ломает меч… хе-хе! Поистине прекрасная легенда. Даже такая история стала прекрасной легендой! Это доказывает, насколько слепы Небеса.

— Я никогда не считал это прекрасной легендой.

— Чушь собачья! Тебе, как никому другому, должно быть известно, сколько ты убил подчинённых и собратьев, что так долго следовали за тобой.

Тем временем Кэ Мо уже оказался прямо перед Се Лянем. Принц сжал в руках Эмин. Он не боялся противника, лишь немного волновался, что если на миг отвлечётся, с Хуа Чэном что-нибудь случится.

Видя, как бегает его взгляд, Кэ Мо, будто заподозрил неладное, сказал:

— Не думай меня провести, я больше не попадусь, что бы ты ни сказал!

— Я не обманывал тебя, Бань Юэ и младший Генерал Пэй в самом деле были неподалёку, просто убежали, когда я их предупредил. Э? Бань Юэ! Что ты здесь делаешь?!

Кэ Мо разъярился:

— Ты меня за дурака принимаешь? На такую глупую уловку…

Как вдруг откуда-то сверху раздался голос:

— Кэ Мо!

Голос был очень знакомым и говорил на языке Баньюэ. Кэ Мо поднял голову и увидел, что ему в лицо летит клубок чего-то фиолетово-красного. В тот же миг здоровяк переменился в лице и, закрыв голову руками, взревел:

— Пошли прочь!

На него падали ядовитые твари, что обитали когда-то лишь в государстве Баньюэ, — скорпионовые змеи! А той, кто наслал змей, конечно же, была советник Баньюэ.

Бань Юэ спрыгнула с дерева и приземлилась прямо перед Се Лянем.

— Генерал Хуа…

Се Лянь сказал Кэ Мо:

— Я же сказал, это правда Бань Юэ…

Но Кэ Мо совсем его не слушал, только орал на девушку:

— Ты бросила их в меня!!! Ты бросила в меня скорпионовых змей!!! Прекрасно зная, что я более всего ненавижу этих тварей, ты бросила их в меня!!!

Бань Юэ пригнулась и ответила:

— Прости… Но… единственное, что я умею, — это бросаться змеями…

От Мингуана переменившаяся ситуация также не укрылась, он настороженно спросил:

— Кто такие?!

Неожиданно с дерева спрыгнула тёмная фигура мужчины. Оказавшись перед Мингуаном, он дал ответ:

— Бывший второстепенный Бог Войны дворца Мингуана, Пэй Су!

Поистине — чудесное войско спустилось с небес. Пэй Мин озадаченно спросил:

— Сяо Пэй? А ты зачем явился?

Се Лянь же обратился к девушке:

— Бань Юэ, ты разве не должна быть с Её Превосходительством Повелителем Дождя?

Услышав последние четыре слова, Пэй Мин едва заметно нахмурился.

Бань Юэ ответила:

— Да, вот и сюда я тоже прибыла вместе с Её Превосходительством.



Комментарии: 29

  • Кэ Мо, как моё состояние по жизни... Нечто огромное, злое, агрессивное, ненавидящее змей и вообще всё и всех вокруг... Чёрт, плачу.

  • С каждой встречей люблю Пэй Мина все больше и больше :"")

  • Кажется Эмин отражает Хуа-Хуа в детстве

    И сколько ж опять там народу собралось, лол. Осталось встретить Черновода с братьями Ши

  • Боже, конец этой главы, а именно последняя фраза Бань Юэ, заставляет меня орать от радости!!

  • АХАХХАХА
    ПЭЙ МИИИИИН
    Как же я люблю Мосян за вот такие вот комичные ситуации во время, казалось бы, напряженных моментов. В этом вся прелесть ее новелл)

  • В полку шипперов прибыло))
    А компашка героев все увеличивается и увеличивается...

  • Увеличивающийся в размерах меч) нет сомнений, что автор знает толк в извращениях)))))

  • Наконец-то мы поближе познакомимся с Повелительницей Дождя! По тем обрывкам, что у же встречались, она кажется очень необычной и сильной девушкой.

  • Спасибо за перевод!)
    Ждем далее...

  • Как это чудесно, спасибо большое, очень ждем перевод!!!

  • Целых три главы!! Спасибо большое за перевод!

    Так много старых знакомых, интересно, надолго ли).

  • Большое спасибо за новую главу!

  • Очень крутой сюжет и прекрасный перевод, прекраснейший!!! Благодарочка вам за труды ♥️

  • Что-то мне кажется, что рост Эмина это не столько с поцелуями связано, сколько с почти своевременным возвращением к своим размерам.

    Просто так совпало .))

  • Ура! Наконец-то Повелительница Дождя! Это так здорово!!!

  • Господи, вся небесная туса собралась. Сейчас ещё, глядишь, Лин Вэнь с божеством парчовых одежд подтянется, Фэн Синь с сынком и Цинсюань с Чероводом (последним я реально была бы рада).

  • Крутокрутокруто
    Ваш перевод -лучший!!!
    Спасибо!

  • ух, черт, люблю ваш перевод ребят 🐺☝️

  • Огромное спасибо за перевод!!!
    Читаю, улыбаюсь и радуюсь)) Совершенно от всего отвлекли))

    ...и почему в словах Пэй Мина "...я не настолько хорошо знаком с Князем Демонов, как вы!" в сочетании с его последующими действиями я начинаю видеть всякий скрытый смысл=))) Вообще зачудительная картина - в прошлой главе генерал вышел из круга не иначе не силах уже смотреть на этих двоих... :)

  • я наверное совсем испорченная, но момент приятных слов и поцелуя для Эмина... Эмин, ты точно просто сабля Хуа Чэна?😂😂

  • Фрейд бы плакал

  • Просто потрясные моменты,а перевоплощение Эмина это чтото с чем то,особенно поцелуй Се Ляня. Хозяин и меч одно целое🙈Спасибо большое за перевод. Вы волшебники🤗🤗🤗💜💜💜

  • Да чтоб тебе мусор собирать всю жизнь! Ахахах! Я вот подумала, только тапками не кидайте, а ведь первым мусором который подобрал Сё Лянь был малыш Хуа)))
    Думаю, что когда его спросили как зовут на континенте Баньюэ, он вспомнил как зовут маленького Хуа, так и стал генералом Хуа
    Спасибо за перевод
    ♥️♥️♥️♥️♥️

  • О май! Становится все интереснее и интереснее!! Это невероятно круто!
    Спасибо за главушки💕

  • О Боже мой, наконец-то мы вновь встретимся с прекрасной Повелительницей Дождя, блииииин, я так долго ждала этого!
    Да и появление Пэй Су и Бань Юэ меня очень обрадовало))
    С нетерпением жду новой главы!

    Спасибо за перевод ❤️❤️❤️❤️❤️❤️❤️

  • Как жу круто!! Наверно, как и многие здесь, я обожаю такие моменты с Се Лянем!!!🎇
    Эмин такой двухсторонний: когда нужно - в мире нет ему равных, а найдёт своего Се Ляня - самый пушистый. Отображение своего хозяина, что сказать😂
    И появление старых ребят, которых мы давно не видели очень-очень классно!!!
    Огромное спасибо за перевод!!!

  • ААААААА, страсти накаляются, поскорее бы Хуа Чэн уже вырос бллин

  • Ну здравствуй, главный шиппер всей новеллы, светлый генерал~~

  • Класс! Эмин чудо! Похвалишь малыша, поцелуешь и сразу красавчик😆🔥 горы свернёт для Се Ляня)))

    Среди небожителей хоть кто-то приличный остался? Нет, Пэй Мин известная кобелина, но Мингуана даже жаль...

    Се Лянь хитрюга) вот в такие моменты ощущаешь, что его чистота и простота... не то чтобы простая и чистая...
    Спасибо за перевод!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *