Часть первая

После драки Вэнь Нину из-за нещадно жестокого поведения было дано злосчастное прозвище. Однако об этой истории позже. Даже тот факт, что Цзян Чэн вонзил меч в живот Вэй У Сяня, не слишком обеспокоил последнего. Он как ни в чем не бывало запихнул внутренности обратно и даже заставил Вэнь Нина выследить нескольких злобных духов. А потом купил несколько больших мешков картошки и отправился с ними на гору.

По возвращении на гору Луань Цзан Вэнь Цин перевязала его раны и сурово отругала, потому что вообще-то просила купить семена редиса.

После этого жизнь на горе Луань Цзан потекла довольно спокойно и мирно. Возглавивший пять десятков заклинателей клана Вэнь Вэй У Сянь вместе с ними сажал овощи, чинил дома, оживлял трупы и создавал новые артефакты. В свободное время он играл с двухлетним малышом Вэнь Юанем, сыном двоюродного брата Вэнь Цин. Вэй У Сянь позволял ребенку лазать по деревьям или закапывал его в землю, так что снаружи торчала одна голова, в шутку убеждая, что если посадить человека и поливать под теплым солнечным светом, тот будет расти быстрее. А потом его снова ругала Вэнь Цин.

Так прошло несколько месяцев. Если не считать критики в сторону Вэй У Сяня, которая день ото дня становилась все злее, ничего особо не менялось.

Вэй У Сянь не часто спускался с горы, поскольку он единственный сдерживал темных тварей горы Луань Цзан, удаляться слишком надолго ему было нельзя. И все же он от рождения обладал деятельной натурой и не мог оставаться длительное время на одном месте. Ему оставалось лишь время от времени сбегать в ближайший поселок под предлогом закупки необходимых предметов. Учитывая, сколько времени пробыл на горе Вэнь Юань, Вэй У Сянь понимал, что нельзя постоянно держать ребенка в заточении с одной лишь грязью в качестве игрушек. Поэтому однажды, отправившись вниз с горы за покупками, он взял малыша с собой.

Поскольку Вэй У Сянь бывал в поселке уже множество раз, все там ему было хорошо знакомо. Он нашел лавку торговца овощами и стал выбирать товар. Как вдруг схватил картофелину и негодующе воскликнул: «У тебя картошка проросла!»

Торговец словно столкнулся со злейшим врагом. «Чего тебе надо?!»

Вэй У Сянь протянул: «Как насчет немного снизить цену?»

Сначала Вэнь Юань держался за ногу Вэй У Сяня, который расхаживал туда-сюда, торговался и выбирал картофелины. Вскоре ручонки Вэнь Юаня устали, и он отпустил Вэй У Сяня, чтобы немного отдохнуть. Его почти сразу же подхватил людской поток, толкая из стороны в сторону. Мальчик моментально потерялся. Он был совсем маленьким и мало что мог увидеть. Вэнь Юань бродил из стороны в сторону, но никак не мог найти длинные ноги и черные сапоги Вэй У Сяня. Перед его глазами мелькали лишь вымазанные в грязи штаны из грубого серого полотна. Мальчик находился на грани оцепенения, когда, ошалело повернувшись, врезался в чью-то ногу.

Медленно идущий человек носил безукоризненно белые сапоги. Как только в него врезались, незнакомец остановился.

Вэнь Юань, дрожа, поднял голову. Сначала он увидел свисающую с пояса нефритовую подвеску, затем – пояс с вышитыми узорами в виде плывущих облаков, затем – аккуратные отвороты верхних одеяний без единой складки и наконец пару светлых, будто стекло, глаз, холодных, словно зимняя стужа.

Когда незнакомец с суровым видом посмотрел вниз, Вэнь Юань вдруг испугался.

Вэй У Сянь очень долго перебирал проросшую картошку, пока решил ее и вовсе не брать. Если такую съесть, можно и отравиться, но торговец упорно отказывался снизить цену и лишь презрительно хмыкал. Развернувшись, Вэй У Сянь обнаружил пропажу Вэнь Юаня. С перепугу он чуть с ума не сошел, высматривая малыша на улицах, а потом услышал детский плач и помчался на звук. Увидев толпу зевак, которые собрались в круг, громко переговаривались и показывали на что-то пальцами, Вэй У Сянь протолкался через толпу, и его глаза тут же ярко сверкнули.

В окружении толпы застыл Лань Ван Цзи в белых одеждах и с Би Ченем на спине. Мужчина выглядел растерянным. Приглядевшись, Вэй У Сянь рассмеялся так заливисто, что чуть не споткнулся об собственные ступни. У ног Лань Ван Цзи сидел ревущий во весь голос малыш. Лань Ван Цзи не мог ни уйти, ни остаться, не мог ни протянуть руку, ни заговорить с ребенком. Лицо его сделалось столь серьезным, что казалось, он тщательно обдумывает дальнейшие действия.

Не прекращая грызть дынные семечки, один из зевак произнес: «Что здесь происходит? Малец плакал так громко, что я до смерти перепугался».

Кто-то уверенно заявил: «Его явно отругал отец».

Услышав слово «отец», прятавшийся в толпе Вэй У Сянь чуть не покатился со смеху. Лань Ван Цзи поднял взгляд и поспешил заверить: «Я не его отец».

Вэнь Юань не понимал, о чем говорят взрослые. Когда детям страшно, они зовут самых близких. И поэтому он, всхлипывая, закричал: «Папа! Папа…»

Прохожий сразу же заявил: «Слышите? Говорил же, это его отец».

Некоторые действительно стали находить сходства. «Определенно, его отец. У них носы словно вылеплены по одному оттиску. И думать нечего!»

Кто-то проговорил с сочувствием. «Бедняжечка. Только посмотрите, как плачет. Неужели его правда отругал отец?»

Некоторые озадаченно спрашивали: «Что там происходит? Вы не могли бы подвинуться? Мне на повозке не проехать».

Кто-то ругался: «Разве он не видит, что ребенка нужно взять на руки и утешить?! Просто позволяет сыну плакать на земле! Что это за отец такой?!»

Кто-то сказал с пониманием: «Вы посмотрите, как он молод. Первый ребенок, да? Я когда-то тоже таким был, ничего не умел. Он все поймет, когда жена подарит ему еще пару-тройку ребятишек. Всему научится постепенно…»

Кто-то попытался успокоить ребенка: «Хороший мальчик, не плачь. Где твоя мама?»

«Да, где мама? Отец ничего не делает, так где его мама?»

Шум все нарастал, а выражение лица Лань Ван Цзи становилось все более и более странным.

К несчастью, мужчина с самого рождения являлся избранником Небес, все его действия были праведными и образцовыми. Он никогда не оказывался в ситуации, когда все вокруг показывали бы пальцами. Вэй У Сянь уже задыхался от смеха, но, увидев, что Вэнь Юань чуть не давится от плача, выступил вперед.

Притворившись, будто только что заметил происходящее, Вэй У Сянь удивленно спросил: «А? Лань Чжань?»

Лань Ван Цзи резко поднял голову. Они встретились взглядами. Вэй У Сянь, сам не понимая почему, отвернулся. Услышав знакомый голос, Вэнь Юань тут же встал на ноги. С текущими по лицу слезами он подбежал к Вэй У Сяню и прилип к его ноге.

Толпа взорвалась: «Кто это? Где мать? Да где же его мать? И кто из них отец?»

Вэй У Сянь помахал рукой. «Расходитесь, представление окончено».

Увидев, что веселье подошло к концу, зеваки потихоньку разбрелись. Вэй У Сянь развернулся и с легкой улыбкой произнес: «Какое совпадение. Лань Чжань, какими судьбами в И Лин?»

Лань Ван Цзи ответил: «Ночная охота. Проходил мимо».

Его голос ничуть не отличался от обычного. Не услышав ни намека на ненависть или враждебность, Вэй У Сянь позволил себе немного расслабиться. Лань Ван Цзи неожиданно спросил: «Ребенок?..»

Губы Вэй У Сяня по собственной воле произнесли ложь: «Я его родил».

Брови Лань Ван Цзи чуть дрогнули. Вэй У Сянь рассмеялся: «Да шучу я. Он не мой. Я просто взял его с собой на прогулку. Что ты с ним сделал? Как ты умудрился заставить его плакать?»

Лань Ван Цзи ответил бесцветным тоном: «Я ничего не делал».

Вэнь Юань не прекращал всхлипывать, обнимая ногу Вэй У Сяня. Вэй У Сянь все понял. Хотя лицо Лань Ван Цзи было красивым, малыш пока не мог отличить, что красиво, а что нет. Он понимал только то, что этот человек вовсе не дружелюбен. На самом деле, Лань Ван Цзи был холоден и казался отстраненным. Испугавшись сурового лица, ребенок, естественно, расплакался. Вэй У Сянь поднял на руки Вэнь Юаня и какое-то время играл с ними, покачивая и утешая.

Потом он увидел уличного торговца, который все еще смеялся, глядя на них. Вэй У Сянь показал на разноцветные вещицы в корзинах, которые торговец нес на концах жерди, и спросил: «А-Юань, посмотри туда. Красиво?»

Вэнь Юань перевел взгляд и, шмыгнув носом, сказал: «Ага».

Вэй У Сянь продолжил: «Приятно пахнет?»

Вэнь Юань повторил: «Ага».

Торговец быстро прибавил: «Выглядит красиво и пахнет приятно… Молодой господин, хотите купить?»

Вэй У Сянь спросил малыша: «Хочешь?»

Вэнь Юань подумал, что Вэй У Сянь собирается купить ему подарок, и смущенно ответил: «Хочу».

Но Вэй У Сянь пошел в противоположном направлении со словами: «Ха-ха, пойдем».

Вэнь Юань выглядел ошарашенным. Его глаза снова наполнились слезами. Наблюдавший разворачивавшуюся сцену Лань Ван Цзи не выдержал: «Почему ты ему ничего не купил?»

Вэй У Сянь задумчиво протянул: «А должен был?»

Лань Ван Цзи ответил: «Ты спросил его, хочет он эту вещицу или нет. Разве это не значило, что ты купишь ее?»

Вэй У Сянь сознательно ответил: «Спрашивать и покупать — совершенно разные вещи. С чего бы мне покупать ему что-то, если я просто спросил?»

На такой риторический вопрос Лань Ван Цзи не нашел, что возразить. Он пристально посмотрел на Вэй У Сяня, а потом повернулся к Вэнь Юаню. Под его взглядом Вэнь Юань снова начал дрожать.

Помолчав, Лань Ван Цзи спросил Вэнь Юаня: «Какую из них… ты хочешь?»

Вэнь Юань еще не понял, что происходит, когда Лань Ван Цзи показал на корзину торговца. «Из того, что там лежит, что ты хочешь?»

Вэнь Юань в ужасе уставился на него, не осмеливаясь даже вздохнуть.

Позже Вэнь Юань наконец перестал плакать. Мальчик ощупывал карманы, наполненные игрушками, которые ему купил Лань Ван Цзи. Глядя, что поток слез иссяк, Лань Ван Цзи как будто вздохнул с легкостью. К его неожиданности, Вэнь Юань, сверкая румянцем, тихонько подошел и обхватил руками его ногу.

Посмотрев вниз, Лань Ван Цзи увидел на своей ноге ребенка, которого раньше там не было. «…»

Вэй У Сянь расхохотался, словно безумный. «Ха-ха-ха-ха-ха! Лань Чжань, мои поздравления! Ты ему понравился! Он липнет к ногам тех, кто ему нравится, и отказывается отпускать».

Лань Ван Цзи сделал несколько шагов. Как и говорил Вэй У Сянь, Вэнь Юань прочно прицепился и явно не собирался отпускать его ногу. Да и хватка была довольно крепкой.

Вэй У Сянь похлопал его по плечу. «Думаю, ты можешь отложить свою ночную охоту. Как насчет перекусить для начала?»

Лань Ван Цзи посмотрел на него и бесстрастно переспросил: «Перекусить?»

Вэй У Сянь кивнул. «Ага, перекусить. Не будь такой ледышкой, ладно? Ты в кои-то веки пришел в И Лин, а мне случилось на тебя наткнуться. Давай вместе предадимся ностальгии. Пойдем, пойдем, я угощаю».

Вэй У Сянь тянул Лань Ван Цзи за рукав, а Вэнь Юань все так же цеплялся за его ногу, так что им без усилий удалось затащить его в трактир. Вэй У Сянь прошел в отдельную комнату, уселся и заявил: «Заказывай блюда».

Лань Ван Цзи заставили сесть на циновку. Взглянув на меню, он ответил: «Можешь заказать сам».

Вэй У Сянь сказал: «Я угощаю, так что, конечно же, заказывать придется тебе. Выбирай что хочешь. Оставь эти церемонии». Хорошо, что он не купил ядовитый проросший картофель, и потому у него были деньги, чтобы оплатить обед. Лань Ван Цзи, к тому же, был не из тех, кто любит отказывать лишь ради соблюдения церемоний. Немного подумав, он сделал заказ.

Услышав названия блюд, которые монотонно перечислил Лань Ван Цзи, Вэй У Сянь рассмеялся. «Неплохо, Лань Чжань. Я-то думал, что вы там в Гу Су не едите острое. У тебя крепкий желудок, не так ли? Хочешь выпить?»

Лань Ван Цзи покачал головой. Вэй У Сянь вздохнул: «Все так же цепляешься за правила, даже когда находишься вне Облачных Глубин… Как и ожидалось от Хань Гуан Цзюня. Тогда не буду заказывать на твою долю».

Вэнь Юань сидел возле ноги Лань Ван Цзи. Он вынул из карманов деревянную саблю, деревянный меч, глиняную куклу, соломенных бабочек и другие игрушки, разложил на циновке и с восторгом пересчитал. Увидев, как малыш прижимается к Лань Ван Цзи и постоянно толкает мужчину так, что тот не может даже чаю отпить, Вэй У Сянь свистнул и позвал: «А-Юань, подойди сюда».

Вэнь Юань посмотрел на Вэй У Сяня, который пару дней назад посадил его в землю словно редис. Потом посмотрел на Лань Ван Цзи, который только что купил ему целую охапку игрушек. Он не сдвинулся с места, и на его лице большими буквами было написано: «НЕТ».

Вэй У Сянь повторил: «Иди сюда. Останешься там — будешь ему мешать».

Лань Ван Цзи, однако, произнес: «Все в порядке. Пусть сидит».

Счастливый Вэнь Юань снова прижался к его ноге. На этот раз к бедру. Вэй У Сянь покрутил палочки в руке и рассмеялся: «Кто с молоком — тот мать, кто с золотом — тот отец… Куда это годится?»

Вскоре принесли вино и яства. Это было море ярко-красных блюд и порция сладкого супа, заказанного Лань Ван Цзи для Вэнь Юаня. Постучав по тарелке, Вэй У Сянь позвал Вэнь Юаня, но тот все так же смотрел вниз и что-то бормотал, держа в руках двух бабочек. Иногда он говорил за бабочку слева: «Ты… ты мне очень нравишься»; а иногда изображал бабочку справа и счастливо отвечал: «Ты мне тоже нравишься!» Представляя себя на месте обеих бабочек одновременно, он искренне веселился.

Услышав все это, Вэй У Сянь чуть не поперхнулся от смеха и сложился пополам. «Небеса всемогущие, А-Юань, где такой малыш этого набрался? "Я нравлюсь тебе, ты нравишься мне" — и все такое. Ты хоть знаешь, что это значит, когда тебе кто-то нравится? Прекращай играть. Иди поешь. Твой новый папочка купил тебе еду. Очень вкусную».

А-Юань наконец рассовал бабочек обратно по карманам. Вооружившись ложкой и не отодвигаясь от Лань Ван Цзи, он мерно хлебал суп. Раньше Вэнь Юань жил в лагере в Ци Щань, а потом перебрался на гору Луань Цзан. И там, и там еда была такой плохой, что не поддавалась описанию. И поэтому тарелка сладкого супа была для него истинным наслаждением, прежде невиданным.

Вэнь Юань не мог остановиться после пары ложек, но все равно подал тарелку Вэй У Сяню и, словно отдавая настоящее сокровище, сказал: «Сянь-гэгэ… гэгэ, кушай».

Вэй У Сяню это очень понравилось. «Вот, очень хорошо. Так ты все же знаешь, что означает сыновья почтительность».

Лань Ван Цзи заявил: «Разговаривать за едой запрещено».

Чтобы Вэнь Юань понял, он повторил это более простыми словами: «Не говори, когда кушаешь».

Вэнь Юань закивал и снова принялся за суп, больше ни слова не проронив. Вэй У Сянь воскликнул: «Как такое может быть? Он слушает меня только в том случае, если я повторю пару раз, но при этом с первого раза делает то, что сказал ты. Серьезно, как такое может быть?»

Лань Ван Цзи ответил совершенно спокойно: «Разговаривать за едой запрещено. Тебе тоже».

Вэй У Сянь с усмешкой осушил чашу и взболтал в руке сосуд с вином. «Ты действительно… не меняешься, сколько бы лет ни прошло. Эй, Лань Чжань, на какую тварь ты пришел охотиться в И Лин? Мне хорошо знакомы эти места. Хочешь, покажу путь?»

Лань Ван Цзи ответил: «Нет нужды».

Кланы заклинателей часто брали тайные задания, о которых не принято распространяться вовне. Поэтому Вэй У Сянь не стал расспрашивать. Вместо этого он произнес: «Я наконец-то встретил давнего знакомого, который не пытается меня избегать. Последнюю пару месяцев мне так скучно. В мире происходит что-нибудь важное?»

Лань Ван Цзи уточнил: «Что можно считать важным?»

Вэй У Сянь ответил: «Ну, например, где-то образовался новый клан, какой-то Орден расширил сферу влияния, какие-то кланы образовали альянс, и все такое. Слухи, понимаешь? Что угодно сойдет».

Он не слышал новостей из внешнего мира с тех самых пор, как разругался с Цзян Чэном. В основном до него долетали лишь обрывки разговоров местных.

Лань Ван Цзи произнес: «Брачный союз».

Вэй У Сянь спросил: «Какие кланы?»

Лань Ван Цзи ответил: «Орден Лань Лин Цзинь и Орден Юнь Мэн Цзян».

Рука, покачивавшая чашу с вином, замерла.

Вэй У Сянь ошарашенно прошептал: «Моя ши… Дева Цзян и Цзинь Цзы Сюань?»

Лань Ван Цзи мягко кивнул. Вэй У Сянь осведомился: «И когда все устроилось? Когда церемония?»

Лань Ван Цзи сказал: «Через семь дней».

Вэй У Сянь слегка дрожащей рукой поднес чашу к губам, не осознавая, что там уже ничего не осталось. Он чувствовал пустоту внутри, не понимая, что ей причина: то ли гнев, то ли потрясение, то ли недовольство, то ли беспомощность.

И хотя Вэй У Сянь задолго до ухода из Ордена Цзян ожидал, что это произойдет, услышав такие новости, он почувствовал, как заполнявшие грудь бессчетные слова рвутся наружу и не находят выхода. Цзян Чэн не удосужился найти способ оповестить его о таком важном событии! Если бы Вэй У Сянь сегодня не встретил Лань Ван Цзи, то наверняка бы узнал и вовсе последним!

Однако, поразмыслив, он задался вопросом: и что бы случилось, даже знай он обо всем? Цзян Чэн официально объявил всему миру, и все кланы заклинателей ему поверили: Вэй У Сянь предал Орден и больше не имеет никакого отношения к Ордену Юнь Мэн Цзян. Даже если бы он знал о готовящейся свадьбе, выпить свадебного вина на празднестве ему бы не удалось. Цзян Чэн был прав, что ничего не сказал. Если бы Вэй У Сянь услышал эти новости от Цзян Чэна, кто знает, что натворил бы в запале.

После долгого молчания Вэй У Сянь наконец пробормотал: «Этот хвастун Цзинь Цзы Сюань слишком просто заполучил великую драгоценность». Он наполнил свою чашу заново. «Лань Чжань, что ты думаешь об этой свадьбе?»

Лань Ван Цзи ничего не ответил. Вэй У Сянь продолжал: «Ох, и правда. Зачем я тебя спрашиваю? Да и какие у тебя могут быть мысли на этот счет? Вряд ли ты вообще размышляешь о подобных вещах».

Вэй У Сянь залпом осушил чашу. «Я знаю, что втайне многие люди говорят, что моя шицзе не заслуживает Цзинь Цзы Сюаня, ха. Вот только на мой взгляд, это Цзинь Цзы Сюань не заслуживает мою шицзе. Но так вышло…»

Так вышло, что Цзян Янь Ли влюбилась в Цзинь Цзы Сюаня.

Вэй У Сянь со стуком опустил чашу на стол. «Лань Чжань! Знаешь что? Моя шицзе заслуживает лучшего человека в мире».

Он хлопнул ладонью по столу. В его слегка захмелевшем взгляде сияла гордость. «Мы сделаем это большое пиршество таким, что все будут восхищаться и вспоминать даже спустя сотню лет. Ничто не сможет с ним сравниться. Я хочу видеть, как моя шицзе выходит замуж в абсолютном великолепии».

Лань Чжань ответил: «Мгм».

Вэй У Сянь горько рассмеялся. «Что — мгм? Мне уже не удастся осуществить эту мечту».

Вэнь Юань, доев суп и поудобнее расположившись на циновке, принялся снова играть с соломенными бабочками. Длинные усики бабочек переплелись и никак не распутывались. Уловив беспокойство ребенка, Лань Ван Цзи забрал у него бабочек, за пару секунд разделил четыре усика и вернул игрушки малышу.

Вэй У Сянь наконец переключил внимание на происходящее и выдавил улыбку. «А-Юань, прекрати тереться лицом. У тебя вокруг рта остался суп. Ты запачкаешь его одежду».

Лань Ван Цзи достал белый платок и невозмутимо вытер суп с уголков рта Вэнь Юаня. Вэй У Сянь пошутил: «Лань Чжань, какой сюрприз. Я и не знал, что ты хорошо ладишь с детьми. Если и дальше будешь так хорошо с ним обращаться, он вряд ли согласится вернуться со мной обратно…»

Вэй У Сянь вдруг переменился в лице. Он вынул из-за пазухи талисман — тот уже горел и обратился в пепел почти сразу, как мужчина вынул его. Взгляд Лань Ван Цзи сделался суровым.

Вэй У Сянь тут же поднялся. «Беда».

То был сигнальный талисман предупредительного магического поля, установленного на горе Луань Цзан. Случись что-то на горе после его ухода, например, магическое поле было уничтожено или пролилась кровь, талисман загорелся бы сам по себе, чтобы предупредить о происшествии.

Вэй У Сянь подхватил Вэнь Юаня и торопливо бросил: «Прости, Лань Чжань, мне нужно возвращаться!»

Из кармана Вэнь Юаня что-то выпало. Он закричал: «Бабо… бабочка!»

Не отпуская его, Вэй У Сянь выбежал из трактира. Следом за ним выскользнула белая тень. Лань Ван Цзи последовал за ними. Вэй У Сянь удивленно воскликнул: «Лань Чжань? Почему ты идешь за нами?»

Лань Ван Цзи положил в ладонь Вэнь Юаня оброненную бабочку. Он не ответил на вопрос, вместо этого поинтересовался: «Почему ты не встанешь на меч?»

Вэй У Сянь отмахнулся: «Забыл взять его».

Ни слова не говоря, Лань Ван Цзи подхватил его за талию и поставил рядом с собой на Би Чень, и они взмыли в воздух. Вэнь Юань был слишком мал и до этого ни разу не оказывался на летающем мече, поэтому малышу следовало бы испугаться, но Би Чень летел исключительно ровно, и Вэнь Юань не чувствовал тряски. К тому же, люди на улицах удивленно смотрели на троицу, что взмыла в воздух без малейших раздумий, поэтому Вэнь Юань не чувствовал ничего, кроме любопытства и восхищения, и оттого радостно вопил.

Вэй У Сянь облегченно выдохнул: «Спасибо!»

Лань Ван Цзи спросил только: «Куда?»

Вэй У Сянь указал направление: «Вон туда!»



Комментарии: 2

  • Ага, да! Случайно Ванцзи проходил. На ночную охоту. Так мы и поверили)

  • 《Вэнь Юань закивал и снова принялся за суп, больше ни слова не проронив. Вэй У Сянь воскликнул: «Как такое может быть?》
    Я *продолжаю*: ЧТО ТЕБЯ ЗАБЫЫЫТЬ,
    Я НЕЕЕ МОГУУУУУ УУУУ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *