Речь Главы Ордена Цзян всегда звучала как минимум на треть саркастично. Вот только на этот раз он насмехался не над кем-то другим, а над собой.

Неожиданно он сказал: «Прости».

Вэй У Сянь на миг остолбенел. «…Тебе не нужно просить у меня прощения».

Исходя из нынешнего положения вещей, не представлялось возможным выяснить, кто перед кем виноват в большей степени.

Вэй У Сянь добавил: «Пусть это будет моей платой Ордену Цзян».

Цзян Чэн оторвал лицо от ладоней и посмотрел на Вэй У Сяня. Глаза Главы Ордена Цзян, и без того красные от слез, заполнились кровавыми прожилками. Раздался его хриплый голос: «…Платой моему отцу, моей матери, моей сестре?»

Вэй У Сянь размял виски. «Ладно. Все уже в прошлом. Не будем больше об этом». Все-таки те события не являлись воспоминаниями, которые ему нравилось все время воскрешать в памяти. Он совершенно не хотел поневоле вспоминать ощущения от вырезания Ядра, пока он находился в сознании, и не желал, чтобы кто-то раз за разом напоминал ему, что это за плата и какова ее цена.

Если бы тайна раскрылась в прошлой жизни, он бы наверняка просто рассмеялся и, напротив, принялся утешать Цзян Чэна: «На самом деле, ничего страшного здесь нет. Посмотри, я уже столько лет обхожусь без Золотого Ядра, и все идет прекрасно. Могу поколотить кого хочу, могу убить кого угодно». Но сейчас у него в самом деле не было сил, чтобы столь же легко изобразить безразличие.

Если не кривить душой, в действительности ему никогда не было безразлично.

Вот так просто принять подобное с легким сердцем?

Невозможно.

Семнадцати-восемнадцатилетний Вэй У Сянь в заносчивости ничем не уступал Цзян Чэну. Он  обладал немалыми духовными силами, а  также  выдающимся природным потенциалом, намного выше, чем у остальных адептов. Целыми  днями он мог валять дурака, не спать по  ночам, вместо этого выбираясь за стены  Пристани Лотоса и устраивая шалости. И  даже так, по силе он оставлял далеко позади товарищей, которые подвергали себя тяжким тренировкам.

Впоследствии же каждую ночь, когда все погружались в сон, он долго ворочался в постели, не в силах уснуть. И все думал о том, что теперь никогда больше не сможет достичь высот на Правильном пути. Безвозвратно ушли времена, когда он мог одним выпадом меча заставить наблюдателей изумленно раскрыть рты и вытаращить глаза. Потом он начинал размышлять, что, с другой стороны, если бы Цзян Фэн Мянь не приютил его в Пристани Лотоса, возможно, он бы в жизни не получил шанса стать заклинателем, даже не узнал бы никогда, что на свете есть столь таинственный и непостижимо чудесный путь. Он стал бы, самое большее, главой попрошаек, скитался по улицам и в страхе убегал при виде собаки. Или же пас скот где-нибудь в деревне и воровал овощи с чужих огородов, убивая время игрой на флейте. Он бы ничего не знал о заклинательстве и уж точно не имел возможности сформировать Ядро. От этих мыслей ему становилось легче.

Вэй У Сянь считал это платой или даже наказанием, представляя, что у него никогда и не было Золотого Ядра.

Он убеждал себя в этом множество раз и в конце концов, кажется, по-настоящему смог почувствовать себя таким же свободным и неудержимым, каким хотел казаться снаружи. В душе он даже восхищался тем образом мыслей, в который почти поверил.

Но… все это случилось в прошлой жизни.

Вэй У Сянь: «Ох, тебе… не нужно все время вспоминать об этом. Хотя я прекрасно знаю, что ты, со своим характером, все равно будешь помнить всегда… и все же, как бы сказать…»

Он крепче сжал руку Лань Ван Цзи и добавил, обращаясь к Цзян Чэну: «Сейчас мне правда кажется… что все уже в прошлом. Слишком много времени утекло, нет нужды вновь переживать из-за этого».

Цзян Чэн яростно вытер лицо от слез, сделал глубокий вдох и закрыл глаза.

Неожиданно раздался тихий стон «ой-ой»: это  пришел в себя Не Хуай Сан, накрытый верхними одеяниями Лань Си Чэня. Он с трудом приподнялся с земли и, едва разлепив глаза, спросил: «Где это я?»

Едва Не Хуай Сан поднялся, как перед его взором предстала следующая картина: Вэй У Сянь и Лань Ван Цзи сидят, тесно прижавшись друг к другу, да так, что Старейшина И Лин скоро залезет на колени Хань Гуан Цзюня. Ко всеобщей неожиданности Не Хуай Сан вдруг испуганно вскрикнул, будто собирался вновь грохнуться в обморок. В тот же миг из внутренних чертогов храма Гуань Инь послышались странные хлопки и шипение, будто что-то прыснуло в воздух. Спустя пару мгновений до них донеслись душераздирающие крики заклинателей, которые копали землю.

Все присутствующие в передней зале изменились в лице. Вскоре до них донесся слабый, но жутко неприятный запах. Лань Си Чэнь закрыл лицо рукавом, в его глазах отразилось едва заметное беспокойство. Вскоре  к ним, пошатываясь, вышли двое.

Су Шэ ковылял, поддерживая Цзинь Гуан Яо. Лица обоих отличались бледностью. Крики во внутренней зале все не стихали. Су Шэ воскликнул: «Глава Ордена, что с вами?!»

На лбу Цзинь Гуан Яо выступил холодный пот. Он ответил: «Со мной все в порядке. Я должен поблагодарить тебя».

Его левая рука безвольно висела, сотрясаемая дрожью от кончиков пальцев до плеча, будто от боли. Правой рукой он вынул из-за пазухи бутылочку со снадобьем и хотел было открыть, но одной рукой это сделать не получалось. Су Шэ тут же взял бутылек, высыпал из него пилюли и положил на ладонь Цзинь Гуан Яо. Тот проглотил снадобье, хмурясь от боли, но вскоре его лицо вновь облегченно разгладилось.

Лань Си Чэнь, поколебавшись секунду, спросил: «Что с тобой?»

Цзинь Гуан Яо на мгновение замер, и лишь когда его лицо вновь окрасилось румянцем, выдавил улыбку и ответил: «Секундная неосторожность».

Он высыпал на пострадавшую конечность лечебный порошок, и тыльная сторона левой руки до запястья покраснела . Присмотревшись, можно было увидеть, что кожа походила на обваренную в кипящем масле плоть, даже мышечная ткань разварилась. Цзинь Гуан Яо дрожащими пальцами оторвал от рукава полосу белоснежной ткани и обратился к Су Шэ: «Минь Шань, перевяжи мне кисть».

Су Шэ: «Вы отравлены?»

Цзинь Гуан Яо: «Яд все еще распространяется дальше. Но это не страшно, недолгая медитация поможет излечиться».

После того как Су Шэ закончил перевязку, Цзинь  Гуан Яо снова собрался осмотреть внутренние чертоги, но Су Шэ поспешно остановил его: «Глава Ордена, позвольте мне!»

Едкий запах постепенно исчез. Вэй У Сянь и Лань Ван Цзи тоже поднялись. Они увидели во внутренней зале глубокую яму и возвышающуюся рядом гору земли, а чуть дальше — гроб, выполненный искусным мастером, на котором покоился черный ящик. Крышки обоих предметов были открыты, из них все еще сочился тонкими струйками белый дым. Именно он являлся источником едкого запаха и наверняка представлял собой смертельный яд. Пол у гроба устилали мертвые тела заклинателей, которые только что с огромным трудом выкапывали его из земли, а теперь превратились в обваренные трупы. Даже золотые одеяния с узором Сияния средь снегов и монашеские рясы разъело до обугленных лоскутов. Очевидно, этот белый дым являлся сильнейшим ядом.

Су Шэ, пробравшись вперед, разогнал остатки дыма при помощи Ци меча, а затем ткнул лезвием в черный ящик. Металлическая коробка перевернулась, но внутри оказалось пусто.

Цзинь Гуан Яо не выдержал — пошатываясь, он бросился к краю гроба. Едва приливший к щекам румянец бесследно отступил. Судя по выражению его лица, гроб тоже пустовал.

Лань Си Чэнь вошел во внутренние чертоги, и, увидев трагическую обстановку, потрясенно произнес: «Что ты, в конце концов, здесь закопал? Как это могло случиться?»

Не Хуай Сану хватило одного взгляда, чтобы от страха повалиться на колени, не в силах сдержать рвотные позывы. Губы Цзинь Гуан Яо дрогнули, он не мог произнести ни слова. Сверкнула белая молния, озарившая его бледное лицо, выглядящее столь пугающе, что Не Хуай Сана прошибло дрожью. Он даже опорожнять желудок стал чуть тише. Прикрывая рот и содрогаясь всем телом не то от холода, не то от страха, бедняга спрятался за спину Лань Си Чэня. Лань Си Чэнь обернулся и сказал ему пару утешительных слов. У Цзинь Гуан Яо же не осталось сил, чтобы, как раньше, притвориться заботливым и мягким.

Вэй У Сянь: «Цзэ У Цзюнь, здесь вы несправедливо обвиняете Главу Ордена Цзинь. Эту опасную штуковину вовсе не он здесь закопал. А то, что спрятал он, должно быть, выкопал и подменил кто-то другой».

Су Шэ направил на него меч и ледяным тоном бросил: «Вэй У Сянь! Признавайся, твоих грязных рук дело?!»

Вэй У Сянь произнес: «Не то чтобы я хотел проявить излишнюю нескромность, но если бы это сделал я, боюсь, твой Глава Ордена лишился бы не только руки. Глава Ордена Цзинь, припоминаете ли вы то письмо, которое показала вам Цинь Су тогда, в Башне Кои?»

Взгляд Цзинь Гуан Яо медленно переместился на него.

Вэй У Сянь: «О всех ваших деяниях Цинь Су узнала от бывшей служанки Госпожи Цинь, Би Цао. Но раз Би Цао столь внезапно решилась раскрыть правду, неужели вы поверите, что за ее спиной не стоит тот, кто подтолкнул девушку к этому? И еще та женщина по имени Сы-Сы, которую вы заперли в темнице. Кто спас ее? Кто велел ей вместе с Би Цао отправиться в Орден Юнь Мэн Цзян, чтобы перед лицом всех заклинателей выдать ваши секреты? Если уж этот человек смог столь детально разузнать ваше тайное прошлое, неужели для него явилось бы непосильным трудом раньше всех обнаружить это место, заменить то, что вы закопали здесь, на ловушку с ядовитым дымом, и преподнести вам ее в дар, когда вы явитесь за своим сокровищем?»

В этот момент раздался голос монаха: «Глава Ордена, здесь на земле остались следы раскопок. Кто-то вырыл подкоп с другой стороны!»

В самом деле, кто-то их опередил. Цзинь Гуан Яо развернулся и с силой ударил кулаком по крышке гроба. Никто не мог разглядеть лицо, но все видели, как дрожат его плечи.

Вэй У Сянь усмехнулся: «Глава Ордена Цзинь, вы никогда не думали, что, несмотря на то, что сегодня вы — богомол, позади вас все-таки притаился чиж (1)? Вполне возможно, тот человек, который все это время следил за вами, даже сейчас из темноты наблюдает за каждым вашим действием, за каждым шагом. Нет, возможно, что он и не человек вовсе…»

Дождь лил стеной, слышались глухие раскаты грома. После фразы «не человек вовсе», на лице Цзинь Гуан Яо мелькнуло и исчезло выражение, которое почти можно было назвать страхом.

Су Шэ холодно усмехнулся: «Вэй У Сянь, кого ты хочешь напугать своими выдумками…»

Цзинь Гуан Яо сделал знак замолчать, страх в его глазах уже исчез. Он вновь взял эмоции под контроль и произнес: «Не трать силы на бессмысленные споры. Обработай раны и прикажи оставшимся людям приготовиться. Дождемся, когда яд в моем теле рассеется, и немедленно уходим».

Су Шэ: «Глава Ордена, но как же то, что мы искали?»

Губы Цзинь Гуан Яо чуть побелели. «Раз уж его выкопал кто-то другой, значит это уже не вернуть. Здесь больше нельзя оставаться».

Су Шэ: «Есть!»

В попытке убить Фею Су Шэ столкнулся с ее острыми зубами и когтями, так что теперь во многих местах на его теле, например, на руках и груди, одежда оказалась изодрана. Особенно пострадала грудь — здесь когти порвали плоть до костей, на белой ткани проступала кровь. Если сейчас запустить раны, в случае внезапной опасности они могут помешать Су  Шэ сражаться. Цзинь Гуан Яо вынул из-за пазухи мешочек со снадобьями и протянул Су Шэ. Тот принял мешочек обеими руками, произнес: «Слушаюсь», — затем, согласно приказу, больше не препираясь с Вэй У  Сянем, развернулся, распахнул одежды на груди и принялся обрабатывать раны. Левая рука Цзинь Гуан Яо, обожженная ядовитым дымом, все еще не слушалась, поэтому ему пришлось сесть на землю и сосредоточиться на медитации, чтобы избавиться от яда.

Остальные заклинатели с мечами разбрелись по храму Гуань Инь, патрулируя территорию. Не Хуай Сан, увидев тускло сверкающие лезвия вокруг, перестал моргать. Сейчас при нем не было охраны, поэтому он, не смея издавать лишнего шума, забился в угол за спиной Лань Си Чэня и оттуда несколько раз чихнул.

Вэй У Сянь подумал: «Этот Су Шэ со всеми разговаривает столь ехидно, к Лань Чжаню так и вовсе испытывает сильнейшую ненависть, но вот с Цзинь Гуан Яо ведет себя почтительно, даже слишком».

Подумав об этом, он не удержался и взглянул на Лань Ван Цзи. К его удивлению, Вэй У Сянь увидел в его глазах вспышку холода.

Лань Ван Цзи ледяным тоном обратился к Су Шэ: «Повернись».

Су Шэ как раз обрабатывал снадобьем раны на груди, опустив голову. Он стоял к ним боком, но услышав фразу Лань Ван Цзи, которую тот произнес тоном, не терпящим возражений, все-таки машинально повернулся лицом.

Это движение заставило и Цзян Чэна, и Цзинь Лина округлить глаза. Улыбка мгновенно пропала с лица Вэй У Сяня.

Не в силах поверить глазам, он воскликнул: «…Так значит, это ты!»

Примечания:

(1) Обыгрывается фраза: «богомол хватает цикаду, не замечая позади чижа», обр. в знач.: на всякую силу есть управа.



Комментарии: 0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *