Когда многоголосый шум в пещере Фу Мо улегся и вновь обернулся тишиной, Лань Ван Цзи повернулся к Вэй У Сяню и произнес: «Продолжай».

Гнев в глазах Су Шэ, казалось, разбушевался до небес, но губы сомкнулись намертво, а горло пересохло, словно пустыня. Беспокойство от того, что он теперь не сможет словесно атаковать Вэй У Сяня, ни в какое сравнение не шло с пламенем в сердце, что разгоралось от унижения, которому его подверг Лань Ван Цзи. Он не переставая проводил пальцами по горлу, пытаясь снять заклятие, однако ничего не вышло. И потому Су Шэ осталось лишь перевести взгляд на Лань Ци Жэня.

Вопреки ожиданиям, лицо Лань Ци Жэня осталось невозмутимо холодным. Учитель стоял непоколебимо, словно гора, и даже взглядом не удостоил Су Шэ. Строго говоря, Лань Ци Жэнь мог снять заклятие. Кроме того, стоит ему это сделать, и Лань Ван Цзи из почтения к старшему члену Ордена Лань больше не посмеет применить против Су Шэ какую-либо магию. Однако между Орденами Гу Су Лань и Мо Лин Су прежде случалось немало конфликтов, поэтому Лань Ци Жэнь не собирался помогать Су Шэ снять заклятие.

Остальные прекрасно поняли намек - видимо, стоит кому-то попытаться поспорить с Вэй У Сянем, Лань Ван Цзи заткнет наглецу рот. Поэтому толпа замолчала, будто цикады зимой. И все же даже в подобные моменты всегда находились те, кто считал себя бесстрашным воином. Один такой сразу вскочил и с насмешкой произнес: «Вэй У Сянь, тебя и вправду не зря прозвали Старейшиной И Лин! Какое бесчинство, теперь ты решил запретить нам высказываться?»

Вэй У Сянь вместо ответа произнес: «Как странно».

Лань Сы Чжуй спросил: «Учитель Вэй, что именно кажется вам странным?»

Вэй У Сянь: «Этот Глава Ордена Су с самого начала ведет себя очень странно. Когда мертвецы окружили нас, он призывал людей, лишившихся духовных сил, не стремиться к спасению, а поскорее бежать в объятия смерти. Теперь он то и дело перебивает, не позволяя задавать важные вопросы. К тому же постоянно пытается меня спровоцировать, словно смертельно боится, что вы все проживете хоть на секунду дольше. Что это за логика? Разве настоящий союзник станет вести себя подобным образом?»

Стоило Вэй У Сяню напомнить, как многие с подозрением подумали, что Глава Ордена Су сегодня действительно слишком разговорился. Однако никто не стал высказывать подобное мнение, ведь ситуация к этому не располагала. Поэтому все благоразумно избрали молчание. Другие же начали про себя размышлять, чем же все-таки они занимались перед или во время подъема на гору.

Вэй У Сянь посмотрел на адептов Ордена Мо Лин Су и увидел, что они стоят очень далеко от Ордена Гу Су Лань. Кроме того, последние совершенно не удостаивают первых даже взглядом, словно считают ниже своего достоинства. Чем дольше Вэй У Сянь наблюдал, тем более странной казалась ситуация. Поэтому он тихо обратился к Лань Ван Цзи: «Хань Гуан Цзюнь, позволь кое о чем тебя спросить. Ведь оба Ордена, Гу Су Лань и Мо Лин Су, занимаются самосовершенствованием в области музыкальных искусств. К тому же Гу Су и Мо Лин располагаются в местности Цзян Нань, совсем недалеко друг от друга. В таких случаях отношения должны быть неплохими, верно? Но почему мне кажется, что отношения между двумя орденами просто ужасные?»

Лань Сы Чжуй и Лань Цзин И протиснулись поближе, и последний, услышав вопрос, громко заявил: «Разумеется, отношения ужасные, как же иначе!»

Лань Ван Цзи ответил: «Орден Мо Лин Су — это ветвь, отделившаяся от Ордена Гу Су Лань».

Вэй У Сянь переспросил: «Что?»

Лань Сы Чжуй, закрывая рот Лань Цзин И, тихо произнес: «Учитель Вэй, вам кое-что не известно. Орден Мо Лин Су основал адепт другого клана после того, как покинул Орден Гу Су Лань. Однако они никак не могут выйти из тени нашего ордена, даже их секретные техники почти ничем не отличаются от техник Ордена Гу Су Лань, адепты искусны в музицировании. Сильнейшее оружие Главы Ордена Мо Лин Су, Су Минь Шаня, семиструнный гуцинь, похож на инструмент Хань Гуан Цзюня».

Вэй У Сянь обернулся, взглянул на Су Шэ, который выглядел мрачнее тучи, и не смог вымолвить ни слова. Лань Цзин И, вырвавшись от Лань Сы Чжуя, в негодовании произнес: «Это еще не все, самое странное в другом! Этот Глава Ордена Су… Да ладно, я понял, что надо говорить потише! Глава Ордена Су не только во всем копирует Хань Гуан Цзюня, но и больше всего на свете не выносит, когда кто-то указывает ему на это, сразу же ссорится с этим человеком. Как только земля носит подобную личность!» Лань Сы Чжуй, слушая все более громкие речи товарища, беспомощно одернул: «Цзин И!»

Но Су Шэ все прекрасно расслышал, от чего лицо его сделалось цвета зеленой бронзы, глаза сверкнули гневом, а изо рта хлынула кровь - ему, наконец, удалось силой сломать заклятие молчания. Стоило Су Шэ открыть рот, голос зазвучал хрипло, словно он постарел лет на десять: «И это хваленый благовоспитанный и честный Орден Гу Су Лань! Первый среди всех, где каждый — прославленный заклинатель! Вот значит как вы воспитываете своих адептов!»

Глава клана Оуян вмешался: «Глава Ордена Су, мы все перед лицом серьезного врага, сейчас меньше всего стоит вносить разлад в ряды союзников». Су Шэ с холодной улыбкой спросил: «Союзников? Да вы только посмотрите на этот Орден Гу Су Лань! Каждый так и норовит примкнуть к Вэй У Сяню. Вы все еще считаете их союзниками?»

Подобные слова вовсе не обрадовали остальных адептов Ордена Гу Су Лань. Лань Ци Жэнь бросил взгляд на Су Шэ, однако ничего не ответил. Зато другой старший приглашенный заклинатель высокого ранга недовольно воскликнул: «Су Минь Шань, пускай ты больше не относишься к Ордену Гу Су Лань, тебе следует быть осторожнее в речах!»

Тут же вперед вышел один из адептов Ордена Мо Лин Су: «Наш Глава давно покинул Орден Гу Су Лань, какое вы имеете право говорить с ним подобным тоном?»

Лань Цзин И давно затаил обиду на Орден Мо Лин Су и сейчас громко выкрикнул: «Положение, которое сейчас занимает ваш Глава Ордена, досталось ему лишь потому, что когда-то он получил наставления в Гу Су! Теперь кусает руку, которая его кормила, так с какой стати нам нельзя ничего о нем говорить?»

В пещере Фу Мо две группы людей принялись обмениваться гневными взглядами и колкими замечаниями. Среди адептов Ордена Мо Лин Су вновь кто-то произнес: «В Ордене Гу Су Лань тьма адептов, но неужели каждый может взять и основать свой клан? Не слишком ли многое вы мните о себе?»

Кто-то со стороны Ордена Гу Су Лань не остался в долгу: «Это кто из нас мнит о себе слишком многое? Интересно, кто же тогда сыграл мелодию усмирения мертвых с огрехами и даже не заметил, что ошибся?»

После этой фразы в душе Вэй У Сяня сверкнул проблеск истины!

Он произнес: «Дело не в пище и не в свойствах местности!»

Остальные удивленно воззрились на него, а Вэй У Сянь продолжил: «Вы забыли еще кое-что. После того, как вы поднялись на гору, каждый из вас делал еще одну вещь».

Лань Сы Чжуй спросил: «И что же это?»

Вэй У Сянь: «Вы сражались с мертвецами».

Оуян Цзы Чжэнь решил вставить реплику: «Ага, неужели точно так же, как в городе И, в телах ходячих мертвецов было спрятано что-то вроде ядовитого порошка?! Отец, когда вы сражались с мертвецами, из их тел не просыпался порошок необычного цвета?»

Глава клана Оуян ответил: «Не было никакого порошка, не было!»

Оуян Цзы Чжэнь не унимался: «Тогда… возможно, жидкость?»

Цзян Чэн холодно произнес: «Довольно. Если бы во время уничтожения мертвецов их тела сочились странной жидкостью или сыпали порошком, мы бы наверняка обнаружили подобную странность».

Оуян Цзы Чжэнь, уж было решивший, что ухватился за нить к разгадке, немедленно покраснел и растерянно почесал затылок. Его отец поспешно притянул к себе излишне разволновавшегося сына и усадил рядом. Вэй У Сянь произнес: «Случившееся действительно связано с уничтожением ходячих мертвецов. Однако проблема не в самих мертвецах, а в тех, кто их уничтожал».

Он повернулся к Лань Ци Жэню. «Учитель Лань, я бы хотел задать вам один вопрос».

Лань Ци Жэнь бросил взгляд на Лань Ван Цзи и бесстрастно ответил: «Что это за вопрос, на который ты ищешь ответа не у него, а у меня?»

Лань Ци Жэнь, будучи закостенелым консерватором, глупцом все же не являлся. Он тоже заподозрил странность и лишь поэтому терпеливо слушал Вэй У Сяня так долго, пускай и с лицом мрачнее тучи. Вэй У Сянь в юности испытал на себе недовольство Лань Ци Жэня, а впоследствии и недовольство бесчисленного множества других людей, поэтому давно перестал обращать на это внимания. Подумав о том, что это дядя Лань Ван Цзи, который растил его с малых лет, Вэй У Сянь решил, что обижаться на его слова не стоит, поэтому лишь потер подбородок и усмехнулся. «Я просто боялся, что если стану задавать ему слишком много вопросов на ваших глазах, вы рассердитесь. Но раз уж вы сами разрешили мне, я спрошу его. Лань Чжань?»

Лань Ван Цзи: «Мгм».

Вэй У Сянь: «Орден Мо Лин Су — это клан, который когда-то отделился от Ордена Гу Су Лань, верно?»

Лань Ван Цзи: «Мгм».

Вэй У Сянь: «Но даже несмотря на отделение, все же сильнейшие техники были «заимствованы» у Ордена Гу Су Лань, это так?»

Лань Ван Цзи: «Мгм».

Вэй У Сянь: «Одна из секретных техник Ордена Гу Су Лань, Песнь Подавления, изгоняет нечисть и усмиряет мертвых. Наилучшего результата можно достичь, исполняя эту мелодию на семиструнном гуцине, поэтому большинство адептов изучают именно игру на цине. Орден Мо Лин Су копирует вас во всем, а значит среди них также наибольшее число адептов играют на гуцине, я прав?»

Лань Ван Цзи: «Прав».

Вэй У Сянь: «Несмотря на то, что Глава Ордена Мо Лин Су покинул Орден Гу Су Лань, забрал с собой все техники и основал свой клан, его собственное искусство игры на гуцине все же далеко от совершенства, и адепты, которых он обучил, иногда допускают ошибки в исполнении мелодий, так или нет?»

Лань Ван Цзи честно ответил: «Так».

Вэй У Сянь и Лань Ван Цзи обменивались репликами, один задавал вопрос, другой отвечал, словно рядом не было никого. При этом все больше становилось тех, кто постепенно осознавал — они не просто насмехаются над Су Шэ, а тщательно вытягивают нить расследования, и потому люди слушали все внимательнее.

Тем временем Вэй У Сянь неторопливо произнес: «Иными словами, даже во время сражения с мертвецами на горе Луань Цзан, один из отрывков боевой мелодии, которую играли адепты Ордена Мо Лин Су, был неверным. Но адептам Ордена Гу Су Лань это не показалось странным, ведь они привычно решили, что проблема в ужасной технике игры, а может кто-то просто неправильно заучил ноты. И никто даже не стал раздумывать, была ошибка случайной или все же умышленной, так?»

Стоило прозвучать последнему вопросу, зрачки Су Шэ резко сузились, а на руке, сжимающей рукоять меча, вздулись вены. Даже лезвие бесшумно показалось наружу на пол-цуня. Лань Ван Цзи же поднял глаза, и они с Вэй У Сянем увидели во взгляде друг друга почти незаметное для остальных понимание.

Лань Ван Цзи произнес, чеканя каждое слово: «Все. Именно. Так».

Су Шэ резко выдернул из ножен сияющий меч, но Вэй У Сянь отбил лезвие всего двумя пальцами и с улыбкой произнес: «Что ты делаешь? Не забывай, что ты лишен духовной силы, твои угрозы в мою сторону бессмысленны».

Су Шэ, выставив меч перед собой, не атаковал больше, но и убирать оружие в ножны не торопился. Он прошипел сквозь сжатые зубы: «Для чего вы все время приплетаете меня в свой разговор? Что за завуалированные нападки?»

Вэй У Сянь ответил: «Может, все дело в том, что мои рассуждения слишком размыты, и потому тебе они кажутся завуалированными нападками? В таком случае, я выражусь яснее, так и быть. Все те, кто лишился духовной силы, совершали одно и то же действие. Какое? Сражались с мертвецами. Во время сражения Глава Ордена Мо Лин Су поднимался на гору вместе со всеми. Он притворился, что играет мелодию усмирения мертвых, но на самом деле незаметно для всех изменил отрывок боевой мелодии на другой, который как раз может заставить духовные силы заклинателя временно исчезнуть. Пока вы все были заняты кровопролитным сражением, он делал вид, что бьется с вами плечом к плечу, а на самом деле тайно исполнял коварный замысел…»

Су Шэ закричал: «Наглая, грязная клевета!»

Вэй У Сянь продолжал: «Здесь присутствует немало заклинателей Ордена Гу Су Лань, совершенствующих искусство игры на гуцине. Когда вы поднимались на гору, замечали ли ошибки в боевой мелодии адептов Ордена Мо Лин Су?»

Адепты Ордена Гу Су Лань, играющие на гуцине, имели право ответить на этот вопрос, как никто другой. Немедленно раздались их голоса: «Все так и было!»

Вэй У Сянь добавил: «Глава Ордена Су, вы прекрасно знали, что многие адепты Ордена Гу Су Лань относятся к вам и Ордену Мо Лин Су с презрением, и решили воспользоваться этим. Темные мелодии могут навредить человеку, но чтобы этого добиться, духовные силы исполнителя должны достигать определенного уровня. В одиночку вы, разумеется, не сумели бы сыграть мелодию настолько мощную, чтобы более тысячи заклинателей лишились духовных сил. Поэтому вы привели с собой всех адептов Ордена Мо Лин Су, которые совершенствуют музыкальное искусство, чтобы они играли вместе с вами! Из всех присутствующих заклинателей лишь адепты Ордена Гу Су Лань могли услышать ошибки в мелодии. Но поскольку они не желают якшаться с вами, то даже если и заметили неправильное исполнение, просто списали это на недостаток техники, которую вы передали и вашим ученикам!»

Не Хуай Сан, удивленно вытаращив глаза, произнес: «На свете правда существует подобная темная мелодия, услышав которую, можно лишиться духовных сил?!»

Вэй У Сянь ответил: «Разумеется, существует! Раз музыкой можно усмирить нечисть, то можно и призвать! Существует собрание запретных песен из Дун Ин, под названием «Собрание Смятения», в нем записаны темные мелодии, которые дошли до нас из земель Дун Ин. Среди тех мелодий есть и такие, с помощью которых можно убить человека. И конечно, нельзя отрицать возможность существования мелодии, которая может временно запечатать духовные силы. Здесь присутствует Учитель Лань Ци Жэнь. Спросите у него, действительно ли такая книга хранится в комнате запрещенных книг библиотеки Ордена Гу Су Лань!»

Су Шэ глубоко вздохнул, успокаивая дух, и с холодной усмешкой возразил: «Даже если такая мелодия действительно существует, во время своего обучения в Ордене Гу Су Лань я не мог попасть в комнату запрещенных книг, а значит, не имел возможности изучить ее. Впоследствии я и шага не ступал на территорию Облачных Глубин и никогда не слышал о существовании этого собрания! А вот что насчет тебя? Ты настолько хорошо осведомлен о «Собрании Смятения», к тому же необычайно приближен к Хань Гуан Цзюню, разве это не доказывает, что у тебя гораздо больше возможностей ознакомиться с этой книгой?»

Вэй У Сянь в ответ улыбнулся. «Кто говорит, что ты непременно должен был лично попасть в комнату запрещенных книг? Достаточно и того, чтобы твой хозяин мог войти туда беспрепятственно. Наверняка это он обучил тебя изменению нотных записей».

Нет нужды пояснять, о каком хозяине Су Шэ шла речь, кто обладал достаточной властью, чтобы беспрепятственно посещать и покидать Облачные Глубины. Все присутствующие знали, что это мог быть только один человек — Лянь Фан Цзунь!

Вэй У Сянь продолжал: «Вы все отлично спланировали, захватили молодых адептов каждого клана, чтобы заманить стольких людей на гору Луань Цзан, уподобляя заклинателей богомолу, который хватает цикаду, не замечая позади воробья. Он оградил себя от подозрений, сказавшись раненным, при этом, заручившись твоей поддержкой, нанес удар одновременно изнутри и извне. Один из вас при помощи темной мелодии запечатал духовные силы заклинателей, другой использовал Стигийскую Тигриную Печать, чтобы приказать мертвецам окружить гору. А когда в конце концов тысячная армия погибла бы на моей территории, никто бы не поверил, что это не моих рук дело, верно? Вы не побоялись столкнуться со мной, все равно недобрая слава Вэй У Сяня все сделала вместо вас. Старые обиды смешались с новой жаждой мести. Люди так воодушевились, что никто не стал бы слушать моих объяснений. Не ровен час, вам вновь удалось бы пробудить мою «сущность убийцы» и спровоцировать массовое убийство. Тогда вам бы даже не пришлось прикладывать лишние усилия».

Су Шэ возразил: «Смешно. Лянь Фан Цзунь — Верховный Заклинатель, повелевающий всеми кланами, ему не требуется бороться за власть и становиться единоличным правителем. Для чего ему могло потребоваться отправлять на смерть стольких людей? Ты можешь оклеветать меня, но порочить доброе имя Лянь Фан Цзуня не смей!»

Вэй У Сянь произнес в ответ: «Раз уж ты клятвенно утверждаешь, что я тебя оклеветал, в таком случае не осмелишься ли прямо сейчас, на глазах у всех присутствующих, вновь сыграть ту самую боевую мелодию усмирения мертвых, что исполняли адепты Ордена Мо Лин Су по пути на гору во время сражения с мертвецами?»

Все адепты Ордена Гу Су Лань, играющие на гуцине, также находились здесь. И если Су Шэ сыграет мелодию не так, как она звучала во время битвы, они немедленно его изобличат!

Остальные заклинатели в пещере Фу Мо безмолвно стали отдаляться от адептов Ордена Мо Лин Су. Никто даже не заметил, в какой момент образовалось довольно обширное пустое пространство, внутри которого они остались совершенно одни. Вэй У Сянь, пользуясь моментом, заявил: «Не хочешь? Что ж, это не страшно. Тогда взгляни сюда, что это у меня?»

Он вынул из-за пазухи два листка пожелтевшей бумаги и помахал ими в воздухе, позволяя остальным разглядеть лишь, что на них записаны ноты. «Думал, наша вылазка в Башню Кои тогда завершилась безрезультатно? В потайной комнате за бронзовым зеркалом в Благоуханном дворце Цзинь Гуан Яо прятал две страницы, которые вырвал из «Собрания Смятения», и мы нашли их. Теперь остается лишь попросить Учителя Лань Ци Жэня взглянуть на записи, чтобы он выяснил, нет ли здесь той мелодии, которую ты играл, и тогда все выяснится окончательно!»

Су Шэ с холодной усмешкой произнес: «Ты лжешь. Откуда мне знать, что это не ты написал мелодию, которую выдумал сам, чтобы оклеветать меня?»

Вэй У Сянь парировал: «Да неужели я целыми днями таскаю с собой два листа нот, чтобы в любой момент быть готовым кому-то их показать? Как бы то ни было, лгу я или нет, сейчас нам скажет Учитель Лань Ци Жэнь».

Оппонент с самого начала подозревал блеф, но Вэй У Сянь так лукаво улыбался, и тон его звучал столь убедительно, что когда Лань Ци Жэнь, нахмурившись, протянул руку к листкам, Су Шэ ощутил, как в груди поднялось волнение, и закричал: «Учитель Лань, осторожнее, не попадитесь на уловку!» И сам протянул руку, чтобы отобрать нотные записи.

Именно в тот момент в его сторону метнулась вспышка льдисто-голубого света Би Чэня. Поясной меч Су Шэ покинул ножны, и лишь когда внезапный удар был отражен, он понял — попался!

Меч Су Шэ носил имя «Нань Пин», и сейчас, скрестившись с Би Чэнем, он ярко сиял и переливался. Всем стало очевидно — меч переполняет духовная сила!



Комментарии: 2

  • Да, расклад по полочкам впечатляет )) спасибо за перевод!

  • гениально!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *