Прихватив Вэнь Нина, Вэй У Сянь устремился прямиком к стоявшему в центре города храму Гуань Инь. Днем они с Лань Ван Цзи уже осмотрели территорию и планировали ночью тщательно обследовать храм и уничтожить магическое поле внутри него, чтобы узнать, какое создание оно сдерживает и нельзя ли использовать его в борьбе с Цзинь Гуан Яо. Однако Вэй У Сянь проспал до семи вечера, а после случилось то, что случилось. Естественно, первоначальные планы пошли прахом.

Сейчас Вэй У Сянь чувствовал себя ужасно расстроенным и именно поэтому среди ночи отправился искать неприятности, связанные с Цзинь Гуан Яо.

В ночи стояла полнейшая тишина. Огни домов были погашены, а ворота храма Гуань Инь — накрепко закрыты. Из-за высокого ограждения двор казался окутанным кромешной тьмой. Но когда Вэй У Сянь запрыгнул на стену, то, не успев добраться до черепичной кладки, замер. «Что-то не так».

Вэнь Нин тоже застыл и прошептал: «Барьер».

Вэй У Сянь сделал знак рукой. Вместе они бесшумно приземлились, отошли от главного входа к углу на противоположной стороне храма и осторожно полезли наверх. Спрятавшись за венчающей край стены статуей горгульи, они наконец заглянули во двор.

И ошалело уронили челюсти.

Храм Гуань Инь был заполнен людьми и мерцанием свечей. Половину присутствующих составляли монахи, а вторую — заклинатели в одеждах с клановым узором в виде Сияния средь снегов. Стояли они вперемешку, у всех имелись луки и стрелы на спинах и мечи в руках, словно им предстояло вот-вот дать бой, защищая что-то. Время от времени слышались тихие разговоры. Но благодаря особым маскирующим барьерам, установленным по всем четырем сторонам храма, снаружи казалось, будто внутри темно и тихо. Ни звук, ни свет не могли просочиться сквозь заграждение.

Однако сильнее всего поразил Вэй У Сяня не барьер, не заклинатели и не монахи. Его ошеломило присутствие человека в белых одеждах, стоящего в центре двора.

Лань Си Чэнь.

Лань Си Чэня ничто не сдерживало. Даже его меч и сяо, Ле Бин, были при нем на поясе. Он спокойно стоял среди толпы, а монахи и заклинатели обращались с ним с огромным почтением и даже отвечали на все его просьбы.

Вэй У Сянь какое-то время наблюдал, потом развернулся к Вэнь Нину и тихо произнес: «Немедленно возвращайся на постоялый двор и как можно скорее приведи Хань Гуан Цзюня!»

Вэнь Нин кивнул и испарился из виду. Вэй У Сянь не видел Цзинь Гуан Яо. Неизвестно, присутствовал ли он здесь и была ли при нем Стигийская Тигриная Печать. Немного поразмыслив, Вэй У Сянь укусил себя за палец и прикоснулся кровоточащей рукой к мешочку-ловушке для духов на поясе. Он хотел воспользоваться несколькими слабыми духами, чтобы незаметно призвать пару-тройку темных созданий. Как вдруг в конце улицы, ведущей к храму, послышался лай.

Вэй У Сянь почувствовал, как душа ушла в пятки.

Не в силах пошевелиться, он сдержал порыв сбежать как можно дальше и, дрожа, крепко обнял изваяние на стене. Лай все приближался, грудь Вэй У Сяня заполнял страх, и в мыслях он непрестанно звал: «Спаси меня, Лань Чжань, Лань Чжань, спаси меня!»

Само это имя, казалось, придало ему смелости, и поэтому Вэй У Сянь, продолжая дрожать, заставил себя успокоиться. Он изо всех сил молился, чтобы собака оказалась бродячей и как можно скорее куда-нибудь убежала. Но удача явно оказалась к нему не благосклонна.

Следом за лаем послышался чистый голос молодого бранившегося на всю улицу парня: «Фея, а ну заткнись! Хочешь среди ночи поднять все живое на этой улице?!»

Цзинь Лин!

Выражение лица Лань Си Чэня застыло. Большинство заклинателей ордена Лань Лин Цзинь прекрасно знали голос своего молодого господина. Они переглянулись и вложили стрелы в луки.

Довольно быстро голос Цзинь Лина приблизился к храму и прозвучал со стороны ворот: «Ш-ш-ш! Ш-ш-ш! Я тебя на мясо пущу, если продолжишь лаять! …Да куда ты меня ведешь?»

Сердце Вэй У Сяня бросилось вскачь от всестороннего ужаса. «Цзинь Лин, невезучее ты дитя! Убирайся отсюда, сейчас же!»

Но Цзинь Лину обязательно нужно было остановиться аккурат возле храма Гуань Инь. Фея непрестанно лаяла, крутилась на одном месте и рыла землю у стены. Цзинь Лин задумчиво протянул: «Здесь? — Помолчав, он постучал в ворота: — Есть тут кто?»

Тем временем заклинатели во дворе задержали дыхание и сжали в руках луки, направляя стрелы на ворота храма. Они ждали лишь приказа. Лань Си Чэнь же тихо произнес: «Не пораньте его».

Его голос не проходил через барьер вокруг храма Гуань Инь. Никто не расслабился, никто не опустил лук. Казалось, Цзинь Лин тоже понял, что что-то не так. Пусть даже в храме не наблюдалось ночного сторожа, Цзинь Лин стучал в ворота так сильно, что от грохота любой спящий уже бы проснулся. В любом случае, не должно было быть настолько тихо. Поэтому Цзинь Лин за воротами тоже притих. Не успел Вэй У Сянь облегченно вздохнуть, как из-за стены снова послышался собачий лай.

Цзинь Лин вскипел: «Эй, и чего ты бежишь обратно?»

Вэй У Сянь просиял: «Умница Фея!!!»

Цзинь Лин крикнул: «Фея! Вернись! Черт!»

Вэй У Сянь подумал: «Мелкий негодник, прошу тебя, проваливай куда подальше вместе со своей собакой!!! Умоляю!!!»

Не прошло и пары секунд, как Вэй У Сянь услышал почти неуловимый шорох падающей на землю пыли и каменного крошева. Поначалу он даже не опознал звук, но долей секунды позже Вэй У Сяня бросило в холодный пот: «О нет, этот сопляк полез на стену!»

А Цзинь Лин, забравшись наверх, увидел направленный на него целый двор стрел. Его зрачки сузились. Один из монахов, должно быть, никогда прежде не видел Цзинь Лина, а может, был решительно настроен убить любого нарушителя. Он отпустил тетиву, и стрела полетела точно в Цзинь Лина!

Услышав резкий свист, Вэй У Сянь понял, что стрелок весьма умел. Если бы Цзинь Лина нужно было пристрелить, стрела наверняка прошила бы его грудь насквозь. Чтобы избежать этого, Вэй У Сяню оставалось одно: второпях запрыгнуть на стену и что-то швырнуть наперехват с криком: «Цзинь Лин, беги!»

Швырнул он бамбуковую флейту, которую носил при себе с самого перерождения. Она перехватила жестокую атаку, и стрела сбилась с намеченного курса. Сама флейта разлетелась в щепки. Фигура Цзинь Лина исчезла на краю стены. Он уже должен был бежать. Но из-за произошедшего Вэй У Сянь выдал себя. Полетевшие в его сторону сотни стрел превратили горгулью, за которой он прятался, в подушечку для иголок. Вэй У Сянь молчаливо подумал, что едва не погиб.

Среди всех этих людей не было ни одного плохого стрелка. Вероятно, они также отличались весьма хорошими навыками в заклинательстве. Поэтому большой вопрос — удастся ли Цзинь Лину сбежать. Вэй У Сянь спрыгнул со стены. Сунув два пальца в рот и собравшись свистнуть, он вдруг услышал за спиной улыбающийся голос: «Полагаю, молодому господину Вэю лучше прямо сейчас остановиться. Потеря флейты не беда, но вот если пропадут ваши пальцы или язык, будет прискорбно».

Вэй У Сянь тут же убрал руку и согласился: «Ты чертовски прав».

Человек поинтересовался: «Не составите мне компанию?»

Вэй У Сянь кивнул: «Вы слишком вежливы, Глава Ордена Цзинь».

Цзинь Гуан Яо улыбнулся: «Примите как должное».

Словно ничего особенного и не произошло, они по большому кругу дошли до главного входа в храм Гуань Инь. Вэй У Сянь всю дорогу упорно молчал.

Ворота храма уже были широко распахнуты. Как и ожидалось, сбежать Цзинь Лину не удалось. Несколько монахов стояли, направив на него мечи. Увидев двоих подошедших, Цзинь Лин, хоть и после некоторых колебаний, заговорил первым: «Дядя».

Цзинь Гуан Яо ответил: «Здравствуй, А-Лин».



Комментарии: 1

  • Насыщенная ночка оказалась. Из огня да в полымя

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *