Кровавая баня в Безночном городе была жестокой битвой, во время которой легендарный Старейшина И Лин, Вэй У Сянь, в одиночку перебил три тысячи человек, собравшихся в ту ночь на принесение обета.

Иногда говорили, что жертв было более пяти тысяч. Неважно, три или пять, одно все знали наверняка: той ночью руины Безночного города Вэй У Сянь превратил в кровавый ад.

А сам убийца, даже будучи целью всех атак, умудрился вернуться на гору Луань Цзан целым и невредимым. И никто не знал, как ему это удалось.

Эта битва нанесла серьезный урон миру заклинателей. Поэтому лишь спустя почти три месяца накопления энергии и старательного планирования Четыре Великих Ордена наконец смогли устроить осаду логова демона, Луань Цзан, и учинили резню над остатками клана Вэнь и обезумевшим Старейшиной И Лин.

***

Вэй У Сянь смотрел на заклинателей, собравшихся перед пещерой Фу Мо. Выражения лиц были точно такими же, как у заклинателей на сборе для принесения обета, которые проливали вино на землю, обещая развеять прах остававшихся в живых людей из клана Вэнь и самого Вэй У Сяня. Кое-кто из собравшихся ныне выжил в Безночном городе, другие являлись потомками тех заклинателей, но еще больше присутствовало «борцов за справедливость», разделявших с остальными их убеждения.

Заклинатель средних лет по имени И Вэй Чунь, который объявил, что Вэй У Сянь лишил его ноги и вынудил носить деревянный протез, снова заговорил: «Твой кровавый долг за три тысячи человек невозможно оплатить, даже если ты умрешь десять тысяч раз!»

Вэй У Сянь перебил его: «Три тысячи человек? В ту ночь в Безночном городе и правда было три тысячи заклинателей, но среди них присутствовали и главы орденов и множество высокопоставленных лиц. Учитывая их присутствие, разве мог я действительно убить все те три тысячи? У тебя слишком высокое мнение обо мне или слишком низкое о них?»

Он лишь спокойно указал на простейшее обстоятельство, но заклинатель решил, будто его оскорбили, и закипел от ярости: «О чем мы тут, по-твоему, вообще говорим? Как можно торговаться в вопросах кровавого долга?»

Вэй У Сянь ответил: «Я вовсе не хочу торговаться, но удваивать мои преступления только из-за слов каких-то людей не стоит. Я не стану отвечать за то, чего не делал».

Кто-то еще заговорил: «То, чего ты не делал? Чего же именно ты не делал?»

Вэй У Сянь сказал: «Например, это не я разрезал на куски тело Чи Фэн Цзуня. Это не я заставил Госпожу Цзинь совершить самоубийство в Башне Кои. Это не я контролирую трупы, на которые вы наткнулись по пути сюда».

Су Шэ улыбнулся. «Старейшина И Лин, я наслышан о твоем высокомерии. Откуда же сейчас взялась подобная скромность? Я действительно не могу придумать, кто еще кроме тебя в этом мире мог бы контролировать множество лютых мертвецов, которые оказали нам такое сопротивление».

Вэй У Сянь спросил: «Тебе и правда никто на ум не приходит? Да любой способен на это при наличии Тигриной Печати».

Су Шэ сказал: «Разве Тигриная Печать — не один из твоих артефактов?»

Вэй У Сянь ответил: «Сейчас самое время спросить, кто же дорожит ею столь сильно, что не желает выпускать из рук. То же случилось и с Вэнь Нином. В те времена некие ордены до смерти боялись Призрачного Генерала. На публике они утверждали, что убили его, на самом же деле больше десяти лет прятали и держали в заточении. Странно, не так ли? Так кто же все-таки тогда объявил, что его прах был развеян?»

Все как один повернулись к присутствующим среди них адептам Ордена Лань Лин Цзинь. В конце концов, именно глава Ордена Лань Лин Цзинь нес всю ответственность за это дело и уверенно объявил, что двое лидеров остатков Ордена Вэнь сожжены, а прах их развеян в Безночном городе.

Су Шэ мигом ответил: «Не нужно придумывать байки».

Внезапно из леса снова послышался странный шорох и рычание.

Лань Ци Жэнь воскликнул: «Всем быть настороже! Приближается вторая волна мертвецов!»

Услышав это, половина людей отделилась, чтобы разобраться с напастью, в то время как оставшиеся все так же настороженно направляли мечи на стоящих перед пещерой Фу Мо преступников.

Вэй У Сянь вздохнул. «Я же уже сказал, что не я контролирую этих мертвецов. Если у вас есть время смотреть на меня, возможно, вам стоит все же посмотреть на них».

Среди собравшихся было немало прославленных заклинателей, а также глав орденов и старших адептов. Разобраться с толпой лютых мертвецов не представляло сложности. Под звуки гуциня и вспышки мечей повсюду ни у кого не оставалось времени на двоих окруженных.

Цзян Чэн взмахом кнута рассек на куски троих мертвецов, а потом повернулся к Цзинь Лину. «Цзинь Лин! Тебе ноги нужны или как?!»

Это означало, что он сломает Цзинь Лину ноги, если тот немедленно не подойдет к нему. Однако Цзинь Лин эту угрозу слышал постоянно. На самом деле Цзян Чэн этого никогда бы не сделал. И поэтому Цзинь Лин взглянул на дядю, но с места не сдвинулся. Цзян Чэн выругался и подтянул Цзы Дянь, словно собирался обвить им Цзинь Лина и силком притащить к себе. Но фиолетовое сияние Цзы Дянь вдруг поблекло, а потом и вовсе пропало.

В тот же миг длинный кнут превратился в серебряное кольцо, которое само по себе вернулось на безымянный палец владельца. Цзян Чэн ошарашенно застыл. Еще ни разу на его памяти Цзы Дянь не преображался по собственной воле. Он все еще таращился на свою ладонь, когда на нее упали две капли крови.

Цзян Чэн поднял руку, провел по лицу и увидел, что она окрасилась в красный. Цзинь Лин воскликнул: «Дядя!»

Из толпы тех, кто дрались с мертвецами, послышались удивленные крики. Большая часть сверкавших мечей поблекла, а по лицам заклинателей побежали красные ручейки. Кровотечение из носа. А у некоторых и изо рта!

Один из заклинателей с мечом воскликнул: «Что происходит?!»

«Мои духовные силы пропали!»

«Шисюн, помоги! Со мной что-то происходит!»

Би Чэнь так и не вернулся в ножны и убивал тех мертвецов, которые преследовали умолявших о помощи заклинателей. Однако панические крики множились, поднимаясь волной. Толпа постепенно собиралась вместе и отступала в направлении пещеры Фу Мо.

В один момент заклинатели, которые готовились к большой битве на горе Луань Цзан, вдруг лишились духовных сил. Не только мечи потухли, а талисманы перестали работать, даже мелодии адептов Ордена Гу Су Лань и Ордена Мо Лин Су стали простыми звуками и потеряли способность изгонять мертвецов.

Ситуация кардинально переменилась!

Лань Ван Цзи снял со спины гуцинь. В небе эхом пронеслась вибрация струн. Однако сколь бы умело ни исполнялась Песнь Подавления, один он не мог справиться. Вэнь Нин выпрыгнул из пещеры и помогал Лань Ван Цзи отгонять мертвецов, при этом молчаливо терпя атаки заклинателей. К счастью, боли он не чувствовал, так что на него это не влияло.

Среди воцарившейся суматохи Лань Сы Чжуй выбежал вперед и закричал: «Все сюда! В пещеру Фу Мо! Здесь на земле есть большое защитное поле! Пусть в некоторых местах есть прорехи, но если подлатать, должно работать. И какое-то время точно продержится!»

Некоторые заклинатели, у которых от битвы уже кружилась голова, вознамерились сразу же пойти в пещеру. Су Шэ, однако, закричал еще громче: «Никому не входить! Это ловушка! Внутри наверняка еще больше опасностей!»

Услышав его крики, люди замешкались и задумались, идти внутрь или же остаться. Взмахнув рукой, Вэй У Сянь просыпал целый дождь талисманов: «Смерть снаружи —это смерть, смерть внутри — тоже смерть. Вы в любом случае умрете. Если же войдете в пещеру, то хоть ненадолго, но отсрочите свою гибель. Почему ты торопишь всех этих людей поскорее умереть?»

Безусловно, его речи несли здравый смысл. Но лишь оттого, что слова принадлежали Вэй У Сяню, люди еще сильнее испугались заходить в пещеру. Все еще мешкая, они продолжали с огромным трудом сражаться с лютыми мертвецами.

Некоторые могли продержаться довольно долго даже лишившись духовных сил, Не Хуай Сан же не мог. Все знали о его трусости и бесталанности, амбициями он не блистал, усердием как заклинатель не отличался. Только благодаря защите личной охраны его не застала врасплох внезапная перемена в обстоятельствах, а сам он обошелся без ранений.

Видя, что мертвецов становится все больше и больше, и конца-краю им не видно, Не Хуай Сан торопливо произнес: «Вы собираетесь заходить или нет? Если нет, то я пойду первым. Разрешите откланяться. Быстрее, быстрее, заходите все!»

Не дожидаясь ответа, Не Хуай Сан быстро и решительно повел адептов Ордена Цин Хэ Не в пещеру Фу Мо. Он был обеспокоен не хуже потерявшей хозяина собаки, напуган словно избежавшая сетей рыба. От подобной прямоты окружающие немели от изумления.

Неожиданно Оуян Цзы Чжэнь тоже закричал: «Отец, хватит их убивать! Поверь мне, пойдем внутрь! Мы только что вышли из пещеры, там нет никаких ловушек!»

Остальные юноши поддержали: «Да, там и правда есть большое магическое поле!»

Присоединился и Цзинь Лин: «Дядя, пойдем внутрь!»

Цзян Чэн взмахнул Сань Ду, который тоже потерял сияние, и угрожающе зарычал: «А ты закрой рот!»

Однако тут же у него снова потекла кровь изо рта и носа. Цзинь Лин сбежал вниз по ступеням и потащил дядю к пещере.

К этому моменту потерявший духовные силы и проведший полдня в битве Цзян Чэн основательно вымотался, и Цзинь Лин умудрился вполне успешно затащить его в пещеру. Заклинатели Ордена Цзян тоже поспешили следом за главой.

В этот же момент звонкий голос Не Хуай Сана раздался из глубины пустой пещеры. «Все сюда! Тут много места! Кто-нибудь из старших, подойдите и помогите залатать поле на земле! Я сам не могу — не знаю как!»

В головах у всех возникло составленное из огромных букв слово «Никчемыш!».

Пальцы Лань Ван Цзи не отрывались от струн гуциня, когда он поднял голову: «Дядя!»

Лань Ци Жэнь совершенно не хотел входить в пещеру. Он бы предпочел до самого конца сражаться снаружи. И все же в этот момент он был не один, на нем лежала ответственность за заклинателей Ордена Лань и адептов Ордена Цзинь, отданных ему под командование. Да и главной силой этой битвы был не он. Лань Ци Жэнь не хотел пренебрегать жизнями вверенных людей и хватался за любую надежду.

Не глядя на Лань Ван Цзи, он поднял меч и приказал: «Осторожно отступаем!»

Когда Ордены Лань Лин Цзинь, Гу Су Лань, Цин Хэ Не и Юнь Мэн Цзян вошли в пещеру, все остальные также прекратили сражаться. Даже если бы в пещере действительно находился демон или какое-нибудь чудовище, тварь не пробралась бы через четыре защитных барьера . Все поспешили внутрь. В итоге не сдвинулись с места только люди Ордена Мо Лин Су.

Вэй У Сянь сказал: «А? Глава Ордена Су, вы не зайдете? Что ж, хорошо, оставайтесь снаружи. Но вы все лишились духовных сил, верно? Если останетесь тут, разве это не будет решением идти на верную смерть? Какая похвальная храбрость!»

Су Шэ мельком взглянул на него. Его помрачневшее лицо невольно дернулось, и он все же повел адептов в пещеру.

Пещера Фу Мо спокойно вместила больше тысячи людей. Дыхание и перешептывание на стихая слышались над толпой. Лань Ци Жэнь присоединился к Не Хуай Сану сразу же, как вошел, и отправился исследовать острым, придирчивым взглядом стертые места магического поля. Поле и правда было довольно старым. Он тут же сделал надрез на ладони и заполнил брешь в рисунке поля кровью. Вэнь Нин охранял лестницу, отбрасывая ближайших мертвецов. Как только поле было залатано, мертвецы словно уткнулись в невидимый барьер, который временно не позволял им войти в пещеру.

Вэй У Сянь подождал, пока Лань Ван Цзи уберет гуцинь, а потом вместе с ним вошел в пещеру. И только заклинатели успели с облегчением выдохнуть, как сразу же забеспокоились, увидев двоих спускающихся по ступеням мужчин — одного в черном, другого в белом.

Никто не ожидал, что все так обернется. Они должны были объединиться в облаве на Старейшину И Лин, но теперь, похоже, сами попали в осаду. Им даже пришлось скрыться в пещере Старейшины И Лин, чтобы прожить хоть немногим дольше. Лань Ци Жэнь закончил заполнять прорехи в поле и встал перед толпой, преграждая путь Лань Ван Цзи и Вэй У Сяню. Он высоко задрал подбородок, словно готовый с кулаками броситься на Вэй У Сяня и драться до конца жизни, если тот осмелится сделать хоть шаг.

Лань Ван Цзи произнес: «Дядя».

Разочарование так и не покинуло сердце Лань Ци Жэня. Он все еще не желал смотреть на адепта, которым больше всего гордился, которого обучал все эти годы. Не отводя взгляда от Вэй У Сяня, Лань Ци Жэнь холодно произнес: «И что же ты собираешься делать?»

Вэй У Сянь уселся на ступени. «Ничего. Но раз уж вы здесь, почему бы нам не побеседовать?..»

И Вэй Чунь закричал: «Не о чем нам с тобой болтать!»

Вэй У Сянь удивился: «Как же может такое быть, чтобы поболтать было не о чем? Ни за что не поверю, что вы не хотите узнать, почему вдруг лишились всех духовных сил. Честное слово, я не настолько силен, чтобы причинить вред вам всем одновременно так, чтобы никто не заметил».

И Вэй Чунь плюнул и услышал голос Не Хуай Сана: «Да, думаю, его слова имеют смысл».

Все злобно уставились на него.

Вэй У Сянь продолжил: «Полагаю, что до прихода сюда ради облавы у вас не было возможности собраться и вместе отобедать, так что любые яды исключаются».

Лань Сы Чжуй подтвердил: «Это точно не яд. Никогда не слышал о яде, который мог бы так внезапно развеять духовные силы. К тому же, такой яд бы продавался за огромные деньги среди заклинателей, и молва была бы оглушительная».

Среди заклинателей в пещере присутствовало много целителей. Они схватили за руки нескольких людей и прощупали пульс. Заклинатели интересовались: «Ну как? Ну как? Исчезновение наших духовных сил временное или постоянное?!»

Вопрос тут же привлек внимание. У людей больше не было времени на предосторожности в отношении Вэй У Сяня. В конце концов, если их духовные силы пропали навсегда, навечно, они станут практически бесполезными калеками. Это куда более мучительный конец, чем простая смерть здесь и сейчас.

Посовещавшись между собой, целители заговорили: «Все, слушайте! Ваши золотые ядра не повреждены, нет нужды беспокоиться! Все это временно».

Услышав, что проблема временная, Цзян Чэн наконец тайком облегченно вздохнул. Он взял протянутый Цзинь Лином платок и вытер кровь с лица, а потом заговорил: «Временно? И насколько долго это ваше «временно»? Когда силы восстановятся?»

Один из целителей неуверенно протянул: «Боюсь… по меньше мере через четыре часа».

Лицо Цзян Чэна ужасающе потемнело. «Четыре часа?!»

Все подняли головы, глядя на толпу лютых мертвецов, так плотно обступавших пещеру, что и капля воды бы не просочилась. Их число было ничуть не меньше, чем число пришедших сюда в этот день живых людей. Все мертвецы не отрываясь смотрели в пещеру, где то и дело мелькали головы людей и клокотала энергия ян. Мертвецы не желали отступить и на полшага назад и покачивались плечом к плечу, словно могли в любой момент зайти внутрь. Вонь гниющей плоти удушала.

Духовные силы заклинателей восстановятся не раньше, чем через четыре часа? Они даже не знали, сможет ли продержаться эти четыре часа истертое и временно залатанное магическое поле, которым много лет не пользовались.

Кроме того, Старейшина И Лин находился с ними в одном помещении. И хотя они не знали, почему он пока ничего не сделал, возможно, Вэй У Сянь собирался уничтожить их словно кошка пойманную мышку, как только устанет запугивать и наиграется. К тому же никто не знал, не разъярится ли он ни с того ни с сего.

Их взгляды снова устремились к Вэй У Сяню. Тот вздохнул. «Я же сказал, что не нужно вам за мной приглядывать. В этой пещере только две группы людей остались при своих духовных силах. Мы с Хань Гуан Цзюнем составляем одну группу. Дети, которых притащили на гору несколько дней назад, составляют вторую. Я не ошибусь, если скажу, что все остальные здесь абсолютно бессильны, верно? Если бы я захотел что-то с вами сделать, смогли бы дети меня остановить?»

Су Шэ фыркнул. «Прекращай молоть чепуху. Если хочешь убить нас — действуй. Любой, кто хоть пикнет, не заслуживает зваться героем. И не думай, что кто-то будет молить тебя о пощаде».

Многих в душе начали одолевать сомнения. Из всей тысячи только человек двадцать жаждали мести. Остальные лишь бездумно присоединились, услышав, что намечается облава. С уверенностью можно было сказать, что они лишь желали присутствовать при свершении правосудия и пришли сюда из побуждений нравственности. Все эти люди хотели идти следом за главными группами. Уничтожение парочки-другой псов-мертвецов Вэй У Сяня принесло бы им всеобщее уважение. Знай же они заранее, какую немалую цену пришлось бы им заплатить, немногие из присутствующих согласились бы присоединиться к облаве.

Вэй У Сянь бросил взгляд на Су Шэ. «Прости, конечно, но вынужден спросить… ты кто?»

Он звал Су Шэ по имени, когда они находились снаружи, теперь же снова спросил кто он такой, и явно сделал это намеренно. Вены на лбу Су Шэ вздулись. Он как раз собирался что-то сказать, когда Лань Цзин И громко спросил: «И что? Если это не яд, то что?»

Вэй У Сянь тут же забыл про Су Шэ. «А вот что. Люди просто так, без причины, духовные силы не теряют. Должен быть какой-то способ и точно выбранный момент. Прежде чем подняться на гору Луань Цзан или во время подъема вы все должны были с чем-то столкнуться или что-то сделать. Детей приволокли в пещеру пару дней назад, так что их от утери духовных сил отделило время. Мы с Хань Гуан Цзюнем пришли по другому пути, нежели вы, так что нас отделило место. Не хотите ли подумать, что все вы без исключения делали?»

В оглушающей тишине кто-то растерянно ответил: «Что мы делали? Когда мы поднимались на Луань Цзан, все мы пили воду, да? Эх, не знаю, не могу припомнить».

Ну и кто же в такой ситуации мог беспрекословно послушать Вэй У Сяня, сделать то, что он сказал, и подумать о том, что он сказал? Разве что один “незнайка” Не Хуай Сан. У кого-то вырвалось замечание: «Никто ничего не пил по пути наверх! Кто бы осмелился пить воду на горе трупов?!»

Не Хуай Сан сделал еще одно предположение: «Тогда, возможно, мы все вдыхали туман на горе?»

Если бы с туманом было что-то не то, такое объяснение могло бы показаться вполне правдоподобным. Кто-то тут же согласился: «Это возможно!»

Но тут уже возразил Цзинь Лин: «Это невозможно. На вершине туман плотнее, а нас держали связанными здесь целых два дня. Наши духовные силы все еще при нас, не так ли?»

Су Шэ, казалось, уже не выдерживал. «Хватит! Вы действительно ввязались в разговоры с ним? Неужели вам нравится идти у него на поводу? Он…»

Вдруг выражение на лице Су Шэ резко изменилось. Слова замерли на полпути. Вэй У Сянь поторопил: «Ну, давай. Что же ты не продолжаешь?»

Все адепты Ордена Мо Лин Су тут же вскочили. «Глава Ордена!»

«Глава Ордена, что с вами?!»

Су Шэ оттолкнул подошедших помочь адептов. Он поднял руку. Сначала показал на Вэй У Сяня, затем прямо на Лань Ван Цзи. Ближайший к ним адепт вспылил: «Вэй У Сянь, какое колдовство ты учинил на этот раз?!»

Вмешался Лань Сы Чжуй: «Это не колдовство! Это… Это…»

Лань Ван Цзи, с прямой спиной сидевший в стороне, положил пальцы правой руки на гуцинь, заглушая вибрации семи струн. Возбужденно болтавшие адепты вдруг почувствовали себя утками, чьи шеи сжали в крепкой хватке. Крики резко смолкли.

В повисшем молчании прозвучал ответ адептов Ордена Гу Су Лань: «Заклятие молчания нашего ордена…»

Примечания:

Четыре защитных барьера - Имеются в виду четыре Ордена.



Комментарии: 1

  • Вот так просто пришли и учинили расправу...Ладно. .. у них там такие несметные полчища: три тысячи там, пять тысяч там, сюда ещё тысяча....старейшина Илин нужен как минимум для естественного отбора. В такой толпе они ещё и беседы ведут. Ладно. Не Хуайсан, ты мой кумир в этой главе !! Да и не только в этой

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *