Женщина снова заговорила:

— Остаётся только надеяться, что он знает своих обидчиков. Если ему захочется отомстить, пусть тогда мстит этим заклинателям. Лишь бы не трогал обычных людей.

Её муж ответил:

— Да кто же может это обещать? Когда в Цишань он убил больше трёх тысяч человек в один присест, я был ещё мальчишкой, но всё равно помню, что в те времена его боялись не только бессмертные заклинатели, но и обычные люди. Он — кровожадный бессердечный демон.

Улыбка сползла с лица Вэй Усяня.

Он с большим интересом слушал, когда муж и жена разговаривали о своей обычной жизни. Однако теперь Вэй Усяню вдруг показалось, что его голова безмерно потяжелела. Он едва мог поднять её, чтобы взглянуть на выражение лица Лань Ванцзи, и уже не слышал, о чём ещё решили поболтать крестьяне.

Вдруг за пределами дворика раздался нечеловеческий рёв, от которого кровь стыла в жилах. Семья во дворе ужинала, болтала и смеялась, но чудовищный вопль испугал супругов настолько, что они выронили чашки. Ребёнок заплакал. Молодой мужчина подхватил мотыгу и крикнул:

— Не бойтесь! Не бойтесь!

Удивились не только они, вздрогнули даже двое мужчин в стогу сена. Лань Ванцзи хотел было встать, но Вэй Усянь после недолгих раздумий схватил его за одежду на груди.

— Не двигайся!

Лань Ванцзи удивлённо округлил глаза. Рёв издавало явно какое-то тёмное свирепое существо, и попытайся хозяин дома разобраться с тварью в одиночку, то наверняка расстанется с жизнью. Несмотря на это, Вэй Усянь повторил:

— Не двигайся.

Во дворе раздался пронзительный крик, а нечеловеческий рёв становился всё ближе и ближе. Когда он уже добрался до ворот, Лань Ванцзи больше не мог сидеть спокойно. Бичэнь вылетел из ножен подобно всполоху молнии. К этому моменту владельцы дома уже с воплями выбежали прочь. Меч Лань Ванцзи прорезал стог, всё сено взметнулось в воздух, и за падающими на землю соломинками можно было разглядеть абсолютно чёрное нечто, стоящее посреди двора.

Волосы твари спутались, а во рту блестели острые клыки. Беспорядочно торчащие из тела шипы делали её облик устрашающим и одновременно забавным. Лань Ванцзи никогда прежде не видел такого чудовища. Он удивлённо замер, а Вэй Усянь сказал:

— Вэнь Нин, ты слишком долго не пользовался горлом. Твои крики становятся всё страшнее и страшнее.

Из пасти тёмного чудовища раздалась человеческая речь:

— Молодой господин… В конце концов, я же лютый мертвец. Все лютые мертвецы так… кричат, — попытался оправдаться он.

Вэй Усянь похлопал его по плечу.

— Весьма мощный звук.

Вэнь Нин глянул на Лань Ванцзи. Вероятно, вспомнив, что адепты Ордена Гусу Лань не любили неряшливо одетых людей, он пристыжено попытался привести в порядок причёску. Глядя на множество торчащих из его волос палок, Вэй Усянь не удержался и выдернул одну.

— Почему ты так внезапно выскочил? Да ещё в таком виде. Тебя ограбили, что ли? Что у тебя на лице?

Вэнь Нин ответил:

— Сажа и грязь. Я увидел, как вы вдвоём зашли внутрь, а потом долго не появлялись…

Вэй Усянь перебил:

— Так значит, ты всё это время следовал за нами?

Вэнь Нин кивнул. Вэй Усянь понимал, что тот не осмеливался встретиться с кем-то кроме своего хозяина. И поэтому, когда они с Лань Ванцзи отошли от Облачных Глубин, скрытно последовал за ними. Увидев, что они слишком долго не выходят с крестьянского двора, Вэнь Нин подошёл ближе и услышал разговор супругов о Вэй Усяне. Почувствовав неловкость, он решил спугнуть людей, чтобы Вэй Усяню и Лань Ванцзи удалось покинуть этот дом. И, вероятно, подумав, что его обычный вид недостаточно пугающий, Вэнь Нин нацепил на себя кучу всякого мусора.

Призрачный Генерал смущённо отскребал грязь, а Вэй Усянь хохотал так, что едва мог дышать, но… вдруг заметил, что руки мертвеца измазаны в крови.

— Что случилось?

Вэнь Нин ответил:

— О, ничего…

Лань Ванцзи сказал:

— Пахнет кровью.

Вэй Усянь вдруг осознал, что от Вэнь Нина и правда пахло кровью. Его сердце пропустило удар. Увидев такую реакцию, Вэнь Нин тут же замахал руками:

— Это не кровь! Нет-нет, вернее, кровь, но не живых людей.

Вэй Усянь спросил:

— Кровь не живых людей? Ты подрался с какой-то нежитью?

Вместо ответа Вэнь Нин повёл их к лесу. В глубине, среди деревьев, чернели двадцать-тридцать свежих могил, а сбоку — наполовину вырытая яма, возле которой громоздилась куча мертвецов. То была именно куча, а не отдельные трупы, поскольку тела были растерзаны на части. Вэй Усянь подошёл и принялся рассматривать их. Пальцы оторванных рук ещё дёргались, а челюсти открывались и закрывались, издавая зубовный скрежет. Трупы уже преобразились.

Вэй Усянь заметил:

— А ты порвал их довольно мелко.

— Если бы я этого не сделал, они продолжили бы кусать людей. Их было невозможно остановить. И на всём пути появляются вот такие трупы…

— На всём пути? Ты что, всё время шёл впереди нас, чтобы избавиться от этих тварей?

Вэнь Нин смущённо кивнул. Его способность распознавать себе подобных была куда сильнее, чем у любого человека, к тому же он мог издалека их почуять. Это вполне объясняло, почему за всё время их путешествия ничего не произошло. Вэй Усяню это сразу показалось странным, ведь они узнали, что в Илин направляется полчище лютых мертвецов, так почему же они не встретили ни одного? Значит, Вэнь Нин заранее расчищал им путь.

Вэй Усянь спросил Вэнь Нина:

— И когда ты начал следовать за нами?

Вместо него ответил Лань Ванцзи:

— От Башни Золотого Карпа, — Вэй Усянь посмотрел на Вэнь Нина, а Лань Ванцзи продолжил: — Когда мы бились с заклинателями, он помог.

Вэй Усянь вздохнул.

— Разве я не говорил тебе спрятаться и никуда не влезать?

Вэнь Нин вымученно улыбнулся.

— Но, молодой господин, где же я мог спрятаться?

Прежде он знал, куда возвращаться, также у него были люди, за которыми можно следовать, но сейчас в этом мире все, кроме Вэй Усяня, стали для него чужими.

Помолчав, Вэй Усянь встал и, отряхнув пыль с одежды, произнёс:

— Похороним их.

Вэнь Нин быстро кивнул и продолжил рыть незаконченную яму. Лань Ванцзи вынул Бичэнь, из которого сразу же вырвалась энергия. Комья грязи расшвыряло в разные стороны, а в земле образовалась трещина.

Вэй Усянь поинтересовался:

— Ханьгуан-цзюнь, ты тоже будешь копать могилы?

Лань Ванцзи развернулся. Он хотел что-то сказать, но увидел стоящего за ним Вэнь Нина. Заставив двигаться окоченевшие губы, тот выдавил улыбку.

— Молодой господин Лань, вам нужна помощь? Я закончил со своей частью работы.

Лань Ванцзи глянул за спину Вэнь Нина, где красовались ряды чёрных ям, чуть поодаль от которых громоздились аккуратные кучи земли. Всё с той же «улыбкой» на губах Вэнь Нин добавил:

— Я часто этим занимаюсь. Большой опыт. И скорость.

Не стоило даже пояснять, кто именно заставлял его часто «этим заниматься».

Немного помолчав, Лань Ванцзи наконец сказал:

— В этом нет нужды. Ты можешь помочь…

Не успев закончить фразу, он вдруг осознал, что Вэй Усянь не сдвинулся с места, а просто уселся в стороне и наблюдал. Уходя со двора, он спокойно прихватил с собой арбуз и теперь пытался придумать, как бы его порезать.

Поймав взгляд Лань Ванцзи, Вэй Усянь заявил:

— Ханьгуан-цзюнь, не смотри так на меня. У меня ничего нет под рукой, да и духовные силы малы, разве не так? В любом деле есть свои мастера, это правда. Если надо выкопать могилу, Вэнь Нин справится быстрее всех. Почему бы нам не обсудить, как управиться с арбузом? Бичэнь весь в грязи, и его мы использовать не можем. У кого-нибудь есть нож или лишний меч? Или еще что-то в этом духе?

Вэнь Нин покачал головой:

— Сожалею, у меня при себе ничего подобного нет.

Вэй Усянь развернулся.

— Ханьгуан-цзюнь, слушай, а ты взял с собой Суйбянь?

Лань Ванцзи:

— …

В конце концов, Вэй Усянь всё же вытащил из его рукава цянькунь свой меч. Держа в одной руке Суйбянь, а в другой — арбуз, он быстро раскрутил меч и разрезал свою добычу на восемь частей. Закончив, Вэй Усянь уселся на корточки и, поедая лакомство, наблюдал, как Лань Ванцзи с Вэнь Нином старательно выкапывают могилы.

Всего за полчаса Вэнь Нин вырыл целый ряд одинаковых ям. Укладывая растерзанные на части тела в могилы, он бормотал:

— Послушайте, мне правда очень жаль. Я не могу разобрать, какая часть трупа кому принадлежит. Если кого-то похороню неправильно, пожалуйста, простите меня…

Когда арбуз был съеден, а все трупы похоронены, Вэй Усянь и Лань Ванцзи снова двинулись в путь.

Несколько дней спустя они прибыли в Илин. От посёлка, где они остановились, до Луаньцзан было меньше десятка ли пути. И хотя неизвестно, что ждало их впереди, Вэй Усянь подозревал, что ничего хорошего будущее им не готовит.

Однако рядом с ним находился Лань Ванцзи, чья поступь была твёрдой, а взгляд спокойным. Вэй Усяня изначально не одолевала тревога, а глядя на такого человека, он и вовсе ни при каких условиях не мог занервничать. Проходя через посёлок в Илине, Вэй Усянь словно чувствовал себя дома. Оживившись в знакомой обстановке, он даже без желания что-то купить не мог не поболтать с уличными торговцами на местном диалекте. Вдоволь наговорившись, он обернулся.

— Ханьгуан-цзюнь, ты же помнишь этот посёлок?

Лань Ванцзи едва заметно кивнул.

— Помню.

Вэй Усянь усмехнулся.

— Так и знал, что память у тебя лучше моей. Здесь мы с тобой однажды встретились. Ты пришёл в Илин на ночную охоту, и я сказал, что должен угостить тебя обедом. Это ты тоже помнишь?

— Помню.

— Но, к моему позору, в итоге тебе пришлось заплатить за нас обоих, ха-ха!

Он уселся на ослика, скрестив ноги и, покачиваясь на его спине, как будто беззаботно спросил:

— Кстати говоря, Ханьгуан-цзюнь, ты не думал о том, чтобы когда-нибудь уйти на покой?

Лань Ванцзи ненадолго замер, словно задумавшись. Вэй Усянь решил ковать железо, пока горячо:

— Ты размышлял о том, чем будешь заниматься, когда отойдёшь от дел?

Лань Ванцзи, глядя на него, ответил:

— Пока нет.

Вэй Усянь подумал: «Вот и замечательно, раз ты пока ещё ничего не решил! Я подумаю за тебя».

Он хотел найти живописное, немноголюдное местечко и построить там большой дом. Рядом можно было бы построить дом и для Лань Ванцзи. Каждый день будут два блюда и суп. Конечно, готовку лучше оставить на Лань Ванцзи, а иначе им придётся питаться стряпнёй Вэй Усяня. А еще хорошо бы и распоряжение деньгами доверить Лань Ванцзи. Воображение Вэй Усяня тут же нарисовало такую картину. Лань Ванцзи в грубой одежде с заплатками на груди и коленях сидит с невозмутимым видом за сколоченным вручную столом и одну за другой считает монеты. Закончив подсчёты, он берёт мотыгу и идёт в поле. Ну а сам Вэй Усянь… он… он бы что?

Он серьёзно задумался о том, что будет делать. Люди частенько говорят, что в повседневной жизни нужно или обрабатывать поля, или ткать одежду. И если кто-то работал в поле, то кто-то должен заниматься ткачеством. От одной мысли о необходимости сжать колени и трясти ногами перед ткацким станком Вэй Усяня передёрнуло. Лучше уж махать мотыгой. А Лань Ванцзи куда лучше подойдёт заняться ткачеством. Днём они будут ловить рыбу и возделывать поля, а вечером возьмутся за мечи и отправятся на ночную охоту за тварями и демонами. А если устанут от всего этого, то смогут притвориться, что вовсе не уходили на покой, и вновь спокойно вернутся в мир. Но если подумать, всё ещё не хватало маленького…

Лань Ванцзи вдруг спросил:

— Маленького чего?

Вэй Усянь:

— А?

Он вдруг осознал, что последнюю фразу произнёс вслух, и тут же решил исправиться:

— Я говорю, что Яблочку не хватает маленького друга.

Яблочко развернулся и ответил основательным плевком. Вэй Усянь хлопнул ослика по голове и, потянув его за уши, расхохотался. Вдруг смех его как отрезало. Виной тому было не что иное, как пришедшее на ум воспоминание. Когда-то рядом с ним и вправду находился маленький ребёнок. И если бы он дожил до этого времени, то ему уже должно было исполниться пятнадцать или около того.

Луаньцзан скрывалась в самой глубине среди остальных гор Илина.

В миру её называли горой мертвецов. Если кто-то вздумает копать тут землю, то непременно наткнётся на труп. И в этом не было ни слова лжи. Гора Луаньцзан являлась древним полем битвы, а потом люди привыкли бросать на этой вершине безымянные трупы, обеспечивая извечную подпитку тёмной, озлобленной энергией. В конце концов гора стала кошмаром для каждого жителя Илина.

Осквернённые злой энергией, деревья на горе имели чёрные как смоль листья и ветви. У самого подножия Луаньцзан протянулась стена около чжана в высоту, убористо исписанная заклинаниями, которые не позволяли ни мёртвым, ни живым пересечь эту границу. Изначально стену заклинаний, окружающую Луаньцзан, построил третий глава Ордена Цишань Вэнь. Поскольку заклинатели так и не смогли уничтожить невероятно могущественные тёмные призраки, обитавшие здесь, им пришлось прибегнуть к лучшему из оставшихся вариантов и отгородить гору. Вэй Усянь однажды снёс это ограждение, и стену, которая окружала Луаньцзан сейчас, отстроили заново и укрепили адепты Ордена Ланьлин Цзинь.

Однако, когда Вэй Усянь с Лань Ванцзи прибыли на место, они обнаружили, что довольно длинная часть стены снова обрушена.



Комментарии: 1

  • Название арки совершенно точно отражает ее настроение. Небольшая передышка и несходящуая с губ улыбка)) так забавно и грустно читать про Вэнь Нина ^_^ очень трогательные моменты)) спасибо за перевод

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *