Вэй У Сянь в душе вздохнул и подумал: «Если честно, более всех других неизвестных обстоятельств… мне сейчас хочется знать, правда ли, что через переселение души можно стать “обрезанным рукавом”!»

Он так долго мучился размышлениями, что усталость, накопившаяся за день, дала о себе знать. Вэй У Сянь потер виски. Лань Ван Цзи сказал ему: «Отдохни».

Вэй У Сянь ответил: «Хорошо, - уселся на кровать, скинул сапоги и откинулся назад со словами: - Хань Гуан Цзюнь, ты тоже…» Не закончив фразу, он вдруг столкнулся с щекотливой проблемой.

Спальное место в комнате имелось всего одно, и если Лань Ван Цзи тоже захочет отдохнуть, им придется лежать в одной кровати. Конечно, они спали вместе уже бессчетное множество раз, но с тех пор как Цзян Чэн в Пристани Лотоса осыпал их бранью, многие вещи необъяснимо стали восприниматься иначе. Теперь даже размышления о количестве комнат, которые следует снять, приводили Вэй У Сяня в замешательство, не говоря уже о том, чтобы позвать Лань Ван Цзи лечь рядом.

Лань Ван Цзи: «Нет нужды».

Вэй У Сянь слегка приподнялся и произнес: «Куда же это годится, ведь ты за эти дни тоже…» Он тут же пожалел о сказанном, ведь если договорить до конца, может выйти так, что Лань Ван Цзи во избежание неудобств все-таки решит заказать вторую комнату, и тогда ситуация станет еще более неловкой.

Лань Ван Цзи: «Мне не нужно. А ты отдыхай».

Вэй У Сянь потер подбородок и ответил: «…О. Тогда я поваляюсь немного, разбуди меня к трем часам».

Лань Ван Цзи, с прямой спиной сидя у стола, закрыл глаза и погрузился в медитацию, восстанавливающую силы. Лишь тогда Вэй У Сянь снова медленно лег на кровать.

Он закинул руки за голову и долго смотрел в потолок, потом повернулся спиной к Лань Ван Цзи. Прошло довольно много времени, а он все лежал, глядя перед собой, не в силах спокойно уснуть. И потому не мог удержаться от переживаний.

Раньше, когда он вел себя более распущенно, Вэй У Сянь словно умалишенный вопил, что будет спать только вместе с Лань Ван Цзи, потому что только так сможет спокойно уснуть. Разумеется, все это было полнейшим вздором. Теперь же, неизвестно с каких пор, этот вздор, кажется, сделался явью. Вэй У Сянь подумал: «И что мне теперь делать? Неужели впредь я правда не смогу уснуть, не будь у меня под боком Лань Чжаня?»

Промучившись и проворочавшись еще какое-то время, Вэй У Сянь наконец заставил себя кое-как закрыть глаза. Так и пролежал в сонном дурмане, а когда проснулся, увидел, что за окном давно стемнело. Скорее всего, пятый час уже прошел.

Вэй У Сянь сел на кровати и услышал позади приглушенный хлопок. Обернувшись, он увидел Лань Ван Цзи, закрывшего книгу, и спросил: «Лань Чжань, почему ты меня не разбудил? Я же сказал, что хочу встать в три».

Лань Ван Цзи ответил: «Чтобы полностью восстановить тело и дух, требуется больше времени».

Вэй У Сянь проспал добрую половину дня, и за это время Лань Ван Цзи, похоже, спускался только чтобы взять книгу. В душе испытывая стыд, он спрыгнул с кровати и произнес: «Уж прости, что я так долго проспал. Иди полежи немного».

Лань Ван Цзи: «Нет нужды».

Как раз в этот момент кто-то постучал в дверь. Затем снаружи раздался голос хозяйки: «Уважаемые господа, я принесла ваш ужин».

Лишь тогда Вэй У Сянь понял, что уже семь часов вечера. Лань Ван Цзи открыл дверь, хозяйка внесла на подносе вместе с кушаньями сосуд с вином и две чаши. С порога она воскликнула: «Ох, судя по вашему виду, вы только что проснулись?»

Вэй У Сяню стало еще более совестно, и он лишь сухо усмехнулся. Хозяйка поставила поднос на стол и поинтересовалась: «Откуда прибыли молодые господа? Если отправились в путешествие издалека, значит, и правда, сильно устали. Нужно как следует отдохнуть, восстановить силы, а потом снова отправляться в путь».

Вэй У Сянь без раздумий ответил: «Из Гу Су».

Хозяйка воскликнула: «Правда?! Вот в чем дело! То-то я смотрю, какие прекрасные очаровательные молодые господа! Наверняка взращены на чудесной земле Цзян Нань, что рождает исключительные таланты».

Лань Ван Цзи будто и не слышал, Вэй У Сянь же рассмеялся и ответил: «Меня с ним не сравнить, он намного красивее».

Хозяйка ответила: «У него красота изящная, а у вас - притягательная. Вы разные, но оба - красавцы! Ох, вот еще что, - словно о чем-то вспомнив, она добавила, - Если приехали в Юнь Пин посмотреть достопримечательности, можете посетить наш храм Гуань Инь».

Вэй У Сянь как раз собирался расспросить хозяйку о храме. Весьма удачно, что она сама затронула эту тему.

«Мы уже наведались туда сегодня днем. Редко встретишь храм Гуань Инь, построенный посреди города».

Хозяйка ответила: «Да уж, увидев его в первый раз, я тоже была очень удивлена».

Вэй У Сянь: «А когда вы поселились в Юнь Пине?»

Хозяйка: «Уже лет так восемь прошло».

Вэй У Сянь: «И тогда храм Гуань Инь уже был здесь? Вы не слышали, почему его решили построить в городе?»

Хозяйка: «Об этом мне мало что известно. Но огни благовоний там горят что костры. Все жители Юнь Пина при малейших неприятностях спешат попросить защиты у Богини Милосердия. Я и сама иногда захаживаю, возжечь парочку благовоний».

Вэй У Сянь без раздумий спросил снова: «Но почему жители не отправятся к заклинателям, которые оберегают эти земли?»

Лишь задав вопрос, он осознал - если не к Ордену Юнь Мэн Цзян обращаться за помощью, то к кому же?

К его удивлению, хозяйка ответила, недовольно поджав губы: «К ним? Да кто же осмелится!»

Вэй У Сянь: «Хм? Почему же никто не осмелится?»

Хозяйка: «Молодые господа не местные, поэтому не знаете, что Юнь Пин принадлежит к Юнь Мэну, а значит, относится к сфере влияния Ордена Юнь Мэн Цзян. У здешнего Главы прескверный характер, все его страшатся. Его подчиненные давно всем объявили, что на огромной подконтрольной территории каждодневно возникает около сотни незначительных происшествий, когда всяческая мелкая нечисть строит жителям козни. Если они на каждое такое происшествие будут посылать людей, разве на все хватит времени? Коли не довели никого до смерти, значит, и не свирепые это призраки, а коли не свирепые, так и нечего попусту заклинателей беспокоить». Женщина сердито добавила: «Что это за бред! Ведь когда кого-то угробят, поздно будет к ним обращаться!»

На самом деле, не вмешиваться в мелкие проблемы, если только это не дело рук серьезной нечисти, было негласным правилом более-менее крупных кланов заклинателей. Так называемое появление «там, где творится хаос», хоть и многие годы восхваляется народом, но по-настоящему воплотить это в жизнь пока удалось одному лишь Лань Ван Цзи.

Хозяйка добавила: «К тому же, Пристань Лотоса - поистине страшное место. Нужно быть смельчаком, чтобы туда пойти!»

Вэй У Сянь отвел взгляд от невозмутимого профиля Лань Ван Цзи, удивленно воззрился на женщину и спросил: «Пристань Лотоса - страшное место? Почему вы считаете его страшным? Вы бывали там?»

Хозяйка ответила: «Я - нет. Но один мой знакомый, когда дома завелся призрак, отправился туда просить помощи. Вот только выбрал неудачный момент - этот их Глава Ордена Цзян как раз стегал кого-то на тренировочном поле сверкающим кнутом, да так что ошметки летели и кровь стыла от криков! Кто-то из слуг по секрету сказал, что Глава Ордена опять схватил не того, и потому уже несколько дней пребывает в дурном настроении, поэтому лучше сейчас не нарываться на его гнев. Мой знакомый так перепугался, что просто положил принесенные дары на землю и убежал. И больше не смел стучаться в ворота Пристани Лотоса».

Вэй У Сянь давно слышал, что за прошедшие годы Цзян Чэн повсюду выискивал приверженцев Пути Тьмы, тела которых могли служить сосудом для перерождения Вэй У Сяня, уводил несчастных в Пристань Лотоса под конвоем, пытал и жестоко наказывал. Возможно, тот знакомый хозяйки как раз застал момент, когда Цзян Чэн изливал на кого-то свой гнев. Нетрудно представить, насколько свирепо он выглядел в тот момент, и не удивительно, что простой человек в панике сбежал.

Хозяйка: «И еще, я слышала, что один человек точно так же в страхе бежал оттуда».

Вэй У Сянь: «Чего же он испугался?» Ведь не может быть, чтобы опять застал момент, когда Цзян Чэн стегал кого-то кнутом. Неужели Цзян Чэн столь усердно ловил преступников, раз ежедневно избивал их на тренировочном поле?

Хозяйка ответила: «Нет, нет. В тот раз, можно сказать, ему просто не повезло. Фамилия того человека - Вэнь, а клан заклинателей, который стал самым ненавистным кровным врагом Главы Ордена Цзян, тоже носил фамильный знак Вэнь. Поэтому Глава Ордена заодно возненавидел и всех остальных людей с такой фамилией. Едва завидев, начинал скрипеть зубами от злости, в мыслях желая вытянуть ему жилы и содрать кожу. Где уж тут не перепугаться…»

Вэй У Сянь опустил голову, потер точку между бровей и замолчал. К счастью, ничего говорить и не требовалось - хозяйка явно наслаждалась бесконечной болтовней. «Заболтала я вас, отвлекла от ужина, наверное? Не буду больше мешать, уже ухожу. Если что-то еще понадобится, обращайтесь без стеснения».

Вэй У Сянь поблагодарил женщину и проводил до двери, затем развернулся и произнес: «Видимо, чтобы разузнать, в чем тут дело, нам придется заглянуть в прошлое на восемь лет назад. Завтра поищем местных, которые живут здесь очень и очень давно, у них и спросим».

Лань Ван Цзи слегка склонил голову, соглашаясь. Вэй У Сянь добавил: «Боюсь только, что и от них мы ничего не узнаем. За восемь лет можно многое позабыть».

Он поднял сосуд с вином и помедлил мгновение, уговаривая себя в душе: «Если он не выпьет, так тому и быть. Если же выпьет, я задам только один вопрос - и ничего больше. Просто узнаю, каковы его измышления на этот счет. Все равно, когда он проснется от вина, то ничего не вспомнит… ничего страшного не случится».

Заверив в этом самого себя, он, наконец, преспокойно наполнил чаши вином и, как ни в чем не бывало, пододвинул одну Лань Ван Цзи. Вэй У Сянь был полностью готов к тому, что Лань Ван Цзи откажется пить. Но тот, возможно, из-за дурных мыслей, терзающих сердце, не глядя поднял чашу и осушил одним глотком.

Вэй У Сянь поднес чашу с вином к губам, незаметно наблюдая за реакцией на другой стороне стола. Однако стоило ему чуть пригубить напиток, дыхание тут же перехватило. Он зашелся кашлем и подумал: «Хозяйка выполнила поручение на совесть. Я попросил принести вино чем крепче, тем лучше, и она действительно нашла самое крепкое». На самом деле, в прошлом он мог выпить вино в десять раз более крепкое не моргнув и глазом. В этот раз дух перехватило от того, что разум витал где-то в облаках. Он отряхнул капли вина с одежды, а когда вновь поднял взгляд, то увидел, что Лань Ван Цзи, как и ожидалось, погрузился в нужное состояние.

На этот раз он уснул прямо на циновке, по-прежнему сидя с прямой спиной, сохраняя вид достойный и серьезный. Кроме закрытых глаз и слегка склонившейся головы ничто не отличало этот образ от привычного. Вэй У Сянь помахал рукой перед лицом Лань Ван Цзи и, не дождавшись реакции, с облегчением вздохнул. Протянув руку, он осторожно приподнял подбородок Лань Ван Цзи и тихонько произнес: «За эти несколько дней я едва не умер от нетерпения. Хань Гуан Цзюнь, наконец-то ты попал в мои руки».

Спящий Лань Ван Цзи послушно приподнял голову. Когда глаза его были открыты, из-за светлого цвета взгляд казался прохладным и равнодушным, что придавало Лань Ван Цзи вид суровый и неприкосновенный. С закрытыми глазами черты лица становились намного мягче. Он был похож на статую молодого красавца, выполненную из чистого нефрита, которая лучилась спокойствием и безмятежностью, обладая непреодолимым притяжением. Чем дольше Вэй У Сянь смотрел на него, тем сильнее поддавался этому притяжению. Не в силах сдержаться, он приподнял подбородок Лань Ван Цзи повыше и сам приблизился к его лицу. Лишь когда расстояние между ними стало опасно близким, свежий запах сандала внезапно привел Вэй У Сяня в чувство. Он сразу одернул себя и убрал руку. Голова Лань Ван Цзи снова опустилась на грудь.

Сердце Вэй У Сяня забилось как бешеное. Чтобы привести себя в чувство, он покатался по полу, прыжком встал на ноги, несколько раз сказал себе успокоиться и снова медленно подкрался к Лань Ван Цзи. Посидев напротив некоторое время неподвижно в ожидании пробуждения, Вэй У Сянь все же не смог удержаться от шалости и снова начал тыкать пальцами лицо Лань Ван Цзи. Прикоснувшись пару раз к щекам, он вдруг осознал, что никогда не видел, как выглядит Лань Ван Цзи, когда улыбается. Поэтому приподнял уголки губ наверх, чтобы увидеть его улыбку. Внезапно палец пронзила легкая боль. Лань Ван Цзи открыл глаза и холодно уставился на Вэй У Сяня.

При этом кусая его за указательный палец.



Комментарии: 4

  • Пришла перечитать эти главы после дорамы, потому что там их очень не хватало)

  • Надеюсь одним вопросом дело не ограничится

  • Спасибо большое переводчикам и автору за тяжкий труд!
    Интересно, какой же вопрос хочет задать Вэй Усянь Лань Ванцзи?
    Жаль, что главы стали какими-то короткими.

  • 😏😏😏 ну понеслась душа в рай

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *