Шэнь Мяо?

Фэн Аньнин не удержалась и замерла, она и Шэнь Мяо в Гуанвэнь-тане обычно сидели за одним столом, естественно, в сравнении с другими учениками она ее знала лучше. И, действительно, совершенно точно. это была Шэнь Мяо.

За прошедшее время нрав девушки смягчился. Несмотря на то, что она и раньше была сдержанная, однако больше не следовала за Шэнь Юэ и Шэнь Цин, говоря глупые и невежественные слова, так что она оказалась совершенно неплоха, когда молчала. Фэн Аньнин полагала, что Шэнь Мяо становится только умнее, но не предполагала такого приличного наряда, и то, что ее внешний вид, в конце концов, получился таким поразительный.

Так как девушка недавно упала в воду и вслед за этим лечилась, она похудела, обычно на это Фэн Аньнин не обратила бы внимания, но сейчас было похоже, что ее подбородок выглядел немного острее, и она казалась больше похожей на четырнадцатилетнюю девушку, чем на одиннадцати-двенадцатилетнюю, которой она выглядела раньше.

Подобно звериному детенышу, все это время свернувшемуся в норе и спящему крепким сном, она наконец-то вдруг впервые выпустила когти и показала клыки.

Сюцай Пэй тоже находился среди мужчин, присутствующих на банкете, несмотря на то, что в настоящее время он был в Гуанвэнь-тане только лишь наставником в «шести книгах и девяти числах в шести искусствах», все чтили его талант, находясь среди господ и чиновников, в некоторой степени он занимал свое положение. Он был еще молод и настолько талантлив, что если бы он попал в правительство, то смог бы позволить себе официальную должность, а люди в правительстве – это люди, которые знают, как проложить дорогу в будущее, Пэй Лан едва ли не немедленно мог стать богатым за сутки.

Взгляд Шэнь Мяо скользнул по мужской стороне банкета и на мгновение остановился на нем.

Она понимала, что на экзамене хотя Пэй Лан и был наставником в «шести книгах и девяти числах в шести искусствах», но во время борьбы талантов, ученики полагающиеся на собственный талант могут бросить вызов своему наставнику. Его блестяще написанная "Политика в отношении юридической практики", разумное и обоснованное произведение, в этот же день, только в прошлой жизни, попалась на глаза Фу Сюи, впоследствии принц Дин переманил этого талантливого человека, который оказывал много любезностей добродетельным людям своими поступками, и наконец это привело Пэй Лана к тому, что он стал самым настоящим полководцем среди служащих. 

В этой жизни допустить подобного решительно нельзя .

Пэй Лан ощутил взгляд молодой девушки, как будто кто-то коснулся его тела – было похоже на то, как дикий зверь оценивал ценность добычи, и в его душе поднялся целый ворох странных ощущений. Он оглянулся назад проследить за скользящим взглядом по нему, но Шэнь Мяо уже отвернулась.

Все взрослые люди, находящиеся рядом, отзывались о ней с чрезвычайной похвалой:

–Старшая дочь главной жены генерала Шэнь в свои юные лета имеет такую манеру держаться, что в будущем нельзя будет недооценивать это.

–Хорошо выглядит, – юноша в синей одежде сказал: – Как я прежде не замечал, что Шэнь Мяо выглядит прекрасной девой.

Юнцы смотрели на молодую девушку, видя лишь только ее внешность.

–Досадно быть дурочкой, – фыркнул Цай Линь, бывший в ступоре короткое время, но быстро пришел в себя и возвратил прежнюю гримасу на лицо – он был недоволен тем, что общество смотрело только на Шэнь Мяо и напротив не обращало внимания на Шэнь Юэ.

–Сам ты дурень! – неожиданно около него раздал гневный голос, Цай Линь вздрогнул от испуга, заметил яростно уставившегося на него, одетого в красные атласные одежды пампушку, несмотря на то, что последний был младше, тем не менее чувствовалась  гнетущая мощь говорившего.

–Извините нас, – молодой человек в одежде синего цвета с улыбкой, что показывало его добродушие подошел к Цай Линю: – Мой младший брат был груб, надерзил.

Цай Линь как раз намеревался поругаться, но с первого взгляда узнал в противоположной стороне наследника княжеского дома правителей Пиннань Су Минфэна, в таком случае пампушка, как раз является вторым молодым господином Су – Су Минланем, и сразу же проглотил готовые сорваться с губ слова. Су Минфэн близкий друг Се Цзинсина, кто осмелиться задирать его?

–Старший брат, – выдохнул Су Минлан, тяня Су Минфэна за уголок одежды: –Та старшая сестрица красивая, ты можешь взять ее в жены, сделав моей невесткой.

Улыбка Су Минфэна застыла, к счастью, голос Су Минлана был тихим, никто из окружающих не услышал его, он немного наклонился, сказал:

–Второй младший брат знаком с барышней Шэнь?

–Не знаком, – Су Минлан с невинным видом потеребил пальчиками.

Су Минфэн промолчал.

Шэнь Мяо шла позади всей компании с Жэнь Ваньюнь во главе, которая уже достигла женской половины банкета.

Вообще говоря, на женской стороне все благородные супруги рассаживались по желанию рядом с хорошо знакомыми друзьями, то же самое относилось и к барышням. Да вот Шэнь Мяо в обычные дни помимо Гуанвэнь-тана находилась только в резиденции Шэнь, Шэнь Юэ и Шэнь Цин не обязательно разговаривали с ней, сверх того в учебном заведении никто не хотел с ней дружить, она и не сердилась и не боялась, устроилась, найдя себе место и присев. Она совсем не переживала как все эти молодые девушки быть отрезанной ото всех, напротив, она наслаждалась подобным ощущением спокойствия.

Молодые девушки смотрели на Шэнь Мяо, которая сегодня нарядилась в отличный от прошлых приемов наряд, и поначалу некоторые завидовали, размышляли и прикидывали в уме как она станет позорищем, если преднамеренно игнорировать ее, но заметили, что Шэнь Мяо сидит в одиночестве, и вовсе не выглядит убитой горем.  Для того, чтобы молодым девушкам не было скучно, на столе подготовили шахматную доску и листовые карты*. Шэнь Мяо задумчиво, неторопливо вытащила из бамбуковой плетёной корзинки с шахматами яшмовую фигуру, и ни на что не обращая внимания, начала играть партию в шахматы.

*叶子牌 yèzi pái

древняя игра в традиционной китайской культуре, ещё называлась – Игрой листьев, известная со времен династии Тан и Сун.

Цинь, шахматы, каллиграфия, живопись – в каждом из искусств у нее ничего не выходит. Прежде, вторая и третья ветви намеренно обучали ее так, что далее она испытывала отвращение в душе к четырем искусствам, впоследствии, после выхода замуж за Фу Сюи у нее не было времени учиться. Поэтому в предыдущей жизни, вернувшись из царства Цинь, столкнувшись с мастерицей петь и плясать, супругой Мэй в изящном платье с длинными рукавами, в душе она чувствовала себя неполноценной. Те наложницы императора из дворца царских жен сравнивали ее и супругу Мэй, говоря, что она деревенщина из известного генеральского рода, с невежественным поведением, дурно воспитанная и ни на что не годная, и что нет ничего удивительного в том, что Фу Сюи пренебрегает ею как императрицей.

Но, играя в шахматы, совсем не обязательно наверняка быть знатоком шахмат, несмотря на то, что не могла постичь все тонкости игры, но находясь ради Фу Сюи в царстве Цинь, она погрузилась в изучение военной стратегии. Она не умеет играть в обычные шахматы, но практически освоила военное дело, а значит, и военные шахматы.

Девушки из семей дворцовой знати, смотревшие на нее издалека, заметили спокойствие Шэнь Мяо и своего рода манеру держаться с безразличием как у птицы высокого полёта, выделяющие ее из толпы, как будто она находится выше, а другие ниже.

–Пятая молодая барышня смотрю сейчас немало изменилась, – сказала с улыбкой Жэнь Ваньюнь госпожа И: – Похоже уже превратилась во взрослую барышню.

Ей было неудобно говорить, что смотря на Шэнь Мяо в сравнении с Шэнь Юэ и с Шэнь Цин Жэнь Ваньюнь оказывается проглядела это изменение, и ничего не оставалось, как тактично и уклончиво обратить ее внимание.

Как могла Жэнь Ваньюнь не понимать? Она преуспела в прислушивании к речам и вглядывании в выражение лиц, только сейчас пройдя весь путь сквозь толпу людей, которые, конечно, с блеском в глазах смотрели на нее и смотрели не на Шэнь Юэ и Шэнь Цин, а очевидно на плетущуюся в хвосте Шэнь Мяо. Она про себя заскрежетала зубами, по-видимому, Шэнь Мяо на этот раз спустила огромные деньги, понимая, что принц Дин также придет на экзамен, привлекая его внимание всеми правдами и неправдами, так значит она изменилась и рассчитывает бороться за первенство?

Она подняла чашку с чаем, смотря с улыбкой на противоположную сторону, где сидела мужская часть:

–То-то и оно, возраст у матушки не маленький, а болеет душой за Сяо Ву, ведь деверя нет сейчас здесь, поэтому на этот раз перед выходом из дома я специально спросила – есть ли подходящий человек, чтобы устроить смотрины.

Сидящая рядом Чэнь Жоуцю подняла взволнованный взгляд – устроить смотрины?

В сравнении с Шэнь Мяо и Шэнь Юэ, и Шэнь Цин были старше, вопреки этому смотрины для Шэнь Мяо, естественно, не должны были случиться только из-за того, что у пожилой супруги Шэнь доброе сердце. Пожилая супруга испытывала чувство лютой ненависти к потомству старшей жены своей семьи, каким образом она бы хорошо относилась к Шэнь Мяо?

Взгляд Чэнь Жоуцю упал на Шэнь Цин, которая разговаривала с И Пэйлань, Жэнь Ваньюнь похоже было важно зачем-то срочно решить сватовство Шэнь Мяо до возвращения Шэнь Синя, должно быть потому что Шэнь Цин тоже любила принца Дина. Чтобы устранить самую большую угрозу для Шэнь Цин?

Ровно во время ее размышлений она услышала шум, раздавшийся со стороны мужского стола, госпожа Цзян подсказала:

–Князь крови Юй прибыл.

Шэнь Мяо как раз взяла и тут же уронила белую шахматную фигуру, но когда подняла взгляд, чтобы посмотреть на мужскую половину, взор ее был полностью спокойным.

Князь крови Юй… В прошлой жизни пожилая супруга Шэнь думала приказать ей выйти замуж за этого хромого вдовца со врожденной склонностью к разврату и жестокости, в настоящее время ему было сорок два года.

Если бы она в то время не помешалась на Фу Сюи, ради него бросив свою семью, то, пожалуй, превратилась бы в прах в резиденции князя Юй.



Комментарии: 1

  • Подскажите пожалуйста, почему следующую главу удалили? Будете редактировать? Если что, я её уже прочитала...

    Ответ от Li Yu (李玉)

    Здравствуйте. Был сбой на сайте. Сейчас все главы на месте.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *