Пир в праздник хризантем должен был проходить в Яньбэй-тан, отстоявшим недалеко от семейного дома великого князя Гун. Когда-то в прошлом, при основании Блистательной Ци, супруга императора самостоятельно учредила развлекательные вечера с наемными артистами, проводимые по благоприятным случаям в этом зале. Здание было величественным и изысканным, а за усадебным парком, занимающим площадь в несколько тысяч му*, в прошлом тщательно следили, производя необходимую подрезку, и если бы он не слишком далеко отстоял от центра города супруга императора, скорее всего, перестроила бы его, сделав еще одним уголком дворцового комплекса.

* му -мера земельной площади, равная 60 квадратным чжан , что соответствует приблизительно 0,07 га (667 кв. метров, 7 соток).

Тем не менее, это место у гор и воды, хоть и было далеко, всё же для любования пейзажами было хорошим выбором. Особенностью же было то, что ежегодно в октябре, разнообразнейшие хризантемы зацветали, как будто соревнуясь между собой, так как за ними хорошо ухаживали специалисты, ведающие выращиванием и сберегающие семена хризантем, а когда цветы распускались, казалось будто находишься в царстве бессмертных. И это было очень элегантным местом для экзамена.

Если ехать в экипаже, да еще подстегивая лошадей, то от резиденции Шэнь до Яньбэй-тан необходимо было проехать примерно большой час*, вследствие этого, чтобы избежать голода в дорогу собирали имеющиеся в доме мелкие лакомства и закуски.

* 一个时辰  yīgè shíchén 

большой час (одна двенадцатая часть суток, был равен 2 часам).

Гу Юй открыла корзинку, которую ей дала кормилица Гуй и поинтересовалась у Шэнь Мяо:

–Молодой барышне следует немножко поесть, дальняя дорога, а покушаете и прибавится энергии.

Шэнь Мяо посмотрела на содержимое корзины.

Охлажденный сыр из козьего молока, луковые рулетики, ножки с пряным маслом чили… На первый взгляд кажется, что от их свежего вида и благоухающего запаха слюнки потекут.

Досадно, но все эти продукты имели весьма сильный вкус, например, охлажденный сыр и ножки с пряным маслом чили размажут жир по губам, кроме того по неосторожности можно запачкать собственное платье, а кормилица Гуй поистине «отдала всю душу» подготовив эту пищу.

В резиденции ясно видна борьба женщин, хотя их подставленные подножки были хорошо скрыты, в предыдущей жизни, когда Шэнь Мяо была во дворце царских жен в Блистательной Ци, она столкнулась с соперничеством между наложницами за благосклонность, а там уровень выше. Вся эта мышиная возня, была в прошлом, не следует попадаться на нее вновь. Она покачала головой, разрешая Гу Юй закрыть корзинку крышкой, и сказала Цзин Чжэ:

–Не нужно, здесь у Цзин Чжэ есть кое-что.

Цзин Чжэ бережно вынула из-за спины маленький узелок, в нем были миниатюрные пирожные,  Шэнь Мяо не доверяла повару резиденции Шэнь и приказала девушке подкупить управляющего делающего покупки приобрести извне сладостей, доверяя ей принести их. Управляющий всего лишь посчитал ее прожорливой, но не понял хитроумный план, а просто-напросто изумился, как Цзин Чжэ, всего лишь служанка, оказывается была в состоянии купить лакомства в Гуанфучжай.

Гуанфучжай являлась одной из лучших кондитерских лавок в столице Дин, даже наложницы из дворца любили кушать их сладости.  Шэнь Мяо в предыдущей жизни не слишком испытывала интерес к лакомствам из нее, однако Ван Юй ужасно их любила, и если не ела их хотя бы один день ощущала себя несчастной.

Сладости были величиной с палец Шэнь Мяо, слепленные в виде цветов, можно сказать – милые, девушка разделила их понемногу между Гу Юй и Цзин Чжэ предлагая покушать. Служанки не осмеливались этого сделать, но увидев, что Шэнь Мяо стоит на своем, больше не отказывались, и с особой осторожностью взяв в руки, съели, после в один голос весь путь восторгались:

–Молодая барышня, эти пирожные очень вкусные.

Шэнь Мяо слегка улыбнулась, на самом же деле какими бы вкусными не были лакомства, куда бы не отправлялись за ними, в любом месте,они  изготавливались милыми и красивыми, конечно дочь дома любила вещи выглядевшие достойно. В то время, в прошлом, когда Ван Юй вышла замуж и нужно было уезжать, дело дошло до того, что она за целое состояние выкупила в Гуанфучжай наставника, изготавливающего лёгкие кушанья к чаю, просто-напросто желала, находясь в нищей земле хунну есть свои любимые блюда.

Кто бы мог подумать ….

Кто бы мог подумать, что находясь на полпути, Ван Юй умрет, а она даже не смогла увидеть ее мертвое тело.

Шэнь Мяо закрыла глаза.

Брак Ван Юй, побуждала устроить супруга Мэй, Чэнь Жоуцю и вся семья были в сговоре с ней, но приказывал все же Фу Сюи. В нынешней жизни всем этим людям не удастся уйти; всем этим людям, сведших в могилу Ван Юй, она в будущем – тысячу раз возвратит всё стократно!

Гу Юй как раз с аппетитом ела пирожные, но подняв голову заметила взгляд Шэнь Мяо, которая находясь рядом как будто одним жестом и решимостью высокопоставленной знатной супруги могла истребить все вокруг, Гу Юй показалось, что она увидела отражение Шэнь Синя. Господин Шэнь убивал на поле брани, видел море крови, когда он начинал злиться, его жесткость ощущалась даже внутри костей, выражение глаз Шэнь Мяо в данную минуту, было как две капли воды похожим на выражение глаз Шэнь Синя.

У ней поперек горла встало пирожное, но сделав над собой усилие, все же проглотила его и осторожно спросила:

–Молодой барышне нездоровится?

–Нет, –Шэнь Мяо опустила взгляд: –Размышляла кое о каком событие и только.

Сегодня на банкете и экзаменах, Фу Сюи тоже будет присутствовать. Не только он, но ещё в придачу несколько его братьев. В настоящее время у каждого из девяти сыновей императора есть свои сильные стороны, естественно, каждый в отдельности также перешел в чей-то лагерь. И соответственно Фу Сюи будет демонстрировать, что он наиболее безвредный, и был в одной группе и в хороших отношениях с наследником престола.   

Кто знает, когда в конце концов отодвинули и бросили наследного принца, и Фу Сюи поставили в качестве наследника престола? Она не намеривалась помогать наследному принцу и императорскому дому Блистательной Ци, все эти люди из царственной семьи – безжалостны, они смотрели на потомков заменивших своих предков, заложивших в стране крупные чиновничьи дома, не больше чем на старых собак. Ведь вначале до полной ясности следует выяснить, являются ли все эти собаки охотничьими и выслеживают ли кроликов, кролика прибирать к рукам, и даже, если опасаясь, что собака может сама загрызть – обескровить собаку до последней капли крови, а потом умертвить и сварить в котле.

Мир – бесчеловечен, наследник престола – беспринципен, с какой стати обращаться к ним за помощью и клясться в верности?

Может стоит раньше посмотреть за собачьей грызней? Губы Шэнь Мяо слегка скривились.

    ……

 

К данному моменту в Яньбэй-тан уже прибыло немало знатных семей.

Хотя и говорилось, что на сегодняшнем экзамене не делается различия между мужчинами и женщинами, всё же в зале для торжественного обеда гости были разделены на женские и мужские места. В мужской стороне, где юноши и их отцы были заняты знакомством друг с другом, знатные семьи в течении всего обеда завязывали обоюдные отношения и естественную поддержку. Тем более все эти юноши, в конце концов, заменят своих отцов строя и неся на своих плечах целые кланы, им обзавестись множеством знакомств тоже годится.

Женщины не имеют, как мужчины постоянных мест для встреч, замужние матроны регулярно встречаются и болтают о незначительных мелочах, а молодые девушки обзоводятся постоянными подругами. Обычно группами по три-пять человек бывших в близком знакомстве, они собираются вместе праздно беседуя, сегодня к тому же ждут все с нетерпением и волнением ждаут начало банкета. Изредка, кроме того, они могли украдкой бросать взгляды на противоположную сторону выбирая себе мишень из молодых мужчин, которых бы одобрили.

И Пэйлань перебирая на маленьком столике свежесрезанные цветы, сказала:

–В сегодняшнем экзамене все уверены?

–Я не уверена, –сказала девушка около нее: –Здесь много людей, мои природные данные обыкновенные, и на самом деле я боюсь. Просто-напросто надеюсь, что мне ни в коем случае не выпадет рисование, и я не желаю как некоторые подниматься на сцену. Не хочу выставляться напоказ, мне бы только не стать позорищем и так сойдёт.

И Пэйлань скривила губы:

–По крайней мере хорошо бы попытаться, видите ли, сегодня Его Высочество принц Дин тоже будет здесь, к тому же, молодого господина из семьи Ли, перед которым ты преклоняешься с тобой не будет. Молодой господин из семьи Ли сочинения которого очень сильно выделяются, определенно будет на сцене, ты ведь не упустишь настолько удобный случай хорошенько выступить?

Молодая девушка с некоторой застенчивостью на лице, сразу легко отказалась:

–Как можно болтать такой вздор.

Цзян Цайсюань услышав, сказала со смехом:

–Именно, Бай Вэй, тебе не следует бояться, говоря в сравнении с кем можно становится позорищем, ведь все еще имеется старина Ву из семьи Шэнь, достающая дна. Так что ты в сравнении с ней – лучше.

–Верно. –И Пэйлань беспорядочно засмеявшись, затряслась как каракатица: –На ежегодном экзамене Шэнь Ву всегда отвечает за всеобщее веселье, и трудно понять, почему у нее такое лицо каждый год. Как только подумаю, в этом году ей опять нужно приезжать и демонстрировать эти ее работы – хочу рассмеяться. Не представляю в какой одежде она может прийти, например, как в прошлом году до такой степени жуткой ярко-красной цветом с багровыми полосами и золотой шпилькой в волосах?

Несколько молодых девушек начали «хихикать».

–Достаточно, хватит. – Фэн Аньнин внезапно заговорила: –Что смешного?

И Пэйлань растерялась, но вслед за тем сказала:

– Фэн Аньнин, ты в последнее время кажешься весьма странной, почему ты дружишь с этой идиоткой?

С яростным выражением лица Фэн Аньнин, собралась что-то сказать, как с другой стороны послышалось:

–Эй, супруги семьи Шэнь пришли.



Комментарии: 0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *