Когда Шэнь Мяо вернулась из школы в резиденцию Шэнь, день уже близился к вечеру.

Шэнь Юэ и Шэнь Цин, как и прежде ушли вместе оставив ее одну, но Шэнь Мяо и не было охоты с ними препираться. Пожилая супруга Шэнь уже отдыхала, и девушка, никому ничего не говоря, возвратилась в западную усадьбу.

Подходя она услышала долетевший до нее голос с сердечными нотками:

–Молодая барышня наконец-то вернулась. Старой служанке стало известно – молодая барышня упала в воду, старую служанку это крайне обеспокоило, а тут смотрю – перед глазами молодая барышня, и уже выздоровевшая, и с души камень упал.

Обернувшись, увидела женщину средних лет, подошедшую к ней. Женщине, по грубому подсчёту, было более сорока лет: немного тучного телосложения, со слегка темным цветом кожи, одетая в сине-зеленую жилетку и длинную кофту на вате. Несмотря на то, что с виду это был общепринятый фасон, материя все же была недурна. На запястье блестел увесистый серебряный браслет, а перед взором девушки предстало улыбающееся лицо.

–Няня Гуй, – равнодушно ответила Шэнь Мяо.

Женщина похоже не ощущала чего-то неладного, и не переставая говорила:

–Старая служанка ранее думала приходить ли сюда, что поделаешь Жаньэр все время болел и ему не лучше еще – все время ворочается с боку на бок. Но в самом деле, ничего нельзя было поделать, пришлось Жань’эра покинуть, отдавая его матери, и самой вернуться домой. Но увидев молодую барышню здоровой, мое сердце может успокоиться в таком случае.

Рассказывая так хитроумно, чтобы было понятно всем – даже если Шэнь Мяо находится в ее сердце, собственный родной внук по-прежнему важен. Если бы все было как обычно, только выслушав до конца ее речь, Шэнь Мяо как следует расчувствуется, после чего скажет слова утешения, возьмет серебряные ляны, отдавая их няне Гуй и разрешая ей вернуться домой, ухаживать за больным внуком.

Но в этой жизни, смотря на женщину перед собой, Шэнь Мяо почти что хочет в глубине души посмеяться над собой, как могло случиться, что в прошлом она ослепла, приняв такого человека за верного слугу?

Когда госпожа Шэнь родила дочь, Шэнь Синь имея при себе приказ выступил в военный поход. Шэнь Мяо была младенцем, и не была в состоянии проделать утомительное путешествие с родителями. Супруге Шэнь, скрепя сердце, ничего не оставалось, как оставить ее внутри резиденции Шэнь. Пожилая супруга Шэнь пригласила для нее кормилицу, это и была няня Гуй. Она родилась на хуторе в крестьянской семье. Сперва госпоже Шэнь понравились ее трудолюбие и покладистость, в дальнейшем, видя как няня Гуй хорошо кормит грудью Шэнь Мяо, не беспокоилась больше и оставила дочь в окружении бабушки и на воспитании у няни.

Однако, в этом мире все люди меняются.

Внутри западной усадьбы резиденции Шэнь поначалу было мало взрослых людей, и две младшие ветви из восточной усадьбы и пожилая супруга Шэнь приняли на себя всю ответственность. Няня Гуй, прежде, все же искренне относилась к Шэнь Мяо, да вот впоследствии, рассмотрев, как следует обстановку, без колебаний переметнулась на сторону восточной усадьбы и пожилой супруги Шэнь. В прошлом, когда она сама приняла твердое решение выйти замуж за Фу Сюи, льстивая по своей натуре кормилица постоянно была среди тех, кто занимался подстрекательством направляя ее в нужную сторону.

В высшей степени чрезвычайно возмутительный случай стался, когда к пожилой супруге из далеких краев приехала та племянница, дочь брата, чтобы просить покровительство семьи Шэнь и она оставила ее при себе. Старший брат, Шэнь Цю, взял невинность той племянницы, и на ее настойчивые требования взять ответственность за содеянное, старший брат, в итоге, должным образом и сделал это. И та племянница стала ее невесткой, управляя двором старшего брата устраивала в нем дым коромыслом. Она страдала от оскорблений Шэнь Цю, говорила та племянница, и именно няня Гуй выступила в качестве свидетеля.

Сейчас кажется, что то время было из репертуара скверной пьесы.

Единожды солгавшему, кто поверит. Более того, такой человек, как няня Гуй, сотню раз предавшая, естественно постарается быть в дружеских отношениях с ней. Но собаку, сбегающую наружу, содержать всё же не так хорошо – лучше стоит ее умертвить.

Няня Гу ожидала долгое время, и не услышав от Шэнь Мяо слов о награждении, поддерживала на лице моментально застывшее выражение любви. Не удержавшись и подняв глаза, взглянула на Шэнь Мяо, но увидела только, как девушка равнодушно смотрит на нее своеобразным взглядом.

Ее сердце внезапно «пропустило удар», и не понимая почему, к удивлению, проснулось своего рода чувство абстрактного угрызения совести.

В следующий миг, услышала невыразительный ответ Шэнь Мяо:

–М-м-м, тогда кормилица тяжело трудилась.

Гу Юй тихонько фыркнула, насмешливо посмотрела исподлобья на няню Гуй. Ей она никогда не нравилась, такая льстивая наружность, отличавшая простолюдинов, но молодая барышня, правда, полагалась на кормилицу творившую произвол внутри западной усадьбы. Как нарочно сама молодая барышня прежде безропотно позволяла дурачить себя, верила на слово немалой клевете няни Гуй, что вредило мирным взаимоотношениям в усадьбе так, что челядь и люди, прислужившие изначально покинули его.

В настоящее время, молодая барышня после падения в воду пробудилась и стала, очень кстати, вести себя будто в перевернутом изображении, ясно видя многое. И видя ни холодное, ни теплое, отношение девушки к няне, оставляло большое удовлетворение в душе Гу Юй.

Няня Гуй смущенно улыбнулась, она не могла взять в толк из-за чего Шэнь Мяо сегодня так безразлична с ней. Не оставляя мысли, что это просто плохое настроение у Шэнь Мяо бывшее из-за падения в воду, улыбаясь сказала с убеждением:

–Старая служанка хочет посоветовать молодой барышне, не надо слишком горевать, только защищать себя. Молодая барышня, словно расписная статуэтка, Его Высочеству принцу Дину, в душе, она определенно нравится, и когда-нибудь рано или поздно…

Она всегда говорила красноречивые слова, обычно подбирала относительно веселые фразы, которые нравились Шэнь Мяо, ведь это лучший способ получить от девушки благосклонность. Однако, говоря в этот раз увидела, как изменилось выражение лица Шэнь Мяо.

–Кормилица подобными речами, действительно хочет облить грязью мою репутацию? –равнодушно сказала Шэнь Мяо: –Хотя отец и матушка ныне не находятся в резиденции генерала, но в конце концов, я – молодая барышня, рожденная главной женой в резиденции генерала, также являюсь госпожой в западной усадьбе, и обычно в семьях, важно понимать порядочность благодетельной репутации. Кормилица, такого рода разговоры, разве не являются предумышленной ловушкой для того, чтобы загнать меня в тяжелую ситуацию?*

* 水火之中  shuǐ huǒ zhī zhōng

 между «водой и огнем» китайская идиома пиньинь:  означает «находиться в беде и невзгодах».

 Няня Гуй растерялась, машинально сказав:

–Как молодая барышня способна так выражаться, старая служанка ради хорошего приветствия…

–То есть именно я ошибаюсь? –Шэнь Мяо криво усмехнулась: –Ну и ладно, уступаю свое место спросить у пожилой супруги для полной ясности, сейчас в генеральской усадьбе за благородную дочь с плохой репутацией дадут ли даже пекинскую капусту? Ведь капуста все же стоит несколько медяков, няня Гуй, речи сказанные тобой великолепны, я не удержусь и должна спросить, разве не являюсь я тем, кто не знает правила приличия.

Быть может она не ожидала, что Шэнь Мяо в промежутке, когда ее не было, так внезапно поменялась, даже если у нее плохое настроение, не следует же взять, и сорвать свое дурное настроение на ней. Няня Гуй находясь внутри западной усадьбы привыкла бесчинствовать, и обычно Шэнь Мяо очень хорошо контролируется ею, в настоящее время доходит до того, что перед лицом Гу Юй и Цзин Чжэ она теряет лицо. В душе возмутившись, не удержалась и сказала:

–Эти слова молодой барышни действительно сократили жизнь старой служанке, старая служанка находится около молодой барышни больше десяти лет, возможно ли молодая барышня считает, старая служанка нарочно доставляет неприятности?

–Как ты смеешь! – громко сказала Цзин Чжэ: –Молодая барышня является твоей хозяйкой, няня Гуй как смеешь ты говорить слова такого рода молодой барышне?

Кормилица испугалась, и досадуя на себя, только сейчас потрясенно поняла. Высказать – как выплеснуть воду, особенно сейчас, когда любопытная прислуга окружила их. Она считала, само собой, что Шэнь Мяо, вероятно та, галдящая девчонка, поэтому поспешила и ласковым голосом сказала:

–Молодая барышня, старая служанка искренне любит молодую барышню, старая служанка следует много лет за молодой барышней, в сердце держу давно молодую барышню, которая является мне как собственное дитё. Именно потому старая служанка неверно сказала, молодой барышне не следует гневаться, нужно быть осторожней после выздоровления.

Держать ее в качестве собственного ребенка и заботится? Шэнь Мяо усмехнулась про себя, няня Гуй является хитроумной личностью, ей казалось можно легко повернуть все верх тормашками. Обычно она получала немало лян серебром, но была под контролем восточной усадьбой, своим единственным и подлинным хозяином. В конце концов, все-таки из-за нее ее старший брат понес такую ​​большую потерю. В предыдущей жизни, внутри дворца царских жен, столкнувшись с такой коварной рабыней, по велению императрицы, ее давно убили бы или избавилась каким-то другим способом. Но сейчас… Поскольку няня Гуй отдалась под покровительство восточной усадьбы, почему бы в таком случае не воспользоваться ее мастерством и не навести смуту в восточной усадьбе?

Она приподняла брови, и сказала с равнодушной интонацией в голосе:

–Раз уж няня Гуй осознала свою ошибку, тогда налагаю на нее штраф в размере трехмесячного содержания.

Выражение лица няни Гуй окаменело, Шэнь Мяо улыбнулась.

Как поступит няня Гуй не имея серебряных лян?

Естественно, отправится в восточную усадьбу выразить свою преданность.



Комментарии: 2

  • Спасибо за столь чудесный перевод~

    Ответ от Li Yu (李玉)

    Всегда пожалуйста!

  • Дорогая Li Yu (李玉) , благодарю Вас за замечательный перевод замечательной книги!С большим нетерпением жду новую главу.Удачи,здоровья и хорошего настроения!

    Ответ от Li Yu (李玉)

    И вам спасибо, что читаете.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *