–Живопись? – Фэн Аньнин вытянула шею, увидела в руках Шэнь Мяо подписанный листок бумаги и, немного оцепенев, сказала: – Ты сможешь?

Она выбрала очень верное слово ведь – цинь, шахматы, поэзия, живопись – четыре предмета, по которым Шэнь Мяо в действительности не преуспевает. Не надо и говорить, что живопись – это отпечаток изысканности, даже если очень хорошо откуда-то срисовать и то не выйдет приличного рисунка.

Заметив, что Шэнь Мяо молчит, Фэн Аньнин тоже успокоилась. Весьма странно как люди меняются, первоначально ей не нравилась Шэнь Мяо, зато нынешняя девушка с ее равнодушием ко всему и к Фэн Аньнин в частности, изменила ее мнение и хотелось разговаривать с ней. Она чувствовала, что нынешняя Шэнь Мяо, обладает своеобразными экстраординарными личностными качествами, и, не отдавая себе отчёта в этом, привлекает людей около себя.

Обе могли молчать и до начала года, однако увидели Шэнь Юэ и Шэнь Цин, подошедших с самодовольным видом, Шэнь Юэ сказала со смехом:

 –Пятая младшая сестра, у тебя в руках вытянутый листок, покажи что там у тебя по жребию! Кто знает, может мы со старшей сестрой придумаем выход из ситуации?

Шэнь Цин кивнула в знак согласия:

–Верно. Мы со второй младшей сестрой вытянули разные предметы: поэзию и живопись. Что у тебя?

Шэнь Мяо молчала, Шэнь Юэ с улыбкой шагнула вперед, вытянула из ее руки бумажный листик и как будто случайно сказала:

–Пятая младшая сестра, не следует пугаться, так или иначе у младшей сестры ещё имеются две кузины, которые  находятся здесь и собираются обе не оставлять ее своим вниманием.

Фэн Аньнин пробурчала что-то себе под нос. Несмотря на то, что ей раньше не нравилась Шэнь Мяо, но сейчас смотреть на Шэнь Юэ и Шэнь Цин ей было намного не приятно. Ее матушка была безжалостна дома с многочисленными сестрами – теми, кто держал камень за пазухой, и теми, кто играл исходя из своих интересов, и она была способна с первого взгляда рассмотреть все их интриги. Какое различие между Шэнь Юэ и Шэнь Цин и многочисленными наложницами и младшими сестрицами из ее дома, стремящимся вырвать благосклонность у соперниц? Не иначе кузины желали достать дурочку Шэнь Мяо, чтобы выделиться самим.

И впрямь, как только слова Шэнь Юэ прозвучали, слушавшая ее И Пэйлань, усмехнулась:

–Шэнь Юэ, зачем ты все это говоришь? Даже если ты подашь лучшую идею, боюсь, что она сделает все только для видимости.

–Вот и верно, всё же пусть Шэнь Мяо сама тщательно готовится, – Цзян Сяосюань тоже рассмеялась.

Они беззастенчиво насмехались, и находящиеся вокруг них молодые девушки и замужние женщины все слышали, но притворились, что не слышали вовсе, но смотря на них, по-прежнему серьезных, все же была заметна тлеющая в уголках их губ усмешка.

Каждый год Шэнь Мяо высмеивалась на экзаменационной площадке, а когда быть осмеянным становится привычкой, ничего уже не изменить. Такое язвительное поведение не должно возникнуть внутри семей старой дворцовой знати и среди их детей.

–Не нужно так говорить о пятой младшей сестре, – Шэнь Юэ не согласилась со своими единомышленниками: – Пятая младшая сестра тоже вкладывает душу.

Она развернула подписанный листок бумаги: «Так-так…». С удивлением сказала она Шэнь Мяо:

–Это живопись, пятая младшая сестра, ты и я вытащили один предмет.

Фэн Аньнин, наблюдая за Шэнь Юэ, немного не понимала – вытянули одинаковый предмет, и что в этом удивительного? Но Шэнь Мяо полностью сознавала, пожалуй, Шэнь Юэ уже ощутила, что глупость кузины способна подчеркнуть ее прекрасные манеры и выделить из толпы, более того, сегодня еще будет присутствовать Фу Сюи. При мысли о принце взгляд девушки потемнел.

–Что пятая младшая сестра планирует рисовать? – спросила Шэнь Цин с любопытством: – А что если вторая младшая сестра даст тебе совет несколькими словами?

Это высказывание конечно было наполнено добрыми намерениями, образ старшей сестрицы, заботившейся о младшей сестре, демонстрировался до мельчайших деталей смотрящим зрителям, и просто-напросто красноречиво говорил, что Шэнь Цин крайне ревностно присматривает за младшей кузиной.

–Благодарю вас за беспокойство, – бесстрастно сказала Шэнь Мяо: – Но поскольку это экзамен, всё же лучше бы соблюдать правила. Вторая старшая сестра хочет мне помочь, разве не является это жульничеством на экзаменах? Если два человека совершили мошенничество, в самом деле ли они хотят быть изгнанными вместе с экзамена? Вторая старшая сестра желает ради того, чтобы я могла выполнить задание, попасть в подобное положение?

От ее ни холодных, ни теплых слов выражение лица Шэнь Юэ изменилось. Именно такой поступок является мошенничеством, но прежде люди сказали бы, что она была дружелюбной и доброй, и не придали бы значения этим словам. А Шэнь Мяо таким образом «сознательно» обратила внимание, и взгляд, смотрящих на Шэнь Юэ людей, изменился.

На экзаменах один человек – еще один противник, и каждый на нем стремится занять первое место и полностью доминировать над всеми. А если Шэнь Юэ и была в хороших отношениях со множеством людей в Гуанвэнь-тане, то это совершенно не означало того, что ей эти люди не завидовали. Все участвующие сегодня молодые девушки – ее соперницы. На ежегодном экзамене была своеобразная монополия Шэнь Юэ среди женщин – она всегда была на первом месте, и неизбежно имелись те, кто приходил от этого в негодование. Если бы они были способны схватить ее и предоставить доказательства, она не участвовала бы на экзамене, а если представить, что внезапно исчезнет сильный противник… Эти первоначально стоявшие на стороне Шэнь Юэ ученицы уже стали посматривать на нее жадными взглядами, включая и ту группу, кто был с Шэнь Юэ в дружеских отношениях, как И Пэйлань, например.

Шэнь Юэ вздрогнула, она естественно тоже понимала имеющиеся здесь материальные интересы. Обернувшись, заметила Шэнь Мяо, смотрящую на нее с натянутой улыбкой и с язвительной насмешкой во взгляде.

Если бы она струсила, то было бы похоже, что ее добрые намерения не были искренними, и если воспользоваться удобным случаем, то нельзя будет поручиться за то, что ученицы не смогут схватить ее за руку, и тогда она точно не примет участие в экзаменах. Так или иначе из-за того, что девушка ошибочно поступила, Шэнь Юэ пыталась сдержать свою бессильную злость в душе, и смотря на Шэнь Мяо, сказала с неубедительным смешком:

–Поскольку пятая младшая сестра так сказала, я не решусь снова самовольно проявить о ней заботу, только и всего.   

Фэн Аньнин не смогла удержаться и, специально громко рассмеявшись, сказала:

–Принимая ваши многочисленные проявления любви к младшей сестре, собственно говоря, и ничего особенного в этом  нет, но впервые я испугалась, когда мне сказали, что это всего лишь разговоры о добросовестной помощи друг другу?

Некоторое время молодые девушки смотрели многозначительным взглядом на Шэнь Юэ.

Чэнь Жоуцю услышала разговоры около себя, она засуетилась, Шэнь Юэ все же была очень юной и не понимала каким образом справиться с возникшим положением. В то же время у нее на сердце похолодело от Шэнь Мяо, которая в двух словах способна спровоцировать эмоции посторонних людей, побуждая следовать за ней – совсем недурное умение говорить! Но она как назло не может принять в этом участие, именно потому что это было делом между детьми, если бы она вмешалась в качестве матери, именно это ее  действие было бы наихудшим.

Жэнь Ваньюнь и Шэнь Цин вместе злорадствовали – видите ли Шэнь Юэ чрезмерно незаурядна, чем скрывает сияние Шэнь Цин. Если в самом деле Шэнь Юэ не справится, в семье Шэнь только Шэнь Цин способна поддержать ее репутацию.

Шэнь Юэ смотрела на Шэнь Мяо, обдумывая насколько младшая сестра сейчас превратилась в смышленую, и в данную минуту желает ли она вывести ее из затруднительного положения разговорами. В конце концов, разве они обе не сестры из резиденции рода Шэнь, что толку, если станет известно, что в семье Шэнь враждуют между собой? Более того, Шэнь Мяо всегда лебезила перед  Шэнь Юэ, и если она обидит ее, у девушки больше не будет друзей.

Однако она ждала долгое время, и так и не услышала ответ Шэнь Мяо. Шэнь Юэ не удержалась и сказала:

–Пятая младшая сестра…

–Второй младшей сестре разве не нужно подумать о том, что она будет рисовать? – голос Шэнь Мяо был заурядным и плоским: – Относительно же меня – нет необходимости в беспокойстве.

Увидев, что Шэнь Мяо не собирается ей помочь или самой вывести из затруднительного положения, посмотрев на молодых девушек, стоящих кружком около них со слегка насмешливым взглядом, впервые Шэнь Юэ была не в состоянии взять себя в руки и все обдумать как следует, и ей хотелось замахнуться и хорошенько ударить Шэнь Мяо. Она с трудом сдержала собственное желание и, скрепя сердце, сказала:

–Смотря на пятую младшую сестру, очень похоже, что она имеет готовый план в голове, в таком случае, через минутку, мы все посмотрим, как пятая младшая сестра будет излагать красками свое видение, – это будет определенно крайне впечатляюще!

«Определенно крайне впечатляюще!» – эти слова Шэнь Юэ выделила и произнесла со значением. Она тряхнула рукавами платья и, повернувшись кругом, ушла в страшном гневе. Шэнь Цин торопливо последовала за ней.

Фэн Аньнин посмотрела на Шэнь Мяо, упрекнула:

–Хотя это и крайне удобно, но только вот не знаю, почему ты сама не дала ей путь к отступлению. Во время твоего пребывания на сцене она может воспользоваться случаем и безжалостно тебя высмеять.

–Я не могла стерпеть, – Шэнь Мяо смотрела на шахматную доску перед собой. Не следует терпеть, не следует оглядываться, не следует сочувствовать.

–Не следует терпеть, хочется убить – убей. – Она взяла в руки шахматную фигуру и положила ее на доску.



Комментарии: 0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *