–Оказывается, это ты.

Из бамбуковой рощи вышел прекрасный юноша, одетый в удлиненное парчовое платье цвета слоновой кости, украшенное каймой, вышитой серебряной нитью, и по сравнению с белой пампушечкой, смотрелся стройным, исключительно элегантным, молодым человеком.

Он подошел и остановился перед Шэнь Мяо, в его снисходительном взгляде, которым он свысока взирал на нее, содержался вопрос.

Молодой человек был очень высоким, Шэнь Мяо достигала макушкой его груди. Как будто смотря на простого ребенка, он привычно игриво усмехнулся, на его прекрасном лице не появилось ни капли неприязни. Будь на ее месте обычная молодая девушка, пожалуй, чего доброго в данную минуту ускорилось бы сердцебиение и она покраснела бы до корней волос.

Но все же Шэнь Мяо, в конце концов, не была по-настоящему благоухающим цветочком – девушкой-подростком, и просто молчала.

Молодой человек, тем не менее, стоял с улыбкой на губах, и она пропустила тот момент, когда в его руках оказался кинжал. Он держал его, направив конец ножен на себя, используя эфес приподнял им подбородок Шэнь Мяо, заставляя ее вскинуть голову.

Шэнь Мяо не имела другого выбора как устремить взгляд на противника.

Юноше приблизительно было семнадцать-восемнадцать лет, обладающий бровями вразлет и блестящими, словно прозрачными глазами, которые казалось бы содержали в себе, не то улыбку, не то нет, и исключительно волнующим обликом. Однако в глубине его глаз, прятался острый взгляд, заставляя чувствовать озноб в теле – им можно было увидеть душу человека. Такой человек, пусть даже своим внешним видом, презирал весь мир, опасается лишь, что сердце будет как кусок льда и  вторгнуться в него будет трудно.

Она сделала глубокий вздох, отступила назад, эфес кинжала отстранился от ее подбородка. Ласково сказала:

–Молодой князь господин Се.

Се Цзинсин рассмеялся, его интонацию невозможно было различить, спросил:

–Ты знаешь меня?

–В пределах столицы нет никого, кто бы не знал имя молодого князя господина Се, –сказала Шэнь Мяо равнодушно. В этой фразе чувствовалось как будто немного сарказма скрытого внутри, но, когда она ее произнесла, на удивление неожиданно серьезно, он также не сумел различить интонацию.

–Я не знаю тебя, –Се Цзинсин окинул ее взглядом, снова посмотрел на стоящего рядом трясущуюся пампушечку: –Это ведь ты являешься той, кто просил Су Минланя передать слова для семьи Су.

–Передать слова? –Шэнь Мяо посмотрела, и неожиданно спокойно улыбнулась:–Не больше чем наставляла его, ведь отец не прочитает ему нотаций, если отвлечь внимание. Почему все-таки применяшь так двояко фразу о передаче слов? Не слишком ли молодой господин князь много думает об этом.

–Слишком много думаю? –юноша задумчиво разжевал эти несколько слов, и неожиданно обманчиво шагнул вперёд, вынуждая Шэнь Мяо почти что прижаться к крупному стволу дерева за ее спиной, его манеры были двусмысленны, но интонация в голосе – исключительно безмятежной:

–Если я не буду много думать,  кончится тем, что ты обманешь меня.

Шэнь Мяо нахмурилась.

Несмотря на то, что в Блистательной Ци нравы мужчин и женщин не были чрезмерно строгими, но не состоящим в браке мужчинам и женщинам среди бела дня допустить такое вульгарное поведение – значит допустить промах в правилах приличия. В особенности же, если все происходит снаружи Гуанвэнь-тана, где вероятно, младшее поколение знати, может обратить на них внимание. Она не обращала внимания на свою испортившуюся репутацию, опасалась лишь, что станет позором для Шэнь Синя. В прошлой жизни из-за нее погибла семья Шэнь, она ясно видит способ, как изо всех сил защитить своих родителей, свой клан, начать сначала всю свою жизнь, и не способна позволить постороннему лицу упрекать семью Шэнь. Более того, она не даст даже возникнуть повода для этого.

Размышляя обо всем, Шэнь Мяо потеряла терпение и спросила:

–Зачем молодой князь господин Се стремится потребовать объяснений? 

Се Цзинсин пристально посмотрел на молодую девушку перед собой.

Он всегда обладал очень остро развитой интуицией, даже на вещи, простые на первый взгляд, и способностью разглядеть среди них скрытые мотивы. Именно потому, что более десяти лет находится, живет и учится: сечь неприятеля в бою, превосходя других; бороться в Динцзин с коварством спрятанным под личинами людей; втайне вынашивать планы и держать камень за пазухой внутри собственного дома. Он – дерзкий, к тому же хорошо владел собой, достигнув настолько многого, и совсем не полагался целиком на удачу. В Бистательной Ци много детей в семьях знати, каждый год, в силу некоторых причин никогда не имевших отношений к жизни людей и этого не становится меньше.

Он никогда не умел произвольно игнорировать вещи.

Слова Су Минлана, Су Минфэн не смог ни с чем связать, господин Су также полагал, что сын случайно обратил его внимание. Но на его взгляд – это не так, так искусно контролировать возможность, во всем мире слишком мало настоящих совпадений. Но очень много случайных, на первый взгляд, совпадений искусственно созданы человеком.

Он мог с уверенностью сказать, что некто подстрекал Су Минлана, растолковывая то выражение, вот только каково в конечном счете его стремление, сейчас это невозможно выяснить.

Он предполагал встретиться с этим человеком.

Однако увидев этого человека, по-настоящему удивился.

Се Цзинсин предполагал раньше, кто способен сказать слова, несущие в себе подтекст, к тому же считал – в Гуанвэнь-тане, в семьях императорского двора главный костяк это сыновья, которые  в скором времени и в ближайшем будущем вступят в чиновничьи круги. Все это может быть сделано ради переманивания на свою сторону семьи Су, может быть для того, чтобы усыпить бдительность. Но увидев этого человека, едва сам не посчитал, что Су Минлан наговорил преднамеренно. Непосредственно, до того момента, как молодая девушка заговорила, окликая Су Минлана, он уже точно твердо определил, что это все-таки он.

Молодая девушка перед ним была небольшого роста, едва-едва достигая его груди. Наружность ее нельзя было считать волнующей, самое большее – прелестной. По виду можно было сказать, что ей одиннадцать-двенадцать лет. Ее волосы причесаны в виде двух кольцеобразных узлов, круглое лицо, такие же круглые глаза, маленький ротик, она просто стояла рядом, словно олененок, потерявший дорогу внутри лесной чащи. Но как назло стояла прямая как стрела, строгая, чётко и ясно неторопливо говоря, как будто была старшей женой главы рода, учившейся внутри дворца. Неужели она стремилась стать императрицей? Если бы не видел это собственными глазами, Се Цзинсин чуть не поперхнулся собственно слюной.

Посмотрите вверх и вниз, посмотрите влево и вправо, посмотрите прямо – она все та же самая сопливая девчонка.

И это было вплоть до того, как она сказала несколько слов.

Выражение ее лица было детским, однако интонация спокойной, на нем не проявилось даже крошечного намека на панику, наоборот немного нетерпения. Такое отношению к нему, молодому князю господину Се, он видит впервые. Иная женщина заметив его вблизи, давно уже сгорела бы от стыда, выражение лица девушки, тем не менее скучающее, а на самом деле весьма равнодушное.

Пожалуй, ее возраст еще слишком мал, и кроме того, она еще не разбиралась в жизни. Хотя почему-то была в состоянии передать послание семье Су?

Он одной рукой оперся на ствол дерева вверху, позади Шэнь Мяо, неторопливо смотря на нее, едва ли не желая окружить своими руками ее всю,  Се Цзинсин склонил голову, наклоняясь к девушке до упора.

–Ты не боишься меня.

–Господин молодой князь ведь не нечистая сила поедающая людей, чего же бояться, –равнодушно сказала Шэнь Мяо. – Если это все, я тогда возвращусь в школу.

Договорив, собралась уйти.

–Стой.

Се Цзинсин одним взмахом руки, неторопливо провел рукой по волосам Шэнь Мяо, было похоже на щекотку, как будто полз муравей. Он убрал руку, отойдя немного назад, прислонился к дереву, скрестив обе руки на груди, и снова вернул своему лицу циничный вид.

–Какова твоя цель в обращении внимания семьи Су?

Его выразительный взгляд был подобен остроконечным гвоздям его слов, не возможно скрыть внутри их яростный, прямой импульс, таящий в себе скрытый смысл.

Шэнь Мяо посетовала про себя.

Се Цзинсин даже умнее, чем она предполагала. Одна фраза Су Минлана, и сразу же он оказалася способен найти ее.  Найти ее, и ещё возможно сомневаться в смысле сказанного. В прошлой жизни она думала, что молодой человек обладал большими перспективами, сейчас ей кажется, что он еще и человек с ясным умом.

Каким образом спрятать свои подлинные намерения, имея дело с умным человеком? Досадно, что она никогда не хотела завуалировать их.

–Не иначе, как самосохранение и только.

С этими словами, она спокойно пожелав благополучия Се Цзинсину, больше не задерживаясь, развернувшись ушла.

Се Цзинсин был в состоянии проникнуть в суть шести иероглифов.

Позади нее юноша, покусывая уголок губ, вертел в руках кинжал.

–Су Минлан, как ее зовут?



Комментарии: 0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *