–Молодая барышня, вторая барышня пришла навестить тебя.

Выражение лица Цзин Чжэ неожиданно изменилось:

–И пришла же ровно в то время, когда самочувствие молодой барышни еще не восстановилось после простуды, и не боится же беспокоить ее.

Гу Юй наклонилась, толкнув Цзин Чжэ в предплечье, выражение лица, тем не менее, было такое же – исключительно тревожное.

Шэнь Мяо обратила внимание на ее движение, и на сердце стало спокойно от сокрытого в нем смысла.

Ее всегда окружали четыре девушки-служанки очень верные и сообразительные, именно потому, что Шэнь Синь и старшая госпожа Шэнь самолично отбирали и занимались воспитанием своих людей. Ситуация, складывающаяся в семье Шэнь, планы, которые скрывали вторая и третья ветвь рода, ей младшей по возрасту, были неясны, но служанки, хотя бы были в состоянии выяснить положение дел в общих чертах.

Едва договорив, они увидели, как снаружи в комнату вошла молодая девушка. На первый взгляд, она выглядела на пятнадцать-шестнадцать лет, одетая в тонкое розовое платье, вышитое узорами с хризантемами и в подходящую голубовато-белую юбку со множеством складок. Волосы девушки были уложены в прическу с узлом, украшенную кисточками. Белый цвет кожи, подчеркивал весь ее утонченный облик. Она была очаровательна – вся с головы до пят несла прелесть юной девушки, как будто сошедшей с картины, между тем, выглядела пристойно и строго. Увидев больную быстрым шагом подошла к кровати, тревожно спросив:

–Пятая младшая сестра, насколько лучше чувствуешь себя? Узнав, что ты упала в воду, я долго переживала, но люди из парка Юйцзяо говорили, что сейчас главное отдыхать, поэтому и не решалась побеспокоить тебя. Однако сегодня услышав, что ты очнулась, осмелилась без промедления прийти.

Шэнь Мяо посмотрела на девушку перед собой, она также происходила из семьи Шэнь. Это была старшая дочь главной жены третьей ветви рода – Шэнь Юэ.

В семье Шэнь выделялись трое старших дочерей главных жен: Шэнь Цин – приветливая и щедрая; репутация талантливой Шэнь Юэ распространилась далеко за пределы столицы; и в противовес им имелась Шэнь Мяо со своим трусливым характером, косноязычием и бездарностью. Единственное, за что человек со стороны мог расхвалить ее, так это – «честный и скромный добродетельный нрав», в действительности же все понимали, что никаких положительных сторон у неё нет. И она является той дочерью семьи Шэнь, на которую никто не сделает высокую ставку в будущем.

В прошлой жизни, еще до своего замужества, Шэнь Мяо с Шэнь Юэ были в хороших отношениях. Мягкость нрава и внимательное отношение Шэнь Юэ, позволило большой промежуток времени умело помогать Шэнь Мяо принимать определенные решения. Просто-напросто, в прошлом Шэнь Мяо вовсе не могла делать правильные суждения, результат такого выбора очень часто являлся ужасным. В конечном счете, она только и знала, это быть весьма признательной старшей двоюродной сестре, оказывая ей различные услуги по мере своих возможностей.

На этот раз, Шэнь Юэ пришла ради Шэнь Цин – просить для нее снисхождения.

И, действительно, кузина именно об этом и заговорила:

–Пятая младшая сестра, старшая сестра в тот день, также по неосторожности совершила промах. Раз уж так получилось, прошу тебя, умей простить ее в этот раз. Услышав, что пятую младшую сестру лихорадит, старшая сестра чрезвычайно мучается угрызениями совести. Но, после того, как ты поправилась, можешь ли в этот раз простить ошибку старшей сестрицы? Она ведь неумышленно представила тебя перед Его Высочеством принцем Дином утратившей свое лицо.

Было бы нормальным не упоминать в просьбе к Шэнь Мяо второе имя принца, но именно сейчас сказать его было чрезвычайно важно для Шэнь Юэ. Ведь всякий понимает именно принц Дин вершина* для Шэнь Мяо, она способна проглотить обиду и возмущение за себя, но, если осуждение касается принца никогда не пойдет на полумеры.  Если же не упоминать его вовсе, не исключена возможность, что Шэнь Мяо не обратит внимание на просьбу, и Шэнь Юэ преднамеренно решила его упомянуть. Разве не следует ей спровоцировать конфликт между кузинами?

*心尖子- xīn jiān zi

 означает метафору о любимом человеке или предмете в сердце.

В предыдущей жизни все произошло точно также же. Шэнь Мяо только что пришла в себя, и разве не Шэнь Юэ сразу же поспешила просить «пощады» Шэнь Цин. Ведь именно эта просьба о снисхождении к проступку заставила девушку прийти в ярость. Обычно она не перечила людям, но ради любимого человека, стоя перед лицом пожилой супруги напротив Шэнь Цин, осмелилась осудить кузину, за то, что та столкнула ее в воду. Последняя все отрицала. Люди, бывшие рядом говорили, что не заметили Шэнь Цин толкающую Шэнь Мяо. Пожилая супруга, изначально снисходительно относившаяся ко второй и третьей родственной ей ветви, естественно воспользовалась удобным случаем отругать ее, за «неуважение к себе в юном возрасте, кроме того, порочившую старшую сестру» и наказала ее, запретив выходить из помещения.

В дальнейшем, это дело дошло до Гоцзыцзянь*, в котором под таким предлогом избавились от Шэнь Мяо, ставшей объектом насмешек для одноклассников. Ведь из-за стыда и негодования, она не смогла ходить в Императорскую Академию. В дальнейшем… Круг благородных придворных дам столицы, мало-помалу признал ее скучной и выставил вон.

*国子  guózǐjiàn

Гоцзыцзянь (букв. «Академия сынов государства», главное высшее учебное заведение императорского Китая, ныне - музей в Пекине)

Сейчас же она понимала, что ее кругозор все время искусственно ограничивался. В резиденции генерала находился созданный для нее фальшивый мир, и она полагала себя мудрой и добродетельной девушкой, имевшей лучшие душевные качества в глазах посторонних людей. Но, кто бы мог подумать, что, являясь слабовольным и невежественным человеком, считая свои чувства к принцу Дину, без обиняков, смелыми и решительными, в глазах большинства людей, из-за них, ее считали не имеющей ни стыда, ни совести.

Ее специальное обучение в итоге привело к тому, что в предыдущий период жизни, она производила ужасное впечатление на окружающих. Несмотря на то, что в дальнейшем успешно вышла замуж за Фу Сюи, многие, как и прежде говорили, что ее нельзя пускать в приличное общество, вплоть до того, что жители Поднебесной сравнивая ее с супругой Мэй, только и могли красноречиво говорить о бестолковости и невежестве своей императрицы.

До чего глупое прошлое!

Шэнь Юэ с заботой погладила плечо Шэнь Мяо, и невозмутимо, еле заметно, улыбнулась уголком губ.

Она, понимая темперамент Шэнь Мяо, знала, что достаточно упомянуть Фу Сюи, и ярость кузины будет неизменна. В конце концов, после долгого ожидания, не увидев отклика на свои слова, Шэнь Юэ, заколебавшись посмотрела на девушку, смотревшую на нее с улыбкой.

Ее лицо все еще было весьма бледным, губы сухими и шершавыми, только лишь темные-темные глаза, были подобны сверкающим виноградинам. 

Глаза Шэнь Мяо всегда выглядели чрезвычайно красивыми: большие миндалевидные, но взгляд их был бестолковым и невежественным, как у только что родившегося пугливого щенка. Обычно простодушный их вид обманывал понапрасну заглянувшего в них ожиданием душевной силы. В настоящее время глаза, по-прежнему, такие же миндалевидные и большие, но их выражение уже отличается. В них проявилось немного холода и трезвомыслие. Одним словом, не похожие на былые глуповатые, напротив, напомнившие… это было похоже, как будто на снисхождение* человека, смотрящего сверху вниз.

居高临下jūgāo línxià

китайская идиома, первоначальное значение - смотреть вниз на высокое место.

Не зная почему, Шэнь Юэ едва заметно напряглась, в сердце зародилась дрожь и переполнилось ею же. Было похоже, что она оказалась перед лицом не той самой неуклюжей тупоголовой гусыни, а перед человеком, занимающим высокий пост.

Как могло появиться такое ощущение?

Она естественно и не представляла, что перед ней Шэнь Мяо, вернее, уже не та Шэнь Мяо. Перед ней была другая Шэнь Мяо, имеющая в жизненном опыте: лишение законного наследника права на престол, военную смуту, домогавшаяся благосклонности мужа, потерявшую сына и умершую со всем родом Шэнь.

А еще когда-то управляющая дворцом царских жен, имеющая на женской половине императорского дворца высочайшую власть, бывшая правительницей Блистательной Ци императрицей Шэнь.

Шэнь Юэ оцепенела на некоторое время, и пришла в себя только, когда больная потерла себе лоб и тихо сказала:

–Вторая старшая сестра, говорю со всей ответственностью, это дело первоначально не имело никакого отношения к старшей сестре, я сама упала.

–Пятая младшая сестра…– Шэнь Юэ не предполагав, что Шэнь Мяо, умеет так выражаться, враз замерла. Как не отличавшаяся особыми умственными талантами девушка, а совсем даже наоборот, отреагировала с такой опытностью? И впервые покачала головой:

–Пятая младшая сестра не следует с собой обходится несправедливо.

–Разве я могу быть несправедлива к себе, – Шэнь Мяо смеясь перебила ее фразу. –В высшей степени это пустяк и только, моя голова все еще немного кружится, конечно, я думаю еще отдохнуть некоторое время. И нужно побеспокоить завтра бабушку, поговорить и разъяснить ей все.

На все эти высказывания, Шэнь Юэ ничего не ответила. Несмотря на то, что сегодняшний день изумил ее, Шэнь Мяо обошлась с ней не слишком сердечно и все свелось в конечном счёте к тому, что Шэнь Мяо стала позорищем в присутствии Фу Сюи, а поэтому настроение последней повлияло на плохое отношение к ней. Добавив несколько слов на прощание, Шэнь Юэ, покинула кузину.

Гу Юй после ухода Шэнь Юэ сказала:

–Мы все с вами знаем, что нашу молодую барышню, столкнули в воду. Она чуть было не погибла, а вторая барышня обратилась о пощаде старшей барышни. Причем просила о снисхождении немедленно, и, как позволим в который раз забыть происшествие, –Гу Юй туманно напомнила Шэнь Мяо об имеющий скрытые мотивы Шэнь Юэ.

–Птица-рыболов и устрица вцепились друг в друга, а выгода досталась рыбаку*, она главным образом хотела стать тем стариком-рыболовом, –равнодушно сказала Шэнь Мяо.

*鹬蚌相争渔翁得利 yùbàng xiāngzhēng yúwēng délì

в конфликте двух сторон выгода достается третьему, ср. орлы бьются, а молодцам перья достаются; кошки грызутся — мышам раздолье.

Гу Юй приятно удивилась Шэнь Мяо. Последняя наконец-то была в состоянии ясно представить себе настоящую Шэнь Юэ. Да, еще ей немного не очевиден внутренний смысл выражений Шэнь Мяо. Подняв голову и увидев свою молодую барышню, привлекательная внешность, которой была сейчас холодна как сплошной кусок льда, она почувствовала невыразимое благоговение, помимо своей воли, заставляющее смотреть снизу вверх. 

Шэнь Мяо посмотрела на кончики своих пальцев.

Зачем Шэнь Цин толкать ее в воду? Возможно, вследствие прошедшего между ними разговора, и одной фразы: «К концу года отец возвращается с победой. Я использую удобный случай, попрошу отца, чтобы в будущем он распорядился выдать меня замуж за Его Высочество принца Дина.»

Ее слова были простодушны. Она еще полагала, что является членом своей семьи, ввиду этого была совершенно лишена осмотрительности.  Шэнь Синь, придворный генерал армии, конечно намеривался выдать дочь замуж, дело не в том, что это невозможно.

Из-за чего Шэнь Юэ провоцировала ее и Шэнь Цин?

Естественно, поскольку Шэнь Юэ, также любила принца Дина.

В прошлой жизни, когда смерть была уже близка, Шэнь Юэ и Шэнь Цин сообщили ей, что они завидовали ее браку с Фу Сюи очень долгое время. В настоящем, кажется, как раз уже стали просматриваться первые очертания интриги.

Поскольку сейчас обе сестры совершенно ослеплены Фу Сюи, не будет ли ей жалко не позволить им получить то, что они хотят в этой жизни?

Она определенно собирается позволить им исполнить все свои желания, вторая и третья ветвь рода из прошлой жизни, задолжали всему клану семьи Шэнь кровавый долг.

 

Приятного чтения.



Комментарии: 0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *