В первые дни десятого лунного месяца произошло важное событие.

В столице Дин, в семье правителя Пиннаня, наследник княжеского рода старший молодой господин Су Минфэн, внезапно тяжело заболел, и был вынужден лечиться дома. Правитель Пиннаня обожал любимое дитя, и с супругой вместе ухаживал дома за старшим молодым господином, временно приостановившим все дела на коннозаводе. Государь пожаловал ему несколько вещей, чтобы выразить заботу и внимание, и приказал новому управляющему направиться и забрать в своё ведение текущие дела.

Множество простого народа в столице Дин из-за этого испытывали сочувствие и сетовали* на то, что старший молодой господин Су, такой выдающийся молодой человек ставший так недавно на чиновничий путь, но уже совершивший большие заслуги на их глазах, как раз в это время собиравшийся еще более вырасти в должности, не имеет больше возможностей и планов на будущее из-за ограниченного времени и неожиданно возникшего тяжелого недуга.  Действительно, у великих людей нелёгкая жизнь, если все отложится на три-пять лет, пожалуй, немного погодя при повторении своего пути, чего доброго при дворе и негде будет стоять**.

*扼腕叹息

è wàn tàn xī, китайская идиома,  вздохнуть, обхватив рукой кисть другой руки

**无立锥之地

wú lì zhuī zhī dì идиоматическое выражение, относится к месту без точки опоры

Простой народ смотрел на это так, но императорский двор и сослуживцы не определились. Некоторые сообразительные люди говорили следующее:

–Разве заболевать сейчас, очевидно не является оградить себя от беды. Прежде полагали – эта семья Су подобна бушующему пламени, скоро намеривалась сгореть в огне, но внезапно в настоящее время еще смогла рассмотреть как следует обстановку, и взялась коренным образом разрешить проблему.

Вся эта подоплека событий долетела до ушей Шэнь Мяо в полдень, она находилась в саду, где обрезала ветви и срывала цветы бегонии. Последние несколько дней посещала занятия в Гуанвэнь-тан, поэтому случай старшего молодого господина Су, известного человека, стало свежей темой для разговоров и напротив, стали не очень-то обращать внимания на ее приезды. Она так редко отдыхала эти несколько дней.

–Молодой барышне сейчас нравятся все эти цветочки и травушки, –улыбнулась Гу Юй и продолжила говорить: –Эти цветы бегонии выглядят прекрасно.

Темно-красные лепестки цветов бегонии в эту леденящую холодом осеннюю пору до некоторой степени внесли своим цветением оживление. Когда-то она была императрицей, училась управлять дворцом царских жен и выживать в нем, помогала Фу Сюи вербовать сановников, была согласна отправиться в царство Цинь в качестве заложницы, и состязалась большую часть времени в смекалке и мужестве с супругой Мэй, вся жизнь была в ловком расчёте и борьбе внутри дворца. Откуда у ней было настроение, притом как сегодня, развеяться обрезая цветы?

–Ты знаешь почему цветы бегонии так красиво цветут? – спросила она.

Гу Юй хотя и не понимала, что молодая барышня хотела таким образом спросить, но все же улыбнувшись, сказала в ответ:

–Это помощник, ведущий хозяйство, вернувшись из предместья привез семена, как говорят эти семена очень ценные. Госпожа тоже хвалила их, ведь бегония этого рода, в особенности в осенние дни, хорошо смотрится.

Шэнь Мяо слегка покачала головой.

Разве именно это и есть причина?

Точно так же как внутри Холодного Дворца – мрачного и холодного места,  окружающие его снаружи цветы великолепны, поскольку под этими цветущими ветками множество непогребенных костей. В этом мире наиболее яркие и красивые вещи, все имеют чрезвычайно неожиданное основание.

Семья Су уже поняла этот принцип. Что они смогли еще сделать?

Она еле заметно улыбнулась.

    ……

 

Главная резиденция правителя Пиннаня.

 

Усадьба старшего молодого господина Су была крепко-накрепко взята под стражу, и не считая приближенных слуг и родных, посторонним туда не было входа. Лишь в пределах дома чувствуется сильный запах лекарств, и господин Су никого не принимает, и не заметно посторонних.

Как близкий друг наследника княжеского рода Су, молодой князь господин Се, естественно, прибыл навестить больного.

Экипаж семьи Се остановился снаружи резиденции Су. Младший слуга неторопливо, через силу, спускает сверху и переносит целебные средства. Эти лекарства, были загружены в снимаемый сундук, и годятся для того, чтобы навестить друга молодого князя господина Се, который так старается по отношению к близкому другу.

Су Минфэн ожидал друга в библиотеке, с головы до ног одетый в одежду из хлопчатобумажной зеленоватой-синей ткани, и не считая немного исхудавшего внешнего вида, облик был точно таким же как и ранее. И спрашивается, где у него следы тяжелой болезни?

Его визави, юноша в парчовой одежде нахмурил брови, повышая голос спросил:

–Избежать беды?

–Правильно, – Су Минфэн смотря на друга вздыхает: – Сейчас ты тоже обратил внимание на тенденцию семьи Су – чем дальше, тем всё лучше и лучше. Семья Су уже протяжении нескольких поколений, из-за занятия военными лошадьми движется вверх, и на самом деле, не должна более получать такие продвижения. Однако, Государь не только не оказывает на нас давления, наоборот, все более и более захваливает семью Су.

–Ты все же совершил подвиг, –напомнил Се Цзинсин.

–Именно по причине начавшихся успехов, отец и я, в достаточной степени добились цели, но забыли, что причина гибели может скрываться сзади. Сейчас заслуги и добродетель – после крупные неприятности. Эти мои слова для тебя совершенно очевидны. Единственно, вначале семья Су, оказалась среди тех, кто ничего не видит – сложно было избежать этого, ведь за лесом не видно деревьев, зато теперь внезапно прозрели. Необходимо было остановиться вовремя, и на самом деле, был очень большой риск в этом.

–Так делать тоже можно, –Се Цзинсин кивнул головой: –Но тебе отныне обязательно быть дома – попросту глупейшим образом провести несколько лет.

–Мне хотелось бы спокойствия, без происшествий для семьи,  –сказал Су Минфэн: –Не говори обо мне, давай обсудим тебя? Семья Су и семья Се, все же тесно связаны между собой – ранишь одного, и ранишь всех. Моя семья Су решила одуматься пока не поздно, твоя семья Се…

Он не договорил.

Се Цзинсин поднял брови:

–Я не поступал на службу ко двору, кто меня может терпеть там? Семья Се – один князь Линьань. Он ведает и принимает на себя всю людскую молву в Поднебесной.

Се Цзинсин и Су Минфэн отличались, Су Юй ради семьи Су, направил сына на служебную карьеру, раньше введя его на службу. Но Се Цзинсин не стал чиновником, был зарегистрирован на должности не требующей большого труда. Несколько раз следовал за Се Дином в военном походе, кроме того являлся только славным ребенком семьи. Если даже члены императорской семьи подумывали оказывать давление на семью Се, не должно случиться того, чтобы оказать давление на сына все еще не принявшему наследие клана.

–Ты напротив видел далеко вперёд, – Су Минфэн не удержался от смеха.

–Я не пытаюсь ему помешать, – томно сказал Се Цзинсин.

Это правда, он не пытается защититься от императорской семьи, он просто пытается бороться со своим отцом.

–Вот только, –он нахмурился, неожиданно изменив тему разговора, сказал: –Как ты неожиданно понял, за это дело. Прежде я несколько раз обращал твое внимание, но ты не принимал близко к сердцу.

Су Минфэн стыдливо опустил голову:

–Прежде добивался любого каприза за короткое время, но я был самодовольным, как я мог так подумать о таком. На этот раз, все благодаря моему второму младшему брату.

–Твой второй младший брат? –Се Цзинсин, изначально лениво опиравшийся на стул, услышав сел прямо, в его глазах промелькнуло необыкновенное выражение: –Этот рисовый колобок?

Су Минлан, и так оно и есть, был бестолковой несчастливой пампушкой, и совсем не являлся редкостным чудом, каким образом он мог обратить внимание семьи Су на все это дело, не иначе, как Су Минлан съел по ошибке неверное лекарство?

Су Минфэн объяснил как обстоят дела, сказав в конце:

–На этот раз все благодаря ошибке второго младшего брата. Если бы ни это, может быть скоро быть большой беде?

–По ошибке? –Си Цзинсин тихо сказал сам себе.

И как раз услышали нежный голос:

–Старший брат, матушка разрешила мне прийти и передать тебе пирожные.

Су Минлан нес на маленькой тарелочке слоеный торт с фруктовой начинкой, выполненный в виде цветов. Быстро идя широким шагом, при этом смешно семеня своими короткими ножками, он пухленький и круглый был похож на клецку, в уголках его рта прилипло много крошек от печенья, очевидно, что неся пирожные, он по дороге к брату тайком довольно много съел.

В эти дни, по причине его случайного замечания, семья Су поменяла стратегию, даже бывший ранее против него очень недовольный господин Су, и тот впервые в жизни чувствовал себя обязанным собственному сыну, говоря:  «неизбежно будет большая польза от него», «какой смышлёный и сообразительный» и «окружающие считают мудреца глупцом за его простоту». Госпожа Су, главным образом применяя  женские уловки, готовила сыну так много еды, что за эти несколько дней, Су Минлан сильно располнел.

Он увидел Се Цзинсина, не удержался и понизил голос, не зная почему, он постоянно немного боялся прекрасного близкого друга своего старшего брата.

Су Минлан поставил на стол пирожное, бросил одну фразу «старший брат я ушел», и повернувшись кругом намеривался сбежать, но неожиданно был схвачен за воротник.  

Оглянувшись назад он увидел, что тот юноша в роскошной парчовой одежде мягко присел на корточки, погладил его по голове, а его улыбчивые, яркие и выразительные глаза полыхнули, как нарочно холодным и ни с чем не сравнимый ранее взглядом.

Он спросил:

–Кто объяснил тебе, что говорится в этой фразе?

Су Минлан вытаращил глаза.

–Когда заяц убит, из собаки варят похлёбку, – зло улыбнулся Се Цзинсин.



Комментарии: 1

  • Умно, умно!
    Спасибо за главу!

    Ответ от Li Yu (李玉)

    Спасибо и Вам!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *