Шэнь Мяо склонила голову, ведь ее лицо горело от стыда.

Се Цзинсин погиб в возрасте двадцати двух лет.

Умерший император желал наказать семью Се в судебном порядке – царствующий дом Блистательной Ци, в дальнейшем все более и более, становился некомпетентным*. Целыми днями, вместо того, чтобы не оставлять мыслей о процветании страны и делать все возможное для развития ее мощи, они держали в памяти только то, как обеспечить себя. Знатный чиновник из известного клана угроза всему царственному роду. Фу Сюи рассуждал так: семья Шэнь ведет себя искренне, и покамест является будущей мишенью; семья Се не повинуется руководству страны, и разумеется, главным образом, она бельмо на глазу умершего императора.

*聩无能 hūn kuì wú néng

китайская идиома: ошеломленный, глухой, неспособный.

По случаю, как раз вторглись хунну и семья Се повела воинов в поход. Се Дин был главнокомандующим в нем. В течение всей жизни генерал Се часто вел себя опрометчиво на поле брани, и сейчас поступил также не колеблясь, в итоге – вся армия была полностью разгромлена. Се Цзинсин ждал возвращения отца в столицу к концу года, в итоге дождался прибытие единственного гроба.

Се Дин бился не на жизнь, а на смерть. Его страшный конец не явился итогом, во время похорон в столице, простой народ во имя Се Дина самостоятельно устроил проводы, все собравшиеся люди горько плакали и скорбели. Относительно этого в царствующем доме затаился большой испуг.

После похорон не прошло много времени, и юному Се Цзинсиню приказали вступить в должность, выступив в военный поход вместо отца.

Се Цзинсин не в первый раз шел на войну, такой же как большинство членов семьи Се, на поле брани единожды продемонстрировав талант, чтобы заставить неприятеля получив известие о его выступлении сильно перепугаться. Однако прекрасно зная страшную смерть Се Дина, императорский дом высочайшим указом возвел его в ранг, отрезая путь назад для Се Цзинсина.

Молодой человек принял высочайший эдикт, и отправился на фронт, где потерпел поражение. Тогда став мишенью для неприятельских войск, закончил жизнь смертью от тысячи стрел в сердце. Более того, никто не понимал зачем осквернили мертвое тело. После его гибели хунну содрав с трупа кожу оставили сушиться ее на ветру в обитаемой башне на городской стене, чтобы другим неповадно было .

Жестокая смерть была продемонстрирована во второй раз, и в Блистательной Ци начался общегосударственный траур.

На поле боя утратившие отцов и сынов Ци, рядовые граждане всего лишь видели зверства хунну и героизм полководца, но им не был видны интриги, кипевшие скрытые течением.

Тогда умерший император уже доживал свои последние дни. Все мероприятия при императорском дворе Фу Сюи взял в свои руки. Судьба семьи Се, и испытания, которым они подверглись, заслужили посмертное возведение в ранг, как отца так и сына. Наградившее титулами отца и сына из семьи Се уже посмертно, царское правительство, ни с того ни с сего, выразило соболезновало семье наложницы и двум рожденным ею сыновьям.

Шэнь Мяо все еще помнит, как грустил Шэнь Синь, когда они получили информацию о смерти Се Цзинсина. Все когда-то раньше предполагали, что две семьи, Шэнь и Се, были как огонь и вода, но несчастную судьбу семьи Се, собственный отец, не виноватый ни в чем, переживал очень трудно. Сейчас она думала, что в то время Шэнь Синь, вероятно, интуитивно страшился такой же участи.*

 *兔死狐悲tù sǐ hú bēi

когда заяц погиб, лиса горюет (обр. в знач.: страшиться такой же участи; оплакивать, горевать (о чужом или даже враждебном человеке)).

Баланс был разрушен – семья Се первой потерпела крах, и семья Шэнь последовала за ней.

Смешно, но в то время она взялась все внимание сосредотачивать на своей семье, сеять смуту для достижения свержения законного наследника, впутываться в возникшие непредвиденные неприятности.

Шэнь Мяо по отношению к семье Се не имела никаких чувств, но поначалу очень сожалела о судьбе молодого господина. Такой впечатляющий, не имеющий равных и блестящий воин, вероятно, должен быть оставить на страницах истории Блистательной Ци неизгладимый след, но кто бы мог подумать, что он так прекратит свою жизнь. И это прекрасно зная, что высочайший указ с пожалованной должностью только призывал его погибнуть.

Возможно, это сделано для того, чтобы сохранить достоинство семьи Се, или чтобы оставить лицо семьи Се, которое никогда не было уничтожено в конце концов. Или потому, что заведомо знали о невозможности справиться с разумом и природными данными неординарной личности Се Цзинсина, которые можно было рассмотреть под непослушной и глупой внешней оболочкой. 

Также он являлся необыкновенно честным и бесстрашным человеком.

Размышляя таким образом Шэнь Мяо увидела, как из окружающей его толпы протиснулся Цай Линь, вручив Се Цзинсину небольшой тканевый мешочек и весьма почтительно сказал:

 –Господин молодой князь – это уникальный экземпляр трактата по медицине, который Вы распорядились найти – я отправился и нашел.

Мелкий тиран, с таким подобострастным уважением относится к другому человеку, при этом все время заставляющий пугаться людей, выбивая им зубы.  Однако, если раз хорошенько подумать, конечно, сравнивая Цай Линя с Се Цзинсинем главным образом последний, в пределах города Динцзин, являлся более знатным князем. Семья Се в большей степени была властителем среди властителей, и поэтому отношение Цай Линя к Се Цзинсиню вполне понятно.

Фэн Аньнин бесшумно следуя за Шэнь Мяо прошептала на ухо:

–Как полагаешь, если сравнить молодого князя господина Се с Его Высочеством принцем Дином?

Шэнь Мяо внезапно поперхнулась, Фэн Аньнин неожиданно настолько стала с ней в дружеских отношениях, что она еще не привыкла к этому. Она серьезно сказала:

 –Молодой князь господин Се – лучше. *

*胜一筹 gèng shèng yī chóu

китайская идиома, обозначающая, что навыки лучше, чем у других.

Неужели же можно, Фу Сюи такого неблагодарного и подлого человека, по ее мнению, и Се Цзинсина, этого молодого человека, каким-то образом поставить в один ряд. В прошлом, Ван Юй и Фу Мин, находясь на обучении по истории династии Блистательной Ци, читали отрывок о семье Се, и она как прежде тайком, растолковывала им непонятные моменты, они тогда считали, что Се Цзинсин является неукротимым и добрым молодцем, и было достойно пожалеть о его ранней смерти.

Так как ее собственные дети осыпали похвалами юношу, то он обязательно был хорошим.

Фэн Аньнин удивилась и долгое время молчала, только потом сказав:

–Кажется тебе, действительно, причинили страдания.

Шэнь Мяо было лень разъяснять ей все. Она заметила, как Се Цзинсин одной рукой взял тканевый мешочек, по пути привязывая его сверху седла, мельком посмотрев на Цай Линя, и ничего не говоря, свободно взмахнув плетью повернулся кругом сразу же уехав.

Лошадь подняла клока пыли, но это не было в состоянии маскировать поведение и внешний вид юноши. Подобный восходящему солнцу в небе, естественно ослепляющее своими ярким лучами.

Цай Линь немного расстроился, молодые девушки вокруг не были в состоянии утаить разочарование, пожалуй, если подумать, Се Цзинсин мог бы задержаться подольше. Очень странно, но Се Цзинсин пользовался большой известностью везде и всюду среди молодых девушек, но он является единственным, кого молодые юноши не ревновали среди всех детей аристократов. Возможно он весьма отличается своей моделью поведения от посторонних, всерьез заставляя людей восхищаться им.

Шэнь Мяо прикрыла глаза погрузившись в размышления. Семья Се потерпела крах и рухнула, семья Шэнь также следом примет смерть. Обе семьи, коль скоро были взаимосвязаны, разделят одну и ту же участь. Но можно ли мирно уладить все одним махом? Если царствующий дом так стремится подраться, пожалуй, также нужно взвесить за и против, есть или нет этой возможности?

Помочь в будущем семье Се, помочь в будущем Се Цзинсину. Только так, даже если семья Шэнь обогатится, это только добавит ей рычагов воздействия.

Семья Шэнь честная и добрая, семья Се самовольно поступает не считаясь ни с чем. Императорская семья прежде всего попытается одолеть семью Се, она, возможно, сможет с семьей Се совершить сделку одним взмахом кисти.

……

 

Се Цзинсин ехал не останавливаясь, и наконец осадив лошадь перед таверной, сошел с коня.

Не говоря ни слова вошел в таверну, в общее помещение. Внутри флигеля, одетый во все белое молодой господин с утонченной внешностью, заметил его и улыбаясь позвал:

–Третий младший брат.

–Вот держи! – Се Цзинсин бросил ему тканевый мешочек, находившийся до этого в руках:–В будущем не проси меня заниматься подобным.

Если бы ни Гаоян, поручивший ему найти этот дурацкий уникальный экземпляр искусства врачевания, он совсем не собирался идти искать Цай Линя, и уж тем более совсем не собирался походить на идиота находясь в обступившей со всех сторон толпе людей около Гуанвэнь-тана. Вспомнив о шелковом цветке, он главным образом ощутил некоторую брезгливость, и начал отряхивать одежду.

Гаоян и сам знал, что его шиди* издавна обладал маниакальной чистоплотностью, но усмехнувшись сказал:

–С твоим темпераментом, как раз следует много двигаться. Если ученики того же возраста, что и ты, тебе следует научиться быть таким же, как и они, – он сделал паузу, а на лице появилась хитрая усмешка: –Может быть также имеется очаровательная девушка, и как нарочно твоего возраста, что бы весь день напролёт ты не был в одиночестве.

*师弟 shīdì 

буквально означает того, кто учится у того же мастера после себя; ученик (студент) младших классов (курсов) (по сравнению с говорящим).

Се Цзинсин уже привык к внешнему виду своего шисюна*, его занудному нраву и праведному сердцу, мог не выдержать отмахнуться и выйти за рамки приличия, однако раздумывая, только сейчас вспомнил увиденные глаза.

*师兄 shīxiōng

брат-наставник, старший соученик; старший подмастерье.

В ясном взгляде, как у детеныша дикого зверя, таились глубокая скорбь, сочувствие и бессилие. Этот взгляд заставил его замереть, потом обладательница тех глаз опустила голову, вероятно устыдившись.

Но каким человеком был Се Цзинсин: в молодые годы он сопровождал отца объездив и север, и юг; пройдя войну и превосходя других в истреблении, научился в глазах других различать все тайное и явное. Та девчонка, наверное, намеривалась изобразить влюбленность в него, но досадно, она совсем не знала своих глаз, тяжелых как пруд со стоячей водой, не имевших даже крошечного волнения.

На самом деле очень любопытно.



Комментарии: 0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *