Он что, сделал это нарочно?!

Шэн Линъюань медленно поднял голову. Вдруг из неприметного дупла, выдолбленного в стволе дерева, растущего на заднем склоне горы Сишань, высунулась крохотная птичья головка. Прячась в тени мертвых ветвей, воробей быстро осмотрелся, а затем снова скрылся в темноте. 

Видевший мир его глазами Шэн Линъюань с видом старого хозяина восседал на диване ожидая, что ему подадут еду, и досматривал документальный фильм. Удивительно, но он мог делать оба этих дела одновременно.

Фургон, перевозивший ящик с маркировкой «3S*100», наконец, опустел. Внутри больше ничего не осталось. Вручив содержимое салона сотрудникам научно-исследовательского института, водитель развернул машину и послушно встал в очередь на последнюю проверку. Краем глаза оглядев окруживших машину оперативников, он, не решаясь превышать скорость, медленно направился к пункту досмотра, для измерения уровня аномальной энергии. 

Добравшись до места, водитель встретился взглядом со стоявшим на въезде оперативником, и они оба удовлетворительно кивнули друг другу. Фургон медленно проследовал вперед. Когда он проезжал через рамки, детектор внезапно обнаружил в пустой машине какой-то ящик. Как только луч сканера коснулся его, на экране тут же высветилось предупреждение, но прежде, чем всех присутствующих оглушил сигнал тревоги, проверяющий собственноручно нажал на кнопку «ошибка операции», и фургон спокойно поехал дальше. 

Проходя мимо водительской кабины, проверяющий издал странный, ни на что не похожий звук. И водитель тут же ответил ему тем же. 

Услышав эти перешептывания, даже тот, кто хорошо знал язык демонов, вряд ли бы понял, что эти двое имели в виду. Они оба были людьми, их языки не могли воспроизводить подобные звуки, но им все равно пришлось выучить нечеловеческую речь. И, что самое удивительное, эти квакающие лягушки пусть с трудом, но все же поняли друг друга. 

Сперва все шло гладко, но потом, на горизонте внезапно появился сотрудник Центрального диспетчерского пункта. Он сообщил: 

— Прошу прощения, коллеги-исследователи, но директор попросил меня лично передать вам, чтобы вы ни в коем случае не открывали ящик с грузом «3S*100». Мы должны обеспечить его безопасность. 

Один из исследователей выпрямился и ответил: 

— Ты как раз вовремя, мы только что выгрузили ящик со «звездой»… Но, была ли на нем маркировка 3S? И почему я его раньше не видел?... 

Проклятие! 

Водитель и проверяющий в спешке обменялись взглядами. Одним рывком водитель вдавил педаль газа в пол. Выхватив из кармана блокнот, проверяющий небрежно набросал на листке бумаги автомобильный номер и ловко приклеил его на кузов фургона. Как только бумага коснулась фургона, цифры на номере изменились. 

Сразу после этого сотрудники научно-исследовательского института подтвердили, что в ходе тщательной проверки ящика с соответствующей маркировкой среди грузов обнаружено не было. Задний склон горы содрогнулся от сигнала тревоги!

Как только это произошло, бригада патрульных сорвалась с места и ураганом влетела на пункт досмотра. 

— Фургон, что промчался мимо, перевозил коробку со «звездой»? 

Но проверяющий лишь бездумно покачал головой. 

— Я ничего такого не заметил, сканер молчал, — отозвался он. 

Патрульные тут же бросились проверять номера стоявших поблизости грузовиков. 

— Проклятие, здесь его нет. Но мы ведь только что видели, как он приближался к пункту досмотра. 

Вдруг из рации послышался голос командира патрульных: 

— Опасный груз утерян. Внимание всем подразделениям. Оцепить задний склон горы. Личный состав в полную боевую готовность, никого не впускать и не выпускать. Повторяю, всем подразделениям быть в полной боевой готовности! Проверить все автомобили, всех людей, прочесать каждый угол на этой горе! Утерянное относилось к классу «3S», мы надеемся на ваше сотрудничество. 

Проверяющий заметно побледнел, и невольно поискал глазами фургон, который только что собственноручно пропустил. 

Оправдываться было уже поздно. Оперативники получили приказ и готовы были броситься на его исполнение. Ему ничего не оставалось, кроме как отойти в сторону. 

Вытерев со лба холодный пот, проверяющий спокойно сунул руки в карманы. 

Сюань Цзи старался изо всех сил, чтобы приготовить обед из четырех блюд и миски супа1, но, несмотря на отсутствие зрителей, он нервничал больше, чем если бы принимал участие в телевизионном конкурсе на звание шеф-повара. Выложившись на все сто, он вспомнил, что где-то дома лежал набор хорошей посуды. Сюань Цзи купил его давно, но не хотел использовать. Решив, что в его «обсессивно-компульсивном расстройстве»2 нет ничего плохого, юноша напустил на себя самый, что ни на есть, безразличный вид, и принялся расставлять блюда на столе. Теперь он выглядел так, будто все это время споласкивал в теплой воде лапшу быстрого приготовления. 

По легенде, трапезу из четырех блюд и миски супа учредил Чжу Юаньчжан, первый император династии Мин. Таким образом он хотел проучить высокопоставленных лиц за излишнюю расточительность. 

2 Обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР) — это заболевание, вызывающее навязчивые мысли, которое могут привести к компульсивным (навязчивым и утомительным) действиям.

— Я не очень хорош в готовке, у меня сертификат повара только четвертого разряда. Мне никогда не сравниться с искусными мастерами дворца Дулин, — легкомысленно отозвался Сюань Цзи. — Ваше Величество, попробуйте. Если не понравится, закажем еду на вынос. Это лучше есть, пока горячее. Голодание ведь не приносит никакого удовольствия, верно?

Сюань Цзи хвастался, пытаясь приуменьшить свои достоинства, но увидев, что Шэн Линъюань взял палочки для еды, юноша невольно затаил дыхание. 

Было видно, что Его Величество давно отвык от подобного. Сюань Цзи следил за каждым его движением, пытаясь скрыть сквозящее на лице нетерпение, но взгляд все равно его выдавал. Его глаза были такими острыми, что твердый, как скала, рассудок Шэн Линъюаня едва не потерпел сокрушительное поражение. 

Опустив глаза, Его Величество, наконец, совладал с дрожащими руками и с улыбкой произнес: 

— Это не важно, я никогда не пробовал изысков дворцовой кухни. Не мне судить, кто из вас лучше, а кто хуже. 

Сюань Цзи опешил. Только теперь он понял, что все странности Его Величества не были игрой. Он действительно много лет не держал в руках палочки для еды. 

Даже в юности Шэн Линъюань не отличался особым аппетитом… Не то, чтобы он был жадным, у него просто не было такой возможности. 

По правде говоря, тогда он был не только обнищавшим наследным принцем, но и маленьким ребенком. Будучи в бегах, он тоже хотел есть, и кто-то должен был отправиться на поиски пропитания. Но что, если этот кто-то не вернется живым? Тогда приходилось бы послать за ним кого-то еще. Его прожорливость могла бы сгубить множество жизней. Не желая такого исхода, Его Высочество вынужден был отказался от благ и стать образцом сдержанности. 

В детстве он ел только для того, чтобы выжить. Позже, когда он стал старше и поднялся на новый уровень самосовершенствования, чувство вкуса окончательно покинуло его. А в тот год, когда была создана печать из костей Чжу-Цюэ, Шэн Линъюань и вовсе распрощался с радостями и горестями этой жизни и больше никогда не притрагивался к еде. 

«Дворцовая кухня» Дулин теперь обслуживала только банкеты и праздники, а приготовленные на огне блюда полагались лишь слугам. 

За всю свою жизнь он так и не попробовал ничего хорошего. 

— Ты довольно искусен, — соврал Шэн Линъюань. Не чувствуя вкуса, он, конечно же, не смог бы сказать правду. Потому теперь ему не оставалось ничего другого, кроме как деловито нахваливать Сюань Цзи. — Похоже, у тебя была очень насыщенная жизнь. 

Он очень старался уважить Сюань Цзи. Одно за другим, пробуя предложенные ему блюда, Шэн Линъюань не скупился на добрые слова и пустую вежливость. Он напоминал бегущую строку, время от времени появлявшуюся на экране телевизора… или работника, которому задержали зарплаты, и делавшего свою работу спустя рукава. Его лицо ничего не выражало. На нем не было ни тени удовольствия или отвращения. Казалось, Шэн Линъюань сидел за столом и хватал палочками воздух, притворяясь взрослым, показывающим детям как надо есть. 

Вот только актер из него был неважный. 

Вскоре Сюань Цзи это наскучило. 

Ему казалось, что было бы лучше им и дальше не узнавать друг друга. В те дни Его Величество с ним не церемонился. Шэн Линъюань ругался на него, издевался и насмехался над ним, постоянно подшучивал. Он занимал все мысли Сюань Цзи… Даже если бы он разбил голову в кровь, Шэн Линъюань собственноручно вырыл бы для него яму. 

Но теперь, между ними, казалось, воцарилась какая-то странная пустота, не дававшая им приблизиться друг к другу. 

Сюань Цзи внезапно осенило. Пустота? 

Погодите-ка… он что, сделал это нарочно?!

Но прежде, чем Сюань Цзи успел как следует обдумать это предположение, его телефон ожил и разразился оглушительным ревом. Грохот рок-н-ролла и шум барабанов заставили Сюань Цзи прийти в себя. Его мысли тут же опустели. 

Не обращая никакого внимания на душевные метания, Сюань Цзи, наконец, ответил на звонок:

— Алло…

— Д.. ди…директор, это я… старина Ло! 

Ло Цуйцуй говорил так тихо, что Сюань Цзи пришлось напрячь слух, чтобы его услышать. 

— А? Что случилось? 

Пусть Ло Цуйцуй и прослыл тем еще льстецом, но он также был довольно скромен и редко контактировал с Сюань Цзи в нерабочее время. 

Голос старика Ло звучал глухо, как у жертвы из фильма ужасов, вынужденной прятаться от призрака в темном углу, опасаясь лишний раз вздохнуть. 

— Ящик с маркировкой «3S*001»… тот самый, в котором находилась русалочья чешуйка. Он исчез, — дрожа, пробормотал Ло Цуйцуй. — Весь задний склон горы оцеплен… Командир Ли из «Лэйтин» и директор Сяо лично прибыли на место. 

— Говори помедленнее, не волнуйся. И прошу тебя, почетче немного, я ничего не слышу, — нахмурился Сюань Цзи. — Директор Сяо с вами? Если за дело взялся директор Сяо, чего ты так боишься? 

И пусть директор Сяо был молодым господином, не знавшим цены хвороста и риса3, он также был одним из самых молодых оперативников «Фэншэнь» и «Лэйтин», проработавшим в команде более десяти лет.  Сражаясь на своей территории, в Главном управлении, будь его противниками хоть «старые друзья», хоть фальшивый труп Хэ Цуйюй, разве было что-то, с чем бы он не справился?

3 柴米 (cháimǐ) — хворост (топливо) и рис (обр. в знач.: предметы первой необходимости).

Из динамика раздавались непрерывные щелчки. Это был звук стучавших зубов Ло Цуйцуя. 

— Старина Ло? — позвал Сюань Цзи. 

— Я… я заперт на заднем склоне горы… — пробормотал Ло Цуйцуй. —  Здесь… здесь несколько наших коллег, а еще… еще с нами Цяньжу. 

— Ты ведь был занят, как ты там оказался? 

— Когда мы вернулись из Цзянчжоу, мы ведь привезли с собой некоторые ценности, верно? Их нужно было доставить на задний склон горы и опечатать. Я думал, что это отличная работа для нашего отдела… А так как вы уехали, я… я взял на себя инициативу и позвал на помощь нескольких молодых коллег… Кроме того, директор Хуан ведь тоже ушел… 

Ло Цуйцуй говорил путанно и бессвязно, но прекрасно знакомый с офисной политикой Сюань Цзи быстро понял, что он имел в виду. Этот старый лис собирался на покой, и теперь, чтобы заработать побольше льгот, готов был землю рыть, чтобы выслужиться перед начальством. 

В последнее время он исполнял обязанности «временного начальница технического отделения», и вынужден был весь день сотрудничать с оперативниками. Он не задумывался о последствиях и не выглядел как человек, много лет проработавший в Отделе ликвидации последствий. Став «заместителем начальника отдела», он изо всех сил ухватился за эту возможность возвыситься и заявить о себе. 

Но Сюань Цзи не разделял его энтузиазма. 

— В чем дело? Ты что-то видел? 

В этот момент Ло Цуйцуй вместе с сотрудниками Отдела восстановления прятался в служебной машине. Несчастные, съежившись, сидели на корточках на полу, прячась за высокими креслами. Все окна и двери были заклеены бумажными амулетами, чтобы не дать никому снаружи увидеть то, что происходило внутри. Никто не осмеливался подняться и выглянуть в окно. 

— Среди сотрудников научно-исследовательского института есть представитель растительного класса. — начал Ло Цуйцуй. — Он специально скрыл запечатанный ящик за «слепым листом»… Слепой лист — это… 

— Я знаю, что это такое, — перебил его Сюань Цзи. — Можешь рассказать, что все-таки произошло? 

Создание слепых листьев было частью способностей растительного класса. Их использовали для сокрытия различных предметов. Но эта техника способна лишь на то, чтобы создавать оптические иллюзии. Спрятанные таким образом вещи на самом деле никуда не исчезают. Им не укрыться от инфракрасных сканеров и от представителей растительного класса, обладающих той же особенностью. 

Едва не плача, Ло Цуйцуй продолжил: 

— Честно говоря, я тоже умею создавать слепые листья, я никому об этом не рассказывал. Но они такие маленькие, меньше сантиметра, что сгодятся лишь на что, чтобы скрыть от посторонних глаз грибок на ногтях и дырку от иголки. Простите, что не рассказывал вам раньше, мне было слишком стыдно… Единственная польза от этого в том, что я могу видеть, кто еще пользуется слепыми листьями. Когда сотрудники научно-исследовательского института обнаружили пропажу ящика, директор Сяо немедленно оцепил задний склон горы. Теперь они хватают и проверяют каждого… однако ящик так и не нашли. Я… я боялся, что сделаю только хуже.  Тогда я собрал всю нашу молодежь, и мы отправились к припаркованной неподалеку служебной машине.

Едва завидев дым, Ло Цуйцуй тут же сворачивался в клубок, словно трусливый кролик. Он всегда беспокоился только о себе и ни за что бы не стал оберегать других.

— Мы отъехали довольно далеко, но машина внезапно заглохла. Похоже, только я один… видел… Я видел, как кто-то нес этот злополучный ящик. Ящик, накрытый слепым листом. Этот человек направлялся в лес, что растет на заднем склоне горы! 

— Кто это был? — поспешно спросил Сюань Цзи. 

— Я не знаю, я не могу знать всех оперативников в лицо, к тому же, на нем не было формы. 

В словах Ло Цуйцуя было достаточно информации. Все оперативники и патрульные Управления обязаны были носить форму, исключения составляли лишь выходцы из спецназа. 

Управление по контролю за аномалиями отвечало за строгий контроль и инвентаризацию попавших в их ведение опасных грузов. Никто, кроме сотрудников научно-исследовательского института не смел прикасаться к этому ящику. Кроме того, повсюду стояли детекторы аномальной энергии и различные сканеры. Если бы что-то пошло не так, патрульные тут же оцепили бы территорию и задержали всех присутствующих во имя обеспечения всеобщей безопасности. Как они могли такое допустить? Их обвели вокруг пальца при помощи фокуса с листьями, который распознал даже Ло Цуйцуй.    

В итоге, злоумышленникам удалось увести груз «3S*001» прямо из-под носа у Сяо Чжэна. Это говорило лишь о том, что сотрудники научно-исследовательского института, оперативники, патрульные и даже «Лэйтин» с Центральным диспетчерским пунктом, все были нечисты. У всех были свои скелеты в шкафу. Неудивительно, что Ло Цуйцуй, этот скользкий пройдоха, так испугался, что был вынужден спрятаться в служебной машине, опасаясь выходить наружу.  

— Директор, что мне делать? К кому мне обратиться? Прошу, дайте мне какие-нибудь указания, я действительно не знаю, как быть, — зашептал Ло Цуйцуй. — Я сижу на полу в машине, полной детей, мы не можем даже выпрямиться, опасаясь, что кто-то снаружи увидит наши силуэты. Мы обклеили все двери амулетами и затаились. Но эти штуки… они были созданы в прошлом году, не знаю, действуют ли они еще… Эй, погодите-ка. Цяньжу, что случилось? Ты хочешь что-то сказать директору? 

Но Пин Цяньжу отчаянно покачала головой и испуганная, уставилась прямо перед собой. 

С минуту глядя в ее огромные глаза, Ло Цуйцуй быстро понял, что что-то пошло не так. Он медленно оглянулся… 

В окне машины виднелось чье-то лицо. Этот человек стоял снаружи и снисходительно смотрел на прятавшихся в салоне людей. 

— Старина Ло? Алло?! Старик?! — Сюань Цзи услышал лишь крик, а потом связь оборвалась и больше ему никто не отвечал. 

— Сидеть, — не поднимая глаз, скомандовал Шэн Линъюань. — У твоего «цветущего» подчиненного в запасе больше сотни трюков, этот старый пройдоха так легко не умрет. 

Сюань Цзи знал, что у этого «ленивого и хитрого» Ло Цуйцуя в рукаве припрятаны пять ядов, но люди вокруг него были безоружны. Независимо от того, были они знакомы или нет, он не мог не беспокоиться о них. Сюань Цзи нахмурился: 

— Ваше Величество, у вас есть план? — осторожно спросил он. 

Но Шэн Линъюань жевал, потому не смог сразу ему ответить.  Он выглядел так, будто ничего не произошло. Тарелки на столе были расставлены по кругу, и блюда располагались против часовой стрелки. Сунув в рот один кусок, не зависимо от того, мягким он был или твердым, Его Величество мог пережевывать его порядка двадцати раз. Что-то удавалось прожевать до конца, что-то только наполовину, во всяком случае, так и не почувствовав вкуса, он попросту глотал еду. 

Наконец, после двадцатого раза, Шэн Линъюань медленно произнес: 

— Нужная им вещь лежала в куче других таких же вещей, а те, кто вечно говорит, что «ничего не умеет», часто совершают ошибки. Считается, что люди, стоящие за школой Истинного Учения, должны смотреть на мир ясными глазами. Неплохая сделка, чтобы выявить всех их последователей, скрывающихся в вашем Управлении. 

— Так вы знали, что им нужна русалочья чешуя? — осведомился Сюань Цзи. 

— Использовать законы времени и пространства, чтобы продлить себе жизнь, так глупо. Время — это время, а жизнь — это жизнь. Это разные вещи. Если я правильно понимаю, Хэ Цуйюй искала вход в «Небесный нефритовый дворец». 

— Что? 

Неужели в мире и правда существовал «Небесный нефритовый дворец»?

Разве это не легенда, как «Южные небесные врата»4 или «загробный мир»?

4 南天门 (nán tiānmén) — Нань Тяньмэнь, Южные небесные ворота (последние ворота на пути к вершине горы Тайшань).

— Эти никчемные кузнецы не заслужили даже того, чтобы о них писать. Перед началом сражения они сдались и покорно выстроились в две шеренги, не решаясь дать отпор, — Шэн Линъюань отложил палочки для еды в сторону и продолжил, — они только и могли, что ломать кости и высасывать костный мозг5, в них не было ни капли благородства. Они извели всех русалок. В тот год, когда мы захватили фальшивый дворец Вэй Юя, нам удалось конфисковать около трехсот двадцати свитков с секретными техниками гаошаньцев, среди них триста шесть были посвящены приготовлению снадобий из русалок. Почему они так ненавидели этих созданий?

5 敲骨榨髓 (qiāo gǔ zhà suǐ) — досл. ломать кости и высасывать костный мозг (обр. крайне жестоко эксплуатировать кого-то).

— Похоже, это очень давняя вражда… Значит, это русалки виноваты в их вечном изгнании? 

— Современные люди научились строить корабли, способные погружаться под воду на «двадцать тысяч лье», — отозвался Шэн Линъюань. — Если бы руины «Небесного нефритового дворца» действительно существовали в этом мире, их бы давным-давно обнаружили. Возможно, это место попросту исчезло без следа… или же оно спрятано там, куда никогда не попасть человеку. 

— А что, если это место скрывается где-то подо льдом? — выпалил Сюань Цзи, но тут же замолчал, почувствовав себя глупо. Он не хотел донимать Шэн Линъюаня вопросами, но, не удержавшись, мягко продолжил, — но… это ведь просто предположение, верно? 

Очень безумное предположение.

— Это не так, — улыбнулся Шэн Линъюань. Его зрачки слегка изменили форму. Это случилось потому, что он использовал «технику марионетки». Вновь глядя на мир глазами маленького воробья, он произнес, — я ясно помню, что на государственной печати гаошаньского правителя было начертано двести восемьдесят девять кровавых надписей. 

Сюань Цзи лишился дара речи. 

Кто бы мог подумать, что он пропустил такую драму… невероятно! Если Его Величество знал об этом раньше, то почему не сказал там, на кладбище в Цзянчжоу? Вместо этого он сделал вид, что так же, как и все остальные, сбит с толку. 

— Печать гаошаньского правителя должна была храниться в подразделении Цинпин. Но однажды она случайно угодила в руки Хэ Цуйюй. Эта маленькая змея хотела присвоить себе «Небесный нефритовый дворец», но, в итоге, случайно уничтожила печать. Однако она не слишком хорошо замела следы. Кто-то определенно знал, что за чешуйку она хранила при себе. 

Сюань Цзи тут же понял, что произошло. Шэн Линъюань специально скрыл от оперативников столь важную деталь, позволив им кинуть чешуйку в кучу других таких же находок, и отправить все это в Управление по контролю за аномалиями. Он сделал это специально, точно зная, что те, кто осведомлен об истинной природе этой находки, не упустят такую возможность!

Внезапно, Шэн Линъюань поднял руку и совершил кое-что очень страшное. Он не задумываясь запустил пальцы себе в грудь. 

Сюань Цзи едва не подскочил от шока. 

 — Ты… 

Прямо у него на глазах Его Величество, с видом бизнесмена, достающего визитку из внутреннего кармана пальто, вытащил из груди крохотную русалочью чешуйку. 

Чешуйка блестела и переливалась множеством цветов. 

— Разве можно ловить крупную рыбу без подходящей наживки? 

В этот самый момент, в Управлении по контролю за аномалиями, Сяо Чжэн осматривал взятый в оцепление задний склон горы. Глядя на собравшуюся поблизости элиту «Лэйтин», он почувствовал, как заныло в висках. 

Никто и ничто не может просто взять и испариться без следа. Управление постоянно получает в свои руки множество опасных артефактов, это строгий и выверенный процесс, он никогда не давал сбоев. А теперь еще и «Лэйтин»… «Лэйтин»… 

Сяо Чжэн знал, что его нервы на пределе, пульс и давление повысились, но эмоционально он оставался холоден и попросту отказывался верить в происходящее. 

Вдруг рядом с ним появилось несколько фигур. Одна из них держала на руках маленькую деревянную куклу. 

— Янь… — опешил Сяо Чжэн. 

Янь Цюшань спокойно помахал ему и указал на идущую позади Гу Юэси. 

Зрачки Гу Юэси стали вертикальными, и стоявшие неподалеку оперативники «Лэйтин» поспешили отойти подальше, чтобы сберечь от девушки тайну цвета своего нижнего белья. 

Нового командира «Лэйтин», сменившего на посту Сяо Чжэна, звали Ли Чэнь. Он нахмурился и произнес: 

— Командир Янь, что все это значит? По официальным данным сейчас в Главном управлении объявлено чрезвычайное положение, и ответственными за разрешение этой ситуации назначены «Лэйтин». «Фэншэнь» командированная бригада, при чем здесь вы? Кроме того, вы больше не исполняете обязанности командира. 

— К счастью, вы совершенно правы, — вежливо кивнул Янь Цюшань. 

Стоило ему договорить, как рентгеновское зрение Гу Юэси что-то засекло, и оперативники второго отряда «Фэншэнь» тут же бросились к указанному месту. Ли Чэнь хотел было последовать за ними, но вдруг, словно из ниоткуда появилась крепкая рука и бесцеремонно схватила его за плечо. Ван Цзэ широко улыбнулся и громко заявил: 

— Эй, брат, если ты что-то потерял, рентгеновское зрение моей Юэ-юэ будет как раз кстати. Я могу одолжить вам ее на время. Совершенно безвозмездно. 

— Ван Цзэ, ты… 

— Брось, мы с радостью поможем вам, нам не нужны ваши заслуги. Чего ты так разволновался? Я ведь уже сказал тебе, старина Ли, ты несправедлив. Сдается мне, ты недоволен тем, что стал командиром этого «модельного отряда»? — наигранно протянул Ван Цзэ, крепче стиснув шею командира Ли. Незаметно подмигнув Сяо Чжэну, он продолжил, — неужели директору Сяо опять придется уступить тебе свое место?

Услышав о своем положении, Ли Чэнь покраснел от гнева. Не желая мириться с нахальством этого негодяя, от открыл было рот, собираясь уже накричать на Ван Цзэ, но вдруг услышал громкий «хлопок». Пока они спорили, Гу Юэси мастерски взорвала защитный барьер. Оказывается, на заднем склоне горы тоже стоял массив! 

Когда все стихло, на свет показались несколько человек. Первым из них был Ло Цуйцуй, у которого на макушке проросли листья. 

Все они были с ног до головы усыпаны пылью, словно старые забытые декорации. На шее Пин Цяньжу виднелась кровоточащая царапина, рана выглядела опасной. Но девушка была так напугана, что попросту не могла подняться, так и оставшись сидеть на земле. Лицо стоявшего рядом с ней Ло Цуйцуя было серым. Измученный, он завалился на бок, словно мертвая рыбина, рассыпая вокруг себя целую дюжину талисманов и частей защитного снаряжения. 

Вдруг в барьере показались двое оперативников «Лэйтин». Взрыв застиг их врасплох, но, быстро придя в себя, мужчины бросились бежать. Не дожидаясь приказа, Гу Юэси устремилась в погоню, со всех сторон засвистели мифриловые пули. Янь Цюшань крепко держал Чжичуня одной рукой, в то время как во второй сжимал металлическое ядро. Ядро вытянулось, превращаясь в тонкую пластину, и словно невесомый полог, накрыло сидевших на земле сотрудников Отдела восстановления. 

Увидев это, Ян Чао не удержался и воскликнул:

— Вау! Командир Янь… Вы как раз вовремя, у меня только-только закончились письменные экзамены… Если я здесь умру, все мои усилия пропадут впустую!

Ли Чэнь был бледным, как смерть. Неужели кто-то из его сослуживцев, кто-то из «Лэйтин» напал на логистов? Похоже, эти люди были на шаг впереди других.

— Что здесь произошло?! — заорал Ли Чэнь. 

— Это у вас нужно спросить, — коротко бросил ему Янь Цюшань.

— Прекратите, сначала нужно позаботиться о раненых, — перебил их Чжичунь. Вырвавшись из хватки Янь Цюшаня, он спрыгнул на землю и достал из кармана своей одежки маленький ломтик шоколада. — Ох… студент, не плач… Я желаю тебе, чтобы на следующей неделе ты хорошо постарался и сдал все свои экзамены. Старший Ло, помоги мне, накорми его. Он совсем ослаб. 

— Да, теперь старина Ло Цуйцуй может с гордостью заявлять, что видел в жизни все, — протянул Ван Цзэ. Достав из кармана телефон, он открыл короткое видео, чтобы показать его Сяо Чжэну.  — Похоже, весь наш местный огород был пересажен в Отдел восстановления… 

Зеленые стебли сциндапсуса внезапно зашевелились, и из-под вороха листьев раздался истеричный крик: 

— Помогите!

Все это напоминало какой-то розыгрыш. Вскочив на ноги, несчастный тут же поскользнулся и едва не сел на шпагат. В хаосе из стеблей и листьев послышалась возня и вновь раздался вопль:

— Это я, Ло Цуйцуй! Кто-то из «Лэйтин» предал нас, мы оказались в ловушке на оцепленном склоне горы, примерно в тридцати метрах к западу от небольшого леса. На помощь…

Когда видео закончилось, Сяо Чжэн был таким же бледным, как и Ли Чэнь.

Поддерживаемый Ян Чао, Ло Цуйцуй, наконец, перестал вопить, перевел дух и вытянув вперед дрожащую руку, указал прямо на лес. 

— Ящик… запечатанный ящик…

— Твою мать, догнать их! — заорал Ли Чэнь. 

Но внезапно Сяо Чжэн с силой сжал его плечо. 

— Старший Ли, а где твой верный заместитель?



Комментарии: 1

  • Спасибо за перевод ❤️

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *