— Убирайся! — лицо Сяо Чжэна приобрело зверское выражение. Затем он нахмурился, обдумывая эту сторону вопроса. – Подожди, что ты имеешь в виду?

— Ты когда-нибудь задумывался о том, что для этого вида зеркальных бабочек быть евнухом — нормально? — сказал Сюань Цзи.

— Ты хочешь сказать, что эта бабочка не может размножаться половым путем?

— Я имею в виду, что эта бабочка вообще не размножается.

Во время разговора Сюань Цзи тайком потирал указательным пальцем лезвие меча. Движения были ловкими и опасными, словно юноша играл с огнем.

Меч нельзя было вернуть обратно в «ножны», поэтому он проветривался снаружи. Клинок выглядел солидно и казался очень красивым в своей классической простоте, а края обоюдоострого лезвия были единственными резкими линиями. Пятно крови на нем напоминало древний тотем, придавая оружию угрожающий вид.

Конечно, оно было опасным. В настоящее время в мече был заключен великий дьявол, которого бесконечно поглаживали.

Шэн Линъюань постепенно восстанавливался после линчи, его чувства становились все острее, и он даже мог «рассмотреть» кровеносные сосуды на пальцах Сюань Цзи, когда молодой человек прикасался к лезвию.

Великий дьявол был довольно терпелив. Шэн Линъюань притворялся спящим, и не боялся чужих прикосновений. Он просто смотрел на сосуды, вырисовывающиеся под кожей, как вдруг ощутил голод и жажду, то, что не беспокоило его в течение тысяч лет. Великий дьявол едва мог сосредоточиться на том, что говорили эти двое.
Он понял, что хотел бы напиться крови.

Шэн Линъюань успокоил свой разум. Хотя его память и превратилась в дырявый мешок, он знал, что раньше не имел такого хобби. К тому же, он не мог решить, хотелось ли ему чьей-либо крови или его интересовал только маленький демон. Какое-то время он со странным чувством смаковал это ощущение.

Одновременно с этим Сюань Цзи, казалось, осознал опасность и быстро отдернул палец, а затем продолжил:

— Ты не помнишь, в какой части архивов Главного управления находятся сведения о зеркальной бабочке? 

Он подошел к двери, держась на некотором расстоянии от стеклянного колпака: 

— Зеркальная бабочка — паразит, что представляет собой опасность первого класса и живет только в человеческом теле. Личинки и яйца могут долгое время пребывать в состоянии покоя, но как только они вырастают во взрослых особей, то сразу же теряют возможность паразитировать на другом носителе. Если они покидают организм хозяина или он умирает, взрослые особи погибают вместе с ним. Процесс не требует большого количества времени, обычно все происходит в течение часа.

Сюань Цзи указал на защитный колпак позади себя. Как только он собрался уходить, маленькая бабочка снова появилась и спокойно опустилась на стеклянную стенку: 

— Посмотри на нее. Сколько дней прошло со смерти ее хозяина? Я думаю, труп старика еще не разложился.

— Не говори ерунды! — Сяо Чжэн, которому не терпелось узнать подробности дела, вынул из кармана бумажник. — С этого момента, если ты сможешь хотя бы минуту продержаться, разговаривая на нормальном человеческом языке, то получишь сто юаней.

Ходили слухи, что директор Сяо Чжэн был сыном богатых родителей, и в распоряжении его семьи якобы находился собственный рудник. Он пришел в Главное управление желая самореализоваться. Поговаривали, что все на самом деле так и есть, и это вовсе не пустые сплетни!

— Да нет проблем, папочка! — Сюань Цзи и не возражал. Теперь он выглядел как самый честный человек в мире. — Большая часть статей про зеркальную бабочку посвящена симптомам заражения. Я заметил, что нигде нет ни слова о том, как она размножается. Если эта бабочка действительно распространяется в толпе, то, согласно нашему заключению, она может уничтожить почти все человечество. Такого рода противоестественные характеристики не были учтены в файлах. Неужели Главное управление могло допустить такую небрежность? Папочка Сяо, давай отойдем от дела «темной жертвы» и посмотрим на это с другой стороны. Как ты думаешь, есть ли третья возможность… 

Сяо Чжэн ответил так быстро, как только мог. Он сразу же сказал: 

— Бабочку, что заразила мальчика, выпустила не Би Чуньшэн, и это не было связано с успехом Гун Чэнгуна в сокрытии количества жертв. Мы имеем дело с другим источником заражения! Ты хочешь сказать, что Би Чуньшэн знала о том, что в мальчике уже сидит паразит, и каким-то образом использовала его, чтобы отвлечь внимание и заставить нас ошибочно полагать, что жертвы этого темного ритуала являлись «живыми» ходячими мертвецами? В то время от успеха этой грандиозной затеи нас отделяли всего несколько часов. Мы среагировали в спешке, намереваясь выяснить, в чем проблема, но было уже слишком поздно что-либо скрывать. Дело о пропаже яиц зеркальных бабочек, скорее всего, будет раскрыто! 

— Время проведения операции также было выбрано очень точно, — сказал Сюань Цзи. — Старый директор ушел в отставку, и директор Хуан вступил в должность. Он был обычным человеком и мог руководить общими делами, но в случае крайней необходимости, если бы он хотел избежать неприятностей, он должен был передать командование тебе. Ведь ты...

Импульсивный человек, совершенно не разбирающийся во взаимоотношениях между людьми. 

Сюань Цзи проглотил эти слова, посмотрев на деньги в руках Сяо Чжэна и пробормотал:

— Эм… Тот, кто обладает твердой волей и не любит пускать людям пыль в глаза1.

Дословно 眼里不揉沙子 (yǎnlǐbùróushāzi) не втирайте песок в глаза; отрывок из «Сна о Красной Комнате» Цао Сюэциня.

Сяо Чжэн погрузился глубоко в собственные мысли, и не слышал, как Сюань Цзи завуалированно оскорблял его. 

— Но есть еще одна проблема, только это не имеет смысла – мальчик продолжал рисовать мрачные жертвенные символы в своем дневнике. Как ты это объяснишь?

Сюань Цзи на мгновение задумался: 

— Вы уже проверили того усатого парня? Он последняя жертва.

— Проверили. Ничего особенного. Я же говорил тебе, что все жертвы оказались людьми, ранее спасенными Би Чуньшэн, — ответил Сяо Чжэн. — Этого человека звали Цзи Цинчэнь, он зарабатывал деньги видеомонтажом и трансляциями. Но все это несерьезно, и больше напоминает погоню за сенсациями. Вроде поиска призраков или несчастных случаев. Он часто снимал свои ночные прогулки. Порой даже сталкивался с настоящими демонами. После его встречи со зверем-людоедом, его память была обработана Би Чуньшэн. 

— Этот человек — последняя жертва. Словосочетание «ничего особенного» само по себе неправильно. Этот усач выложил в сеть более сорока коротких видеороликов, и я их уже перерыл, — сказал Сюань Цзи.

Сяо Чжэн не ожидал, что этот беспечный молодой человек окажется настолько внимательным, и шокированно осведомился:

— Ты посмотрел их все? Сколько же времени на это ушло?

— Верно, — отозвался Сюань Цзи. — Разве ты не смотришь короткие видео? Например… Когда ешь, ждешь такси, принимаешь ванну? Когда ты ужинаешь в одиночестве, разве ты не включаешь «прямой эфир»2? Вот что ты ешь? 

2 吃播 (chībō) есть в прямом эфире (вид стриминга).

— Книги…

Сюань Цзи ответил ему тем же шокированным взглядом:

— Ты что, больной?

Интернет-зависимый молодой человек молча уставился на непоколебимого взрослого. Они оба смотрели друг на друга в смятении, взаимно полагая, что другая сторона ведет себя неразумно и живет хуже, чем свинья или собака. 

Но директор Сяо все еще нуждался в нем, потому он вынужден был сохранять взаимопонимание, несмотря на разногласия. Он невольно помахал рукой.

— А что не так с его видео?

— Большую часть контента в этих сорока роликах составляет то, как он решает чужие проблемы «сверхъестественного» характера. Проще говоря, он — шарлатан, и все его методы — мошенничество, — сказал Сюань Цзи. — Но у него была команда, которая всюду следовала за ним. Если ничего не происходило, они рассказывали другим людям о том, как «мастер» спасает жизни.

— Разве это не подставные актеры?

— Но истории, рассказанные ими, были очень интересными, хотя их содержание почти не отличалось. Кто-то сталкивался с мастером, и мастер понимал, что случилось нечто нехорошее. Через несколько дней оказывалось, что пострадавший действительно одержим призраком. Среди симптомов было и то, что разум жертвы оставался чист, а вот контролировать свое тело пострадавший не мог и потому отчаянно посылал сигналы о помощи. Семья не могла его понять, пока, наконец, к ним на помощь не приходил этот самый мастер. Как тебе такое? Тебе это не кажется знакомым? — Сюань Цзи насмешливо прищурился. В этот момент он выглядел непристойно, словно молодой повеса. Затем он поднял меч и посмотрел на свое отражение. Он подмигнул, старательно приглаживая свою шевелюру, больше похожую на птичье гнездо. 

Шэн Линъюань, заключенный в тяжелый меч, посмотрел на приблизившуюся к нему физиономию и сделал вывод, что человечишка перед ним действительно был глуп.

Сяо Чжэн на мгновение задумался: 

— Ты имеешь в виду, что этот Цзи Цинчэнь мог что-то знать или играть какую-то роль в этом деле.

— Да, — сказал Сюань Цзи и, взглянув на часы, не церемонясь, вытащил пятьсот юаней из бумажника директора Сяо. — Пять минут двадцать секунд. На этом все, друг мой. Сдачу оставь себе. Подготовьте самолет, я возьму несколько человек, чтобы исследовать все восемь поколений предков Цзи Цинчэня, — произнес он, направляясь к двери.

Шэн Линъюань, все еще пытавшийся угадать непонятные для него слова, задался вопросом: «Какую курицу ты собираешься приготовить?»3

机 (fēijī) самолёт, аэроплан (jī) курица; петух. Шэн Линъюань думает, что самолет — это курица.

Одновременно с этим он прислушался к внезапной реакции Сяо Чжэна:

— Нет, подожди, остановись! Из-за тебя я хожу кругами. Я попросил тебя прийти сюда, чтобы ты провел внутреннее расследование на предмет сокрытия Главным управлением количества жертв. Как это превратилось в расследование дела о каком-то шарлатане? Эти твои рассуждения... Ты все еще не хочешь брать на себя ответственность, не так ли?

Сюань Цзи, державший меч, и Шэн Линъюань, заключенный в клинок, одновременно вздохнули.

Шэн Линъюань давно слышал о том, что, если Лэйцзе шел по дороге, то уже не мог с нее свернуть. Как оказалось, это правда4.

Прим. автора: это неправда, я все выдумала. 

— Ты, сукин сын, что выбирает легкую работу и увиливает от тяжелой, не смей этого делать! — вспылил Сяо Чжэн. — Только ты способен выдумать такую реалистичную историю. Что еще за «бабочка, которая не может размножаться»? Спасибо твоему воображению! Есть ли хоть одно животное в этом гребаном мире, которое не может размножаться? Ты... 

— Да, — сказал Сюань Цзи. — Ты видел мула? 

Сяо Чжэн задохнулся от болей в животе.

— Директор Сяо, я спрашиваю тебя, — вздохнул Сюань Цзи, — даже рискуя быть убитыми оперативниками, мы все равно продолжили бы расследование, изучили все сверху донизу, и тогда что бы ты сделал? Собрал бы всех зараженных людей и вырыл яму, чтобы похоронить их?

— Они изначально были мертвы!

— Это ты думаешь, что они мертвы, но в глазах семьи и друзей — они живые люди, — перебил его Сюань Цзи. — Как ты думаешь, им бы хотелось, чтобы ты расследовал первопричину и, выяснив все досконально, забрал их родственников? Неужели все желают знать так называемую «правду»?

Бабочка, как и мул, не может размножаться самостоятельно. Это знания наших предков, ты не можешь упрекать меня. Я же сказал, в мире нет ничего нового. Мой честный товарищ Сяо5, неужели ты действительно думаешь, что зеркальные бабочки могут плодиться естественным путем? Если это так, то в чем разница между человеческим мозгом и мозгом свиньи? Почему это происходит только с людьми? — Сюань Цзи намеренно или нет посмотрел на свой меч, после чего взял электронную сигарету, указал на Сяо Чжэна и неопределенно улыбнулся. — Демон, дьявол, призрак, монстр… Есть ли кто-то порочнее человека? Задницу тебе мамочка подотрет, пока-пока.

5 Здесь Сюань Цзи называет Сяо Чжэна 肖正直 (xiāozhèngzhí). Это означает честный, прямолинейный. Сяо — это фамилия, а «чжэнчжи» означает «прямоходящий». Иероглиф 征 (zhēng) такой же, как в имени Сяо Чжэна.

Все сотрудники были охвачены паникой. Отдел компенсаций и вовсе хотел бы перестать существовать, ведь по слухам, директор Главного управления требовал «отдельной проверки», что позволило бы им взять на себя инициативу.

Сюань Цзи вошел в кабинет отдела во второй раз и почувствовал, будто по ошибке попал в ботанический сад. В помещении было полно свежесрезанных зеленых листьев, а в углу на стене висел ряд бутылок с минеральной водой.

Старик Ло робко объяснил:

— Директор, когда я нервничаю, пальцы на моих руках и ногах начинают расти с бешеной скоростью, их невозможно контролировать и их нельзя срезать... Это... Разве это не приказ свыше?

Сюань Цзи обвел грустным взглядом утраченную территорию и посмотрел на ряды «пальцев ног» над головой. Разочаровавшись в собственных ожиданиях6, он быстро шагнул назад.

6 恨铁不成钢 (hèntiěbùchénggāng) букв. досадовать, что железо не становится сталью; ждать от человека слишком многого.

— Так не пойдет, даже стража в парчовой одежде7 с этим не справится. Ло Цуйцуй, Пин Цяньжу и тот... Ладно, забудьте об этом. Вы двое найдите кого-то еще, кто поедет со мной в командировку.

7 锦衣卫 (Jǐnyīwèi) букв. «стража в парчовой одежде», тайная служба императоров династии Мин, основанная в 1382 году императором Чжу Юаньчжаном. 锦衣 (Jǐnyī) одеваться в парчу (обр. в знач.: вернуться домой с триумфом)  (wèi) охранять.

Через полчаса вместе с Сюань Цзи в самолете оказались Ло Цуйцуй, Пин Цяньжу и молодой человек в толстовке с капюшоном.

Паренька в толстовке притащили Пин Цяньжу и Ло Цуйцуй. Его звали Ян Чао. Брови домиком придавали его лицу печальное выражение. По слухам, он был обычным человеком, родившимся в особой семье.

— Это большая энциклопедия нашего отдела, — сказал Ло Цуйцуй, — Он знает все и способен запомнить наизусть то, что услышит. Спрашивать у него намного быстрее, чем запрашивать файлы из Главного управления.

— О, хорошо, — сказал Сюань Цзи. Парень выглядел ненадежным, но лучше уж выглядеть ненадежным, чем вызывать великого дьявола. — Это как прихватить книгу с собой в командировку?

Ян Чао взглянул на меч, осторожно обошел его и неторопливо ответил:

— Как только я смогу сдать вступительные экзамены в аспирантуру, я тут же уйду с этой должности.

Сюань Цзи промолчал.

«Баран»8, — подумал Шэн Линъюань, он «посмотрел» через меч, как раз в тот момент, когда Ян Чао украдкой взглянул на него. Почувствовав, что поймал пристальный взгляд клинка, он сразу же задрожал, не смея издать ни звука, и таким образом смог заинтересовать великого дьявола: «Кровь его рода сильно разбавлена, но он все еще довольно проницателен».

8 羬羊 (qiányáng) — зверь, который живет на горе 錢來 (qiánlái). Выглядит как горный баран или козел с конским хвостом.

Как раз в этот момент самолет пошел на взлет.

Шэн Линъюань все еще задавался вопросом, есть ли какой-то скрытый смысл в слове «взлететь». Самолет разогнался по взлетно-посадочной полосе, и с ревом оторвался от земли.

Тяжелый меч упал, и Сюань Цзи бессознательно потянулся за ним. Однако клинок, вытащенный из его спины, внезапно порезал ему ладонь, и кровь потекла по долу.



Комментарии: 4

  • Спасибо за перевод! Прочла все переводы, выложенные на сайте, и все равно мало(( стараюсь заходить не чаще раза в неделю, чтобы увеличить дозу кайфа!))

    Ответ от Shandian

    Мы постараемся радовать вас почаще)) Спасибо, что читаете))

  • Замечательная глава. Наконец-то поняла, что за музыка сопровождает 'моего' Сюань Цзи: Red Hot Chili Peppers, у меня играет Dark Necessities.

    Ответ от Shandian

    у вас замечательный музыкальный вкус!)) мы с редактором очень оценили))

  • Ах, если бы меч умел закатывать глаза!.. Спасибо за перевод!

    Ответ от Shandian

    если бы мог - уже бы закатил хд

  • Хм, интересно интересно, он теперь будет питаться его кровью? Ии как он сможет таки вернутся в своё тело? 🤔 Он же вернётся? И догадается ли Сюань Цзи о своём новом сожителе? Хэх, сколько вопросов, и ниодного ответаа, эх

    Спасибо за перевод)

    Ответ от Shandian

    ответы будут в 20х главах, осталось подождать совсем немного))

    спасибо, что читаете!))

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *