Он смеялся и никак не мог остановиться, будто перед ним развернулась самая настоящая комедия, и это зрелище определенно стоило своих денег. 

— Ваше высочество… Ваше высочество... 

— Ваше Величество!

— Ваше Величество, вы — надежда всего народа...

— Надежда народа...

—Ваше Величество, уведите нас отсюда...

Жестокая картина перед глазами Сюань Цзи рухнула, и, прежде чем юноша успел прийти в себя, он снова оказался на почтовой станции. Однако, с позиции духа меча, его маленький хозяин, в теле которого он жил, словно паразит, должен был немного подрасти. Теперь точка его обзора поднялась на несколько сантиметров.

Дух Сюань Цзи вновь угодил в тело юноши, но не успел он толком осмотреться, как почувствовал, что его ударили линейкой1 по спине. Удар был не настолько сильным, чтобы причинить боль, но мальчик все равно потерял равновесие. Он оказался застигнут врасплох. Все случилось так внезапно, что юный Шэн Линъюань пошатнулся и едва не упал.

1 戒尺 (jièchǐ) — уст. линейка для наказания учеников.

Испугавшись, Сюань Цзи подался вперед и выпалил:

— Твою ма...  

— Встань ровно, — неподалеку от него раздался холодный женский голос. Юный Шэн Линъюань встрепенулся и рефлекторно выпрямился.

Позади послышался шорох одежды. От удара у мальчика онемела шея, но его взгляд инстинктивно последовал за звуком. Краем глаза мальчик попытался подсмотреть, что происходило у него за спиной.

Но прежде, чем он успел хоть что-нибудь разглядеть, на него снова обрушилась линейка.

— Ты — государь, а значит, тебе следует вести себя как подобает и не смотреть куда не следует​​​​​​​2, — вновь ответил голос. — Если хочешь меня увидеть, просто повернись. Нечего закатывать глаза. Что это за вид?

​​​​​​​2 目不斜视 (mùbùxiéshì) — и глазом косо не взглянуть (обр. в знач.: держаться корректно; не отвлекаться, не смотреть, куда не следует).

Владелец голоса медленно подошел к Шэн Линъюаню, и Сюань Цзи наконец-то смог его рассмотреть.

Это была худая высокая женщина. Может быть, не настолько высокая, но его угол обзора был ограничен ростом маленького ребенка. Эта женщина давила на него одним своим видом. Она напоминала гору… пустынную гору.

Но определение «пустынная гора» вовсе не означало, что женщина была стара. У нее была превосходная осанка, чистые, ухоженные волосы и светлая кожа. Даже будь на ней одни только нижние одежды​​​​​​​3, она бы все равно лучилась благородством. Она вовсе не казалась старомодной. Но, неизвестно почему, в ней словно не было ни капли жизни. Она напоминала прекрасно сохранившуюся мумию. 

​​​​​​​3 素衣 (sùyī) — нижнее белое платье, надевавшееся под церемониальную одежду.

Стоило только поднять голову, и перед глазами представало ее суровое вытянутое лицо, скрытое за слоем плотного макияжа. Кончики ее аккуратных бровей стремились к вискам, а один лишь взгляд ее глаз мог заставить любого почувствовать себя неловко. Куда бы она ни посмотрела, она повсюду видела лишь мусор.

Сюань Цзи еще не до конца оправился после трагического бегства, и весь его негатив тут же вырвался наружу. Он подумал: «Твою мать, а она-то здесь откуда взялась? Где этот великий наставник?»

Маленький дух меча, казалось, полностью разделял его мнение. Он тоже проклинал эту женщину: «Старая ведьма!»

Но это был тот редкий случай, когда Шэн Линъюань проигнорировал его. Мальчик почтительно склонил голову и произнес:

— Да, матушка​​​​​​​4.

​​​​​​​4 母后 (mǔhòu) — мать монарха (особенно при обращении принца или принцессы к матери).

Сюань Цзи ошеломленно замолчал.

Подождите-ка, это... это что, легендарная императрица Чэнь? Та, кого император У посадил под домашний арест?

Не удержавшись, он снова посмотрел на женщину. Ее лицо выглядело так, будто его обладательница никогда в жизни не улыбалась. Оно попросту застыло, будто куча одинаковых посмертных фотографий.  Казалось, что у матери и сына не было ничего общего. Черты лица, чувства и характеры. Будто они никогда и не были кровными родственниками. На первый взгляд они были совершенно не похожи друг на друга.

Если она его мать, то насколько же сильными были гены императора Пина?

Не выпуская из рук линейку, императрица Чэнь остановилась прямо перед Шэн Линъюанем: 

— Наследный принц, ты осознаешь свою ошибку?

— Сын... — но стоило только мальчику открыть рот, как линейка тут же опустилась на его плечо, едва не задев красивое лицо. Кожа под одеждой моментально покраснела. 

— Что у тебя с плечом?! Ты уже забыл, кто ты?! Допустимо ли тебе так себя вести? 

Шэн Линъюань поспешно опустил сведенные плечи. Но Сюань Цзи почувствовал, что каждая мышца его тела напряглась еще сильнее. Мальчик находился в состоянии сильного стресса. Он дрожал, словно котенок, готовый быть избитым в любой момент.

Однако даже несмотря на дрожь он заставил свой голос звучать ровно:

— Ваш сын не знал, что старший брат болен и опрометчиво нарушил его покой...

«Чепуха, — громко возразил дух меча, — князь Нин сам сказал, что чувствует себя подавленным сидя взаперти в своей комнате, поэтому мы взяли любо​​​​​​​5 и отправились навестить больного!»

​​​​​​​5 六博 (lùbó, liùbó) — шестёрка (назв. древней игры в шашки с выбросом счётной бирки).

Однако, лишь зритель Сюань Цзи и сам Шэн Линъюань могли слышать крики духа меча. Юный Шэн Линъюань вновь проигнорировал его и продолжил без всякого выражения: 

— Ваш сын пропустил урок, потому что слишком заигрался. Он признает свою ошибку и просит матушку как следует наказать его.

Дух меча еще больше разозлился.

 «Но князь Нин сам попросил об этом! Почему это ты должен признавать свои ошибки? Вонючий Линъюань, как же ты меня бесишь!» — кричал он.

— На колени, — властно произнесла императрица. 

«Не вздумай!» — не унимался дух меча.

Но Шэн Линъюань не произнес ни слова. Он подобрал полы своих одежд и опустился прямо на холодный пол.

Пристально глядя на мальчика, императрица Чэнь медленно спросила: 

— Чья была идея поиграть в любо?

«Князя Нина!» — во весь голос закричал дух меча. Будто бы он мог прорваться сквозь тело юного Шэн Линъюаня и заставить всех себя послушать. 

— Вашего сына, — спокойно ответил Шэн Линъюань.

«Это князь Нин! Это князь Нин! — видя, что Шэн Линъюань не обращает на него никакого внимания, дух меча вновь заголосил. — Это был князь Нин!»

Примерно понимая, что здесь происходит, Сюань Цзи чувствовал себя крайне странно. В отличие от старого дьявола, этот ребенок был таким покорным... Как его юная версия могла быть такой?

Выслушав мальчика, императрица Чэнь лишь многозначительно охнула.

— Разве не дух меча подговорил тебя?

Юный Шэн Линъюань потрясенно вздрогнул. Он тут же поднял на женщину глаза.

Прячась внутри его сознания, Сюань Цзи встретился с хмурым взглядом императрицы. Он не знал, чувствовал ли это сам Шэн Линъюань, но, даже будучи взрослым, Сюань Цзи подумал о том, что глаза императрицы были какими-то странными.

Она не была похожа на строгую матушку, досадовавшую на то, что железо не становится сталью​​​​​​​6. И она не была похожа на мать, смотревшую на своего симпатичного, но бесполезного ребенка…  Нет, не так. Глядя на него, она больше напоминала мачеху. 

​​​​​​​6 恨铁不成钢 (hèn tiě bù chéng gāng) — букв. досадовать, что железо не становится сталью (ждать от человека слишком многого).

Ее взгляд был полон ненависти и невыразимой злобы. Она смотрела на Шэн Линъюаня, как змея, поймавшая свою добычу. И особенно это стало заметно, когда она упомянула дух меча.

— Матушка…

— Твой дух меча всего лишь заготовка, кроме того, он демон, а демонов трудно приручить, — прошипела «змея». — Я много раз говорила Дань Ли, что этот проклятый меч необходимо запечатать. Когда ты сможешь поднять этот клинок и освободить его? Не затягивай с этим. 

— Матушка, — тихо отозвался Шэн Линъюань. Мальчик с силой сжал спрятанные в длинных рукавах кулаки и постарался сделать вид, будто ничего не произошло. — Ваш сын подумал о том, что глупому духу меча будет скучно играть в любо одному, поэтому он отправился на поиски старшего брата, вместо того, чтобы заниматься делами. Ваш сын готов понести...

Вдруг, его волос мягко коснулась холодная рука. Шэн Линъюань напрягся.

Пальцы медленно пробежались по его голове и опустились на лоб. Внезапно, острые ногти женщины посинели и безжалостно вонзились в нежную кожу, будто пытаясь добраться до прятавшегося в море знаний духа меча.

Избалованный Шэн Линъюанем дух меча тут же пришел в ярость и закричал: «Печать! Ты позволил ей запечатать меня, юный господин! Вот же старая ведьма!»

Испугавшись, юный Шэн Линъюань инстинктивно схватил императрицу Чэнь за руку, но на его пальцы моментально обрушилась линейка.

— Матушка!

Императрица Чэнь опустила линейку и, приподняв ею лицо сына за подбородок, посмотрела на мальчика сверху вниз.

Вдруг, словно из ниоткуда появилось несколько охранников в черном. Ни слова не говоря, они тут же схватили Шэн Линъюаня. В море знаний мальчика появился странный талисман. У Сюань Цзи потемнело в глазах. Внезапно ему показалось, будто он обрел сущность. Но эта сущность была грубо скомкана и засунута в маленькую запечатанную коробочку. Она немедленно лишилась всех чувств и способности двигаться.

Сюань Цзи занервничал. Это напоминало пытку «сенсорной депривацией»​​​​​​​7, получившей широкое распространение во времена Второй мировой войны. Но ведь в реальной жизни эта процедура не была такой основательной.

​​​​​​​7 Сенсорная депривация — это частичное или полное лишение органов чувств внешнего воздействия. Человек полностью изолирован от каких-либо внешних раздражителей: звуков, запахов, визуальных образов или тактильных ощущений. Это можно сделать при помощи камеры сенсорной депривации. КСД представляет собой бак, внутрь которого не проникают звуки, свет и запахи. Бак заполняется раствором высокой плотности (чаще всего раствором английской соли), температура которого соответствует температуре человеческого тела. Внутри такого бака человек чувствует себя словно в невесомости.

Это было самое настоящее запечатывание божественного сознания. Однако дух меча был всего лишь ребенком с неокрепшей психикой.

Сначала маленький дух страшно ругался, но надолго его не хватило. Он замер и его охватила безмолвная паника. Сюань Цзи хорошо слышал, как он плакал и просил о помощи, а потом принялся бормотать всякие глупости. Воспоминание начало расплываться. Темнота наполнилась образами, тут и там возникали странные видения, и вскоре все вокруг заполонили непонятные звуки. Даже Сюань Цзи, чужак, начал терять чувство времени. Несколько мгновений спустя он уже не мог точно сказать, было ли все происходящее иллюзией или чем-то еще. 

К тому моменту, как дух меча вернул себе способность мыслить и позволил Сюань Цзи «прочитать» его воспоминания, прошло полгода. Вновь глядя на мир через призму Шэн Линъюаня, Сюань Цзи решил, что Его маленькое Высочество вырос более, чем на цунь.

Собрав всю необходимую информацию, юноша узнал, что дух меча провел взаперти всего три дня и был освобожден Дань Ли. Дань Ли напоминал спустившееся в мир божество. Он не знал ни радости, ни печали. Его видели в гневе лишь раз, когда он, вместе с группой заклинателей ворвался во дворец с мечом в руке и заставил бывшего императора отречься от престола.

Люди и лошади​​​​​​​8 разделились на два лагеря. Около двух часов Дань Ли тайно беседовал с императрицей Чэнь. Никто не знал, о чем они договорились, но в тот день Дань Ли незаметно увел маленького принца. Их с императрицей пути разошлись, отныне, каждый должен был действовать сам по себе. Каждый сосредоточился на том, чтобы отыскать верных помощников из числа людей.

​​​​​​​8 人马 (rénmǎ) — люди и кони (обр. о войске, армии).

Проведя в заточении три дня, дух меча замолк на целых полгода. Казалось, он и вовсе умер. Все эти полгода Шэн Линъюань ни разу не сомкнул глаз. Каждую ночь он изо всех сил старался усмирить свое божественное сознание. Но его осторожные попытки в самосовершенствование больше не вызывали у духа меча никакой реакции.

Когда дух меча, наконец, проснулся и ласково назвал его «Линъюань», Шэн Линъюань так растерялся, что даже не успел ему ответить. Услышав слабый голос, юный принц на мгновение остолбенел. Но когда до его ушей снова донеслось «Линъюань», мальчик свалился лошади. Он так туго натянул поводья, что те едва не порвались. 

Этот урок научил Шэн Линъюаня скрывать свои эмоции, ни одно из семи чувств не должно было отражаться на его лице. С этого момента он больше никому не показывал своего отношения. Никому, кроме духа меча, связанного с его разумом. И так продолжалось до тех пор, пока он не пришел к власти. 

В те годы он был уже больше похож на знакомого Сюань Цзи старого дьявола.

Сюань Цзи проследовал за ним по воспоминаниям от начала и до конца. Его грудь, казалось, была набита ватой, он не мог дышать. Юноше некуда было выплеснуть свой гнев, и он не знал, на кого ему следовало сердиться. Перебирая все эти смутные видения, Сюань Цзи никак не мог понять, куда он должен был смотреть.

Он так хотел увидеть молодого императора, о котором никогда не расскажут исторические книги, но ему было слишком жаль маленького владыку людей.

Если бы сейчас Шэн Линъюань появился перед ним, Сюань Цзи согласился бы забыть все их прошлые разногласия и, совершенно наплевав на осторожность, бросился бы за ним. 

Он так разволновался, что схватился за волосы, как вдруг в его голове возникла мысль: что случилось с императрицей Чэнь?

Шэн Линъюань не был похож на ее сына. Он больше напоминал врага, убившего всю ее семью. 

Но если она так сильно ненавидела его, почему сговорилась с Дань Ли, чтобы посадить его на трон?

Какой неизведанный вирус вызвал у нее такое помутнение рассудка? 

Как только Сюань Цзи подумал об этом у него подкосились ноги. Вдруг, картина перед его глазами изменилась, и юноша увидел совершенно другое воспоминание. 

Кожи коснулся прохладный ветерок, и он внезапно осознал, что этот простой в своем великолепии комплекс зданий перед ним, не что иное, как дворец Дулин.

Затем он увидел взрослого Шэн Линъюаня с целым отрядом вооруженных и облаченных в доспехи охранников впереди. Увидев такого Линъюаня, Сюань Цзи не сразу понял, что дух меча теперь находился за его спиной. Казалось, молодой император невольно тащил его за собой.

Дворец Дулин был построен уже после победы над королем демонов и объединения человеческой расы. В те времена меч демона небес был сломан, но дух меча почему-то не погиб. Казалось, его невидимый «призрак» всегда следовал за императором. Он чем-то напоминал Чжичуня… Но, тем не менее, у Чжичуня было несколько клинков, а значит и несколько тел. Но могло ли получиться так, что у духа меча демона небес, «появившегося на свет» таким необычным способом, тоже было несколько тел?

За всеми этими размышлениями Сюань Цзи не сразу заметил, как Шэн Линъюань затащил его следом за собой во дворец.

Рукава одежд Его Величества развевались на ветру, его гнев готов был вот-вот выплеснуться наружу. Пока он шел, никто не осмеливался поднять на него глаза и взглянуть на императорский лик. Даже его тень, казалось, не поспевала за ним.

Сюань Цзи лишь мелком рассмотрел висевшую у входа во дворец табличку. На ней были начертаны три крупных иероглифа: «Дворец Чанмин».

Чанмин… Что это за место?

Пока он тщетно пытался найти ответ среди всех своих бесполезных знаний, к ногам Шэн Линъюаня бросилась старая служанка. Женщина протянула к императору руки, будто пытаясь остановить его: 

— Ваше Величество, прошу вас, не входите туда. Вдовствующая императрица переодевается. Будет неудобно...

— Уйди, — не поднимая головы, Шэн Линъюань взмахнул рукой, и старушка тут же отлетела от него на несколько шагов, врезавшись в одну из колонн главного зала. 

Под ногами Его Величества заклубился черный туман, и плитка на полу дворца моментально треснула. Не оборачиваясь, он подал короткий жест охранникам.

— Обыскать здесь все.

Упавшая служанка тут же закричала: 

— Это покои вдовствующей императрицы! Как вы смеете творить беззаконие! Ваше Величество, вы хотите убить свою семью? 

Точно!

Теперь Сюань Цзи вспомнил, что «дворец Чанмин» и был тем самым местом, где лишенная власти вдовствующая императрица Чэнь провела последние годы своей жизни!

Сюань Цзи распахнул глаза. Только здесь он осознал: то, что он собирался сейчас увидеть, вероятно, могло быть правдой о том, почему «Император У истребил своих родственников». Тем, о чем историки спорили тысячи лет.

Сюань Цзи понятия не имел, что хотел найти Шэн Линъюань, но очевидным было то, что мать и сын готовы были разодрать друг другу лица. С императрицей Чэнь обращались как пленницей. По приказу Шэн Линъюаня его охранники, и глазом не моргнув, обыскали внутренние покои.

— Ваше Величество, в боковом зале ничего нет.

— Ваше Величество, внутренние покои пусты.

— В библиотеке тоже ничего. 

Лицо Шэн Линъюаня было подобно глубоким водам. Он быстро пробежался глазами по внутренним покоям, пока его взгляд не зацепился за на несколько плиток на полу. Император бросил всего два слова:

— Ледяной зал. 

Охранники были ошеломлены. Вдруг, голос старой служанки изменился: 

— Шэн Сяо, как ты смеешь!

Шэн Линъюань оглянулся на нее и мрачно улыбнулся.

— Как мы смеем?

— Что ты за животное?! — надрывно кричала старуха. — Неужели в тот день, когда ты появился на свет, в мир действительно сошел демон небес?! У тебя нет сердца! Шэн Сяо! Ледяной зал место для подношений... 

— Мы сказали обыскать, — Шэн Линъюань больше не желал тратить на нее свое время. Он поспешно зашагал в сторону Ледяного зала. — Здесь слишком шумно. Пусть она замолчит.

Сюань Цзи не понимал, что он имел в виду, пока не увидел, как один из охранников с кинжалом в руке вышел вперед, закрыл старухе рот и перерезал ей горло.

Сюань Цзи был поражен ловкостью убийцы. Мальчик, из-за которого он так сильно беспокоился, в мгновение ока превратился в самого настоящего дьявола. Легким движением руки он положил начало кровопролитию во дворце Чанмин. В Ледяном зале царил обжигающий холод, здесь было так тихо, что слышно было каждый шорох, и стражники поспешно образовали за спиной императора живую стену.

— Тот, кто встанет у меня на пути, умрет, — произнес Шэн Линъюань, и безмолвные покои вдовствующей императрицы превратились в поле боя​​​​​​​9.

​​​​​​​9 修罗场 (xiūluóchǎng) — миф. поле битвы асуров с Индрой (обр. в знач.: ужасная картина бойни).

Сюань Цзи содрогнулся, его мировоззрение разлетелось на куски.

Позже он рассмотрел убранство Ледяного зала, здесь было полым-полно траурных атрибутов. В центре зала стоял гроб, над которым возвышалась табличка с именем умершего: «Князь Нин, Шэн Вэй».

Сюань Цзи ошеломленно наблюдал за открывшейся ему картиной.

Что это? Императрица Чэнь поместила гроб своего старшего сына в ледяной погреб под своей спальней!

Его расколовшееся на куски мировоззрение еще не успело собраться воедино, как тут же разбилось вновь, выпав из его дрожащих рук. 

Был ли в этом огромном дворце Дулин хоть один нормальный человек?

Перед гробом, согнувшись в поясном поклоне, стояла хорошо одетая старуха. Услышав шаги, она медленно обернулась и спросила: 

— Шэн Сяо, что ты здесь делаешь?

Сюань Цзи не узнал ее, но ее продолговатое лицо показалось ему смутно знакомым. Услышав ее слова, Шэн Линъюань улыбнулся и произнес: 

— Матушка, просим вас, успокойтесь.

Так это и в самом деле была императрица Чэнь?!

За прошедшие годы императрица Чэнь, казалось, совсем высохла. Она напоминала куклу, способную говорить и двигаться, но в ней больше не было ничего общего с обычным человеком. Лишь злоба и ненависть все еще плескались в ее глазах.

Шэн Линъюань протянул ей руку.

— Мы слышали, что матушка привезла во дворец Чанмин ребенка? Но дети шумные, и ваш сын беспокоится о том, что он может нарушить ваш покой. Мы хотим забрать его, где он?

Вдовствующая императрица, казалось, слишком много времени провела в холодном погребе. Ее лицо застыло, и на нем появилась жесткая усмешка: 

— Этот ублюдок? Он мертв.

— Ваше Величество, — прошептал один из подбежавших стражников, — в Ледяном зале никого нет.

Но Шэн Линъюань даже не удостоил его взглядом.

— Так проверьте еще раз. Мы оставили на ребенке каплю своей крови, от нее не так-то легко избавиться. 

— Ваше Величество, вдовствующая императрица...

В этот самый момент Сюань Цзи внезапно уловил знакомую ауру. Не дожидаясь, пока юноша как следует прочувствует ее, Шэн Линъюань двинулся прямо к гробу.

— Шэн Сяо, что ты собираешься делать? Это бессмертное тело твоего старшего брата! Как ты смеешь так неуважительно относиться к мертвым?!

— Кто это тут неуважительно относится к мертвым? — не переставая улыбаться, отозвался Шэн Линъюань. — Что, если его дух в загробном мире узнает, кого ты пыталась задушить?

Стоило ему договорить, и стоявшие рядом с ним охранники тотчас схватили вдовствующую императрицу. Но Шэн Линъюань на этом не остановился, он протянул руку и «пригласил» труп князя Нина «выйти» из гроба. Прямо под подушкой находился небольшой механизм. Его Величество крутанул рычаг и дно гроба открылось посередине, демонстрируя скрытый под ним потайной проход. Из прохода тут же хлынула волна жара, смешанная с печальным плачем ребенка.

Шэн Линъюань резко отшатнулся назад, а затем сразу же ринулся внутрь. 

Черный туман окутал его тело, словно броня. Огонь жег его, но туман тут же залечивал раны. Пламя было почти белесым, и в самом сердце этой жаровни лежал младенец. 

Он был завернут в защитную ткань, но языки пламени почти слизали ее. Шэн Линъюань быстро подхватил его на руки, и стены потайной комнаты многократно усилили крик вдовствующей императрицы: 

— Ублюдок! Он такой же ублюдок, как и ты! Вы, оскверняющие кровь рода человеческого! Если вы не умрете, то огонь Чиюань никогда не погаснет!

Сюань Цзи почувствовал, что его голова вот-вот взорвется от количества новой информации. Она что, обругала собственного сына за «осквернение крови рода человеческого»?

Может, она надела на императора Пина зеленую шапку​​​​​​​10?

​​​​​​​10 绿帽子 (lǜmàozi) — зеленая шапка (обр. о рогах, якобы наставленных обманутому мужу).

Но кто этот ребенок, которого она так яро пыталась сжечь?

— Человеческий род, — Шэн Линъюань слабо улыбнулся, и пламя, пользуясь случаем, бросилось к нему, рассеивая черный туман.

Сюань Цзи так разволновался, что выпалил: 

— Осторожнее!

Шэн Линъюань тут же вскинул руку и накрыл ребенка рукавом. Огонь оставил ужасный ожог на тыльной стороне его ладони, но император даже не взглянул на рану. Крышка гроба внезапно распахнулась, и вместе с Его Величеством из потайного хода вылетели искры, опаляя лежавшее внутри тело.

Из горла вдовствующей императрицы вырвался хриплый вопль. Она хотела было броситься к мертвецу, но ее крепко держали охранники.

Шэн Линъюань поспешно погасил занявшуюся одежду и бросил взгляд на сожженный труп. 

— Осмелюсь спросить императрицу-мать, где же благородство рода человеческого? 

Сюань Цзи был потрясен, юноша машинально оглянулся на охранников, сопровождавших Шэн Линъюаня. Он не знал, сколько их было, но, даже услышав такие дерзкие речи, никто из них не сдвинулся с места. 

Подождите… тут определенно что-то не так.

Сюань Цзи не удержался и снова посмотрел на стражу. Только теперь он заметил, что большинство из них, в той или иной степени, не принадлежали к человеческому роду. 

— Когда огонь догорит, соберите прах князя Нина и предайте его земле. Нельзя проявлять к нему неуважение, — крик ребенка эхом отозвался от стен странного траурного зала. Шэн Линъюань тут же опустил голову, проверяя, все ли в порядке. Увидев, что малыш не пострадал, император удобнее подхватил его на руки и позволил ребенку душераздирающе вопить. 

— Он жил без достоинства и свободы, нельзя допускать, чтобы и в смерти он не смог обрести покой, — обратился он к охранникам.

— Это мой сын! Он мой! — закричала вдовствующая императрица. 

— Ты родила его, — Шэн Линъюань бросил на вдовствующую императрицу снисходительный взгляд, — но он тебе не принадлежит.

— Шэн Сяо! Ты…

В Ледяном зале круглый год было темно. Из горящего гроба валил дым, окутывая фигуру императора, делая его лицо бледным, как у мертвеца. Его улыбка лучилась чудовищной жестокостью: 

— Матушка, действительно ли князь Нин... был всего лишь вашим сыном?

Вдовствующая императрица пристально посмотрела на него.

— Что ты имеешь в виду?

— Ничего такого. Когда он был жив, вам приходилось вызывать его к себе по нескольку раз на дню. Вы были в ярости, если вам не удавалось увидеться. А теперь, когда он ушел, вы поручили кому-то выкрасть гроб и поставить его здесь, в этом холодном погребе под вашими покоями. Неужели вы боитесь похоронить его вместе с моей невесткой?

— Твоя императорская невестка жива и здорова... вот только... ее сбили с толку остатки этих шаманов...

— Императорская невестка? Вы говорите о той, что осталась в резиденции князя Нина? Ох, я совсем забыл о ней. Матушка, не вините меня, это так странно, но я действительно не могу ее вспомнить. Порой, когда я вижу ее, мне кажется, что она просто марионетка, которую вы создали по своему образу и подобию. — Шэн Линъюань посмотрел ей в глаза также, как когда-то эта жестокая женщина смотрела на беспомощного мальчика. Теперь они поменялись ролями.

Он говорил тихо, слово за словом:

 — Я также слышал, что мой брат и бывший император были как две капли воды похожи друг на друга. Вы спрятали его гроб здесь, значит ли это, что, не сумев родить, вы были обречены разделить с ним одну могилу?

Вдовствующая императрица долго размышляла над его словами. Наконец, униженная, она подняла голову и недоверчиво посмотрела на Шэн Линъюаня.

— Что ты такое говоришь? Ты хуже свиньи и собаки, дрянь, ты…

Шэн Линъюань скривил губы, а затем рассмеялся низким нервным смехом.

Он смеялся и никак не мог остановиться, будто перед ним развернулась самая настоящая комедия​​​​​​​11, и это зрелище определенно стоило своих денег. 

​​​​​​​11 人间喜剧 (rénjiān xǐjù) — здесь в значении «комедия жизни», аналогично с «жизненной трагедией». 

Его хохот заставил Сюань Цзи содрогнуться.

— Конечно, мы, люди, благородны, — сказала вдовствующая императрица. Она не могла встать, но даже в такой унизительной позе на ее лице все еще читалось высокомерие. — Мы единственная раса в этом мире, способная выжить, не имея за душой ничего. Все эти демоны полагаются на свою кровь, на врожденную силу, природные ресурсы и древние сокровища, способные помочь им в самосовершенствовании, а трусы шаманы прячутся под защитой гор и рек. Лишь только люди за всю свою жизнь не могут открыть всему сущему семь своих отверстий. Но у нас есть мастера, веками изучающие законы небес. Только у нас есть амулеты, что помогают нам поддерживать естественный ход вещей. Даже сельские жители, что осваивают пустоши и возделывают землю, живут на то, что создали своими собственными руками! Но теперь, когда эта странная сила иссякла, те, кто все это время жил, полагаясь лишь на нее, должны быть уничтожены. Люди избраны богами. Не мы так желали темной энергии Чиюань, и не наш род развязал войну в Цзючжоу!

Будучи в прошлом весьма неплохим политиком, императрица Чэнь, пусть и казалась сумасшедшей, но даже на закате своих лет не утратила таланта произносить вдохновенные речи. Услышав первую половину ее слов, Сюань Цзи так воодушевился, что даже кивнул. Но уже к концу фразы юноша решил, что она несет чушь. Войну в Цзючжоу развязал император Пин. Всем известно, что человечество само это признает. Иначе как он удостоился столь никчемного посмертного имени?

Пускай оно и не такое громкое, как «Ю» и «Ли», но учитывая, что трон унаследовал его сын, а «сын скрывает поступок отца», двусмысленное «Пин» в его посмертном имени стало равняться «Ты знаешь»​​​​​​​12.

​​​​​​​12 幽 (yōu) — темный, сумрачный и в то же время непостижимый; 厉 (lì) — жесткий, злой и в то же время величественный. Имя императора 平帝 (píngdì) — Пин-ди (император Пин), где 平 (píng) может иметь значения: равный, такой же, ничья или справедливый, беспристрастный, мирный и т.д. 

— Твоя подлая мать, оставив обязанности принцессы демонов, прокралась во дворец и разгромила императорский двор. Она обманула государя и стала причиной противоречий между двумя кланами. Именно поэтому клану демонов удалось пересечь Чиюань! — от голоса императрицы Чэнь лед на стенах зала почти треснул. — Отпустите меня! Ублюдки! Почему вы охраняете его? Он ведь тоже ублюдок!

Шэн Линъюань махнул одному из охранников, после чего сунул ребенка ему в руки и сказал: 

— Не заставляй его плакать. Это еще не конец.

Подойдя к императрице Чэнь, он подал жест державшим ее стражникам, приказывая тем отступить, и медленно опустился на одно колено, помогая упавшей на землю женщине подняться: 

— Разве ты не моя родная мать?

— Вы отлично подходите друг другу! — императрица Чэнь плюнула ему в лицо, но Шэн Линъюань отвернулся.

Императрица свирепо уставилась на него, будто желая разорвать его взглядом. 

— Ты — злое семя, которое демоница вложила в мое чрево при помощи колдовства! Когда ты родился, я увидела, что ты как две капли воды похож на нее!

Сюань Цзи ошеломленно молчал.

В этом мире что, были и такого рода манипуляции?!



Комментарии: 3

  • Вот это поворот....
    Спасибо за перевод!

    Ответ от Shandian

    Спасибо, что читаете!

  • Большое спасибо за перевод!

    Ответ от Shandian

    Спасибо, что читаете!

  • Ничего себе манипуляции...
    Благодарю за прекрасный перевод!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *