Каннибал.

По черному экрану телевизора пробежала «искра», и изображение вернулось. Это была реклама летнего лагеря. На детской площадке резвилась группа детей. Сцена была спокойной и радостной, но сигнал оставлял желать лучшего. Видео сильно рябило. Детский смех то и дело обрывался и звучал донельзя странно.  

Ха-ха-ха… Ха-ха-ха…

На экране появилась маленькая девочка. Она выглядела слишком счастливой, и в какой-то момент ее настроение вышло из-под контроля. Изображение снова остановилось, и выражение ее лица приняло свирепый вид. Трудно было сказать, плакала она или смеялась. Девочка слишком широко открыла рот, демонстрируя отсутствие передних зубов. 

Ноги Ло Цуйцуя подкосились, он отшатнулся назад и едва не опрокинул железную урну. Металлический лязг разнесся по длинному извилистому коридору и эхом отразился от стен.

Сяо Ли среагировал на звук, нахмурился и обратился к длинноволосому мужчине:

— Что с тобой такое? Ты тоже из «особенных»? Ты можешь создавать иллюзии и таким образом дурачить других людей?

Услышав его голос, мужчина вздрогнул и повернул голову. Сюань Цзи потянулся, схватил Сяо Ли за грудки и с силой оттолкнул новоявленного храбреца себе за спину. Но человек, находившийся в комнате, неожиданно1 исчез. Сюань Цзи тут же выставил перед собой руку, и между его пальцев блеснул серебристый свет. 

1 电光石火 (diàn guāng shí huǒ) молния блеснула, камень вспыхнул (обр. в знач.: моментально, молниеносно).

 «Динь!»

Таинственный мужчина переместился к двери семейной комнаты, появившись прямо перед Сюань Цзи. Бледная, как нефрит, рука, нацелилась на горло юноши. В ладони Сюань Цзи мелькнула монета, и он крепче перехватил ее, силясь заблокировать атаку. 

Но едва монета коснулась пальцев незнакомца, Сюань Цзи показалось, будто она ударилась о камень. Юноша вдруг ясно увидел лицо человека напротив.

Брови мужчины были приподняты, а уголки глаз слегка опущены. Весь его вид источал холодность и отчужденность, но его похожий на омут взгляд напоминал взгляд влюбленного юноши. 

На мгновение возникшее чувство показалось Сюань Цзи знакомым. До его слуха донесся тихий хруст. Камень в кольце на правой руке треснул!

Это кольцо не боялось огня, не растворялось в кислоте, было пуленепробиваемым и могло отразить удар ножа! Оно было с ним, сколько он себя помнил. Сюань Цзи всегда думал, что, даже когда умрет, это кольцо останется с его прахом.

А теперь оно сломалось от одного касания!

Первоначально яркий камень потерял всю свою жизненную силу. Из-за трещины казалось, будто он заржавел. Ощущение прохлады быстро распространилось по коже. Кровь во всем теле словно замерзала. Повинуясь инстинкту самосохранения Сюань Цзи, монета, зажатая в его пальцах, взорвалась. Тонкий слой металла покрыл его руку, и из ладони вырвался сноп маленьких огоньков. Огоньки тут же перекинулись на человека напротив. Длинноволосый мужчина проворно отшатнулся. Но маленькие, размером с горошину, искры, вдруг увеличились в размерах, превращаясь в огненного дракона.

Длинноволосый мужчина тихо ахнул, и половина его руки оказалась объята пламенем. Он неторопливо хрустнул костяшками, схватил «огненного дракона» и затащил его в комнату. Пламя, пойманное незнакомцем, съежилось до семи цуней и оказалось в западне. Он даже пальцы пеплом не запачкал, только кожа на ладони отражала легкое теплое свечение. Но манжет его черной ветровки начал тлеть, и ткань быстро превратилась в груду увядших веток, беспорядочно обвитых вокруг тонкого запястья.

Отступив, незнакомец склонил голову, встряхнул рукой, и одежда, уже успевшая обнажить предплечья, вернулась в свой первоначальный вид. 

Он полностью скопировал ее с человека, находившегося в соседней комнате. Даже дыра на куртке осталась на том же месте. Только очень искусный мастер мог до мелочей повторить все детали, вплоть до расцветки ткани. С первого взгляда казалось, что его одежда ничем не отличалась от той, что была на туристах, спасенных вместе с ним из леса. Все стежки были настолько аккуратными, что даже короткие нитки не вылезали из швов.

Незнакомец вежливо кивнул Сюань Цзи и произнес с очень странным акцентом:

— Какое бесстыдство, одеяние не прикрывает тело.    

Это был не мандарин2. И это не было похоже ни на один местный диалект. Сюань Цзи слегка удивился, и длинноволосый человек решил, что юноша его не понимает. Он снова посмотрел на висевший на стене телевизор, и переключился на современный язык.

— Моя одежда.

2 Здесь: мандаринское наречие китайского языка.

Следующее словно не входило в список часто употребляемых. Возможно, ни спасенные туристы, ни телевизор, не говорили ничего подобного. Поэтому незнакомец сделал паузу, прежде чем произнес:

— Дерево… Ах…

— Это трюк3.

3 障眼法 (zhàngyǎnfǎ) трюк для отвода глаз; очковтирательство.

Мужчина кивнул и дружелюбно улыбнулся. С хозяйской учтивостью он обратился к Сюань Цзи и сделал жест «пожалуйста»:

— Быстро ты понял, садись.

Не отрывая взгляда от незнакомца, Сюань Цзи завел руки за спину. Он подал Сяо Ли и Ло Цуйцую знак, чтобы те не входили, и тут же закрыл дверь семейной комнаты.

Этот человек объяснялся на древнем языке. За всю свою жизнь Сюань Цзи повидал немало старинных вещей. Некоторые из них обладали душой и даже могли говорить. Он часто слышал их речи и постепенно научился их понимать. 

Согласно его непрофессиональному умозаключению, слова, которые выпалил незнакомец, относились к разряду «мудрых изречений» времен войны Цзючжоу4, случившейся более трех тысяч лет назад.

4 Цзючжоу – девять провинций, относившихся к территориальным подразделениям или островам Древнего Китая. Состоит из Ту, Цзя, Чжан, Чжу, Оу, Цзин, Ян, Сюй, и Цо.

Впрочем, это было совершенно необязательно. Развитие речи — процесс неравномерный. Только за последние тридцать-пятьдесят лет современный мандарин изменился до неузнаваемости, но бывали времена, когда он оставался неизменным в течение нескольких династий. Кроме того, в ходу у древних людей были и региональные акценты, и они не обязательно все говорили на «официальном языке».

Единственное, что он мог сказать наверняка, так это то, что никто в современном обществе так не говорил.

Это существо, давайте назовем его «человеком», из какой глубокой норы и древнего леса он выбрался?

Вдруг, «Альманах тысячи демонов», казавшийся юноше безвременно почившим, наконец-то пришел в себя и перестал зависать. Страницы мягко перелистнулись, и в поле его зрения появилась строка, написанная мелким неровным почерком. Рядом с длинноволосым мужчиной возникло примечание: «пустая кукла».

Сюань Цзи был ошеломлен. Краткая сводка исчезла, и «Альманах» поспешил дать ему более подробное описание. «Пустая кукла — это один из видов заклинания замещения. Мастер вырезает заклинание на поделке и может отослать ее от себя на несколько ли. Кукла обретает способность двигаться и говорить как обычный человек. Шесть чувств соединяют ее с создателем. Куклу можно сделать из дерева или глины. Чтобы увидеть ее настоящее тело, заклинание нужно разрушить».

Вдруг Сюань Цзи понял, что стоявший перед ним человек – лишь искусная подделка. Иначе откуда бы у него были такие потрясающие волосы. 

Следуя за направлением взгляда Сюань Цзи, его заботливый «Альманах» внезапно вынес новое заключение: «Эта кукла вырезана из тысячелетнего нефрита».

Сюань Цзи шокированно замолчал.

Таинственный незнакомец был вырезан из тысячелетнего нефрита… Какой же изящной тогда была модель!  

Но что скрывалось за стенами этого сыхэюаня?5.

​​​​​​​5 四合院 (sìhéyuàn) сыхэюань (тип традиционной китайской застройки, внутренний двор, окружённый зданиями).

У «сыхэюаня» были очень красивые черты лица, но юноша не мог сказать, какая магия таилась внутри него. Некоторое время спустя, Сюань Цзи почувствовал, как что-то сдавило его грудь, юноше стало тяжело дышать. Он сосредоточился, перевел взгляд на плечи и шею собеседника и сказал:

— Здравствуйте, по долгу службы я должен допросить вас. Откуда вы пришли? Какова ваша цель? Столь ценный гонец добрался до Чиюань, так позвольте узнать, чем мы можем вам помочь?

«Сыхэюань» моргнул и молча уставился на Сюань Цзи с видом: «Эта кошка хорошо мяукает».

О, эти слова оказались слишком запутанными для человека, не понимающего путунхуа6.

​​​​​​​6 普通话 (pǔtōnghuà) путунхуа (официальная норма китайского языка в КНР; общенациональный китайский язык).

У Сюань Цзи не осталось другого выбора. Юноша тут же сменил тактику и повторил все сказанное в более грубой форме: 

— Я спросил, откуда ты и что тебе надо. Просто попытайся объяснить своими словами, я, вероятно, смогу понять. 

«Сыхэюань» расслабленно прислонился к стене, поднял руку, осторожно понюхал свои пальцы, которыми едва не схватил Сюань Цзи, и медленно спросил: 

— Маленький демон, ты же чистокровный. Что ты делаешь среди людей?

Когда он заговорил, несколько прядей упали ему на плечи. Его голос звучал ласково, а взгляд казался слегка надменным. Возможно, все дело в сложности восприятия путунхуа на слух. Сюань Цзи краем глаза видел, что выражение лица этого человека было необычайно сосредоточенным. Похоже, он действительно пытался понять, что ему говорят.  

— Что это значит? — Сюань Цзи насторожился и подумал: «Оказывается эта «кукла» настолько испорчена, что готова заманивать своих жертв лично?»

— Извини, я еще раз спрошу тебя, — произнес юноша. — Шэн Линъюань — настоящее имя или псевдоним?

— Не помню. 

— Где твое настоящее тело?

«Сыхэюань» не сознавался. Сюань Цзи не знал, было ли это потому, что его собеседник не понял вопрос или потому, что просто не захотел отвечать. Мужчина слегка наклонил голову и улыбнулся, но так ничего и не сказал.

— Откуда ты появился?

— Из-под земли.

— Из-под земли?

Сюань Цзи задумался, стоило ли воспринимать сказанное буквально, или то было указанием на конкретное место, поэтому он снова спросил:

— Что значит «из-под земли»?

— Я очнулся в небольшом гробу под землей, — терпеливо объяснил человек, называвший себя Шэн Линъюанем. — Гроб давно сгнил, вероятно, раньше я жил в бедной семье.

Вылез из гроба…

Вновь окинув взглядом незнакомца, Сюань Цзи почувствовал, как его сердце сбилось с ритма. 

Они оба говорили на разных языках, и каждый из них мог только догадываться о прямых значениях слов друг друга. Общаться было затруднительно. Этот человек, похоже, умер от старости много лет назад. Тогда сейчас он, вероятно, был зомби. 

— Когда ты «проснулся», в гробу было твое настоящее тело или этот сыхэ… эта кукла?

Шэн Линъюань не понял, о чем идет речь и намеренно уклонился от ответа.
    
— Я был разбужен насильно. Снаружи было очень шумно.

— Кем же? Зачем тебя разбудили?

— Этот человек казался безумным, и я никогда не слышал таких слов. Тогда я еще не обрел способность мыслить трезво... Я не совсем понимал. — Шэн Линъюань задумчиво посмотрел на Сюань Цзи. — Когда я выбрался из гроба, то случайно встретил этих людей. Мой наряд выглядел неподобающе, и я решил, что показываться им в таком виде было бы неуместно. Я тайно следовал за ними, пока они не столкнулись с древесным демоном. Когда я увидел, что людям негде спать, мне пришлось скопировать их одежду, чтобы затем увести их в пещеру.

Сюань Цзи смутно чувствовал, что с этим человеком что-то не так. Он слегка прищурился и подбросил в воздух монету, которую вертел между пальцев.  

— Ты понимал, что говорили эти люди?

— Не совсем, но некоторые слова были мне знакомы. Эти люди не слишком заботились о защите. Я внимательно слушал их речи, что-то додумывал сам. Я боялся, что непременно оступлюсь7. Я выучил их интонации и время от времени повторял за ними. К счастью, тогда они были не в себе, и мои намерения не были раскрыты8. Кстати, это устройство, — Шэн Линъюань указал пальцем на телевизор. — Слова, что говорят люди внутри, довольно понятны, и все предложения написаны символами. Это сделано для того, чтобы дети учились читать?

言多必失 (yánduōbìshī) будешь много говорить — обязательно ошибешься (обр. в знач.: молчание — золото).

8 露出马 (lòuchū mǎjiǎo) букв. высунуть лошадиные копыта; обр. выдать себя; показать лисий хвост.

— Ты умеешь читать упрощенные иероглифы?

— О, упрощенные иероглифы, — Шэн Линъюань выучил новый термин весьма необычным способом. Он в точности скопировал произношение Сюань Цзи. Его способность к обучению была удивительной. Он вновь взглянул на экран. — Некоторые из них лишены штрихов, но угадать пятьдесят процентов совсем не трудно.

Причина, по которой этот человек дошел так далеко, вероятно, заключалась в том, что он изначально был куклой, вырезанной из нефрита. Его образ был приятен на вид, и не мог не оставить в сердце приятное чувство.

— Едва проснувшись, ты открыл глаза, услышал слова проклятия, из которых ничего не понял, потом пошел и переоделся в листья, чтобы спасти людей, и, конечно же, сделал все это из абсолютно альтруистических соображений? Я, мать твою, искренне в это верю, — сказал Сюань Цзи.

Он вдруг понял, что еще необычного было в этом «Шэн Линъюане». Тон его голоса.

Помимо того, что мужчина, намеренно или нет, избегал некоторых вопросов, он также отвечал на все подробно и терпеливо. Однако все его ответы были очень расплывчатые. Это больше напоминало болтовню в длинных очередях, с целью скоротать время.

Если он был похоронен тысячи лет назад и выполз из-под земли, то его взору неминуемо открылась уйма непонятных вещей. Даже человеческая речь, которую он слышал, казалась ему незнакомой. Разве он не должен был сначала пойти и найти заклинателя? Даже если бы он не смог разыскать того, кто его разбудил, он должен был хотя бы попытаться понять, что это за эпоха! Должен был искать знакомые вещи вместо того, чтобы сидеть в больнице, смотреть телевизор и бесцельно болтать с незнакомцами!

Как давно его сюда привели?

Выставленный за дверь Сяо Ли, вероятно подумал, что что-то пошло не так и немедленно вызвал оперативную группу, охранявшую госпиталь. Получившие команду оперативники тут же подошли к семейной комнате. Раздался стук:

— Директор Сюань, какова ситуация? Вам нужна помощь?

Шэн Линъюань бессознательно последовал за звуком и повернулся в сторону выхода. В этот момент монета сорвалась с пальцев Сюань Цзи и, подпрыгнув, рванулась вперед, целясь мужчине точно между бровей. На монете, размером с ноготь, были вырезаны заклинания.

Согласно «Альманаху тысячи демонов», дух куклы находился в середине лба, именно там, где располагался «центральный процессор». Если поразить его разрушающим заклинанием, кукла потеряет способность двигаться, и тогда все знаки, выгравированные на ее теле, будут раскрыты. Как только эти символы будут найдены, встречное заклинание сможет отследить владельца. Эта вечная «шпаргалка» наконец-то пригодилась Сюань Цзи. В книге было очень подробно описано, как выглядят «разрушающее» и «обратное» заклинания. Пусть юноша и не всегда понимал, что выдавали ему страницы, но он все равно продолжал следовать этому руководству. 

Кто ты такой на самом деле? Не прячься за куклой!

Шэн Линъюань среагировал очень быстро. Он поднял руку, чтобы заблокировать атаку. Как только он разжал пальцы, чтобы поймать монету, та взорвалась, и пламя вырвалось наружу. Огонь уничтожил часть его одежды, и несколько строк «разрушающего заклинания» отпечатались на белой стене позади Шэн Линъюаня. Соломенная лента, связывающая его волосы, сгорела, и длинные пряди рассыпались по плечам и спине. Подделка из увядших листьев приняла свою первоначальную форму, но человек ни в коем случае не был обнажен.

Под ней оказался еще один слой!

Увядшие листья и засохшие ветви исчезли, открыв взору халат. На белом одеянии кровью был начертан тотем. Он был почти полностью завершен. Тело мужчины действительно оказалось каменным. Его кожа приобрела бело-голубой оттенок, а на губах выступили пурпурные пятна. На прежде добросердечном лице появилась странная улыбка.

Погодите-ка, разве «Альманах» не говорил, что после удара кукла потеряет способность двигаться? 

Что не так с этим заклинанием? Что у него за исходный код?

И что за кровавый тотем?

Шэн Линъюань вздохнул и помахал рукой, чтобы погасить пламя. Он медленно выпрямился и встал во весь рост.

— Малыш, а ты находчив. Какой умный ход — разрушить заклинание. Кто тебя этому научил?

Последнее слово сверкнуло молнией. Мужчина явно издевался над Сюань Цзи. Еще несколько монет в его руках заострились, как ножи. Блокировав чужой удар, юноша тут же подбросил их в воздух. Двое людей практически сцепились. Монеты разлетелись в беспорядке, раздался звук удара металла о камень, и семейная комната заполнилась черным дымом.

Несколько медяков выпали из рукавов Сюань Цзи и закружились у ног Шэн Линъюаня. Сюань Цзи протянул руку и силой пригвоздил их к земле. Повинуясь его жесту, они с грохотом врезались в пол, мгновенно соединяясь друг с другом. Словно из ниоткуда появилось сразу несколько огненных веревок, крепко связав зажатую посередине жертву.

«Альманах», все также не обращал на этого богоподобного человека никакого внимания. Его предостережение, касательно «куклы», оказалось росой на солнце. Оно испарилось, не оставив и следа. На страницах медленно проявилась кровавая надпись.

«Каннибал».



Комментарии: 3

  • Решила скоротать время, а в итоге затянуло так, что не могу оторваться!
    Как всё круто (≧▽≦) Я буквально пишу хд
    Шэн и Сюань Цзи шикарны, ах, моё середчко тт Ещё одни в список любимчиков хд
    Я тут подумала, что я такими спецэффектами надо снять аниме (。♡‿♡。) Было бы очень круто!
    Спасибо большое! Побежала читать дальше))

    Ответ от Shandian

    Вообще дунхуа на сайте издательства обещано, права куплены, но когда это будет - пока неизвестно (( спасибо за теплые слова! Рады, что вам нравится! Читайте с удовольствием!

  • АААА
    ЭТОТ ШЭН ЛИНЪЮАНЬ
    ОН ПРЕКРАСЕН🥺

    Ответ от Shandian

    Он шикарный~ император же

  • Большое спасибо за главу!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *