Как только голос Би Чуньшэн затих, из-под крыши внезапно вырвалась вереница жертвенных символов, связывая Шэн Линъюаня, подобно кандалам.

Ярчайшая вспышка прорезала небо, ослепив всех присутствующих. Люди были потрясены, их силуэты застыли в белом свете.

Лицо Би Чуньшэн таяло, как расплавленный воск, смешиваясь с кровавыми слезами. Спустя мгновение ее кожа высохла, тонким слоем обтянув голый череп.

Стоя на коленях, она была похожа на отчаявшегося голодного призрака. 

Перестав улыбаться, Шэн Линъюань склонился над ней и спросил: 

— Кого ты хочешь, чтобы я убил? Тех, кто ушел от ответственности при помощи «бабочки с человеческим лицом»? Если я убью их, твоя месть свершится?

Сквозь сморщенные губы Би Чуньшэн отчетливо проступали зубы. Все ее тело била крупная дрожь, и зубы стучали друг о друга.

Би Чуньшэн не могла говорить, и только цеплялась пальцами за рукава чужой одежды. 

— Этого недостаточно, верно? — с легким беспокойством спросил Шэн Линъюань. — Ох, что же мне с тобой делать?

— Я хочу, чтобы все узнали правду. Я хочу, чтобы они испытали ту же боль, что и я, но в тысячу раз сильнее. И я хочу, чтобы Чиюань…

Чем больше она говорила, тем больше жертвенных надписей появлялось на теле Шэн Линъюаня. Шэн Линъюань слушал ее очень внимательно, до самого последнего слова. Услышав его, он едва заметно изменился в лице и медленно поднял глаза.

— Хм?

Сюань Цзи вздрогнул, предчувствуя беду. Вонзив тяжелый меч в землю, юноша воспользовался своей силой и прыгнул на высоту трех этажей. Достигнув стены, он уперся в нее ногами и быстро взобрался на крышу здания.

Крыша оказалась целиком покрыта жертвенными письменами. Сюань Цзи ударил мечом, и свет огня заставил надписи отступить, освобождая пойманных в ловушку оперативников.

Задыхаясь от ярости, Сюань Цзи произнес:

— Вы все еще здесь?!

Оперативники, словно очнувшись от тяжелого сна, один за другим поспешили вниз, стремясь как можно скорее покинуть место происшествия.

— Я хочу, чтобы пламя Чиюань разгорелось вновь, — едва слышно произнесла Би Чуньшэн. Жертвенные письмена под их ногами приобрели кроваво-красный оттенок, и Шэн Линъюань почувствовал, будто ему в позвоночник вбили гвозди. 

Стоило ей произнести эти слова, как дрожь, охватившая ее, сделалась сильнее. Как только оперативники приземлились на землю, из-под ног Шэн Линъюаня поднялся яростный вихрь, с ревом рванувшийся во все стороны.

Сюань Цзи успел схватить Шэн Линъюаня за рукав. Юноша и сам не знал, зачем он это сделал.

Но вскоре рукав был оторван, и сильным порывом ветра Сюань Цзи отнесло в сторону. Недолго думая, он вонзил лезвие тяжелого меча в крышу, и схватился обеими руками за рукоять, чтобы его не сдуло. В подобном положении он чувствовал себя флагом, развевающимся на ветру.

Шэн Линъюань нежно погладил Би Чуньшэн по голове, а затем, внезапно, погрузил пальцы в ее череп.

Выпрямившись, он снисходительно посмотрел на лежащую женщину. Оковы жертвенных надписей, опутавших его тело, проявились вновь, разрезая кожу. Кровь заструилась из уголка его рта, но теплая улыбка все еще блуждала на его губах.

— Нет.

— Подожди! — Сюань Цзи бессознательно открыл рот, чтобы остановить дьявола. — Не…

Но его слова утонули в реве ветра. Густой туман наполнился тошнотворным запахом крови. Сюань Цзи услышал «скрежет», с которым пять пальцев вонзились в человеческую голову, и испугался.

— При жизни Мы1 никогда не жаловали оковы.

1  (zhèn) уст., офиц. Мы (император о себе, с дин. Цинь)

Ветер поднял длинные волосы Шэн Линъюаня, и жертвенные письмена на его теле обратились в тысячи порезов2. Его нежная белая кожа быстро окрасилась в красный, превратившись в кровавое месиво. Слой за слоем обнажились вены и кости. 

2 «Смерть от тысячи порезов» — особо мучительный способ смертной казни путём отрезания от тела жертвы небольших фрагментов в течение длительного периода времени. (Она же линчи)

Рука, от которой почти ничего не осталось, по-прежнему неподвижно лежала на макушке Би Чуньшэн, дюйм за дюймом погружаясь в ее череп.

Кровавая дымка брызнула на Сюань Цзи и его клинок. Ни человек, ни меч не смогли избежать этого.

Шэн Линъюань чуть склонил голову. Сквозь красивые черты его лица проглядывали белые кости, но он все еще улыбался, сохраняя свою грациозную позу! 

Это зрелище было бесчеловечным! Сюань Цзи подумал, что отныне и до конца своей жизни, он больше не будет смотреть фильмы ужасов.

— Ты коснулась чешуи под горлом дракона.3

3 逆鳞 (nìlín) чешуя против ворса [под горлом дракона] 触逆鳞 затрагивать чешую дракона, посаженную против ворса (обр. затрагивать больное место, неосторожно возбуждать ярость). Также это имеет значение «оскорбить императора». 

Би Чуньшэн с трудом выдавила несколько слов:

— Ты не боишься… Если кости разрушатся… Развеются пеплом?

— Ох.

— Ты не боишься… Лишиться души…

Шэн Линъюань рассмеялся. Впервые в жизни Сюань Цзи узнал, что значит «волосы встали дыбом». Знак огня непроизвольно вспыхнул между его бровей.

— Жду с нетерпением, — произнес мужчина.

Когда голос стих, крышу сотряс мощный взрыв, и половина здания оказалась разрушена. Сюань Цзи вместе с его мечом был отброшен взрывной волной. Скелет, оставшийся от мужчины, с громким хохотом рассыпался на части. В этот момент Сюань Цзи показалось, будто он услышал предсмертные крики тысячи людей. На мгновение он оглох и почувствовал, как в жилах стынет кровь. 

Времени на раздумья больше не было. Повинуясь инстинкту, Сюань Цзи скатился с крыши, упал на землю и, подхватив оперативников Управления по контролю за аномалиями, изо всех сил помчался прочь.

Грянул гром, и яростная вспышка, словно гнев небес, ниспосланный очистить мир от пороков, устремилась вниз. В результате чего три города и семнадцать регионов, окружающих весь район Чиюань, лишились электричества.

Восемьдесят одна молния одновременно ударила в одно и то же место, выжигая все ближайшие растения. Казалось, будто небо и земля поменялись местами.

Неизвестно, сколько прошло времени, прежде чем гром прекратился. Небесный свод разверзся и хлынул дождь.

Огонь погас.

Сумасшедшая женщина и еще более сумасшедший дьявол, призванный ею, превратились в пепел, не оставив никаких следов.

Поселение обратилось в груду развалин. За исключением Сюань Цзи, все живые существа вокруг пребывали в безмолвии. Нельзя было сказать, живы они или мертвы. 

За спиной Сюань Цзи раскрылась пара огромных крыльев, защищающих его. Он опустился на колени, чувствуя себя так, будто ему в ухо вставили электродрель. 

Крылья вскоре исчезли, и окровавленный тяжелый меч упал рядом с ним.

Юноша потерял сознание.

Очнулся Сюань Цзи уже в больнице.

Оскалившись, он попытался встать, но быстро почувствовал, что что-то было не так. Казалось, что все его тело разобрали по косточкам, а затем собрали снова… Он даже шею потянул! 

Сюань Цзи вытащил иглу капельницы из своей руки и попытался выпрямиться, вспоминая, что же произошло. Наряду с этим он ощущал, будто ему чего-то не хватает.

Но чего? Бумажника?

Нет, его бумажник был скорее украшением. Вряд ли бы он вызвал такое чувство потери.

Что еще? Телефон?

Похоже, кто-то обещал компенсировать ему стоимость телефона.

Как раз в этот момент, толкнув дверь, вошел Сяо Чжэн. В руках он нес длинную матерчатую сумку.

А вот и тот, кто возместит ему убытки.

Сюань Цзи хрустнул шеей. Память вернулась к нему, и он громко заскулил на больничной койке.

— Сын мой, дай папе взглянуть на тебя в последний раз... Ах!

Сяо Чжэн бросил сумку на кровать больного. Односпальная койка скрипнула от веса содержимого, и Сюань Цзи поспешно откатился в сторону.

— Ты непочтительный сын. Что это такое?

— Ты меня спрашиваешь?

Сюань Цзи открыл сумку и обнаружил внутри свой меч. Оружие было полностью заляпано кровью. Сяо Чжэн даже не удосужился вытереть его.

Сюань Цзи был ошеломлен. Он обеспокоенно покрутил шеей и вдруг понял, откуда взялось это странное чувство. Почему меч автоматически не вернулся в его позвоночник?

Директор Сяо придвинул стул, рухнул на него с измученным видом, и с силой потер лицо.

— Жертвенные письмена исчезли. Костей Би Чуньшэн мы тоже не нашли.

Сюань Цзи на время отложил меч в сторону и осведомился:

— Есть ли жертвы?

— Шестеро оперативников были серьезно ранены, остальные в порядке, все они отделались незначительными повреждениями, никто не погиб. В момент обрушения здания поблизости находились двое человек. Именно их ты и подобрал, так что... — Сяо Чжэн на мгновение замолчал. — Некоторая доля удачи в этом несчастье все же была.

— Опустим счастливые новости, — махнул рукой Сюань Цзи. — Давай поговорим о плохом. Как дела обстоят сейчас?

— Мы ... только что подтвердили личности принесенных в жертву. — Сяо Чжэн бросил в Сюань Цзи пачку сигарет. — Би Чуньшэн работала оперативником в Министерстве безопасности, особенно она любила общаться с людьми, которых сама же и спасла. Разве мы не должны уничтожать воспоминания очевидцев? Все мы используем какие-либо средства, может быть, какие-то препараты, и независимо от их количества, это все равно может нанести ущерб. По сравнению с методом Би Чуньшэн. Ее приемы отличались особой деликатностью. Сначала она устанавливала эмоциональную связь с человеком, затем использовала слова, чтобы привести в порядок его воспоминания. Мелкие детали, может быть, и не всегда сходились... Но это ее, вероятно, не сильно беспокоило. 

Сяо Чжэн вздохнул.

— Я думаю, для нее это была не просто работа. Это было ее любимое дело. Ее вера. Смысл, за который она так неуклонно цеплялась. Даже после корректировки воспоминаний, спасенные ею люди сохраняли с ней длительные отношения. — сказал Сяо Чжэн. — У меня есть адресная книга Би Чуньшэн.

Сюань Цзи добавил: 

— Теперь эти люди либо мертвы, либо пропали без вести.

Сяо Чжэн горько улыбнулся.

— Похоже, ты догадался.

— Как она это сделала? Это ведь не зеркальная бабочка, верно? — спросил Сюань Цзи.

— При помощи голоса, — сказал Сяо Чжэн. — Нет необходимости встречаться лично или звонить. Достаточно одного лишь звука ее голоса. Ты ведь уже понял, что ее особая способность влияет на всех по-разному? Динамика очень отличается. Те, кто относится к ней враждебно и с недоверием, нелегко поддаются ее влиянию. В работе с ними она может только кричать, что лишь выбивает человека из колеи на несколько секунд. Когда она изменяет память незнакомцев, она должна сначала поговорить с ними, чтобы сблизиться. Ей нужно втереться в доверие, а затем повторять процедуру снова и снова, для закрепления результата. Но тем, кто знает ее много лет и питает к ней глубокие чувства, достаточно лишь услышать ее, чтобы умереть.

В момент смерти многие иллюзии рушились. Пострадавший понимал, что человек, которому он доверял больше всего на свете, без всякого на то основания, причинил ему вред.

Так рождалась обида, негодование, и все это становилось отличной пищей для темной жертвы.

Когда мы нашли трупы ее семьи, спокойно лежавшие в своих кроватях, их тела уже сгнили. Стены сверху донизу покрывали начертанные кровью жертвенные письмена. Ритуал помог ей скрыть запах, соседи ничего не узнали. Тело ее мужа не сгнило, поскольку он был заражен зеркальной бабочкой. Возможно, вскрыв его голову, убийца испытал настоящее потрясение, и случайно порвал ему свитер.

— Зеленые водоросли, — неопределённо сказал Сюань Цзи.

— Что?

Сюань Цзи устало покачал головой.

— Ее мать и сын были накрыты одеялами, а рядом с ее возлюбленным виднелся след, оставленный чужим телом, — сделав две глубокие затяжки, Сяо Чжэн продолжил. — С тех пор или, может быть, с того самого случая восьмилетней давности, она и сошла с ума. Иначе она не убила бы столько невинных людей.

Когда она обнаружила, что ее мать и сын не заражены, она, вероятно, больше не могла отделить явь от вымысла.

Никто не может смотреть правде в глаза.

Ей оставалось лишь убедить себя в том, что они не настоящие.

Восемь лет она не могла отличить кошмар от реальности. Она сомневалась, не были ли ее родственники всего лишь ходячими мертвецами. Каждый миг и каждую секунду она сомневалась, был ли человек рядом с ней реален, или это было лишь тело без разума. Ее товарищи, с которыми она стояла бок о бок, оказались закулисными злодеями. Разве все те ценности и убеждения, в которые она когда-либо верила, и все, за что она боролась изо всех сил, не было в итоге всего лишь нелепым заговором?

— В ее глазах они не были невинны, — внезапно сказал Сюань Цзи. — В то время она должна была думать, что все они заражены паразитами.

У каждого в жизни своя история. История борьбы, история любви, история нежности и скуки, даже мести: у всего есть свои причины.

Это то, что всегда заставляло людей думать, переживать и искать смысл своей жизни.

Но для Би Чуньшэн… все в ней было разрушено. Она рухнула в самую глубокую бездну.

Только там ее голос мог быть услышан злыми духами, спящими на дне Чиюань.

Вероятно, именно это и было тем «всем», что вынуждена была отбросить человеческая свеча. 

Они некоторое время молчали, прежде чем Сюань Цзи, задумавшись о чем-то, снова спросил: 

— А что с тем зараженным мальчиком?

— Он жив, операция прошла успешно, — ответил Сяо Чжэн. — В настоящее время мы больше не можем держать это в тайне. Может быть, в том и была ее цель? Откуда взялись эти бабочки? Почему это был именно он? Откуда Би Чуньшэн узнала о жертвоприношении... Всего этого мы не знаем. Директора Хуана уже вызвали, и он до сих пор не вернулся...

Сюань Цзи поднял руку и похлопал Сяо Чжэна по плечу.

Сяо Чжэн затушил сигарету о пепельницу, но, прежде чем он успел что-либо произнести, зазвонил телефон. Поднявшись на ноги, Сяо Чжэн развернулся на каблуках и, бросив Сюань Цзи несколько слов, отправился на очередной вызов. 

Сюань Цзи остался сидеть в тишине на больничной койке. На мгновение он задумался и его взгляд упал на тяжелый меч.



Комментарии: 6

  • Шэн Линъюань очень интересный персонаж. Сильный, решительный, спокойный, но весьма неоднозначный - этим и притягивает.

    Про второго персонажа пока промолчу

    Ответ от Old Khan

    Ничего, Сюань Цзи себя еще покажет^^ Он замечательный. Любим его всей душой*.*

  • Ну что я могу сказать.. эта новелла тоже затягивает, хотя в начале было сложновато разобраться кто что говорит и делает, но это в начале 🙂 ещё интересно как этот император теперь вернётся, думаю не зря акцентировали внимание на крови, и то куда она попала 🤔, мдэ, однако линчи... довольно жостка
    Ну чтож, жду продолжения, переводчикам спасибо, продолжайте в том же духе

    Ответ от Old Khan

    Спасибо за отзыв!)) Добро пожаловать в фандом))
    О, вы все узнаете в следующих главах, не буду спойлерить, продолжение выйдет уже сегодня, ближе к вечеру)

  • Шутки в сторону, мне страшно нравятся персонажи и само повествование *_* БОльшую часть происходящего мы видим глазами Сюань Цзи. Мы знаем, что он такой юморной чувачок, щедро одарен, кучке непростых людей (?) перешел дорогу, кучку других в себя бесповоротно влюбил. Но он какой-то пока недоделанный :) За что любить такого дурашку? При этом Шэн Линъюань как появился, так все (во всяком случае, я :)) сразу охнули. Второй раз появился -- ахнули. Тут тебе и волосы, и спина, и взгляд, и сам как нефрит, и окружающая его аура превосходства и величия... Ну рили, автор Сюань Цзи, имхо, недолюбил пока. Надо долюбить и перелюбить! Спасибо за перевод :)

    Ответ от Old Khan

    Сюань Цзи еще себя покажет Хд Он отличный начальник и человек. А что дурной... Ну вот склад характера такой Хд Но при этом он еще покажет себя с другой стороны. Его уму можно только позавидовать~ Его еще и долюбят, вот увидите!
    Спасибо за теплые слова, безумно приятно знать, что наш труд ценится Т_Т ♥♥♥

  • Кажется читатели слегка напрягли переводчиков нелюбовью к Сюань Цзи😅 нелюбви совсем нет! Наоборот)) здорово что он такой шалопаистый) Просто на фоне его императорской крутизны (простите, я все еще в шоке от добровольного кромсалова в виде линчи... бррр 😖) сложновато показать себя во всей красе) так что жду, очень жду Сюаня во всей красе) Лучи любви переводчикам❤

    Ответ от Old Khan

    Мы бедные и зашуганные Хддд на самом деле не раз приходилось слышать, что произведение очень сложное для восприятия, а герои кажутся странными. Поэтому всеми силами пытаемся убедить в обратном хд
    Спасибо вам от лица нашей маленькой команды за теплые слова ♥♥♥

  • Хоспади-и... Сюань Цзи какой-то ходячий фейспалм. Древнейший артефакт, кольцо, взорвалось на руке? А, фигня, 'подумаю об этом завтра'. Меч впервые за всю жизнь не влез обратно в позвоночник? Ой, что-то шея не того, надо бы к остеопату... Но в некотором шарме ему ее откажешь, все эти крылья, тотемы на лбу и глубокомысленные 'тридцать шестой старейшина Хранителей огня Наньмина это вам не птичка певчая'... Как на фоне все этого адекватен и прекрасен Шэн Линъюань!

    Ответ от Old Khan

    Сюань Цзи отличный хд просто к нему нужно привыкнуть. А меч это тоже артефакт, который по сути всю жизнь находился в его позвоночнике, естественно он беспокоится.
    От редактора: Хддд ну как бы а когда ему было думать? У них тут жертва тысячи жизней с успехом прошла, и он так "чувак, стой, у меня кольцо сломалось. Погоди я подумаю к чему бы это, потом продолжим громить больницу"

  • Спасибо за перевод ☺️
    Шэн просто невъ....сказочно крут!) Ну просто сколькотамвнемвесароста крутизны))
    Вначале трудновато давался язык автора, но сейчас супер интересно)) еще раз спасибо!
    P.S. Сюань Цзи шалопай) и шкодник. Как он при этом может быть ответственным и эффективным... одному автору известно))

    Ответ от Old Khan

    Насчет роста и веса точно не знаем Хд но метр восемьдесят точно есть.
    У Прист сам по себе сложноватый стиль, к нему нужно привыкнуть, зато потом не оторвешься^^
    От редактора: Сюань Цзи хороший лидер, просто дайте ему шанс хд

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *