Землетрясения, сотрясавшие Чиюань, стихли, будто по щелчку. От разлившейся по каньону раскаленной магмы тянуло жаром, но пожар так и не начался. Лавовые реки превратились в ручьи, стекавшие с вершин на самую глубину, в пылающее озеро. 

Температура этого озера была запредельно высокой, но на поверхности, казалось, образовался защитный массив. Верхушки деревьев, что росли на ближайших скалах, были покрыты снегом, но тепло раскаленной магмы не могло его растопить.  

Сяо Чжэн первым пришел в себя и сердито посмотрел на стоявшего рядом оперативника, беззаботно снимавшего все происходящее на телефон. 

— Я запрещаю тебе публиковать это в «Моментах»!

Оперативник вздрогнул и поспешно убрал мобильный.

— Дело не в этом, директор Сяо… просто мне показалось, что форма этого озера напоминает татуировку на лбу директора Сюаня. 

Сяо Чжэну нечего было на это ответить.
 
А эта «татуировка», оказывается, весьма приметная.

— Спасибо, конечно, но это называется «тотем»!

В этот самый момент, жертвенные письмена, сковавшие око «кровеносной системы земли», наконец, исчезли, взбесившиеся растения прекратили цвести, а лозы, кружившиеся в диком танце с вертолетом, обмякли и рухнули на землю зеленым одеялом. 

Ван Цзэ взмахнул рукой, прижал к уху наушник и внимательно прислушался к голосу главного диспетчера, после чего обернулся и произнес: 

— Ребята, срочные новости. На фото, полученных со спутника, больше нет печати Чжу-Цюэ. 

— Перезапустить детектор аномальной энергии! — немедленно скомандовал Янь Цюшань. 

— Детектор перезапущен. Все работает нормально.

— Уровень аномальной энергии продолжает снижаться.

— Показатели достигли критически низких отметок. 

— В пределах досягаемости аномальной угрозы не обнаружено!

Все, кто находился на борту вертолета, вздохнули с облегчением. Один из молодых солдат опустил гранатомет. Впервые «особенные» и обычные люди оказались в одной лодке, но теперь, когда кризис миновал, они растерянно переглядывались друг с другом. 

Ван Цзэ кашлянул.

— Сядем на безопасном расстоянии, в километре от места происшествия, и поможем нашим братьям на пути к отступлению. Можете взять наше защитное снаряжение. Все за мной! Сегодня вы отлично потрудились. 

В наушниках послышался голос пилота: 

— Боже мой... Мы словно в фантастическом фильме! Чувствую себя актером! Вы, эти... Эм...

Во время усиленной бомбардировки это не так бросалось в глаза, но теперь, когда все успокоилось, находиться лицом к лицу с теми, кто мог сотворить все, что угодно, стало как-то неловко. Пилот замешкался, не зная, как обратиться к их «особенным» друзьям, и неопределенно пробормотал:

— Товарищи, неужели вы видите такое каждый день?

— Случается, — произнес Ван Цзэ.

Но испугавшись, что после таких слов ему больше никогда не дадут в руки гранатомет, поспешно пояснил:

— То есть, нет, не беспокойтесь, в обычное время нам не приходится так геройствовать. Мы истребляем мелких монстров, ловим нарушителей, использующих свои способности, чтобы дурить на праздниках народ, проще говоря, работаем на эффективность предприятия.  

Янь Цюшань расслабился, вытянул перед собой перевязанную ногу и облокотился на спинку сиденья, вслушиваясь в бредни Ван Цзэ, а после, не удержавшись, небрежно отругал его, совсем как в старые добрые времена.

— Ван Цзэ, ты снова несешь какую-то чушь!

Пилот улыбнулся, но улыбка вышла слишком натянутой. Прикинувшемуся паинькой Ван Цзэ не удалось растопить этот лед. 

— Вас тоже зовут Ван Цзэ? — внезапно спросил пилот, ставший невольным свидетелем неловкого разговора сослуживцев. — Когда я учился в средней школе, парня из параллельного класса звали точно так же. Какое совпадение.

Привыкший подхалимничать Ван Цзэ развел руками:

— Мои родители люди деревенские. Они дали мне самое простое имя, по всей стране ходят толпы моих тезок. А что это была за школа?

— О, средняя школа номер три, в Юнъане — вежливо ответил пилот, высматривая место для посадки. — Возможно, вы о и ней не слышали. Наверное, люди с особыми способностями не ходят в обычные школы. 

Средняя школа номер три, да еще и в Юнъане… Какое знакомое место.

Ван Цзэ показалось, будто он вновь услышал истерический вопль женщины, совсем недавно вышедшей замуж во второй раз: «Я столько сил потратила, чтобы добиться прописки в Юнъане и дать тебе возможность посещать хорошую школу! А ты что? Только и делаешь, что получаешь плохие оценки! Ты вырос просто... ты вырос ужасным человеком!»

Однако он не только вырос «ужасным человеком», но и стал известен среди них. 

Хотя, в школе он и правда не отличался хорошей успеваемостью. 

Ван Цзэ на мгновение застыл и, не удержавшись, рассмеялся:

— Какое совпадение, я как раз из этой школы, — казалось, будто он протянул руку и… примирительно пожал узкую ладонь того мальчика, который много лет назад покинул родной дом. — Но я никогда не мог похвастаться хорошими оценками, в итоге я сдался на полпути, так и не получив аттестат. Я тогда учился в первом классе, а ты...

Вертолет покачнулся, и все члены экипажа услышали в наушниках голос: 

— Вы тот самый легендарный Ван Цзэ, третьеклассник, который написал все контрольные по физике на четыре балла1?!

1 П/п: в Китае используется процентная система оценки. Соответственно, 100% или 100 баллов — лучший результат.

Ван Цзэ тут же прикусил язык. 

В этот самый момент Янь Цюшань, наконец, дозвонился до Сяо Чжэна, но услышав вопли моментально забыл, что хотел сказать. В глубине души он сгорал от стыда, ведь этот невезучий карп только что уронил последнее достоинство Управления. 

Остальные сотрудники Управления, не имевшие возможности пообщаться с простыми людьми, не желали, чтобы их представителем был кто-то вроде Ван Цзэ. Один за другим они включали свои микрофоны и вклинивались в разговор. 

— Эй, послушайте меня, я все объясню! Управление по контролю за аномалиями серьезная организация. В нашем Министерстве безопасности не так много представителей водного класса. Разве глупец смог бы сдать Единый государственный экзамен? Я набрал двести восемь баллов и закончил обучение в восемьдесят пятом году! 

— Я узнал, что «особенный», на полпути к завершению своей докторской диссертации. Так как я больше не мог продолжать работу, мое будущее повисло на волоске, и когда мне выпала возможность получить должность в Управлении, я не раздумывая воспользовался ей. 

— Я-то постарше вас буду. Когда я был ребенком, семья не могла обеспечить мне достойное образование, и я пошел работать, не окончив и половины классов. Все дело было в деньгах, а не в плохих отметках. Но ведь теперь у меня есть эти деньги, верно? Если подготовлюсь, смогу сдать экзамены и получить ученую степень. А как состарюсь и больше не смогу работать оперативником, подам в отставку, уйду из Управления и стану бухгалтером.

Пришедший с гор ветер обдувал место, где раньше располагалась ныне исчезнувшая печать Чжу-Цюэ. Встретив по пути праздно болтавшую компанию, Сюань Цзи замедлил шаг, неохотно вливаясь в царящую вокруг атмосферу беззаботности и веселья. Но пройдя всего несколько метров, он слился с лесом и растворился в нем, словно дым. 

Кризис миновал. Жизнь постепенно возвращалась на круги своя. Люди спорили, устраивали демонстрации, жаловались на быт и сомневались во всем подряд. 

Когда человечество узнало об «особенных», в обществе стали появляться новые организации, такие как «Организация по борьбе с особенностями» и «Равноправное общество». Они росли, пока не обзавелись собственными логотипами и конституцией. Обе этих партии были злейшими врагами. Большинство людей, оказавшись в самом сердце разразившегося шторма, предпочли просто плыть по течению, то и дело принимая то одну сторону, то другую. 

За последнюю неделю в мире вспыхнул ряд конфликтов, в центре которых оказались носители особых способностей. Во множестве общественных мест появились группировки, вооруженные мифриловым или похожим на него оружием. Людей охватила паника. Но на улицах было не так много «особенных», даже если такие находились, обычные люди, сами того не зная, защищали их от мифриловых пуль. 

Однако вызванная инцидентами паника обернулась массовыми давками и несколькими авариями, приведшими к жертвам среди гражданских. В какой-то момент члены «Организации по борьбе с особенностями» превратились в «идиотов» и «террористов». Тем не менее, несмотря на все случившееся, общество сочувствовало носителям особых способностей, ведь крайне неполиткорректно было подвергать кого-то дискриминации из-за его пола, расы или ориентации, а уж тем более из-за того, что этот кто-то таким родился.  

Несколько дней спустя Управление по контролю за аномалиями опубликовало список лиц, причастных к инциденту с призрачной бабочкой, и публично призналось в том, что люди, подвергшиеся заражению паразитом, впоследствии умерли естественной смертью. Таким образом Управление хотело успокоить общественность, показав, что среди людей нет безвольных «марионеток», но заявление вызвало сильный резонанс, обернувшийся волной проклятий из-за несоблюдения этических норм. 

То ли виной всему стала многолетняя ложь, то ли тихая смерть множества людей, но разгневанные члены семей покойных, а также их родственники и друзья отказались с этим мириться. Недавно созданному отделу по связям с общественностью пришлось принести публичные извинения с объявлением плана по предоставлению льгот и компенсаций для всех причастных... Но это оказалось бесполезной тратой времени, и общество снова их раскритиковало.

Одни обвиняли Управление в полном безразличии, другие в играх с человеческими чувствами. Все больше и больше людей писали доносы, призывая правительство распустить эту прогнившую организацию. Другие говорили, что отказываются жить в одном мире с «особенными». Они были в таком отчаянии, что грозились покончить с собой, если полиция немедленно не переловит всех «инакомыслящих».

Первые полосы пестрели заголовками: «Человеческая жизнь стоит всего ХХХ, и они утверждают, что это для вашего же блага?!».

Проще говоря, либо ты, либо тебя. Мировоззрение людей перевернулось с ног на голову, и мир превратился в кипящий котел. Движения «за» и «против» носителей особых способностей напоминали капли раскаленного масла, летевшие прямо в лицо. 

Но «особенных» и тех, кто стал жертвами аномальных событий, было не так уж много. Большинство из пылало от гнева, как взорвавшаяся пароварка. Почему, почему им до сих пор приходилось это терпеть? 

В конце концов, любое взаимодействие с обычными людьми превратилось в огромную проблему, требующую своевременного решения. Все остальное ненадолго отошло на второй план, уступив место «неотложной задаче». Но вскоре в учебных заведениях начались занятия, коэффициенты эффективности заметно возросли, и нерадивые боссы занялись бесполезным тимбилдингом. Кроме того, пришли результаты экзаменов в аспирантуру, Центробанк объявил о повышении процентной ставки, за ней последовала арендная плата, и «наемные рабы», рыдая, бросились вычислять темпы роста ипотечных кредитов.
 
Пока человечество предавалось панике, в мире наступила весна.

Все старое постепенно сменялось новым. Зараженные аномальной энергией растения пришли в норму, звезды экрана повально увлеклись гаданиями, а пятидесятиминутный блок новостей незаметно вернулся к обсуждению актуальных поисковых запросов. 

Что касается Сюань Цзи…

— Тридцать пять и девять, — в который раз измерив температуру тела Шэн Линъюаня, заключил он. — На три десятых градуса выше, чем вчера.

За это время сердце Шэн Линъюаня начало биться больше десяти минут в день и постепенно набирало до сорока ударов в минуту. Температура медленно повышалась, и все свидетельствовало о том, что Его Величество начинал оттаивать. 

Записав показатели, Сюань Цзи внимательно осмотрел Шэн Линъюаня, после чего вздохнул, наклонился и прижался к кончику носа Его Величества, силясь почувствовать чужое дыхание. 

Дыхание появилось лишь в прошлые выходные. Сначала оно было прерывистым, словно легкий сквозняк. Казалось, его могла остановить любая пылинка. Но Сюань Цзи знал — пока Чиюань свободен от своей печати, демон небес будет жить. Рано или поздно Шэн Линъюань придет в себя, но пока Сюань Цзи со страхом следил за каждым его вдохом. Через три дня его состояние, наконец, стабилизировалось.

Это тихое дыхание, похоже, притягивало Сюань Цзи. В конце концов, он не удержался, склонил голову и прижался к губам Его Величества.

Они были холодными и мягкими. Удивительно, что у такого бессердечного человека такие нежные губы.

Стоило Сюань Цзи сделать это, как его разум превратился в разноцветный калейдоскоп. Вспоминая все, что с ними произошло, он понял, что цветы утратили цвет, а луна давно перестала быть круглой. Везде, куда хватало взгляда, царили лишь тоска и грусть. И чем больше он вспоминал, тем больше злился. Сюань Цзи поднял руки, аккуратно взбил подушку и вознамерился укусить Шэн Линъюаня... Но в итоге, скрежеща зубами, отказался от этой идеи. 

Ведь эти губы были такими мягкими.

Сдавшись, он неохотно потянул Шэн Линъюаня к себе, перевернув с одного бока на другой, и нацелился на правое плечо. Сюань Цзи слышал, что это место отличалось пониженной чувствительностью. Закатав широкий рукав Его Величества, юноша все же укусил его за руку. Он был так зол, что желал искусать Шэн Линъюаня до крови, но, когда на коже появился бледный след, челюсти Сюань Цзи разжались сами собой. «Мы не примем указ государя!», — словно говорили они своему хозяину. 

Сюань Цзи нехотя отстранился, и мощная регенерация демона небес сделала свое дело, стерев с бледной кожи и без того незаметный след. На руке Шэн Линъюаня не осталось ничего, кроме слюны. 

Но это только сильнее разозлило Сюань Цзи. 

Обстановку разрядил вибрирующий телефон. Сюань Цзи посмотрел на экран и прочел отправленное Сяо Чжэном сообщение: «Ты не занят? Кое-кто желает встретиться с тобой»

И уже десять минут спустя старейшина Наньмина притворялся радушным хозяином, приветствуя собравшихся в гостиной людей. 

Он так и не перевез Шэн Линъюаня обратно в Юнъань, в свою маленькую квартирку, ведь каждый день его навещало огромное количество народа, и он бы сильно докучал этим своим соседям. 

Они временно поселились в коттедже на окраине города. Территория коттеджа вплотную прилегала к горе Сишань и занимала площадь больше тысячи му, к тому же, поблизости располагалось искусственное озеро. Вокруг не было ни души, кроме них двоих и кучки охранников, предпочитавших держаться подальше от временных хозяев. 

Гостиная была светлой и просторной, больше напоминавшей конференц-зал. Ни одна из квартир, в которых голодранец Сюань Цзи жил в последние десять лет, и в подметки ей не годилась. Но стоило всем его «гостям» набиться в помещение, как стало казаться, будто временный хозяин коттеджа крайне ограничен в финансах. 

С гостями впустили только переводчицу, всем остальным сопровождающим полагалось ждать снаружи. Директору Хуану не хватило места, а Сяо Чжэн ютился в самом дальнем углу, у стены, и молча наблюдал за происходящим. 

— Без паники. Похоже, нам пора перебраться в местечко попросторнее, — вздохнул Сюань Цзи.

Он медленно поднял руку, убедившись, что все присутствующие смотрят на него, и из его ладони тут же заструились алые нити. Нити кружились в воздухе, натягивая от пола до потолка, сплетая паутину странного массива.

Повинуясь его воле, стены гостиной разъехались в стороны, и помещение увеличилось в три раза.  

Сюань Цзи снова вздохнул, щелкнул пальцами, и стоявшие в вазе перья взмыли вверх, превращаясь в человеческую фигуру. Фигура обошла всю гостиную, поставив перед каждым из гостей чашку горячего чая. 

Гости пораженно переглянулись. Несколько дней назад в недрах горы Бицюань возродилась божественная птица, раскинув над миром пылающие крылья. Хватило всего пары фотографий, чтобы повергнуть общественность в шок. В конце концов, даже носители особых способностей все еще считались людьми, многие годы они подчинялись своей собственной, пусть и не слишком зрелой системе. Но что насчет него? Что он такое?

Редкое доисторическое существо?

Годзилла?

Неизвестное порождение природы?

Или… самое настоящее божество?

Стоявший перед гостями человек казался вежливым и дружелюбным, словно самый обычный гражданин. Но что, если он внезапно потеряет контроль? А если и не потеряет, станет ли он вмешиваться в процесс развития человеческого общества? А в международные отношения? Что насчет его политических убеждений? 

Сюань Цзи с пониманием посмотрел на выражение лиц всех присутствующих и улыбнулся: 

— Господа, сказать по правде, я прожил в этом мире больше трех тысяч лет. Я не в прошлом месяце родился. 

— В тот день что-то вылетело из недр горы Бицюань... — кашлянул директор Хуан.

— Это была птица, — закончил за него Сюань Цзи, — мое истинное воплощение. Чиюань всегда был источником мощной аномальной энергии и причиной вражды между различными кланами. Тысячи лет назад мы решили «отключить» его, и я… стал «печатью». Но теперь, когда люди смешались с представителями других рас, больше нет нужды беспокоиться о кланах. Печать исчерпала себя, и я перешел в должность администратора, чтобы хоть немного облегчить себе работу. 

Постепенно Сюань Цзи в общих чертах рассказал о злодеях, что жаждали захватить Чиюань, но потерпели поражение. А после поведал о том, что на самом деле случилось три тысячи лет назад и к чему это в итоге привело.

— Из-за того, что в последние десятилетия моя «печать» заметно ослабла, в мир просочилось зло, стремившееся навредить людям. Та «Ассоциация взаимопомощи» была группой верующих, околдованных одним из древних демонов, стремившимся захватить власть над Чиюань. 

— Позвольте мне объяснить, — добавил Сяо Чжэн. — Древо, что изначально росла на месте нашего Управления, появилось из ока «кровеносной системы земли». Его корни оплетали каменную статую, которая, впоследствии, стала частью ствола. Как мы знаем, рядом с тем местом раньше располагался храм. Именно в нем в военные годы нашел убежище отец Гун Чэнгуна, бывшего начальника Отдела ликвидации последствий. Скрываясь от преследователей, он поднялся на гору Сишань и случайно окропил своей кровью древнее дерево. Древо впитало кровь, и косвенно превратилось в защитника господина Гуна. Чудом избежав беды, господин Гун стал поклоняться древу, а вместе с ним и статуе. Когда правительство приняло решение создать Управление по контролю за аномалиями, он внес немалый вклад в выборе места для строительства штаб-квартиры, проголосовав за гору Сишань. Находясь под влиянием отца, Гун Чэнгун с детства посещал древо основания, где каменная богиня, используя «кровеносную систему земли» отдавала им приказы. В ходе вскрытия тела Гун Чэнгуна было обнаружено, что он скончался еще десять лет назад, когда раскопали гробницу горы Бицюань. А это значит, что все эти годы он был ходячим трупом, 

— Божество Наньмина... — начала было переводчица, но Сюань Цзи моментально прервал ее.

— Помилуйте. Я всего лишь администратор.

— Хорошо, господин администратор...  После исчезновения вашего клана, власть перешла к безвольным человеческим останкам, но святыня, впитавшая в себя чаяния тысяч верующих, даровала им жизнь посредствам «жертвоприношения»… 

— Такая трагедия, — отозвался Сюань Цзи. — Всю свою жизнь эта женщина была привязана к каменной статуе, без возможности что-либо изменить. Не будучи частью этого мира, она лишь выполняла свою миссию, именно поэтому ей нужна была особая жертва. 

Владыка людей… Пламя Чиюань…

Чиюань и Чжу-Цюэ были частью одного целого. Даже если в клане божественных птиц не останется никого, кроме жалкого духа небес, Чиюань никогда не признает хозяином кого-то другого. Но если взять и принести в жертву «живое воплощение Чиюань», а после влить всю полученную мощь в кости Чжу-Цюэ, каменная богиня смогла бы избавиться от своего плена и возродиться вновь. 

Но... даже если ей удастся обмануть бездушные останки, мир не примет фальшивое божество. 

Сюань Цзи с минуту помолчал, а затем принялся объяснять, не особо вдаваясь в подробности. Он намеренно скрыл от присутствующих, какую роль во всей этой истории сыграл Шэн Линъюань, заставив их поверить, что нетленные кости божественной птицы и были тем самым «пожертвованием». 

Но ведь все, кто сегодня пришел сюда, не были глупцами. Шэн Линъюань был важным звеном этого плана, иначе зачем врагу было рисковать всем, чтобы призвать его в этот мир?... Но пусть эти люди сами догадываются обо всем, Сюань Цзи ни за что этого не подтвердит. 

В этом он был неисправимым эгоистом. Он не желал, чтобы на Его Величество смотрели сотни задумчивых глаз. 

— Всему виной ее неуемная жадность, — заключил Сюань Цзи и развел руками. — Причина, по которой воплощение статуи Чжу-Цюэ «погибло», заключалась не только в том, что статуя была уничтожена, но и в том, что клан Чжу-Цюэ уничтожили, и оно лишилось своих корней. Поняв, что продешевила, принцесса приняла решение создать новую Чжу-Цюэ. Вот только все ее деяния в итоге обернулись против нее. Она заперла меня в бронзовом котле, а тело, в котором мой дух обрел пристанище, погибло по ее вине. Мне не оставалось ничего другого, кроме как пойти на сделку. 

С минуту помолчав, он снова улыбнулся:

— В конце концов, я родился неполноценным и в не самое подходящее время. У меня не всегда был такой высокий статус. 

Он был «уродом», еще до рождения низведенным до жалкого воплощения духа. Его кровь покоилась в сердце Шэн Линъюаня, а кости в недрах древней гробницы. За его спиной простирались крылья, но он не мог летать. Всю свою жизнь Сюань Цзи ощущал себя маленьким духом меча, не осмеливаясь называться потомком великой Чжу-Цюэ. 

Инструментальный дух — низкоуровневое существо. Так как такому как он превратиться обратно в божественную птицу?

На самом деле, поначалу Сюань Цзи никак не мог понять, почему же принцесса так боялась его и не желала подпускать к его же останкам, ведь в них не было ничего, кроме «праха». Даже столкнувшись с ними лицом к лицу, он ничего особенного не почувствовал. Сюань Цзи не видел в себе конкурента принцессы Ваньфэй. Но когда он вернул себе настоящее тело Чжу-Цюэ и ощутил знакомую пульсацию Чиюань, веками связанного с его родом, он понял, что именно охранял долгих три тысячи лет. И пусть у него не было тела божественной птицы, он продолжал выполнять свой долг. 

Каждый раз, когда ломалась очередная кость, он начинал сначала. Но в те дни Сюань Цзи еще не знал, что именно связывало его с Чиюань. И насколько особенной была эта связь. 

Три тысячи лет Чиюань мучил его, потому, когда пришло время родиться новой божественной птице, Небеса сделали выбор в его пользу.  

«Моими предками были Чжу-Цюэ, потому меня и взяли на роль охранника Чиюань, пообещав пять видов страхования и один фонд2. Только сторожа пылающую бездну, я смог стать настоящим представителем клана божественных птиц. И как же это называется? Не слишком ли жестокий способ перевести временного работника на постоянную должность?» — с горечью думал Сюань Цзи, втайне сокрушаясь о своей собачьей жизни. Но вскоре он отринул эти мысли. Три тысячи лет он работал задарма, без зарплаты и льгот, но Чиюань выплатил ему все без остатка, одарив самой ценной наградой.

​​​​​​​2  五险一金 (wǔxiǎn yìjīn) — пять видов страхования и один фонд (пенсионное страхование, медицинская страховка, страхование от безработицы, страхование от производственного травматизма, страхование беременности и родов; жилищный фонд) оплачиваемые работодателем.

А значит, все не так уж плохо.

Вот только его «награда» слишком долго валяется в постели. 

Директор Хуан кашлянул, привлекая внимание Сюань Цзи. Как представитель Управления по контролю за аномалиями, он первым решился задать волнующий всех вопрос:

— Когда вы, наконец, вернули свое истинное тело, что будет с пламенем Чиюань? Продолжит ли оно гореть? И какое влияние это окажет на нашу повседневную жизнь?

— Эй, директор Хуан, не принимайте все так близко к сердцу. И оставьте эти церемонии для кого-нибудь другого. Или я решу, что вы больше не хотите платить мне зарплату, — отмахнулся Сюань Цзи. — Три тысячи лет назад Чиюань нужно было запечатать. Но лучше уж отвести поток воды, чем перегораживать его. Так как я вернулся на свое законное место, я буду поддерживать баланс и сделаю все возможное, чтобы бушующий в Чиюань пожар не вырвался на свободу. В будущем рождаемость людей с особыми способностями стабилизируется, не будет ни внезапных вспышек, ни многолетнего затишья. Что до всего остального...

— Директор Хуан, во время нашей последней операции моя команда находилась ближе всех к Чиюань. По возвращении в Управление мы все прошли медицинский осмотр. У некоторых наших товарищей слегка повысилась скорость реакций, но, кроме этого, ничего существенного не произошло... Это больше напоминает разницу между выспавшимся и сонным человеком. Не слишком-то похоже на радужные мечты тех культистов, следовавших за тенью «короля демонов», — вмешался Сяо Чжэн.

— Конечно, — улыбнулся Сюань Цзи, — а ты как думал? За три тысячи лет численность демонических кланов существенно сократилась. Сейчас они составляют меньше половины от населения Юнъаня. Множество людей в мире являются потомками древних родов. Возможно, каждый из здесь присутствующих несет в себе кучу спящих генов. Энергетические изменения, произошедшие в Чиюань, без сомнения, повлияют на весь мир. Вот только это все равно, что опрокинуть таз воды в огромное озеро. Я что, не рассказывал об этом? Этот мир отлично научился адаптироваться. 

Кто-то из присутствующих пожелал задать вопрос, и переводчица обратилась к Сюань Цзи: 

— Вы останетесь в человеческом обществе? Если да, то какую позицию вы намерены занять?

Сюань Цзи повернулся к девушке, и та вздрогнула, пораженная его игривой улыбкой. Переводчица тут же спряталась за своего босса, давая понять, что она всего лишь посредник, и все это не имеет к ней никакого отношения.

Но это был очень важный вопрос: к какой стране, фракции и региону он будет принадлежать?

Какой власти жаждет?

— Когда-то клан Чжу-Цюэ безраздельно верил в свою правоту. Они без разрешения присвоили себе Чиюань, нарушив хрупкое равновесие, связывающее остальные кланы. В конце концов, все закончилось их полным уничтожением, — Сюань Цзи опустил глаза, и свет в гостиной заметно померк. Утонувшие в тени черты его лица заострились, брови приподнялись, напомнив всем присутствующим о величии и отчужденности древних. Все, кто приехал на эту встречу, разом ощутили на себе невидимое давление чистокровного демона. В гостиной воцарилась тишина. 

— Что до тех, кто мечтал подчинить себе Чиюань, неважно, демоны то были или святые, их желания исполнились, и все они были стерты с лица земли. Я надеюсь, что мы с вами лучше усвоим уроки прошлого. Потому прошу вас, ради всеобщего блага, как все закончится, не переступайте эту черту. 

Задавшая вопрос переводчица не смела поднять глаза. Лежавший рядом с ней диктофон глухо щелкнул. Вдруг, стоявший на столе ноутбук соскользнул на пол, но тут же замер и повис в воздухе, не успев коснуться земли, после чего медленно вернулся в руки владельца. 

— Осторожнее, — предупредил Сюань Цзи, — что до меня...

Не прошло и минуты, как к нему вновь вернулись добродушие и живость обычного человека. Ужасное давление, царившее в гостиной, рассеялось. 

— Чиюань только-только разгорелся. По миру и до этого встречались необезвреженные «мины», вроде проклятий из шаманского кургана, или зачарованных безделушек, потерянных кем-то из нерадивых предков. Возможно, с ними еще будут случаться казусы, но я помогу Управлению навести порядок. Считайте это своеобразной гарантией от Отдела ликвидации последствий. Но, директор Хуан, за эту работенку полагается отдельная плата. 

Директор Хуан тут же подобрался и заявил, что, даже погрязнув в долгах за ремонт и постройку новой штаб-квартиры, он не посмеет задерживать зарплату великому божеству.

Изначально, все эти люди шли сюда не в лучшем расположении духа, и вот, спустя два часа, они, пусть и не совсем расслабились, но были настроены намного оптимистичнее.

В любом случае, даже недолгий период «стабильности» был в разы лучше, чем ничего. 

А уж что говорить о долгом…

Что ж, пусть мир справится с этим сам. 

В любом случае, к тому моменту все они отправятся к праотцам, а будущие поколения устремятся на покорение космоса. Кого тогда будет волновать, сгорит этот полумертвый шар или нет?

Сяо Чжэн собрал гостей и распорядился, чтобы всех проводили на выход. Теперь все было в порядке, и на гору Сишань медленно сползал закат. Директор Сяо выдохнул с облегчением. Он чувствовал, будто что-то забыл, но в его истощенном разуме царила пустота. Управление по контролю за аномалиями переживало настоящий шторм. Все это время Сяо Чжэн носился, решая новые и новые проблемы. Он так исхудал, да и волосы на его голове до сих пор не отросли. Сяо Чжэн понятия не имел, с кого взыскать за моральный ущерб и долгое время мучился вопросом: почему же он не вернулся домой и не унаследовал семейное дело?

Вдруг до его ушей донесся мелодичный свист. Кто знает, из какого времени взялась эта мелодия, но от нее на душе становилось спокойнее. 

Следом за свистом послышался трепет множества крыльев, и на перила в два ряда умостились птицы. Казалось, будто они появились прямо из воздуха.

Сяо Чжэн на мгновение растерялся, но, оглянувшись, увидел выходившего из коттеджа Сюань Цзи. Молодой человек заложил руки за спину, лучи закатного солнца падали на его лицо, высвечивая маленькую родинку в уголке глаза. Это поистине завораживало... Сейчас Сюань Цзи мало походил на того интернет-зависимого юношу, что постоянно щелкал семечки и на полной громкости слушал хеви-метал.

Именно таким должен был быть божественный хранитель долины Наньмин.

«Божественный хранитель» подошел ближе и, прищурившись, посмотрел на Сяо Чжэна сверху вниз. 

— Старина Сяо, тебя галстук не душит? Я вчера смотрел один ужастик, так вот, шарф, на котором повесилась ведьма, был куда свободнее... Йо, ты что, накрасился? У тебя лицо с затылком по цвету не сочетается, — рассмеялся Сюань Цзи.

Сяо Чжэн заскрипел зубами от злости.

Ох уж эта божественная птица!

— У тебя такой представительный вид, что я нервничаю, — отозвался Сюань Цзи, потирая руки, и вдруг, словно из ниоткуда, выудил сигарету. Закурив, «божественный хранитель» выдохнул дым и, заметив на перилах птичьих «паломников», незамедлительно цыкнул на них. Птицы встрепенулись и, одна за другой, взмыли в небо. Возвратившись в свои гнезда, они тут же разнесли повсюду весть о том, что глава клана крылатых, посвятивший себя работенке в долине Наньмин, оказался жутко невоспитанным типом. Похоже, в будущем от него не стоит ждать ничего хорошего. 

Сяо Чжэн откашлялся и неестественным голосом спросил: 

— Как Его Величество?

— Все еще прикован к постели. Похоже, он боится, что я решу свести с ним счеты, — пробормотал Сюань Цзи. Он перегнулся через перила, выпустил изо рта дым и довольно усмехнулся. — Через несколько дней, когда он проснется, я вернусь в Отдел восстановления. Наверняка братья по мне соскучились. 

— Ах, да, — произнес Сяо Чжэн, — все хотел тебе сказать. Ты знал, что Ян Чао из твоего отдела уже прошел первый тур и теперь готовится к устному экзамену? Когда тесты закончатся, он тут же подаст в отставку. Похоже, он уверен в себе на все восемьдесят, нет, даже на девяносто процентов.

Сюань Цзи ничего не ответил.

Даже будучи старейшиной клана Чжу-Цюэ он так и не стал популярным среди коллег и вот, самый младший из команды покидает их. 

— Он сказал, что никогда не считал себя «особенным». Будет лучше, если он вернется к обычной жизни, — добавил Сяо Чжэн.

Выражение лица Сюань Цзи отражало все, что было у него на душе. 

— Но ведь пламя Чиюань разгорелось вновь, неужели ничего не изменилось?

— О, он сказал, что, после возвращения из Чиюань его способность к эмпатии заметно усилилась. 

— Но может, это никак не связано между собой, все дело в его утраченной родословной… 

Сяо Чжэн слегка улыбнулся и продолжил: 

— Стали известны результаты расследования по делу доктора Хань.

— И что там?

— Мы нашли учетную запись Ло Цуйцуя в мобильном приложении школы Истинного Учения и доказательства его связи с Гун Чэнгуном. Старина Ло пошел по стопам своего начальника, но теперь, когда они оба мертвы, мы уже не сможем их допросить. Сдается мне, они боялись, что отправленная в каньон исследовательская группа действительно что-то обнаружит, — сказал Сяо Чжэн. 

К сожалению, в тот день открылся алтарь.

Доктор Хань, будучи представителем класса духовной энергии, занималась исследованиями «кровеносной системы земли». Она не могла не заметить то, что скрывалось в глубине древнего ока, особенно в момент, когда активность Чиюань внезапно возросла. 

— Гун Чэнгун приказал Ло Цуйцую уничтожить свидетеля, — заключил Сяо Чжэн. — Но никто не знает, зачем именно он это сделал. Доктор Хань и представить себе не могла, что кто-то из коллег предаст ее, потому Ло Цуйцую не составило труда заманить ее в глубь каньона, используя сигналы ревербератора. Эм... У директора Хуана никогда не было возможности поболтать с тобой наедине, потому он просил меня поблагодарить тебя.

— Не стоит, — ошарашено пробормотал Сюань Цзи. — Мне слегка неловко, ведь не реши я в тот день покинуть алтарь, она бы…

— Если кто-то умирает за правду, винить следует не правду, а того, кто желал ее скрыть, — торжественно заявил Сяо Чжэн. — Ты же древний демон, как ты можешь так легкомысленно разбрасываться словами?

Сюань Цзи снова не ответил.

— Слишком много людей погибло от рук школы Истинного Учения, в половине таких дел нет ни улик, ни следов. Теперь мы пытаемся расследовать каждый случай. Директор Хуан благодарен тебе за того свидетеля, который... ну… за тот старый шлем.

— Не стоит благодарности… — отозвался Сюань Цзи.

Сам ты шлем!

— Мы возобновили расследование по всем случаям внезапной смерти среди носителей особых способностей, включая несовершеннолетних и незарегистрированных граждан. Что до наших прав и свобод, а также прав разумных инструментальных духов, таких как духи мечей, в будущем, правительству разных стран, вероятно, придется пересмотреть законодательство. Я надеюсь, что к тому времени… 

— Эй, кстати об этом, — перебил Сюань Цзи, — как поживает командир Янь?

— Врачи не дадут ему вернуться к работе, пока не выведут из организма все металлические части. Кроме того, нет смысла заваливать его сообщениями, он все равно отвечает лишь пару раз в день, — вздохнул Сяо Чжэн. — Все свое время он проводит в отделе реставрации древних книг, ищет хоть какие-то сведения о русалках. Но русалочий род истребили, у них не осталось потомков. 
Однако не успел он договорить, как Сюань Цзи сунул ему в руки хрустальный флакончик величиной с цунь. 

— То есть, я хочу сказать... Это что еще такое? Раствор сульфата меди?

Во флакончике плескалась голубоватая жидкость. 

— В тот день, когда я вернулся во времени на четыре тысячи лет назад, глава русалочьего народа дал мне это. Тогда я понятия не имел, что это за штука. Но в последние дни мне нечем было заняться, и я попытался расшифровать надписи на флаконе. Слова, начертанные на нем, из древнегаошаньского языка, — сообщил Сюань Цзи.

Сяо Чжэн быстро догадался, чем это могло бы быть. Маленький флакончик, зажатый между его пальцами, казалось, разом потяжелел на целый килограмм. У богатого молодого господина задрожали руки. Крепко обхватив флакончик, Сяо Чжэн пробормотал:

— Да, она же… такая древняя...

— Должно быть, они изъяснялись на этом языке во времена жизни в «Небесном нефритовом дворце». Похожие надписи встречались и в самом дворце. Здесь написано «мост между жизнью и смертью», я думаю... 

— Так это русалочья кровь? — голос Сяо Чжэна дрогнул. — Помоги-ка мне... Позвони им! У меня заняты руки...

— Кому позвонить? — осведомился Сюань Цзи. 

— Ребятам из Центрального диспетчерского пункта! — Сяо Чжэн выглядел так, будто держал в руках настоящую молнию. — Пусть доставят сюда сейф-термостат! Я готов преклонить перед тобой колени, откуда в твоих карманах такие сокровища?!

Сюань Цзи нечего было на это ответить.

До недавнего времени он и сам понятия не имел, что это такое!

Король морей выудил этот флакон из-за пазухи и сквозь яростную бурю швырнул ему. Не поймай его Сюань Цзи, и последние капли русалочьей крови сгинули бы в пучине.

Но эта находка залатала дыру, образовавшуюся между Сяо Чжэном и его старым другом, внезапно обернувшимся божественной птицей Чжу-Цюэ. Теперь богатый молодой господин беспокойно кричал, прося Сюань Цзи связаться с братьями из Центрального диспетчерского пункта. Прибывшая в коттедж группа поместила флакон в сейф, словно внутри находилась не русалочья кровь, а самая настоящая вакцина от зомби-вируса из «Обители зла». 

В прошлый раз у этих ребят не было возможности как следует «рассмотреть» воскресшую Чжу-Цюэ, потому теперь в их рядах царило небывалое оживление. 

Сюань Цзи, смеясь, отослал их прочь. Но не успел силуэт Сяо Чжэна раствориться вдали, как сердце божественного хранителя екнуло. Он оглянулся и внимательно посмотрел на окно спальни на втором этаже коттеджа. 

Забыв обо всем, Сюань Цзи расправил крылья и, взлетев, шагнул в раскрытое окно. В глубине души он чувствовал, что его «Чиюань», наконец, пробудился! 

Но ворвавшийся в комнату сквозняк лишь разметал лежавшие на подушке волосы Шэн Линъюаня. Спавший на кровати человек так и остался неподвижен.

Неужели ему это только показалось?

Сюань Цзи присел на корточки, и вспыхнувшие в его глазах искры снова погасли. Просидев так довольно долго, он снова вскочил на ноги, легким движением закрыл окно и, переместившись на край кровати, взял Шэн Линъюаня за руку. 

— Знаешь, я сам придумал тебе оправдание, — пробормотал Сюань Цзи, прижимая ладонь Шэн Линъюаня к груди, и с силой сжал зубы. — Просто скажи, что всегда знал о дарованной Дань Ли темной энергии, потому и позволил своей матери захватить себя... Мы зашли так далеко, без тебя я стану настоящим социопатом. Дань Ли ведь не настолько беспечный... Верно? Ты с детства обманывал меня, и в этом не было ничего плохого… Проклятие. А я ведь к этому привык. Линъюань, я больше не злюсь на тебя. Когда ты уже проснешься и посмотришь на меня?

Но Шэн Линъюань молчал. Напротив, он послушно склонил голову к ладони Сюань Цзи, не желая быть обманутым. 

Он никогда в жизни не был таким покорным.

Сюань Цзи зажмурился и, не удержавшись, впился зубами в белую кожу запястья Шэн Линъюаня, силясь выплеснуть весь скопившийся в душе гнев. Не в силах больше видеть Его Величество, он поднялся и вышел из комнаты. 

Интерьеры коттеджа не отличались новизной, прямо на двери висело большое зеркало. Выходя, Сюань Цзи с силой толкнул дверь, и зеркало заметно накренилось. Юноша поспешил придержать его и ненароком бросил взгляд на отражение. От увиденного сердце едва не выпрыгнуло из груди. Ему показалось, будто Его Величество пошевелил рукой. 

Сюань Цзи моргнул и замер, не смея оглянуться. Больше всего на свете он боялся, что ему это только привиделось.

Но потом он вновь посмотрел в зеркало и увидел, что это был не просто бессознательный импульс спящего человека. Рука Шэн Линъюаня двигалась, более того, Его Величество вытирал ее о простыни.

Вот же ничтожество! Этот негодяй что, держит его за идиота?! 

Сюань Цзи несколько раз изменился в лице, остановившись на мрачной ухмылке, а после медленно повернул назад.

— Шэн Линъюань!!!

Конец.

Вот и все, дорогие друзья! Это был еще один долгий путь… Но не спешите уходить, он еще не окончен, впереди нас ждут увлекательные экстры! И пусть в этом году реал все больше диктует свои правила, мы постараемся выдержать привычный темп! 
Спасибо, что вы с нами, что поддерживаете нас, читаете и терпите ожидание~



Комментарии: 16

  • Спасибо за замечательный перевод такой потрясающей книги! ❤️‍🔥
    Только не поняла, почему Сюань Цзи злится на Шэн Линъюаня, тот же не виноват, что пострадал во время схватки с мамашей

  • Большое спасибо за перевод!

  • Спасибо большое за возможность прочитать эту историю.

  • ОГРОМНОЕ СПАСИБО И БОЛЬШИЕ ТЕПЛЫЕ ОБНИМАШКИ!!!
    я так медленно читала, думала 146 это глав, а экстры не считаются, и тут так резко финал😱
    Теперь безумно жду экстр💜

  • я очень рада, что имею возможность читать в хорошем переводе. огромное спасибо за ваш труд

  • ДАВАЙ ВПЕРЕД СЮАНЬ ЦЗИ УКУСИ ЕГО ЕЩЕ РАЗ ВОТ ПРОКАЗНИК ЕГО ВЕЛИЧЕСТВО!!!
    хочу поблагодарить за ОГРОМНУЮ и просто невероятную работу, было очень увлекательно читать особенно с такой хорошей редактурой и понятными примечаниями 💞🌸💞🌸💞🌸💞 с нетерпением жду экстр!! спасибо!!!

  • Как же я рада, что всё закончилось хорошо! Большое спасибо за труд на протяжении столь долгого времени!

  • Шэн Линъюань!!! Вставай,трусливое создание,хватит Сюань Цзи мучить! Большое спасибо за перевод 😘

  • Оххххх, как же это было замечательно!!!! Спасибо Вам за такой труд!💕

  • спасибо вам за такой огромный просто нереально классный перевод вы большие молодцы я даже опечатки игнорировала пока читала уверена вы очень устали делайте перерывы заботьтесь о себе а то кто ещё будет переводить нам такие шедевры а?!!!!?? 😭💗

  • ГОСПОДИ Я В СЛЕЗАХ ОНИ ТАКИЕ СМЕШНЫЕ ЧУДЕСНЫЕ ОЧАРОВАТЕЛЬНЫЕ ГЛУПЫЕ ВООБЩЕ САМЫЕ САМЫЕ ЛУЧШИЕ как же шэн линъюань напугал сюань цзи и МЕНЯ глупыш не делай так больше никогда цыплёнок не выдержит И МОЕ СЛАБОЕ СЕРДЦЕ

  • Шэн Линъюань такой Шэн Линъюань!

  • Спасибо за перевод! Шэн Линъюань, зачем птичку мучаешь... 🙂

  • Спасибо огромное за всю новеллу!!! Вы очень крутые)))

  • Большое спасибо!

  • Большое спасибо за ваш колоссальный труд! (✿ ♡‿♡)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *