Все живые существа, все души смогут обрести свое пристанище. 

— Ты права. Мы действительно хотели использовать перо, — Шэн Линъюань медленно поднял голову и улыбнулся копиям тени. — Что теперь будешь делать?

— Этот раб лишь жалкое отражение, — «ртуть» забурлила, и из земли «выросло» несколько фигур. Последний Всеслышащий, первый глава подразделения Цинпин и полукровка, рожденный от девятихвостой лисицы... Странное существо: наполовину человек наполовину огромный зверь, раскрыло пасть, и в лицо Шэн Линъюаня тут же пахнуло удушливым запахом крови. — Достойны ли эти предки того, чтобы созерцать облик владыки людей?

Тень могла унаследовать от хозяина все. Она напоминала преданный рекордер. Те, кто некогда пытались распоряжаться ее жизнью, после смерти стали отличными образцами. Их силы и способности были украдены. 

Окруженный тенями автомобиль «Фэншэнь» напоминал детский сад Наньшаня1, окруженный вооруженными бандитами, но боевая мощь их нынешних противников не шла ни в какое сравнение с обычными людьми. Среди клонов была еще одна полукровка, семисотлетняя зеленая змея — Хэ Цуйюй. Матушка Юй казалась слабее остальных. Взятая в массовку для круглого числа, она стояла в самом дальнем ряду. 

1 南山 (nanshān) Наньшань — район городского подчинения городского округа Хэган провинции Хэйлунцзян (КНР).

В отличие от «элитных оперативников» она была скорее «дополнением» к команде древних предков. 

— Мать вашу, что это такое? — дрожа, выпалил Чжан Чжао. — Это что, союз смирившихся с судьбой стариков? Кажется, словосочетание «коллекционирование марок» только что обрело новый смысл...

Клоны «смирившихся с судьбой стариков», разразились громким смехом. 

Звуковая волна обрушилась на машину, сминая и разрывая металлический корпус. 

Под прикрытием висящего в воздухе защитного снаряжения, оперативники «Фэншэнь» выскочили на дорогу и в тот же миг бросились обратно, вытаскивая из обломков несчастных товарищей.  

— Господа, — внезапно в их мысли просочился знакомый голос, — я связан с Чиюань. Если мне не удастся сдержать его, находящаяся под угрозой исчезновения печать из костей Чжу-Цюэ будет разрушена. Могу ли я позаимствовать ваши тела? 

В головах оперативников всплыл закономерный вопрос: что значит «позаимствовать ваши тела»?

Лишиться тела… звучало поистине ужасающе. 

Но дурные привычки Его Величества, как представителя правящей знати, было не искоренить. И пусть он говорил вежливо и учтиво, но он вовсе не просил, он ставил перед фактом. 

Прежде, чем голос затих, Чжан Чжао почувствовал, как в его голове появились мысли, ранее ему не принадлежавшие. Миновав кору головного мозга, мысли обратились импульсами и устремились прямиком к верхним конечностям. Не успел юноша и глазом моргнуть, как его рука поднялась вверх и, подчиняясь чужому приказу, зажала кнопку секундомера! 

«Не сопротивляйтесь, — черный туман, несущий в себе волю демона небес, просочился в уши оперативников, — расслабьтесь. Просто предоставьте это мне».

Каждый в «Фэншэнь» чувствовал себя компьютером на дистанционном управлении. Они все были в сознании, но какая-то таинственная сила захватила их нервную систему. Эта сила овладела их телами, они не могли сопротивляться. Они пережили не одну сотню сражений, обладали молниеносными реакциями, но в этот самый момент оперативники поняли, что их разум попросту не поспевал за телами.

Прежде, чем кто-либо из них успевал осмыслить свои действия, он обнаруживал, что переместился на десять метров вперед.  

Когда секундная пауза закончилась, очнувшиеся оперативники уже стояли на позициях.

— Я и забыла, что вы, Ваше Величество, всю свою жизнь провели на войне, вы блестящий стратег, — рассмеялась тень. — И теперь, даже будучи в невыгодном положении вы смогли использовать этих людей. Как интересно. Но вспомните, кем были ваши прошлые союзники? Хорошо обученные шаманы, демоны-полукровки, люди, что ставили себя выше законов природы и лживые шарлатаны. Молодые души (2), что не имели права лицезреть Сына Неба. И где они теперь? Ха-ха-ха-ха!

2 元婴 (yuán yīng) — букв. состоит из слов «первый» и «младенец». Относится к практикам совершенствования Изначального духа. Чтобы достичь бессмертия необходимо совершенствовать Изначальный дух и воспитывать характер, до тех пор, пока совершенствующийся не станет невидимым и бестелесным, наконец, обретя пилюлю бессмертия.

— Эй, я понял, что она имеет в виду. Что еще за расовая дискриминация... Блядь! — завопил Чжан Чжао.

Висевший у него на поясе детектор внезапно замолк и раскололся на куски. Как только осколки коснулись почвы, земля под ногами юноши превратилась в топкое болото. На поверхность вынырнул монстр, похожий на гигантского крокодила. Чудовище зарычало и раскрыло пасть. В глубине огромной глотки бушевал огонь. Казалось, оно явилось сюда, чтобы проглотить этих самоуверенных людей. 

В этот самый момент небо окончательно скрылось за темными тучами, молнии опускались все ниже и ниже, грозя обрушиться на человеческие головы огромный черный котел3.

​​​​​​​3 黑锅 (hēiguō) — черный котёл (обр. в знач.: несмытая обида; клевета, ложные обвинения).

Но ноги оперативников продолжали нести их вперед. Толстые подошвы ботинок ступали по горящему болоту. Люли шагали в странном темпе: то ускоряясь, то замедляясь вновь. Но их обувь не плавилась от жара, наоборот, она словно покрылась тонким слоем льда.

— У меня ботинки замерзли! — воскликнул один из оперативников.

Вода, покрывавшая тела оперативников из водного класса, давно испарилась. Янь Цюшань чувствовал, что ионы окружавшего его металла пришли в движение, сталкиваясь с паром, но, как не старался, он не мог уследить за ними. Скорость его реакций теперь сильно уступала скорости его бывших коллег. 

Будучи самой чувствительной из всех, Гу Юэси первой ощутила странную вибрацию. Вибрация шла откуда-то из-под земли. Ее коллеги-оперативники принадлежали к разным родословным, но в этот момент девушке показалось, что между ними возникла странная, одновременно сложная и непредсказуемая связь.

Вдруг в небо устремился огромный огненный шар. У Чжан Чжао волосы встали дыбом, но в следующее же мгновение он обнаружил, что огненный шар столкнулся с невидимым энергетическим полем. Рухнув обратно на землю, пламя скользнуло в пасть гигантского зверя, и по округе прокатился ужасающий грохот. 

Но даже такая сильная встряска никак не повлияла на планы Шэн Линъюаня. В «Фэншэнь» собрались представители пяти главных элементов. Его Величество с особой точностью «расставлял фигуры на доске». Внезапно на выжженной, усыпанной пеплом земле, пророс первый росток. Оперативники, принадлежавшие к растительному классу, почувствовали, что их силы невероятно возросли. На глазах всех присутствующих молодой росток обратился высоким деревом. Огромная раскидистая крона должна была сдерживать гнев небес, в то время как его корни ловили каждый удар пульса «кровеносной системы земли». 

Вновь раздался грохот. Тень, питавшаяся от «кровеносной системы земли» Цзянчжоу навлекла на себя Небесное Бедствие. Удар молнии хорошенько наэлектризовал ее. «Смирившиеся с судьбой старики» в миг утратили свой облик, обнажив миру «ртутное» нутро.  

— Чтоб меня. Я никогда в жизни не чувствовал себя таким крутым! Эй, кто-нибудь, можете заснять это для обучающего видео?! Чжичунь, пожалуйста, включи камеру! — закричал один из оперативников растительного класса.

Чжичунь тактично промолчал.

Шэн Линъюань помахал ему рукой и вынул из-за пазухи сюнь. Тот самый, что он забрал из ресторанчика в Юйяне.

— Иди сюда. Свяжись со своими людьми и спроси их, могут ли они заменить музыку, что транслируют ревербераторы.

— Заменить музыку? — в это самое время Пин Цяньжу как раз выполняла приказ доставить третью партию ревербераторов к границе Цзянчжоу. На девушке был надет противогаз, и ее голос звучал очень глухо. Она с тревогой оглянулась на землю Цзянчжоу, где количество PM2.5 (4) явно превышало норму, и пробормотала: — Но расширение диапазона может нанести жителям района серьезные психологические травмы. Нам не разрешается использовать высокие частоты, способные повлиять на умственные способности. Кроме того, изменение музыки требует личного согласия директора Управления. Это предложение должно рассматриваться сотрудниками научно-исследовательского института совместно с представителями класса духовной энергии… 

​​​​​​​4 PM2.5 — это твёрдые частицы размером менее 2,5 микрон. Их диаметр в 30 раз меньше, чем диаметр человеческого волоса. К ним относится смесь частиц пыли, золы, сажи, а также сульфатов и нитратов, находящихся во взвешенном состоянии в воздухе.

— Осмелишься ли ты ослушаться приказа своего главы и самостоятельно принять решение? — прервал ее Шэн Линъюань. За время их разговора ему удалось собрать на поле боя более дюжины человек. В какой-то момент все они оказались в тупике, окруженные древними силами. — Думаю, с вашим директором не будет проблем.  

Пин Цяньжу окончательно растерялась. Задумавшись, девушка крепче стиснула мобильный телефон.

Окружавшие ее оперативники напоминали безголовых мух.

— Отдел восстановления, давайте быстрее!

— Ранее скорость распространения миазмов не превышала десяти километров в час, но теперь она увеличилась вдвое! Ревербераторы могут не справиться! Пожалуйста, поторопитесь и придумайте что-нибудь! 

— Почему их скорость увеличилась... — растерянно произнесла Пин Цяньжу.             

— Несколько оперативников были ранены, — ахнул один из коллег. — На них напали. Без защиты они вскоре увязнут в болоте миазмов и станут источником энергии для противника. По-моему... это никуда не годится. У нас нет другого выбора, нам нужно эвакуировать людей.

Большее количество жителей Цзянчжоу оказались в ловушке миазмов внутреннего демона, обладавших невероятной разрушительной силой. Даже с помощью импровизированной «пустой куклы» Шэн Линъюаня людей у Управления все равно было недостаточно. Всех до единого сотрудников соседних филиалов, включая логистов, доставили на место происшествия для поддержания порядка. И пусть некоторые из них никогда ранее не участвовали в сражениях, но они тоже обладали особыми способностями. Правда, с их уровнем они мало чем отличались от обычных людей. Максимум, на что они были способны — занять первое место в соревнованиях по армрестлингу. Когда грохот сражения докатился и до них, «особенные» засуетились. 

Переговариваясь, Ян Чао и Ло Цуйцуй вместе с группой младших коллег из Отдела восстановления закончили устанавливать третью партию ревербераторов. По окрестностям Цзянчжоу вновь покатилась привычная мелодия.   

Однако нежные звуки музыки больше не поспевали за ростом числа поглощенных миазмами людей. 

—  Миазмы замедлились, но у них наметилась заметная тенденция к росту.

— Можно ли увеличить мощность ревербераторов? 

— Придумай же что-нибудь!

— Все приборы работают на максимум, брат! — холодный пот заливал Ян Чао глаза, но, находясь в плотном защитном костюме, юноша не мог его вытереть. — Звук такой громкий, что его могут услышать соседние страны по ту сторону пролива. Эффект от реверберации не зависит от мощности самой машины, лишь представители класса духовной энергии... Так вот что это за музыка!

— Тогда смените ее, смените мелодию! — заорал один из оперативников-новичков.

— Обычно, ревербераторами управляют представители класса духовной энергии. Они нужны, чтобы изменить воспоминания людей, ставших случайными свидетелями происшествий. Но на такой высокой мощности и при таком большом диапазоне им будет сложно управлять. Даже если позвать на помощь всех наших коллег из класса духовной энергии, боюсь, у них случится коллективное кровоизлияние в мозг. Никто не сможет это контролировать. Мы не можем менять настройки приборов класса духовной энергии, — сказал Ян Чао. — Приборы класса духовной энергии нужно использовать крайне осторожно. Это как с лекарствами. Нужно принимать лишь те препараты, что были назначены в соответствии с болезнью. Если ошибешься, в лучшем случае сойдешь с ума, а в худшем — отправишься на тот свет. Вот так. Например, в этой ситуации нам необходимы сильнодействующие лекарства. Но если они смогут вылечить одних, то других могут попросту убить. Что ты на это скажешь? Все, что мы можем сделать, это дать им вайду красильную​​​​​​​5

​​​​​​​5 板蓝根(bǎnlángēn) — вайда красильная (лат. Ísatistinctória), растение семейства капустные, вид рода вайда, используется как лекарство.

Вдруг, откуда ни возьмись, выскочил Ло Цуйцуй и схватил Ян Чао за руку. 

— Не нужно никакой вайды. Отдел восстановления собирается провести совещание, где подготовит план немедленной эвакуации людей! О, боже мой, боже мой! Где нам их расположить? Как мы будем их эвакуировать? Как их всех сосчитать? Где разместить столько людей? Насколько далеко может распространиться эта штука? Как нам связаться с начальством? Как объяснить все это общественности?

Но общественность была не единственной проблемой. При такой скорости распространения катастрофа могла затронуть другие страны. Вокруг слишком много соседей. А представительство людей с особыми способностями и обычное правительство до сих пор стояли по разные стороны баррикад.

Зона поражения миазмами росла, а количество кислорода в принесенных оперативниками баллонах было ограничено. Как распределять ресурсы?

Если говорить об эвакуации, то следует помнить, что миазмы распространялись со скоростью двадцать километров в час. Смогут ли обычные неподготовленные люди эвакуироваться также быстро? Это же полный бред!

К сожалению, Цзянчжоу находился не так далеко от границы Юнъаня. На подземных этажах Главного управления хранилось великое множество опасных предметов. В случае заражения «кровеносной системы» города, Бедствие захватило бы и здание Управления по контролю за аномалиями... 

Ло Цуйцую хотелось плакать, но слез не было. Он был так встревожен, что только и мог волчком крутиться на месте.  

— Хочу купить парик, мне нужно купить парик! 

Обычно Отдел восстановления предпочитал действовать без лишнего шума. В основном, они занимались тем, что составляли пресс-релизы и договаривались о выплате компенсаций. Они никогда не сталкивались со столь масштабными инцидентами, представлявшими угрозу общественной безопасности. Сопровождавшие их оперативники выбились из сил, а логисты были в панике. 

Пин Цяньжу на мгновение застыла на месте, ее голова совершенно опустела. Девушка собрала волю в кулак и сказала в телефон: 

— Ты все еще здесь?

— Да, я тебя слышу, — голос Шэн Линъюаня, как и всегда, звучал мягко и спокойно. Пин Цяньжу плотнее прижала динамик к уху, в чужих словах сквозила едва уловимая нежность. — Не волнуйся.

Но как и тогда, в Дунчуане, она не могла не волноваться. Пин Цяньжу видела, как Шэн Линъюань в одиночку управлялся с ревербератором, в попытке стереть воспоминания множества людей. Но Дунчуань был всего лишь городом, в это время большинство его жителей уже спали. Это не шло ни в какое сравнение с нынешней ситуацией. Сможет ли он с этим справиться? 

А если кто-то умрет, кто за все это ответит? 

Если такое случится, ответственность ляжет на ее плечи, тогда она потеряет все, потеряет будущее... Но у нее никогда и не было будущего. Но если она рискнет, что станет с ее жизнью? Да ее жизнь не стоила ни гроша!

От мысли об этом Пин Цяньжу сжалась в комок. 

Спустя мгновение она вздрогнула. Ее дыхание участилось, ее губы, казалось, действовали против ее воли. 

— Сменить… сменить что? — наконец, пробормотала Пин Цяньжу. —
 Точно. Я сменю мелодию. 

Три минуты спустя ревербераторам поступил новый сигнал. Из динамиков зазвучали звуки глиняного сюня. Десятки установленных на границе Цзянчжоу машин подхватили их и понесли вдаль, выманивая наружу миазмы внутреннего демона.

Ветер подхватил эти трели, послушно пронося их над старыми черепичными крышами. Глубокая и одинокая, мелодия Шэн Линъюаня была совсем другой. В отзвуках его песни угадывались крики птиц, возвращавшихся домой по весне. Всюду, куда бы они не проникали, слышался едва уловимый мотив старой народной песенки. Теплая и наивная, она, вибрируя, неслась по воздушному потоку, наполняя все вокруг счастьем и легкостью. 

Миазмы внутреннего демона внезапно остановились.

Мелодия была отрывистой и неумелой, она то и дело замирала, словно задумавшись. Одно неловкое движение, и звук становился слишком низким. Он затихал, а затем неловко возвращался в первую тональность.

Несмотря на то, что созданный Шэн Линъюанем массив был совершенен, оперативники были людьми, их физических сил уже не хватало. «Фэншэнь» сильно ослабли, их ноги подкашивались, и в его идеальном​​​​​​​6 плане быстро появились прорехи​​​​​​​7. К счастью, рядом с ним был Янь Цюшань. Именно он, в конце концов, взялся восстанавливать массив. 

​​​​​​​6 天衣无缝 (tiānyīwúfèng) — у одежды небожителей нет швов (обр. в знач.: совершенный, безупречный, без изъянов, идеальный).

​​​​​​​7 露出破绽 (lòuchūpòzhàn) — обнаружились прорехи (обр. в знач.: шито белыми нитками; видна нечистая работа).

Но, похоже, тень тоже видела, кто ослаб. Круг сузился, и новое Бедствие сосредоточилось на нескольких запыхавшихся оперативниках. Границы массива начали истончаться. 

Гу Юэси была первой, кто увидел прореху. На лбу девушки выступил пот. Собрав последние силы, она мысленно взывала к Шэн Линъюаню, желая спросить у него, что делать. 

Но Шэн Линъюань не обращал на нее никакого внимания. Он закрыл глаза и уселся на корпус разбитой машины, продолжая неловко наигрывать свою мелодию. 

Дух меча принадлежал к клану Чжу-Цюэ. Помимо удивительного таланта щелкать орехи, клан крылатых был очень хорош в музыке.

Шэн Линъюань помнил, что, будь то божественные звуки церемониальных мелодий​​​​​​​8 или какая-нибудь народная песенка, лишь раз услышав ее, этот мальчишка мог с легкостью повторить восемь или девять, а то и все десять нот. Вот только вкус у него был отвратительный. Ему нравилось менять песни, делать из них нечто, не похожее ни на что. Под конец он обычно начинал голосить как птица. Невыносимо шумно.

​​​​​​​8 雅乐 (yǎyuè) — китайская церемониальная музыка, изначально была формой классической музыки и танца, исполнявшихся при императорском дворе и храмах Древнего Китая. 

Единственной песней, которую он не переврал, после того как выучил, была песня Северных земель.

В тот год, чтобы заручиться поддержкой жителей севера Шэн Линъюань лично повел людей через заснеженные горы в замерзшие поселения. Там они должны были встретиться с верховным жрецом. Люди были разобщены, каждый был сам по себе. Многие беженцы с Центральных равнин бежали в Северные земли, защищенные естественным барьером в виде снежных хребтов. В конце концов, они привезли с собой некоторые обычаи Центральных равнин. Шэн Линъюань и его люди прибыли как раз вовремя, чтобы успеть на праздник фонарей. Беженцы мастерили на морозе ледяные фонарики, и вскоре все вокруг заполнилось красными цветами и зелеными ивами9. Они хотели создать улицу нефритовых чайников10, как делали это у себя на родине.

​​​​​​​9 花红柳绿 (huāhóngliǔlǜ) — цветы ― красны, ива ― зелена (обр. в знач.: пышный (о растительности).

​​​​​​​10 玉壶 (yùhú) — нефритовый чайник (для вина).

Дух меча хотел гулять по ярмарке и разгадывать загадки. И у Шэн Линъюаня не осталось другого выбора, кроме как вывести его на прогулку. Быстро шагая мимо прилавков, Шэн Линъюань размышлял о тактике, которую они только что обсуждали с верховным жрецом.

Дух меча чувствовал его рассеянность. Не выдержав, он расстроено воскликнул: «Я был с тобой, когда ты играл в загадки с тем белобородым стариком. Теперь ты можешь немного поиграть и со мной?»

«Ты должен уважать этого белобородого старика. Кроме того, когда это ты был со мной? Стоило верховному жрецу сказать всего два слова, как ты тут же уснул. Не думай, что я этого не заметил», — беспомощно отозвался Шэн Линъюань.

Кроме того, этот дух меча еще и храпел. К счастью, никто кроме маленького принца больше не мог этого слышать.

Дух меча тут же возразил: «Старик тянул слова на восемьсот ли и говорил так, словно призывал души умерших. Как тут прикажешь не заснуть?»

Шэн Линъюань вновь попался на его уловку: «Этот старик — владыка Северных земель и ледника, что тянется на тысячи ли.  Еще у него есть три тысячи волков, на каждом из которых он может ездить верхом. Не говоря уже о том, что даже души умерших слушаются его зова. И вообще, мы говорили о делах, а не о загадках».

«Если тебе нечего мне сказать, просто ходи по кругу и отгадывай загадки. Все равно тут больше нечем заняться. Старик беспокоится, что ты оседлаешь волка, желая заполнить гору мечей​​​​​​​11 телами демонов и растопчешь Северные земли, чтобы единолично властвовать над человеческой расой. Но это ведь глупо. Неужели он этого не понимает?»

​​​​​​​11 刀山 (dāoshān) — будд. гора мечей (утыканная мечами гора в загробном мире, на которую бросают грешников).

Шэн Линъюань слабо улыбнулся: «Даже если жители Северных земель и люди с Центральных равнин принадлежат к одному клану, они разобщены. В прежние времена у покойного императора часто возникали ссоры с северными соседями. Но теперь Верховному жрецу не о чем беспокоиться».

«Ты не похож на покойного императора, — не задумываясь, выпалил дух меча. — Ты — владыка людей».

«Что ты сказал?» — ошеломленно пробормотал Шэн Линъюань.

«Я сказал, что ты владыка людей, — голос духа меча звучал звонко и чисто. — Ты обещал Алоцзиню, что закроешь глаза всем, кто погиб напрасно и похоронишь их останки. Ты также обещал, что к Цинмину​​​​​​​12 страна будет твоей и люди смогут вернуться на родину. Когда я получу свое собственное тело, я с радостью обойду три священные горы​​​​​​​13 и шесть рек».

​​​​​​​12 清明 (qīngmíng) — Цинмин, что означает «праздник чистого света», — традиционный китайский праздник поминовения усопших, который отмечается на сто четвертый день после зимнего солнцестояния.

​​​​​​​13 三山 (sānshān) — три священные горы в Китае (Пэнлай, Фанчжан, Инчжоу).

Желая убежать подальше от всех этих изнурительных интриг, Шэн Линъюань поглубже вдохнул весенний воздух.

Тогда он был еще мал, в Дунчуане зацветали груши, и в мире жил юнец, веривший, что он всемогущ. 

«Дай мне, дай мне! Я быстро разгадаю эту загадку. Если отвечу правильно, то получу фонарь! — заважничал дух меча. — В этих краях окна всю зиму завешены черной тканью. У тебя так много забот, но ты не можешь спать, пока не зажжешь свет. Позволь мне выиграть для тебя фонарь, чтобы ты мог спокойно уснуть?»

Шэн Линъюань не знал, смеяться ему или плакать. Он все еще чувствовал себя расстроенным и слабым, но ему пришлось на время забыть о лице и составить компанию духу меча. Рынок фонарей​​​​​​​14 был для беженцев лекарством от тоски по дому. Множество написанных на фонарях загадок несли в себе напоминания о доме. Они пришли из разных мест, из разных обычаев. Тот, кто мало и плохо учился, ни за что не смог бы их разгадать. Шэн Линъюань намеренно хранил молчание. Они проследовали из одного конца улицы в другой, но маленький дух меча, до этого настойчиво «уговаривавший его поспать», так ничего и не угадал. Он не на шутку рассердился. 

​​​​​​​14 灯市 (dēngshì) — стар. базар фонарей (во время праздника фонарей).

Наконец, владелец одной из лавок узнал юного императора. Намеренно поддавшись, он признал поражение и подарил юноше ледяной фонарь, чтобы тот не возвращался в дом с пустыми руками. 

Когда пришло время выбирать, из всех фонарей дух меча выбрал тот, что был в форме бабочки, потому что дунчуаньские шаманы поклонялись бабочкам. Каждую весну дети клана шаманов запускали с вершины горы такие же фонари. Маленький дух меча только-только покинул Дунчуань и еще ничего не знал о мире. Увидев фонарь, он, конечно же решил, что тот должен быть в форме бабочки.

Дух меча был уверен, что «выиграл» его сам. Но такой малыш не смог бы этого сделать. Уходя, они взяли фонарь с собой. К сожалению, когда они достигли перевала, уже вовсю царствовала весна, и к моменту, когда они покинули Северные земли, лед окончательно растаял. 

Дух меча ничего не говорил, но Шэн Линъюань чувствовал, что его маленький друг, похоже, впервые столкнулся с силами природы. Он долго молчал и наверняка сильно грустил. После этого Шэн Линъюань больше не боялся потерять лицо. Он вырезал из дерева маленькую бабочку и повесил ее на кисть​​​​​​​15 на конце эфеса меча.

​​​​​​​15 剑穗 (jiàn suì) — кисть на конце эфеса меча (помимо эстетики играла роль противовеса, а также служила для отвлечения внимания противника).

На обратном пути дух меча всю дорогу напевала песенку, услышанную однажды в Северных землях. Это не было песней Северных земель, это была мелодия, объединившая воспоминания беженцев со всех сторон. Все ее части относились к разным стилям, но оказавшись связанными одной мелодией, они гармонично смешались между собой. Мелодия казалась грустной, но закаленный в боях народ севера привнес в нее толику своей живости. 

Она была своеобразным символом примирения Центральных равнин и жителей Северных земель. 

Шэн Линъюань, наконец, вспомнил, как звучала песня, вернувшая ему воспоминания о жизни, которую он оставил позади. 

В те времена он еще не достиг совершеннолетия. Он был глупым ребенком, ненамного опытнее духа меча. Но он очень много читал. Дух меча бесстыдно называл его исключительным, будущим императором У, владыкой людей. Оглядываясь назад, он видел бескрайнюю дорогу через снежные горы, и себя, невежественного и бесстрашного. Возвратившись на родину и едва взойдя на престол, он клятвенно пообещал, что все живые существа, все души смогут обрести свое пристанище.

Он верил, что через тысячи лет, когда дух меча обретет свое свое собственное тело, настанет мир, по которому он сможет беззаботно путешествовать.

Как же самонадеянно...



Комментарии: 1

  • Юный Шэн Линъюань - такое трогательное зрелище ❤️
    Спасибо за перевод!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *