Первой реакцией Сюань Цзи было:

— Эй, толстушка. Иди и оповести людей на улице.

— Директор Сяо уведомлен, Вы можете быть уверены, — просто ответила ему Пин Цяньжу, на что Сюань Цзи только промолчал. 

Осталось меньше пятнадцати минут. В случае, если Сяо Чжэн и его бесполезные оперативники не поймают заклинателя, провалив тем самым свою первостепенную задачу, нахождение в одном помещении с этим дьяволом станет похоже на жонглирование бомбой. 

Ключевым моментом в словах Сюань Цзи было «на улице». Чтобы предотвратить все эти «уходи скорее», «нет, я не могу оставить тебя» и прочие «сопли с сахаром», он специально дал Пин Цяньжу задание, чтобы хоть немного успокоить ее совесть перед побегом с поля боя. 

Но толстушка не только не поняла, что ей нужно было сделать, но даже бросилась его утешать: 

— Старшая сестра Би работает уже около тридцати лет, она все еще оперативник Министерства безопасности, лишь недавно отправленный на вторую линию1. Она опытна и, конечно, будет в порядке! Не волнуйтесь, мы сможем победить.

1 退居二线 (tuìjūèrxiàn) уйти на пенсию с высокого поста; перейти на менее значительную должность.

Держи карман шире! Современная молодежь может испортить всю игру!

— Я хочу, чтобы ты вышла, — Сюань Цзи больше не мог притворяться вежливым, — не стой у меня на пути.

— Директор Сюань…

— Закрой рот и убирайся отсюда! 

Густой белый туман хлынул в разбитое окно. Стекло задрожало, его осколки зазвенели, скрывая звук удаляющихся шагов Пин Цяньжу.

Пухленькая девушка действительно не издала ни звука.

На какое-то время воцарилась тишина. Шэн Линъюань нарушил ее первым, внезапно спросив: 

— Вы действительно из «Подразделения Цинпин»?

— Подразделение Цинпин исчезло более семисот лет назад. Сюань Цзи задумался и спросил: — Ты знаешь о нем?

Шэн Линъюань только ахнул, выражение его лица сделалось отрешенным. Туман в его взгляде рассеялся, будто он вспомнил прошлое.

— Это было тысячи лет назад... У меня осталось лишь смутное впечатление. С самого детства тебя воспитывали люди. Иначе зачем такому одаренному существу жертвовать собой ради смертных?

— «Одаренный» или «приобретенный», все это исчезло давным-давно, — неопределенно сказал Сюань Цзи, будто соглашаясь со словами «воспитывали люди», а затем спросил, — Ты... только что ты сказал «смертные», а мгновение назад говорил про «расу демонов». Так ты…

Стоило ему произнести эту фразу, как его голос сорвался. Сюань Цзи несколько раз глубоко вздохнул, а затем неохотно продолжил: 

— Бог? 

— Откуда в этом мире взяться богам? Боги — это не что иное, как человеческие заблуждения. — Шэн Линъюань ненадолго замолчал, но вскоре мягко продолжил. — Я? Я, вероятно, тоже заблуждение. Ах, это было слишком давно. Я не помню.

У Сюань Цзи почти не осталось сил. Его голос звучал очень низко, будто он говорил во сне. Слова Шэн Линъюаня не были ни теплыми, ни гневными. Они разговаривали на рубеже полуночи, стоя у последней точки, но все вокруг было пронизано странным спокойствием.

По сравнению с этим, со стороны Сяо Чжэна все выглядело куда более захватывающе.

Он в прямом эфире наблюдал за тем, как «туристы», незаконное проникшие на территорию Большого каньона Чиюань, уже преодолели половину пути до контрольного пункта. Би Чуньшэн и Сяо Ли из местного отделения вызвались позаботиться о них.

Водитель уверенно вел машину, а Сяо Ли дремал на пассажирском сидении. Когда ему позвонили, он едва ли смог разлепить глаза.

Раненые расположились сзади, Би Чуньшэн спокойно вязала рядом с ними. Сяо Ли потер лицо и посмотрел на значок входящего вызова затуманенным от сна взглядом.

— Алло, капитан Чжан? Я уже сопровождаю их в ближайший контрольный пункт. 

— Сяо Ли, помолчи и послушай меня, — прервал его коллега.

Сяо Ли хватило и пары слов, чтобы как следует разволноваться. Пара машин пронеслась мимо них по трассе, освещая дорогу фарами. Молодой оперативник держал трубку и напряженно смотрел в зеркало заднего вида.

Бледный свет фар выхватил из темноты еще одну пару глаз. Усатый человек на заднем сиденье проснулся некоторое время назад, и теперь смотрел прямо на него, а Би Чуньшэн, все также сидевшая рядом с ним, бессознательно пересчитывала петли своего вязания.

Сяо Ли покрылся холодным потом.

Коллега в телефонной трубке понизил голос: 

— Вперед, не раскрывай себя. Я уже сообщил нашим людям, они ждут в засаде у въезда. Не паникуй. 

Сяо Ли прикусил язык и попытался сделать вид, что ничего не произошло: 

— А... хорошо, я понял, капитан Чжан.

Но он весь так напрягся, что его голос в конце концов сорвался.

Ужасно.

В этот момент Би Чуньшэн подняла голову и озадаченно посмотрела на него:

— Сяо Ли, тебе холодно?

Это было его первое задание. Сяо Ли только приступил к работе и уже был вынужден разделить машину с подозреваемым в убийстве. Его икры и живот свело судорогой, и улыбка, адресованная Би Чуньшэн, вышла даже уродливей, чем плач.

— О, что тебе говорила старшая сестра? Как только мы сядем в машину, закрой окно. Разве ты меня послушал?! Это все сквозняк, не так ли? Но, конечно, не слушай стариков! — пожурила его Би Чуньшэн. — Доставим этих людей и сможем отдохнуть. Как далеко нам еще ехать?

Сяо Ли был ошеломлен. Он украдкой посматривал на Би Чуньшэн. Сохраняя спокойствие, она подняла на него глаза и обменялась с ним взглядами.

Она что-то заподозрила!

— Ах, вот как! — Сяо Ли откашлялся и вернулся к телефонному разговору с капитаном, — Еще один перекресток. Я уже вижу здание.

Лицо Би Чуньшэн не выражало никаких эмоций. Сматывая нитки в клубок, она толкнула одного из туристов.

— Эй, просыпайтесь. Скоро приедем.

С этими словами она, как беспокойная старушка-мать, достала из кармана пачку влажных салфеток и протянула ее остальным:

— Просыпайтесь, можете протереть этим лица. Смотрите не простудитесь.

В 22:52 машина медленно проехала перекресток и прибыла на контрольный пункт. Сяо Ли нетерпеливо наблюдал за оперативником в штатском у въезда. Его ладони вспотели так сильно, что он едва ли мог удержать телефон.

— Вылезай из машины, медленно, — сказала Би Чуньшэн. Она поднялась, схватила женщину-гида со сломанной ногой, и с большим трудом подтащила ее к двери. — Пусть раненые идут первыми. Сяо Ли, помоги другим и поддержи ее.

Мышцы Сяо Ли напряглись до предела. Он крепко стиснул зубы, взял женщину за руку и вытащил ее наружу, будто пойманного грабителя.

— Эй, — воскликнула гид, отшатнувшись от него, — полегче! Что ты делаешь?!

— Осторожнее, не паникуй. — обратилась Би Чуньшэн к Сяо Ли, бросив на юношу многозначительный взгляд из-под очков.

Затем она поспешно помогла другим людям выйти из машины, сознательно или бессознательно преграждая путь усатому мужчине.

Краем глаза Сяо Ли заметил, что оперативники в штатском покинули контрольный пункт и начали медленно приближаться к ним.

Би Чуньшэн вытолкнула из салона последнего пассажира, и, казалось, только теперь заметила «усача»: 

— Эй, ты что, все еще там? Вылезай скорее.

С этими словами она проворно отскочила в сторону, будто собираясь уступить «туристу» дорогу.

Оперативники приступили к действию.

Усатый мужчина словно что-то почувствовал. На его лице мелькнула зловещая ухмылка. В тот момент, когда Би Чуньшэн была уже почти снаружи, он схватил ее сзади за шею, поднял маленькую женщину средних лет над землей и затолкал обратно.

— Не подходите сюда! Не двигайтесь! 

Очки Би Чуньшэн слетели и разбились, и она вынуждена была встать на ноги и запрокинуть голову. Лицо «туриста» казалось зловещим, из-под его воротника стремительно поползли жертвенные письмена. Он держал Би Чуньшэн и использовал ее как щит. Виден был только один безумно горящий глаз.

В 22:56 обе стороны оказались в тупике.

— Я задушу ее, задушу! Вы, ребята, только попробуйте! – «Усач» попятился назад, таща за собой Би Чуньшэн. Она попыталась открыть рот и что-то сказать, но мужчина лишь усилил хватку и сильнее сдавил ей горло. Лицо Би Чуньшэн покраснело, и она отчаянно задергала ногами. Мужчина безжалостно произнес: 

— Я знаю, в чем заключается твоя особая способность, заткнись.

— Где снайпер?

— Не получится. Не удается найти нужный угол. Он прикрывается заложником!

Сяо Ли поспешно сказал: 

— Разве у вас нет «секретных мифриловых пуль», которые автоматически уклоняются от обычных людей?

— Эта женщина из отдела логистики не обычный человек, мифриловая2 пуля не сможет их различить.

2 Мифрил вымышленный благородный металл, впервые упомянутый в легендариуме Толкина и присутствующий в ряде фэнтезийных вселенных.

22 часа 56 минут 59 секунд… 22:57 

С каждым мгновением секундная стрелка двигалась вперед, будто ее кто-то подталкивал.

57 минут и 10 секунд, 57 минут и 20 секунд.

— Директор Сяо, человек, отвечающий за место происшествия спрашивает Вас, если…

— Что?

— Если не... эээ… если…

Если не пожертвовать рядовым сотрудником, удаленным на вторую линию, ритуал темного жертвоприношения будет уже не остановить.

В конференц-зале штаб-квартиры Министерства и органов непосредственного подчинения Главного управления в это время ярко горел свет. Все взгляды были направлены в сторону главного диспетчера — Сяо Чжэна, а руководители всех отделений ждали его приказов.

Все хотели, чтобы он поставил чужие интересы превыше всего, но, с другой стороны, все боялись такой же участи3 

3 兔死狐悲 tù sǐ hú bēi когда заяц погиб, лиса горюет (обр. в знач.: страшиться такой же участи)

22:58:50

— Директор Сяо, осталась одна минута!

Сяо Чжэн, наконец, понял, что больше нельзя уклоняться от ответа.

— Вы…

В этот момент Би Чуньшэн внезапно подняла два пальца и сделала неопределенный жест в сторону оперативника.

— Подождите! Старшая сестра Би дала понять, что цель в ловушке.

В пятьдесят девять минут двадцать секунд женщина-гид, что в страхе пряталась у обочины, внезапно покачнулась и без сознания упала на землю. Остальные туристы последовали за ней. 

Сяо Ли открыл глаза. Пачка влажных салфеток, которую ранее вручила им Би Чуньшэн…

Тридцать секунд. Усатый мужчина заметно дрогнул, и в этот момент Би Чуньшэн, которая, казалось бы, была совершенно слаба, яростно толкнула противника назад.

Он глухо и болезненно застонал, схватив Би Чуньшэн за волосы. В узком пространстве два человека сцепились в драке.

Сорок пять секунд. Би Чуньшэн хрипло крикнула: 

— У тебя нет сил!

С каждым ее словом, хватка человека ослабевала. Но вдруг черты его лица исказились, он ринулся вперед и приложил все усилия в попытке задушить Би Чуньшэн.

Десять, девять, восемь…

Слишком поздно!

В этот момент, фургон внезапно пришел в движение. Никто не знал, когда именно, но один из оперативников обошел машину спереди, схватился за колесо и его руки превратились в пару медвежьих лап. Он издал громкий рев и с силой встряхнул фургон.

Изначально ослабевший мужчина резко потерял равновесие.

Пять, четыре…

Отчаянно сопротивляясь, он схватился за дверь.

Свои последние силы он бросил на то, чтобы поднять Би Чуньшэн!

Два…

В этот же момент, словно из воздуха, вылетела вязальная спица и яростно вонзилась в вену противника. «Усач» закричал.

Один!

Би Чуньшэн упала на землю и откатилась в сторону, задыхаясь от кашля. Мифриловая пуля вошла ровно между бровей ее противника.

Полночь!4

4 子时 (zǐshí) первый большой час суток (с 11 вечера до часу. ночи).

Мифриловая пуля взорвалась, и все тело мужчины поглотило серебристое свечение.

Некоторое время в конференц-зале Главного управления все молчали, пока чей-то голос не нарушил тишину.

— Директор Сяо, ребенок жив, показатели жизненно важных функций стабильны, он полностью готов к отправке в криопалату для проведения операции.

Сяо Чжэн дрожал.

Успели!

На месте происшествия Сяо Ли с глухим стуком опустился на колени. Уровень его особой способности всегда был ужасно низким. Он мог лишь передвигать по воздуху небольшие предметы, и, хотя он был оперативником, его брали лишь на вспомогательные операции, проводимые в близлежащих районах. 

Это был первый раз в его жизни, когда он с успехом атаковал противника.

Би Чуньшэн все еще не могла отдышаться, молча лежа на земле, она показала ему большие пальцы.

В то же самое время в больнице Чиюань Сюань Цзи, потерявший счет времени, почувствовал, что его цепь пришла в движение.

Наступила полночь? Что происходит?

В этот момент он услышал, как за дверью раздался голос: 

— Директор Сюань! Нам удалось убить заклинателя!

Сюань Цзи пошатнулся: 

— Почему ты еще не ушла?! Разве я не говорил, чтобы ты не путалась у меня под ногами?

— Но куда я могу пойти если Вы здесь, директор Сюань? — недоуменно спросила Пин Цяньжу. — Даже старик Ло ждет внизу...

— Ты… — только и смог выдавить Сюань Цзи. 

Внезапная мысль вспыхнула в его голове с быстротой молнии, но он не смог уловить ее. Что-то было не так. В следующее мгновение он услышал смешок.

Мозг Сюань Цзи среагировал слишком поздно. Человек инстинктивно отступил в угол.

В белом тумане и цепях, запятнанное кровью одеяние Шэн Линъюаня полностью скрылось под жертвенными письменами, сделавшись похожим на черно-красную мантию5.

5 玄衣 (xuányī) чёрно-красная (малая церемониальная) одежда (напр. императорская для малых жертвоприношений)

Державшие его железные оковы содрогались, словно от подземных толчков, и контролировать их становилось все труднее. 

Пин Цяньжу изо всех сил пыталась проникнуть внутрь, но стоило ей увидеть эту сцену, как от страха у нее подкосились ноги, и девушка упала на колени.

— Подождите! Почему он все еще там? Жертвоприношение... Разве темная жертва не провалилась?!

Шэн Линъюань издал низкий смешок, и сковывающие его цепи разрушились. В мгновение ока мощная энергия вырвалась наружу, и крошечные льдинки, образовавшиеся в сгустившемся тумане, превратился в ножи и устремились во все стороны. 

Уцелевшие стекла в здании больницы разбились вдребезги, и огромный черный вихрь ринулся вверх, затмевая едва различимый свет звезд. Небо затянули темные тучи, засверкали молнии и загремел гром.

Куда ни глянь, все уличные фонари казались свечами, задутыми ветром. Воцарилось полное безмолвие. Птицы, прилетевшие в Большой каньон на зимовку, не могли этого вынести и отчаянно пытались улететь. Тонкая струйка крови стекла из уголка рта Сюань Цзи, он отшатнулся назад, к углу стены, но больше не мог устоять на ногах и опустился на колени.

Однако, множественной атаки от пронзающих сердце стрел, не последовало.

Чья-то рука схватила его сзади, и он оказался в плену широкого, черного как смоль, рукава. Ледяные ножи пронеслись мимо него, оставив после себя наводящее ужас ощущение смертельной опасности.

Странный аромат пробудил его обоняние. Запах совершенно не вязался с этой сценой. Пахло чистотой, теплом и роскошью.

Напоминало весенний дворец в снежную ночь. 

— Я действительно... — Шэн Линъюань взмахнул рукавом, стряхивая лед, оберегая этого маленького демона, который, кажется, еще не достиг совершеннолетия. Вздохнув, он сказал, — Я действительно высокого мнения о вас, господа.



Комментарии: 3

  • Спасибо большое за перевод!

    Ответ от Old Khan

    И вам спасибо, что читаете!*__*

  • волнительно однако) спасибо за перевод!))))

    Ответ от Old Khan

    То ли еще будет! Спасибо, что читаете!

  • Дуже дякую за переклад!

    Ответ от Old Khan

    Спасибо, что читаете!^^

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *