— Ваше Величество владыка людей, — послышалось из разрушающегося здания. — Давно не виделись.

— Проклятие! Это действительно впечатляет! — воскликнул Ван Цзэ. — Если бы я не боялся умереть, я бы это сфотографировал. Уверен, что смог бы прославиться в «Моментах»... Но что, мать твою, нам теперь делать?

— Это все твои идиотские выходки! — не выдержав, заорал директор Сяо.

Падающая стена снова толкнула Сюань Цзи вниз, и он выпалил на одном дыхании: 

— Старина Сяо, не ты ли принадлежишь к громовому классу? Вот и придумай что-нибудь!

— Посмотри на мою голову! Ты правда считаешь, что твои необоснованные требования разумны? — ревел Сяо Чжэн.

Если бы представители громового класса умели защищать себя от молний, был бы этот красивый, воспитанный и утонченный мужчина сейчас лысым?

Вдруг поблизости послышался голос:

— Уйди с дороги.

Обернувшись, Ван Цзэ узнал в говорившем Янь Цюшаня. Он тут же почувствовал себя несчастным, избитым хулиганами ребенком, который, наконец-то, дождался своего отца. Мужчина едва не расплакался. 

— Командир Янь!

— Сестра Шань и остальные уже внизу. Прибыло подкрепление из «Баоюй», теперь можно не беспокоиться о подземных этажах. Сперва вам стоит позаботиться о себе. — Лифты давно вышли из строя, а аварийным выходом служила крутая длинная лестница. У Янь Цюшаня не было крыльев и, похоже, он поднялся наверх на своих двоих. Но его раны до сих пор не зажили. Тяжело дыша, мужчина грубо отмахнулся от Ван Цзэ, напоминавшего зарывшегося под землю страуса. — Заканчивай с глупостями. Быстрее, все соберитесь здесь! Директор Сюань, мне нужно что-нибудь металлическое. Не могли бы вы одолжить мне несколько монет? 

Но не успел он договорить, как здание жутко заскрипело. 

Сюань Цзи моментально разгадал замыслы Янь Цюшаня. Но возможно, он опасался, что монет может не хватить, потому поспешно высвободил одну руку, и на его ладони появилась половина меча. Зависнув в воздухе, Сюань Цзи без раздумий перебросил ее Янь Цюшаню. Лишившись большей части клинка, тело Сюань Цзи сделалось слегка прозрачным. 

Если бы не критичность ситуации, все столпившиеся на террасе оперативники немедленно бросились бы врассыпную. Меч пролетел над их головами, заставив людей невольно зажмурились. Клинок был украшен древними письменами, холодное сияние обоюдоострого лезвия пробирало до мозга костей. И пусть то была лишь половина меча, но ее мощная и тяжелая смертоносная аура заставила содрогнуться весь мир. Даже пилюля демона, и застилавший небо кровавый туман лишились своих сил.

Зрачки Чжичуня внезапно сузились. Все металлические предметы, клинки и украшения, что находились в здании, загудели и принялись дрожать.

Это был легендарный меч демона небес, обладавший властью казнить богов. 

Свирепый клинок замер прямо перед Янь Цюшанем, и холодный блеск яркого лезвия едва не заморозил его дыхание.

И в этот самый момент, заключенное в его сознании «искусство ковки золота» дало о себе знать. Через дарованное предками наследие, Янь Цюшань обратился к древнему мечу на никому не известном языке. Мужчина понятия не имел, показалось ли ему, но свирепая аура, охватившая клинок, внезапно рассеялась, и меч тут же стал намного сговорчивее. 

Янь Цюшань неуверенно протянул руку. Но стоило ему прикоснуться к мечу, как тот, повинуясь его воле, расплавился и превратился в тонкую металлическую пленку. Окутав собой всех присутствующих, пленка превратилась в глухую непроницаемую сферу.

— Это что еще за фокусы? — ошеломленно воскликнул Ван Цзэ.

Но стоило ему открыть рот, как висевший в воздухе Сюань Цзи помахал ему рукой. Металлическая сфера родилась из части клинка демона небес. Все равно, что из части его собственного тела. Повинуясь воле хозяина, она могла двигаться и видоизменяться. Сюань Цзи мягко поманил сферу к себе, и та, неся в себе целую толпу людей, взлетела в воздух и тут же врезалась в линию электропередач.

— Все ясно, вы решили завязать нам глаза и отправить на верную смерть? Как гуманно с вашей стороны! — охнул Ван Цзэ, и его слова без труда нашли свою цель в лице директора Сяо. 

Облысев, Сяо Чжэн стал намного чувствительнее к шуму. Его мозг чуть было не вытек из ушей. 

— Металлический шар — эквипотенциальное тело1. Пока ты внутри, электричество не может тебя убить. Чем ты занимался в средней школе?!

1 Поверхность, во всех точках которой потенциал электрического поля имеет одинаковые значения, называется эквипотенциальной поверхностью. Эквипотенциальные поверхности однородного электрического поля представляют собой плоскости, перпендикулярные линиям напряженности.

— Повышал квалификацию чтением фантастических романов!— крикнул Ван Цзэ. — Мой единственный талант — это умение рано вставать. Кто же знал, что, когда я стану старше, ничто не поможет мне избежать вступительных экзаменов в университет и небесной кары! Ах! Бодхисаттва Гуаньинь2, Нефритовый владыка3, Татхагата Будда4, Великий Мастер5... 

2 观音 (Guānyīn) — Гуаньинь. Персонаж китайской мифологии, бодхисаттва или божество, выступающее преимущественно в женском обличье, спасающее людей от всевозможных бедствий. Подательница детей, родовспомогательница, покровительница женской половины дома.

3 玉皇大帝 (yùhuángdàdì) — Верховный владыка Нефритовый государь (верховное божество у даосов, почтенное имя Нефритового императора).

4 如来佛祖 (rúláifózǔ) — Татхагата. Букв. «так ушедший» или «тот, кто вышел за пределы» — пояснительно-разъяснительный эпитет, использующийся в буддийской мифологии хинаяны и махаяны для Будды Шакьямуни и для других Будд. По взглядам тех, кто следует «учению большинства», у всех татхагат нет пределов (границ) тела (форм, проявлений).

5 太上老君 (tàishànglǎojūn) — даос. Верховный достопочтенный Владыка Лао (образ Лао Цзы в религиозном даосизме).

Но сотрясший воздух раскат грома прервал длинный список богов и Будд. Сфера вновь врезалась в линию электропередач. Непроницаемая металлическая оболочка не заглушала посторонние звуки. Оперативники тут же распрощались со своими предсмертными занятиями и, прислушиваясь к грохоту извне, завыли в голос.  

Вдруг словно не выдержав их криков, сфера лопнула и, откуда ни возьмись, налетел кровавый вихрь. Вопли несчастных оперативников разносились на расстояние свыше трехсот метров. Но внезапно несчастные смолкли, переглянулись и в растерянности обнаружили, что без ущерба миновали высоковольтную сеть.

Однако, прежде чем Ван Цзэ уверовал в науку и технику6, он почувствовал, что что-то не так. Мужчина опустил глаза и, наконец, заметил, что они давно покинули пределы здания и теперь висели в воздухе на высоте тридцать шестого этажа!

6 科学技术是第一生产力 (kēxué jìshù shì dìyī shēngchǎnlì) — наука и техника является первой производящей силой (изречение Дэн Сяопина (китайский государственный, политический и партийный деятель. Никогда не занимал пост руководителя страны, но был фактическим руководителем Китая с конца 1970-х до начала 1990-х гг) по политики модернизации в четырех областях в 1978).

— Довольно, — Сяо Чжэн первым пришел в себя и, оглушенный криком, закрыл уши. — Не ори, мы никуда не падаем!

Вдруг откуда-то из-под ног послышался чей-то голос: 

— Не... двигайтесь!

Оперативники опустили головы и с удивлением обнаружили, что каменные плиты, на которых они стояли, лежали на распростертых крыльях Сюань Цзи. 

— Директор Сюань, какова твоя максимальная грузоподъемность? — испуганно глядя вниз, осведомился Ван Цзэ. 

Вернув себе часть древнего клинка, Сюань Цзи процедил сквозь зубы:

— Спасибо, конечно, но я не лифт!

В этот самый момент сверху раздался шум огромных лопастей. Это был вертолет. Он вернулся, рискуя в любой момент угодить под удар молнии. 

— Приготовьтесь! — тут же закричал Сюань Цзи.

Оставшиеся на разрушенной террасе оперативники были лучшими из лучших. В тот момент, когда Сюань Цзи поравнялся с вертолетной лестницей, они быстро и организованно поднялись на борт.

Янь Цюшань шел самым последним. Стоило ему только протянуть руку, как небо прорезала ярчайшая вспышка. За исключением некоторых облысевших товарищей, у всех остальных волос встали дыбом. Сюань Цзи и вертолет разлетелись в разные стороны, и молния угодила в падающие камни.

Среди непрекращающегося грохота кто-то закричал:

— Здание сейчас рухнет!

Над оперативниками нависла тень. Главное управление, насчитывавшее свыше тридцати шести этажей, наконец, достигло своего предела и рухнуло вниз, как сломанный карандаш. 

Попавшая в эпицентр бури вершина обуглилась, так как венчавший ее температурный массив повредился и замерз!

Вертолет изо всех сил рванулся вверх. Болтавшиеся снаружи оперативники не смели открыть глаза, мертвой хваткой вцепившись в лестницу. Как вдруг, бывший под защитой Янь Цюшаня Чжичунь очнулся и сказал: 

— Постойте, директор Сюань... Что он собирается делать?

Янь Цюшань с трудом разомкнул веки и увидел Сюань Цзи, летящего к полуразрушенному зданию на верную смерть! 

Шэн Линъюань превратился в тень и быстро пронесся по аварийному проходу. Сверху сыпались осколки камней и, ударяясь об окружавший Его Величество черный туман отскакивали прочь. Шэн Линъюань не обращал на них никакого внимания до тех пор, пока в его сторону не прилетел кусок стальной пластины с надписью: «Ведутся строительные работы. Защитим деревянные памятники культуры».

Шэн Линъюань выставил вперед руки и поймал летевшую в него часть изоляционного экрана. Первой его мыслью было выбросить осколок, но вдруг, Его Величество что-то почувствовал. Его взгляд застыл... Стальная пластина источала хорошо знакомую ауру!

Эта штука защищала стоявшее в главном зале дерево. Говорят, что во время первого жертвоприношения, когда Би Чуньшэн призвала в этот мир его пустую куклу, высохшее древо навлекло на себя гнев Небесного Бедствия. Удар молнии уничтожил возведенный в зале массив. Массив до сих пор восстанавливали, потому каждому, кто посещал Управление, приходилось входить в здание либо с вертолетной площадки, либо с подземной парковки. В итоге Шэн Линъюаню так и не удалось попасть в главный зал. 

На осколке изоляционного экрана Его Величество почувствовал следы шести или семи массивов. Но лишь один из них показался ему знакомым… Массивы располагались крайне продуманным способом, почти полностью сливаясь друг с другом, не пропуская ни капли сокрытой в них ауры.   

Кто бы мог подумать, что такая огромная печать все это время находилась прямо у него под носом. 

Шэн Линъюань понятия не имел, остались ли в этом мире подобные таланты, но, стоило ему подумать об этом, как на ум пришел только один человек…

Дань Ли. 

И это странное высохшее дерево.

Здание Управления по контролю за аномалиями было построено вокруг огромного древа. Никто не знал, откуда оно взялось. Кто его посадил? Или оно выросло здесь само? На окружавшем ствол изоляционном экране висела табличка, сообщавшая, что это было самое большое из ныне существующих растений. Из-за его умопомрачительной высоты в древо много раз ударяла молния. Климат Юнъаня был сухой, и грозы часто вызывали пожары. Попав под Небесное Бедствие, все окрестные холмы оказались выжжены, но это дерево почему-то уцелело. 

В те дни его сухие ветви покрывали живые листья, и в воздухе стоял освежающий аромат зелени. Дерево продолжало расти и вскоре, все окружавшие его растения и цветы превратились в пыль.

Стоило цветам коснуться раскидистых ветвей, как они тут же высыхали и превращались в солому, в то время как на дереве расцветали новые побеги.

Шэн Линъюань вскинул руку, закрываясь от ветки, норовившей хлестнуть его по лицу. На ветке росло сразу четыре разных цветка: камелия, жасмин, антуриум и кливия. Но едва это разноцветие коснулось черного тумана, как некогда свежие цветы тут же превратились в дымку и исчезли. Воздух наполнился густой демонической аурой, и Шэн Линъюань, наконец, добрался до главного зала. 

Каждый день главный зал посещали десятки тысяч человек, но он никогда не казался переполненным. Теперь тут царил полнейший беспорядок. Среди ужасных корней валялись остатки изоляционного экрана, испещренные следами неизвестного массива. Ноге негде было ступить.

Шэн Линъюань шагнул на облако черного тумана и завис в воздухе, как вдруг, до его ушей донесся знакомый низкий смех.

— Ваше Величество владыка людей, — послышалось из разрушающегося здания. — Давно не виделись.

Шэн Линъюань почувствовал, как кровь стынет в жилах. 

Когда-то давно он уже слышал этот голос. Это было три тысячи лет назад, в год, когда закончилась кровопролитная война людей и демонов... Этот голос принадлежал королю демонов Цзю Сюню!

— Как быстро летит время, — едва слышно произнес Цзю Сюнь. Казалось, он был сразу со всех сторон, одно слово доносилось с востока, другое с запада. Его голос был похож на человеческий, но слова звучали в разнобой, наслаиваясь друг на друга. — Каким величественным был владыка людей, решившийся призвать мир к ответу? Ты был вождем всех человеческих кланов и тех, кто им подобен... И даже некоторых демонов, что переметнулись на сторону врага. Все они следовали за тобой. Твои прихвостни провозглашали: «Долгая лета императору». Но теперь, Твое Величество, ты так же жалок, как и я... Тц, Шэн Сяо, человеческое море подхватило тебя, чтобы однажды сбросить вниз. Больно было падать в Чиюань? 

Здание разрывалось от воя сигналов тревоги, повсюду слышался неугасающий гул голосов, сопровождаемый разрывающим уши грохотом разрушающихся конструкций... Весь этот шум сильно мешал Его Величеству. Шэн Линъюань слегка прикусил кончик языка, усилием воли заставив себя успокоиться и сосредоточиться на том, что услышал. 

Мимо него тут же промелькнула белая тень. На первый взгляд она напоминала блуждавшую по стене точку лазерной указки. Белесое пятно в беспорядке металось по залу, иногда приближаясь, иногда удаляясь вновь. Оно ни на секунду не останавливалось. За ним невозможно было уследить.

Шэн Линъюань интуитивно чувствовал панику противника. Висков коснулся слабый ветерок, и Его Величество ощутил, как вокруг заструилась чья-то слабая аура. Белая тень повторяла форму какого-то массива. Ее движения были едва заметными, но казались смутно знакомым.

Это действительно массив?

Но что это за массив?

— Кто ты такой? — спокойно спросил Шэн Линъюань.

Белая тень сказала с улыбкой в голосе: 

— Ты так долго пролежал в лаве, что выжил из ума и не узнаешь своих старых друзей?

Шэн Линъюань медленно вскинул брови, всматриваясь в оставленные тенью следы: 

— Как странно. Три тысячи лет мы были одиноки. Но в последнее время в этом мире неожиданно появилось слишком много старых знакомых. И теперь кто ни попадя пытается наладить контакт… Зачем ты здесь? — осведомился Шэн Линъюань, и темная энергия в его руках внезапно вспыхнула. — Пришел за красным конвертом? 

Но белая тень оказалась слишком быстрой. Черный туман не сумел ее достичь. Вместо этого он с размаху снес несущую стену. 

— «Башни полумесяца»7 нет уже три тысячи лет, — вздохнула белая тень. — Ваше Величество владыка людей, неужели ты действительно ничего не помнишь? Тогда советую тебе хорошенько присмотреться.

7 钩月 (gōu yuè) — досл. серп луны. Используется для обозначения изогнутой части клинка. 

От упоминания «Башни полумесяца» у Шэн Линъюаня дернулся глаз. Но сейчас у него не было времени думать об этом. Его Величество инстинктивно отскочил на десять метров. Вдруг, в том месте, где он стоял, словно из ниоткуда образовался невероятной силы вихрь, тут же обратившись в острые клинки. Один из клинков срезал прядь длинных волос Шэн Линъюаня, после чего они разом растворились в воздухе, будто их никогда и не было.

Но дальше произошло кое-что очень странное. Распустившиеся на дереве цветы и листья не испугались темной энергии. Напротив, они приняли черный туман как пищу и проглотили его без остатка. Корни наполнились жизнью и взмыли вверх на несколько чи. 

Ошеломленный Шэн Линъюань увидел начертанную на земле печать, и его с головой захлестнули воспоминания. 

Это было... три тысячи лет назад, прямо перед тем, как армия людей вошла во дворец демонов. 

В преддверии великой битвы в Цзючжоу король демонов вырвался из Чиюань и, круша все на своем пути8, двинулся на север. Весь мир превратился в его царство. Его новая столица получила название «Священный город». Она располагалась примерно в ста пятидесяти километрах к югу от Юнъаня. В столице находился «Парящий храм» — так называли дворец короля демонов. 

8 势如破竹 (shìrúpòzhú) — подобно тому, как раскалывают бамбук (обр. в знач.: сметать все на своем пути, сокрушить все препятствия, одержать стремительную победу; победоносный, непобедимый, неодолимый).

В отличие от огромных и надежных человеческих дворцов, дворец короля демонов располагался в густом лесу, где его окружали триста шестьдесят массивов. В центре массивов находилось высокое здание. Здание царапало облака своими острыми и изогнутыми, как крюки, краями крыши. Если в одну из лунных ночей выйти за пределы массивов и посмотреть наверх, можно было увидеть, как крыша цепляет полумесяц, поэтому дворец и называли «Башней полумесяца».

Массивы, возведенные вокруг башни, представляли смертельную опасность. С каждым новым шагом человеческая армия теряла несметное количество жизней, но в те далекие времена люди больше напоминали бессознательных насекомых. Они не боялись умереть, они могли лишь двигаться вперед, накатывая на врага как волны в прилив. 

Их всех гнала вперед горячая кровь. Всех, включая самого Шэн Линъюаня.

В трехдневном сражении у стен «Башни полумесяца» погибло сто тысяч воинов. В пределах огромного Священного города их тела не разлагались, и трупы попросту скидывали друг на друга. Битва пришлась на Праздник драконьих лодок9. Жара усиливалась, змеи и насекомые выползали из своих нор, но в радиусе ста километров от Священного города стояла тишина, не было даже птиц. Столицу окутывала непроницаемая аура смерти, а свирепый меч демона небес до сих пор искал своего врага. 

9 端午 (duānwǔ) — праздник начала лета (5-го числа 5-го месяца по старому календарю).

Меч напоминал марионетку, и человек, державший клинок, ни в чем ему не уступал.

За спиной остались двадцать страшных лет. Все последователи владыки людей, рядовые солдаты, что шли впереди него… Никто из них не знал, как им удалось выжить.

Армии людей потребовалось три дня, чтобы разрушить массивы, окружавшие «Башню полумесяца» и вступить в бой с сопротивлявшейся охраной клана демонов.

Шэн Линъюань до сих пор помнил последние минуты за пределами башни. 

Ступив в один из массивов, люди угодили в бесконечную ловушку. Со всех сторон их окружали полчища древних духов. Огромные Кунь и Пэн, свирепый небесный волк, Таоу — тигр с человеческим лицом, дракон — владыка грозовых облаков и одетая в огонь Чжу-Цюэ... Все они — истинные божества, проглоченные королем демонов Цзю Сюнем. Их плоть была мертва, но их гнев и сила оказались заперты в массивах, чтобы король демонов в любой момент мог ими воспользоваться.

Это был «Единый массив»10, создателем которого являлся сам король демонов.  

10 Название происходит от словосочетания 归一 (guīyī) — приходить к одному; сливаться воедино. То самое словосочетание, которое используется в молитве фанатиков школы Истинного Учения: «Все равно придешь к одному, мой господин — истинный Бог».

Он был единственным существом в мире, способным сотворить такое, потому что не было никого, кто смог бы похвастаться таким же необъятным аппетитом!

Впитав в себя темную энергию демона небес, он взмыл вверх, затерявшись в верхних этажах Главного управления. Там, откуда уже нельзя было рассмотреть, что происходило внизу.

Влетев в здание, Сюань Цзи обнаружил, что золотой дракон забрался на одиннадцатый этаж, и теперь свернулся там как геккон, ожидая смерти. Вдруг знакомая и плотная кровавая аура пронзила его лоб, словно острый шип, Сюань Цзи ничего не мог рассмотреть. 

— Это «Единый массив»? — шептало зло, рожденное коллективным бессознательным. — Но ведь Почтеннейший государь мертв?

Ведомый «клятвой вечной любви», Сюань Цзи тут же устремился вниз. Шепот настиг его, когда юноша врезался в границы печати.

Его сердце едва не выпрыгнуло из груди: «Единый массив»?



Комментарии: 4

  • Большое спасибо за перевод!

  • Уву
    Спасибо за ваш драгоценный труд

  • Спасибо за ваш труд ❤️

  • Спасибо за перевод!❤️✨❤️✨❤️

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *