Он до сих пор не знал своего происхождения, но в этот момент он услышал голос своей души. 

Сюань Цзи осторожно потер пальцы, и в его руке вспыхнул маленький почти белый огонек. Это пламя и в сам деле могло гореть под водой. Его свет разливался во все стороны и мягко рассеивался, освещая спрятанный на дне моря «гроб».

Все тело Шэн Линъюаня было с ног до головы окутано черным туманом. Ему не требовалась ни награда, ни плата, он продолжал распространяться, поддерживая низкую температуру. Море без устали омывало лед, но растаявшие участки вновь и вновь затягивались чернотой. Уцелевшей части гробницы было вполне достаточно, чтобы льдины не всплывали на поверхность. В самом центре холодной глыбы находился большой пузырь. Именно он служил Шэн Линъюаню гробом. Его Величество тихо спал внутри... Нет, он потерял сознание. Сюань Цзи заметил, что стенки пузыря были чем-то измазаны и поспешно подплыл поближе. Присмотревшись, юноша с ужасом обнаружил внутри огромное кровавое пятно. 

Длинные волосы Шэн Линъюаня слиплись и спутались, но сила демона небес давно залечила рану. Лишь засохшая кровь у него на лбу подсказывала, откуда взялось это пятно. 

Кто знает, как долго он находился под водой. На мгновение Сюань Цзи почувствовал, что ему стало трудно дышать. Недолго думая, юноша выпустил из рук белое пламя и то медленно окутало лед, пытаясь во что бы то ни стало растопить его. Сюань Цзи хотел поскорее избавиться от преграды. 

Но вдруг, юноша опомнился и погасил огонь. Он понял, что действовал слишком импульсивно. 

Если такой мастер, как Шэн Линъюань, потеряет сознание, у него наверняка сработает механизм самозащиты, и никто другой ничего не сможет с этим поделать. Чиюань и Хранитель огня являли собой две противоположности. Приблизившись к гробнице, Сюань Цзи использовал собственное пламя, чтобы растопить созданный черным туманом лед. Это было равносильно тому, чтобы включить над ухом потерявшего сознание человека очень громкую пожарную сирену. Странно, что этот человек никак не отреагировал на такой стресс.

Сюань Цзи поспешно одернул руки и сжался в комок, готовясь к ответному удару со стороны черного тумана. В этот же момент в его душе зародилась идея. Нарвавшись на хорошую взбучку, он планировал дождаться удобного момента и ускользнуть, тем самым сохранив в легких хоть немного драгоценного воздуха.

Любой, кто принадлежал к классу огня и грома и у кого была хоть крупица мозга в голове, не стал бы в одиночку сражаться под водой. 

Юноша настолько разволновался, что даже его волосы завились и встали дыбом, однако ожидаемой «взбучки» не последовало.

Немного поколебавшись, Сюань Цзи выждал какое-то время и вновь потер пальцы друг о друга, вызывая крохотное, размером с горошину, пламя. В его тусклом свете он вновь украдкой посмотрел на Шэн Линъюаня. Только теперь юноша с удивлением обнаружил, что черный туман вовсе и не собирался нападать на него. Вместо этого он медленно вернулся в тело своего хозяина и перестал замораживать все вокруг.

Вечно теплые воды южного моря скользили по поверхности льда, заставляя его таять на глазах. Глыба, защищавшая проход в гробницу, вскоре рухнула, и Сюань Цзи поспешно нырнул следом.

Пловец из него был никудышный, потому, чтобы догнать льдину, юноше ничего не оставалось, кроме как прибегнуть к специальному смешанному стилю. К плаванию по-собачьи. Некоторое время спустя он, наконец, сумел дотянуться до глыбы. Огромный ледяной пузырь, по форме напоминавший гроб, почти растаял, и Сюань Цзи не составило труда удержать его. Но, не рассчитав силы, Сюань Цзи так сильно стиснул льдину, что та с треском раскололась. 

Плохо дело!

Этот старый дьявол был профессиональным игроком со смертью, давно достигшим восьмого уровня. Но сейчас он страдал от головной боли.  Если бы кирпич мог решить эту проблему, он бы точно повторил сцену из «Двадцать тысяч лье под водой»1!

1 海底两万里 (hǎidǐ liǎng wànlǐ) «Двадцать тысяч лье под водой» — классический научно-фантастический роман французского писателя Жюля Верна. Роман повествует о приключениях капитана Немо на построенной им подводной лодке «Наутилус» — технологическом чуде описываемого времени.

Однако у Сюань Цзи не было времени беспокоиться о попавшей в воду крови. Он напряг мозги и, наконец, выудил из памяти несколько странных слов на русалочьем языке. Воспользовавшись уцелевшим воздушным пузырем, юноша поспешно просунул в него голову и, вспомнив обо всех своих талантах, принялся тараторить со скоростью света. Закончив, он тут же зажал Шэн Линъюаню нос и рот.

Из-под ног Сюань Цзи тут же забил фонтан, и их обоих на огромной скорости подбросило вверх.

Сюань Цзи быстро расправил крылья и подхватил Шэн Линъюаня на руки. Он чувствовал себя так, будто превратился в летящую стрелу. Его голова была наконечником, пронзившим морскую гладь. Будь он обычным человеком, он бы уже давно рассыпался на кусочки. Но его тело было создано из костей Чжу-Цюэ. Какое-то время Сюань Цзи никак не мог открыть глаза. Он слышал лишь шум волн, и его кожа онемела от соли. Все его чувства словно отключились. Чувствительным остался только кончик языка...

Сюань Цзи понимал, что это был вынужденный шаг, и ему не стоит слишком много думать об этом. Но чем дальше, тем сложнее было избавиться от мыслей. 

Он не знал, как долго Шэн Линъюань мерз на дне моря. Его губы были холодными, как камень, но внутри еще теплился маленький огонек. Он был сам не свой и в таком виде напоминал драгоценное сокровище. Сюань Цзи не мог этого не заметить. Юноша стиснул руки. Словно в бреду ему видилось, будто давняя мечта, преследовавшая его на протяжении тысяч лет, наконец, исполнилась. Даже окажись он сейчас на пороге смерти, Сюань Цзи не о чем было жалеть.

Один вздох казался бесконечным, хотя на деле, он длился всего секунды. В следующий же миг бушующее море взревело, и волны подбросили их обоих в воздух. Сюань Цзи тут же расправил мокрые крылья и неловко замахал ими, восстанавливая равновесие. 

Никто не знал, когда рассеялись грозовые тучи, и небо озарилось давно потерянным светом луны и звезд. Из-за соленых морских брызг Сюань Цзи ненадолго ослеп. Юноша запрокинул голову... Это было очень похоже на безумие, охватившее дух меча на рубеже пятого и шестого годов Цичжэн. 

Сюань Цзи казалось, что он оглох. Лишь в его груди все еще стучали барабаны. 

Юноша поджал губы. Он чувствовал, что его сердце, наконец, перестало сопротивляться и медленно опустилось в темные глубины моря. 

Он до сих пор не знал своего происхождения, но в этот момент он услышал голос своей души. 

Шэн Линъюань напоминал сильнодействующий яд. Сюань Цзи знал это и постоянно был настороже. Но, в конце концов, он не удержался и попробовал кусочек.

«Твою же мать, — направившись к берегу, подумал Сюань Цзи, прижимая к груди это ядовитое существо, — какого черта?»

Несколько дней назад Сюань Цзи был госпитализирован, но, в виду того, что в больнице так и не удалось установить, что с ним что-то не так, коллеги забронировали для него обычный гостиничный номер. Пока он летел, ночной ветер полностью высушил его. Но юноша думал лишь о том, что, пусть раньше ему уже приходилось мыть волосы Его Величества, теперь у него появилась новая несбыточная мечта.  Сюань Цзи хотел помочь Шэн Линъюаню хорошенько вымыться, и ни дружественные чувства, ни мораль здесь были совершенно ни при чем. Он сделал бы это исходя из своих собственных интересов. 

Во всяком случае, древний дьявол вряд ли опасался простуды, потому, едва оказавшись в номере, Сюань Цзи отыскал одеяло, небрежно завернул в него Шэн Линъюаня, и оставил того лежать на кровати, как труп. Отвернувшись, юноша, наконец, выдохнул.

Словно запряженный в жернова осел, он прошелся по комнате, а затем вытащил из шкафа чемодан. Сюань Цзи нужно было чем-то занять руки и успокоиться. 

На сей раз у него должна была быть сменная одежда... Сюань Цзи задумался. Потянув вверх край своей белой футболки, юноша вытер ею лицо. Он планировал искупаться чуть позже, но в этот момент Сюань Цзи вдруг заметил, что его одежда испачкана кровью.

На мгновение опешив, юноша быстро припомнил, что именно он был тем, кто разбил «гроб» Шэн Линъюаня. Ситуация была срочной, и у него попросту не было времени раздумывать над этим. На ледяных стенках была кровь... А это значит, что он снова подключился к Шэн Линъюаню через «bluetooth».

Сюань Цзи взял рубашку, в которую собирался переодеться, но так и остался сидеть на корточках на полу с открытым чемоданом у ног. Вдруг, юноша вскинул голову и посмотрел на лежавшего на кровати человека. Из-под одеяла виднелись лишь длинные волосы, и Сюань Цзи решил, что еще легко отделался.  

Хорошо, что он обнаружил это первым. Если старый дьявол проснется, последствия будут невообразимыми. 

Обливаясь холодным потом, Сюань Цзи напрочь забыл про душ. Отодвинув вещи в сторону, юноша поспешно освободил себе место. Он уселся на пол, скрестил ноги и, вспомнив о недавно выученном уроке, решил проверить море сознания. Убрав из окружения все лишнее и избавившись от навязчивых мыслей, Сюань Цзи заставил себя успокоиться и вскоре заметил, что в море его сознания появился неожиданный гость.

Сюань Цзи какое-то время наблюдал за происходящим, а после облегченно вздохнул. Морские течения слишком быстрые, и большую часть крови смыло водой. Едва установленная связь испарялась со скоростью света и вот-вот должна была оборваться. Старый дьявол досадовал на то, что юноша «не желал ни работать, ни учиться», потому устроил для него урок по погружению в созерцание. И теперь, если Шэн Линъюань внезапно решит проснуться, Сюань Цзи сможет в любой момент закрыть от него свое сознание.

Находясь в море знаний, юноша разминался, ожидая, когда время их связи истечет. Он украдкой поглядывал в сторону «незваного гостя», изучая его, но в глубине души Сюань Цзи чувствовал, что что-то не так.

«Незваный гость» молчал.

Ни там, в море, ни теперь, у Шэн Линъюаня будто и вовсе не было сознания. Не было ни чувств, ни снов... Будто он умер.

Сюань Цзи осторожно приблизился к нему и медленно погрузился в море знаний Шэн Линъюаня. Он опасался влезать глубоко, но едва переступив порог, юноша почувствовал, что провалился в бездну. Вокруг царил первозданный хаос. Там совершенно не было света... Там не было ничего.

Бесконечная тьма — великое испытание для ума. Сюань Цзи испугался и поспешно отступил.

Даже у таких тяжелораненых пациентов как Янь Цюшань сознательная деятельность не прекращалась ни на минуту.

Что это за человек, который не видит снов? 

Сюань Цзи с минуту колебался, а затем снова шагнул вперед. Воспользовавшись их связью, он попытался представить себе весенний сад. Он пытался придумать для Шэн Линъюаня сон... Вдруг, у него на сердце стало очень легко. Вспомнив о кровавых разводах на льду, он пытался заставить Его Величество спать как можно крепче. 

Но Шэн Линъюань оказался на редкость неблагодарным. Прежде, чем Сюань Цзи закончил устанавливать подставку для цветов, он увидел, что и розарий, и пруд, которые он только что создал, исчезли. Еще до того, как укрытые росой лепестки успели распуститься, их поглотила тьма из моря знаний Шэн Линъюаня.

Что произошло? Ему не понравилось?

Возможно, для такого старомодного человека, как он, все это казалось слишком уж вестернизированным2.

Вестернизация — заимствование западноевропейского или англо-американского образа жизни в области экономики, политики, образования и культуры, распространение западных ценностей по всему миру. Наиболее широко распространены либеральная идеология и рыночная экономика.

Хорошо... а что насчет дворца Дулин?

Сюань Цзи изо всех сил попытался припомнить внешний вид дворца. Стоило ему только подумать об этом, как в его сознании возник запорошенный снегом одинокий фонарь. Это был канун Нового года. 

Но в этот раз тьма поглотила сон куда быстрее. Словно вырезанный из нефрита дворец Дулин вспыхнул и исчез в небытие. Похоже, Его Величество больше не желал на это смотреть. 

Сюань Цзи нахмурился, задумавшись на мгновение, и попытался воссоздать в памяти пейзажи древнего Дунчуаня. 

Когда-то Дунчуань был родиной клана шаманов. Сюань Цзи видел его в «обратном течении» и в воспоминаниях о духе меча демона небес. Но все это хранилось в памяти Шэн Линъюаня. Сюань Цзи понятия не имел, правда это или нет. В глазах Шэн Линъюаня было слишком много фильтров.

Из темноты постепенно появлялись холмы и леса, деревянные хижины, медленно, но верно, превращаясь в знакомый пейзаж. На этот раз всепоглощающая тьма из моря знаний Шэн Линъюаня не сдвинулась с места.

Ему все еще нравился Дунчуань…

Сюань Цзи вздохнул, и эта мысль тут же испарилась. Идиллия сельской жизни содрогнулась и разлетелась на куски осколками стекла. Из глубин сознания Шэн Линъюаня вырвался яростный, как лезвие ножа, ветер. Ветер оттолкнул Сюань Цзи прочь и едва не врезался в его море знаний. Зыбкая связь между ними была разрушена, и Сюань Цзи тут же открыл глаза. Шэн Линъюань лежал на боку, и его рука слегка подрагивала. 

Мгновение спустя молодой человек медленно поднял ее, коснулся пальцами незнакомого матраса и встретился глазами с белым потолком номера. Его взгляд был тяжелым, а сам он выглядел сердитым. Его Величество сел на кровати, и одеяло, укрывавшее его, упало. Шэн Линъюань поднял голову и увидел сидевшего на ковре маленького демона, который, похоже, до сих пор не усвоил, что такое созерцание. 

Маленький демон встретился с ним взглядом и испуганно отвел глаза. Но затем, словно вспомнив о чем-то, он снова посмотрел на Шэн Линъюаня. Юноше показалось, что на его одежде могли остаться перья. 

Но Шэн Линъюань не желал играть с ним в гляделки. Осмотревшись, он понял, что маленькому демону, похоже, нечем было заняться и он решил сунуть свой нос куда не следовало. Так чужое любопытство потревожило его и без того редкий сон. К счастью, головная боль уже прошла, и к Его Величеству вернулось здравомыслие. Он был слишком ленив, чтобы возмущаться по мелочам, потому Шэн Линъюань просто потер лоб и сказал:

— Допрос закончился?

— Нет... — неловко кашлянул Сюань Цзи. — Нет. Иньи пробыл в этой организации слишком долго. Если допрос затянется, велик риск нанести заключенному психологическую травму. Но нам удалось сломать его защиту, утром мы на служебном самолете вернемся в Главное управление. Здесь собрались все оперативники «Фэншэнь» в полном составе. Мы просканировали слепого изнутри и снаружи, и увеличили защиту в десять раз. История с внезапными смертями на черном рынке Дунчуаня больше не повторится.

Но Шэн Линъюань был занят тем, что расчесывал пальцами свои спутанные волосы. Он полностью проигнорировал слова Сюань Цзи. Зная, что Управление по контролю за аномалиями было гораздо слабее, чем подразделение Цинпин, Шэн Линъюань не слишком рассчитывал на них. Когда Иньи вытащили из воды, он поселил в его сердце сгусток черного тумана. Если кто-то попытается вызволить его из тюрьмы или убить, Его Величество первым узнает об этом. Даже если Иньи разрубят надвое3, он не позволит ему умереть и сбросить с себя ответственность. 

3 腰斩 (yāozhǎn) — разрубание по пояснице (вид казни).

— Ваше Величество, — с невыразимым напряжением начал было Сюань Цзи. — Вы... Вы вернетесь с нами в Юнъань? 

Черный туман вытянулся струной, превратившись в тонкую ленту, и перевязал волосы Шэн Линъюаня. Молодой человек поднял на Сюань Цзи глаза и улыбнулся.

— Что, ты не рад приветствовать меня в своем доме?

Сюань Цзи на мгновение показалось, что с ним флиртуют. Во рту тут же пересохло, и юноша бессвязно пробормотал:

— Нет... Я ничего такого не имел ввиду.

Поднявшись с кровати, Шэн Линъюань, шаг за шагом, медленно подошел к нему и склонил голову.

— Что значит «ничего такого»?

Сюань Цзи беззвучно сглотнул. 

Он внезапно обнаружил, что старый дьявол, похоже, был мастером в любовных делах. Он видел истинную суть вещей. Его Величеству хватило одного лишь взгляда, чтобы рассмотреть все его тайные желания и сжать в руках его сердце. А сам он потратил впустую десять лет, праздно прожигая жизнь. Он ничего не умел, и у него не было сил, чтобы «ответить ударом на удар».

Но в следующий же момент Шэн Линъюань поддел пальцами его подбородок, заставляя юношу поднять голову: 

— Раз уж ты так беспокоился, что среди ночи отправился вытаскивать меня из моря, то я просто не могу тебя подвести. Но тебе придется постараться. 

Сюань Цзи лишился дара речи.

Подождите минутку, к чему он клонит?

— До рассвета еще два или три часа. Вполне достаточно, чтобы научить тебя «секретам концентрации». Помни, ты должен оставаться собранным в течение всего дня, — холодно улыбнувшись, сказал Шэн Линъюань. Затем он спокойно достал из чемодана Сюань Цзи брюки и рубашку. — Пойду умоюсь и приведу себя в порядок. Я возьму твои вещи.

Но едва взяв в руки одежду Сюань Цзи, Шэн Линъюань обнаружил, что почти все его вещи были светлыми. Они были чистыми, опрятными, и мягкими на ощупь. Этот человек всегда одевался как чертов жиголо. У него напрочь отсутствовало чувство меры, и он только и делал, то впустую тратил время. Это невероятно раздражало. Неудивительно, что его разум был таким хрупким. Сперва Его Величеству казалось, что этот парень вынужден был прозябать в нищете и постоянно попадал в неприятности из-за своей демонической сущности. Но все, что он увидел сегодня, стало неопровержимым доказательством его невежества. Пришло время дать ему пощечину.

Сюань Цзи выжидающе молчал.

Чушь собачья, а не мастер любовных дел! Кто бы мог подумать, что этот человек оклевещет его и назовет развратником!

Будь он на самом деле таким похотливым, разве он не стал бы самовлюбленно пялиться на себя в зеркало? Это ведь куда лучше экономит энергию? Чушь собачья!

Неудивительно, что старый дьявол властвовал над тысячами ли гор и рек, но его гарем оставался пустым. У него не было ни жены, ни детей. Он был завзятым игроком-одиночкой4!

4 注孤生 (zhù gūshēng) — буквально Forever alone.

У Сюань Цзи попросту не было времени задумываться о том, что «Шэн Линъюань надел его одежду». Он был слишком зол. Казалось, что его отправили в роскошную частную школу. 

Так называемые «секреты концентрации» были некогда созданы для юношей, что никак не могли сосредоточиться. Тренировка заключалась в том, чтобы «выстоять перед лицом шести желаний». Находясь в иллюзии, Сюань Цзи должен был использовать свое божественное сознание в попытках продеть нить в иголку. Сложность заключалась в том, что в иллюзии было полно красавиц. Девушки, одна очаровательнее другой, бесстыже липли к нему, пытаясь помешать.

Лишь рано утром, когда на его телефоне, наконец, зазвенел будильник, Сюань Цзи был освобожден. Этот «временный репетитор» не на шутку его измотал, он смертельно устал. Юноше казалось, что он не просто остался ни с чем, но и заработал себе косоглазие. Однако, во всем этом были свои плюсы. За ночь он отточил свои навыки настолько, что порой, даже сталкиваясь с Шэн Линъюанем лицом к лицу, он мог сохранять спокойствие. 

Его Величество был вполне доволен результатом. Он считал Сюань Цзи бесполезным куском необработанной древесины. Это безрассудное молодое поколение необходимо было привести в порядок. Разве его методы не были эффективными?

Благодаря его бесчеловечным урокам каждый из них смог добиться желаемого. Именно с таким настроем они оба поднялись на борт летящего в Юнъань самолета. 

Перед отъездом Сюань Цзи не забыл забрать из больницы оставленные на хранение вещи. Шэн Линъюань холодно наблюдал за ним. Ему показалось, что маленькому демону, вероятно, не хватало родительской любви. Не было никого, кто позаботился бы о нем. Никто не учил его, как правильно клевать зерно. Словно голодный воробей, клюющий рассыпанный по земле рис, он брал и брал, не желая отказываться от чужой доброты. 

Янь Цюшань все еще не мог двигаться, поэтому решено было оставить его в Юйяне. Ван Цзэ поручил Гу Юэси и Чжан Чжао присматривать за ним. Взяв с собой оставшихся оперативников «Фэншэнь», он вместе с начальником Отдела восстановления и его подозрительным духом меча отправился сопровождать Иньи обратно в штаб-квартиру Главного управления.

Служебный самолет был собственностью Управления. В соответствии со всеми стандартами грузовой отсек самолета был преобразован в тюрьму класса А. Он всегда использовался для перевозки важных и опасных подозреваемых. После урока, полученного ими на черном рынке Дунчуаня, никто, кроме начальника оперативного отдела юйянского филиала Ду Жо не был предупрежден. Даже не имевшее отношения к делу люди Ван Цзэ и сотрудники Отдела восстановления, занимавшиеся ликвидацией последствий на побережье Юйяна, ничего не знали.

В прошлый раз, когда Его Величество летал на самолете, у него не было собственного тела, и его душе пришлось вселиться в меч. Это впервые, когда он самолично поднялся на борт. Всю дорогу он с интересом смотрел в окно, ни на миг не опасаясь упасть. Ведь все это время рядом с ним сидела большая птица. 

— Раз уж у тебя есть крылья, почему бы тебе не полететь обратно самому? Почему вместо этого ты сел на другую птицу? — с любопытством спросил он Сюань Цзи. 

Сюань Цзи лишился дара речи. Казалось, в словах Его Величества было что-то не так. Он словно ругал его. Но юноша никак не мог понять, почему. 

Проходивший мимо Ван Цзэ случайно услышал их разговор и рассмеялся, едва не расплескав воду. Он поспешно объяснил Шэн Линъюаню, что такое «управление воздушным движением». Так Его Величество узнал о том, что обычные люди, не имевшие ни власти, ни богатств, и даже не будучи заклинателями, целыми днями летали по небу. Однако, это показалось ему не слишком убедительным. То ли потому, что этот карп был никудышным рассказчиком, то ли потому, что Шэн Линъюаню не хватало знаний. Его Величество промолчал, но остался под впечатлением от того, что насочинял Ван Цзэ.

Командир Ван был самой настоящей сокровищницей. Он никогда не стеснялся бурно проявлять эмоции перед посторонними. Услышав, что старший брат удостоил его вопросом, он принялся размышлять о небе и земле, рассказал о трех поколениях своих предков и, наконец, достал свой мобильный телефон, чтобы поделиться коротким домашним видео... Но из-за того, что часть контента оказалась слишком вульгарной, Сюань Цзи пришлось его прервать.

— А это что такое? — взгляд Шэн Линъюаня упал на экран телефона Сюань Цзи, с открытой на нем страницей онлайн-магазина. 

Пришедший из древности Его Величество понятия не имел, что для современных людей их мобильные телефоны были словно нижнее белье. Ему казалось, что в том, что он небрежно посмотрел на экран, не было ничего такого.

Сюань Цзи больше некуда было прятаться. Дрожащей рукой он отправил в корзину для покупок более тридцати мужских вещей, а также кучу предметов первой необходимости... И в один клик оформил заказ. 



Комментарии: 4

  • Большое спасибо за перевод!

  • Спасибо за перевод.)) Но всё-таки я не очень понимаю, почему Чиюань и Хранители огня - противоположности. Ведь Алая птица жила в Чиюань.

    Ответ от Shandian

    Чиюань - источник темной энергии, в первую очередь. А Хранитель огня не демоническое создание как тот же король демонов. Жить можно где угодно, а силы-то разные)) Сюань Цзи пользуется огнем, а Линъюань - темным туманом. Их энергия и силы полностью противоположны. Охранять Чиюань не значит пользоваться его силой))

  • Сравнение телефона с нижним бельём впечатлило.
    Императора надо помыть. Не пристало ему пахнуть немытым телом. Вперёд, птичка!

  • Когда раньше прочла, что Шэн Линъюань для облегчения мигрени прикладывался головой к колонне, то представила себе холодную каменную колонну, к которой приятно прижаться лбом. Кто ж знал, что Его Величество использовал технику "убейся головой ап стену"...
    Сердце за него болит(

    Спасибо за перевод!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *