Словно весенний дворец в снежную ночь.

Первой реакцией Сюань Цзи было:

— Эй, толстушка, иди и предупреди людей на улице.

— Директор Сяо должен был уведомить их. Теперь Чиюань находится под контролем Главного управления, вы можете быть спокойны, — просто ответила ему Пин Цяньжу, на что Сюань Цзи только промолчал.

Осталось меньше пятнадцати минут. В случае, если Сяо Чжэн и его бесполезные оперативники не поймают заклинателя, провалив тем самым свою первостепенную задачу, нахождение в одном помещении с этим дьяволом превратится в жонглирование бомбой.

Ключевым моментом в словах Сюань Цзи было «иди», а не «предупреди». Чтобы предотвратить все эти «уходи скорее», «нет, я не могу оставить тебя» и прочие «сопли с сахаром», он специально дал Пин Цяньжу задание, чтобы хоть немного успокоить её совесть перед побегом с поля боя.

Но эта девчонка, похоже, была недостаточно понятливой, чтобы сообразить, что ей стоит немедленно бежать прочь. Толстушка не только не распознала добрых намерений своего начальника, но и продолжала беспокоиться о Би Чуньшэн, отправившейся сопровождать подозреваемого. Она утешительно сказала:

— Старшая сестра Би на службе уже около тридцати лет, она всё ещё оперативник Министерства безопасности, лишь недавно отправленный на вторую линию1. Она опытна и, конечно, будет в порядке! Не волнуйтесь, мы сможем победить.

1 退居二线 (tuìjūèrxiàn) уйти на пенсию с высокого поста; перейти на менее значительную должность.

Сюань Цзи снова промолчал.

Ну, конечно, держи карман шире! Современная молодёжь умеет испортить всю игру!

— Я же сказал тебе! — Сюань Цзи больше не мог притворяться вежливым, — Не путайся у меня под ногами!

— Директор…

— Заткнись и убирайся отсюда! Это приказ!

Стоило ему повысить голос, как выражение лица Пин Цяньжу тут же сделалось немного обиженным. Девушка испугалась, но не посмела оспорить слова начальства. Опустив глаза, она крепче сжала свой планшет и бросилась к лестнице. Густой белый туман хлынул в разбитые окна. Стекла задрожали, зазвенели рассыпавшиеся по полу осколки, скрывая звук удаляющихся шагов Пин Цяньжу.

В этот момент «туристы», незаконно проникшие на территорию Большого каньона Чиюань, уже преодолели половину пути. Сяо Ли, стажёр из местного отделения, вызвался помочь с эвакуацией пациентов. Вместе с Би Чуньшэн они сопровождали людей до ближайшей окружной больницы. «Туристам» необходимо было провести в палатах ещё одну ночь, чтобы убедиться, что их воспоминания о произошедшем полностью исчезли.

Водитель уверенно вел машину, а Сяо Ли дремал на пассажирском сиденье. Когда ему позвонили, он едва ли смог разлепить глаза.

Раненые расположились сзади. Всё такая же бодрая Би Чуньшэн спокойно вязала рядом с ними. Она уже почти закончила рукав. Сяо Ли потёр лицо и, затуманенным ото сна взглядом, посмотрел на значок входящего вызова.

— Алло, командир? Э-э-э… мы подъезжаем к окружной больнице. Да, прямо сейчас…

— Сяо Ли, помолчи и послушай меня, — прервал его командир.

Сяо Ли тут же закрыл рот и плотнее прижал телефон к уху. От нахлынувшего волнения он окончательно проснулся.

Мимо них по трассе, освещая дорогу фарами, пронесся автомобиль. Молодой оперативник держал трубку и напряжённо всматривался в зеркало заднего вида.

Бледный свет выхватил из темноты ещё одну пару глаз. Усатый человек на заднем сиденье недавно проснулся, и теперь смотрел прямо на него, а Би Чуньшэн, все также сидевшая рядом с ним, бессознательно пересчитывала петли своего вязания.

Сяо Ли покрылся холодным потом.

Словно почувствовав напряжение стажёра, командир понизил голос и заговорил:

— Вперёд, не вздумай себя раскрыть. Я уже сообщил нашим людям у больницы, они ждут в засаде у въезда. Не паникуй.

Сяо Ли прикусил язык и попытался сделать вид, что ничего не произошло:

— Хорошо, я понял, командир. Не беспокойтесь.

К сожалению, в курс боевой подготовки оперативников не входило актёрское мастерство! Стоило Сяо Ли появиться на сцене, как он тут же принялся фальшивить. .

Плохо дело!

В этот момент Би Чуньшэн подняла голову и озадаченно посмотрела на него:

— Сяо Ли, ты замерз?

Это было его первое задание. Сяо Ли только приступил к работе и уже успел столкнуться с великим дьяволом, а теперь и вовсе был вынужден делить машину с подозреваемым в убийстве. Его икры свело судорогой, и улыбка, адресованная Би Чуньшэн, вышла даже уродливей, чем плач.

— О, вот что я тебе говорила? Как только мы сядем в машину, закрой окно. Разве ты меня послушал?! Это всё сквозняк, не так ли? Ты совсем не боишься простудиться? Что за дети пошли, никто не слушает стариков! От вас одни убытки! — как заботливая матушка, пожурила его Би Чуньшэн. — Доставим этих людей и сразу же вернёмся домой. Сможем, наконец, отдохнуть. Далеко нам ещё ехать?

Сохраняя спокойствие, она вновь подняла на него глаза и, через зеркало заднего вида, обменялась с юношей взглядами.

Она что-то заподозрила!

Сердце Сяо Ли гулко рухнуло куда-то в желудок.

— Ах, да! — Сяо Ли откашлялся и вернулся к телефонному разговору, — Еще один перекресток. Я уже вижу здание.

— Ну вот, ещё несколько столбцов, — зачем-то «оповестила» Би Чуньшэн. Лицо женщины по-прежнему не выражало никаких эмоций. Сматывая нитки в клубок, она толкнула одного из «туристов». — Эй, просыпайтесь, мы почти приехали.

С этими словами она достала из кармана пачку влажных салфеток и протянула её остальным:

— Давайте-давайте, можете протереть этим лица. Смотрите не простудитесь.

В 22:52 машина медленно проехала перекрёсток и прибыла на место. Сяо Ли нетерпеливо наблюдал за оперативниками в штатском, расположившимися у въезда. Его ладони вспотели так сильно, что он едва ли мог удержать телефон.

— Выходите, только медленно, — сказала Би Чуньшэн. Она поднялась, схватила женщину-гида со сломанной ногой, и с большим трудом подтолкнула её к выходу. — Пусть раненые идут первыми. Сяо Ли, вылезай и помоги остальным.

Мышцы Сяо Ли напряглись до предела. Он до боли стиснул зубы, взял женщину за руку и выволок её наружу, будто пойманного грабителя.

— Эй! — воскликнула гид, отшатнувшись от него. — Полегче! Что ты делаешь?!

— Осторожнее. — отозвалась Би Чуньшэн, бросив на юношу многозначительный взгляд поверх очков. — Не паникуй.

Затем она поспешно помогла другим людям выйти из машины, сознательно или бессознательно преграждая путь усатому мужчине.

Краем глаза Сяо Ли заметил, что оперативники в штатском покинули контрольный пункт и теперь медленно приближались к ним.

Би Чуньшэн вытолкнула из салона последнего пассажира, и, казалось, только теперь заметила «усача»:

— Эй, ты что, всё ещё там? Вылезай скорее.

С этими словами она проворно отскочила в сторону, будто собираясь уступить «туристу» дорогу.

Оперативники приступили к действию.

Но усатый мужчина будто что-то почувствовал. Его взгляд тут же наполнился злобой. В тот момент, когда Би Чуньшэн была уже почти снаружи, он схватил её сзади за шею, без труда поднял маленькую женщину средних лет над землей и затащил обратно в машину.

— Не подходите! Не двигайтесь!

Очки Би Чуньшэн слетели на пол и разбились, она вынуждена была встать на носки и запрокинуть голову. Лицо «туриста» казалось зловещим, из-под его воротника стремительно поползли жертвенные письмена. Он крепко держал Би Чуньшэн перед собой, намереваясь использовать ее как щит. Позади женщины был виден только один, горящий безумием, глаз.

В 22:56 обе стороны оказались в тупике.

— Я задушу её… Задушу! Вы, ребята, только попробуйте! — «Усач» попятился назад, волоча Би Чуньшэн за собой. Она попыталась было открыть рот и что-то сказать, но мужчина лишь усилил хватку и сильнее сдавил ей горло. Лицо Би Чуньшэн покраснело, и она отчаянно засучила ногами. Мужчина безжалостно произнес:

— Я знаю, в чем заключается твоя особая способность. Заткнись! Закрой рот!

— Где снайпер?

— Нет, не выйдет. Не получается найти нужный угол. Он прикрывается заложником!

Сяо Ли поспешно сказал:

— Разве мифриловые пули не уклоняются от обычных людей?

— Уклоняются! Но разве ты ещё не понял, что эта женщина из отдела логистики не обычный человек? Мифриловая пуля не сможет их различить!

Двадцать два часа, пятьдесят шесть минут и пятьдесят девять секунд…

22:57

С каждым мгновением секундная стрелка двигалась вперёд, будто её кто-то подталкивал.

Пятьдесят семь минут и десять секунд. Пятьдесят семь минут и двадцать секунд.

Директор Сяо, ответственный за место происшествия ждет ваших распоряжений…

Сяо Чжэн нахмурился, его глаза потемнели.

— Если не… э-э-э…если… — оперативник никак не решался произнести эту фразу целиком, но все понимали, что, если не пожертвовать рядовым сотрудником, удалённым на вторую линию, этот безумный ритуал будет уже не остановить.

Взгляды всех присутствующих в конференц-зале Главного управления по контролю за аномалиями были прикованы к Сяо Чжэну. Руководители всех филиалов ждали его приказа.

Все хотели, чтобы именно он позаботился об этой «ситуации», но, с другой стороны, все боялись такой же участи2.

2 兔死狐悲 (tù sǐ hú bēi) когда заяц погиб, лиса горюет (обр. в знач.: страшиться такой же участи).

Двадцать два часа, пятьдесят восемь минут, пятьдесят секунд.

— Директор Сяо, осталась одна минута!

Сяо Чжэн, наконец, понял, что бежать больше некуда.

Цель «тёмного жертвоприношения» неизвестна, как и то, настолько разрушительной может быть сила «каннибала». Даже отдел реставрации древних книг не смог дать точного объяснения, правда ли, что «жертва тысячи жизней» действительно требует убийства тысячи человек. Все эти кошмарные легенды и подлинность картины всё ещё являлись предметом бурных обсуждений. Но зараженный бабочкой четырнадцатилетний мальчишка был абсолютно реален. Мозг подростка контролировался паразитом. Если они не смогут поймать заклинателя, то, уже через минуту, прямо на глазах у всего Управления по контролю за аномалиями, этот мальчик станет последней жертвой.

— Для обеспечения максимальной безопасности заложников, — Сяо Чжэн почувствовал, что его голос прозвучал очень холодно. Он никак не мог понять, это замерзли его слова или его сердце, — любой ценой, немедленно уничтожьте подозреваемого.

Стоявший в коридоре госпиталя Шэн Линъюань, казалось, принюхивался к ночному воздуху. Он слегка приподнял голову, посмотрел на тусклое небо, и вдруг спросил Сюань Цзи:

— Ты из подразделения Цинпин?

— Подразделение Цинпин исчезло более семисот лет назад. — задумчиво ответил Сюань Цзи. — Ты знаешь о нём? Разве не ты говорил, что ничего не помнишь?

Выражение лица Шэн Линъюаня на мгновение приняло растерянный вид. Его взгляд, казалось, заволокло туманом, будто он начал что-то припоминать. Однако, это наваждение вскоре исчезло. Уже через пару мгновений оно рассеялось без следа. Он улыбнулся и лениво сказал:

— У меня осталось лишь смутное впечатление. Стоило мне только увидеть тебя, как это название будто само собой всплыло в моём сердце. С самого детства тебя воспитывали люди. Иначе зачем такому одаренному существу жертвовать собой ради смертных?

— «Одарённый» или «приобретённый», всё это давным-давно не имеет никакого значения, — неопределённо ответил Сюань Цзи, будто соглашаясь со словами «воспитывали люди». — Ты… только что ты сказал «смертные», а до этого говорил про «демонов». Так кто же ты? Если ты не человек и не демон… божество?

— Что за детский лепет? — удивился дьявол. — Откуда в этом мире взяться богам?

Сюань Цзи лишился дара речи.

Он и представить себе не мог, что великий дьявол на самом деле окажется атеистом.

— Боги — это не что иное, как плод человеческих заблуждений. — Шэн Линъюань ненадолго замолчал, но вскоре мягко продолжил. — Я? Я, вероятно, тоже заблуждение. Ах, это было слишком давно. Я уже и не помню.

Когда он закончил говорить, улыбка исчезла с его лица, и взгляд великого дьявола вновь сделался холодным, будто он разом потерял ко всему интерес.

— Вот и всё.

Вдруг, Сюань Цзи словно что-то почувствовал. Его зрачки сузились и, сковавшие дьявола железные цепи оборвались. Металлические осколки разлетелись во все стороны, как пули. Сюань Цзи инстинктивно отскочил назад, врезавшись в ледяную гряду, выросшую за его спиной. Лед треснул и с шумом разбился вдребезги.

Шэн Линъюань вскинул руку в сторону окна, и половина больничной стены тут же обрушилась. Отмахнувшись от клубов пыли, он направился к образовавшемуся проему, намереваясь покинуть это место. Внезапно, сильный порыв ветра ударил ему в спину. Но Шэн Линъюань даже не обернулся, когда несколько монет, летящих прямо в него, внезапно изменили свою траекторию и пронеслись мимо.

22:59

Приказ Сяо Чжэна был передан оперативникам сразу, как был озвучен.

Снайпер, державший мифриловое оружие, опустил плечи. Стажёр Сяо Ли широко распахнул глаза и осуждающим взглядом смерил человека, намеревавшегося подчиниться этому хладнокровному приказу.

В этот момент Би Чуньшэн внезапно подняла два пальца и подала оперативникам неопределённый жест.

— Подождите! Старшая сестра Би только что подала сигнал! Это значит, что цель в ловушке.

В пятьдесят девять минут и двадцать секунд женщина-гид, что в страхе пряталась за чужими спинами, внезапно покачнулась и без сознания упала на землю. Остальные «туристы» последовали за ней.

Сяо Ли ошарашенно моргнул. И ведь правда, выходя из машины, Би Чуньшэн передала им пачку влажных салфеток…

Сюань Цзи нахмурился и резко вытянул руку себе за спину. В воздухе вспыхнула вереница электрических искр, и Шэн Линъюаня накрыла сияющая сеть. Яркий свет столкнулся с окутавшим его чёрным туманом. Шэн Линъюань на мгновение остановился и невесомо опустился на разбитое стекло. Семь или восемь одетых в тёмно-серую форму человек заполнили коридор. Они тут же окружили дьявола, перекрыв ему все возможные пути к отступлению. На воротнике каждого из них было написано «Фэншэнь».

— Отряд особого назначения прибыл!

Сюань Цзи поднял заведенную за спину руку и, как ни в чем не бывало, потёр мокрую шею.

— Второй отряд «Фэншэнь», Гу Юэси, — командиром подкрепления была женщина, с красивыми и прямыми чертами лица. Её веки были слегка опущены, что придавало ей несколько скорбный вид.

С РПГ3 на плече, она заняла командную высоту на крыше соседнего здания, и уже оттуда, во весь голос, крикнула Сюань Цзи:

3 火箭炮筒 (huǒjiànpàotǒng) — ракетная установка, реактивная система залпового огня.

— Вы директор Отдела ликвидации последствий? Вы в порядке?

— Благодарю, я в порядке и в добром здравии! — ответил ей Сюань Цзи.

«Фэншэнь» заслуженно являлись козырем Главного управления.

Он успел произнести только восемь слов, в то время как отряд уже провел три полноценные атаки. Плющ, что рос у стен больницы, взвился вверх, и словно иголка с ниткой, «зашил» разлом, оставленный Шэн Линъюанем, в мгновение ока образовав прочную сеть. Чёрный туман вокруг дьявола принял форму огромной косы, и острый клинок моментально разрубил крепкие, толщиной в полфута, лозы. Но вдруг, на него разом обрушился дождь из мифриловых пуль. И, хотя великий дьявол не боялся мифрила, столь внезапная атака застигла его врасплох. Он на мгновение растерялся, и командир Гу тут же воспользовалась преимуществом, чтобы открыть огонь.

Но то, что вырвалось из орудийного ствола, было вовсе не снарядом. Это был водяной шар. Оказавшись в воздухе, шар моментально свернулся в миниатюрный треугольник Пэнроуза4.

Треугольник Пэнроуза — одна из основных невозможных фигур, известная также под названиями невозможный треугольник и трибар.

Стоило ему только появиться, как он тут же разбился на множество капель и, вместе с мифриловыми пулями, врезался в чёрный туман. Когда капли рассеялись, Сюань Цзи увидел, что кирпичи и камни вокруг него начали стремительно деформироваться. Он сразу же догадался, что это был магический массив, способный вызывать искривление пространства. Он не мог не воскликнуть: «Умно!». Великий дьявол обладал повышенной защитой от атак и был почти полностью к ним невосприимчив. В таком случае, оставалось лишь единственное верное средство!

А в это время, на циферблате было уже двадцать два часа, пятьдесят девять минут и тридцать секунд.

Усатый мужчина вздрогнул, и в этот момент Би Чуньшэн, которая, казалось, была совершенно слаба, яростно толкнула противника назад.

Успев схватить женщину за волосы, он глухо и болезненно застонал. В узком пространстве два человека сцепились в драке.

Би Чуньшэн хрипло закричала:

— У тебя нет сил!

Под воздействием её голоса, хватка мужчины на мгновение ослабла. Но вдруг, черты его лица исказились, он ринулся вперед и вложил все оставшиеся силы в попытку задушить Би Чуньшэн.

До «полуночи» оставалось всего десять секунд.

Десять, девять, восемь…

Слишком поздно!

В этот момент, фургон внезапно пришёл в движение. Никто не знал, когда именно, но один из оперативников незаметно зашел спереди и крепко схватился за одно из колес. Это был обладатель поистине нечеловеческой мощи. Вены на его руках вздулись, оперативник издал громкий рев, и с силой встряхнул многотонную машину.

Усатый мужчина тут же потерял равновесие.

Пять, четыре…

Отчаянно сопротивляясь, он схватился за дверь.

Последним усилием он вновь попытался прикрыться Би Чуньшэн!

Два…

В этот же момент, словно из воздуха, вылетела вязальная спица и яростно вонзилась в вену противника. «Усач» истошно завопил.

Один!

Яркий свет озарил ночное небо. Би Чуньшэн упала на землю и откатилась в сторону, задыхаясь от кашля. Мифриловая пуля вошла ровно между бровей ее противника.

Полночь!

Пуля взорвалась, и всё тело мужчины поглотило серебристое свечение.

В стенах госпиталя Шэн Линъюань стремительно обернулся к разлому. Чёрная тень рванулась к крыше противоположного здания, где скрывалась командир Гу, но было уже слишком поздно. Когда между тенью и командиром оставалась лишь малая толика расстояния, что-то отбросило её обратно к хозяину.

Магический массив превращал окружающее пространство во всё более и более сложное измерение. Оно скручивалось и бесконечно растягивалось, заключая в себе великого дьявола.

На какое-то время все звуки стихли.

Пока чей-то голос не разорвал тишину Главного управления.

— Директор Сяо, ребёнок жив, жизненные показатели стабильны, он полностью готов к отправке в криопалату для проведения операции.

Сяо Чжэн дрожал.

Тёмное жертвоприношение было остановлено!

На месте происшествия Сяо Ли с глухим стуком рухнул на колени. Уровень его особых способностей всегда был ужасно низким. Он мог лишь передвигать по воздуху небольшие предметы, и, хотя он тоже был оперативником, его брали лишь на вспомогательные операции, проводимые в близлежащих районах.

Это был первый раз в его жизни, когда он с успехом атаковал противника. Он весь вспотел от напряжения и полностью выбился из сил.

Би Чуньшэн всё ещё пыталась отдышаться. Молча лежа на земле, она показала ему большой палец.

Электронные часы одного из оперативников «Фэншэнь» показывали ровно одиннадцать вечера.

Хотя они успешно захватили демона, но взгляд командира Гу был всё ещё прикован к Шэн Линъюаню. На её лице читалось выражение настороженности пополам с озадаченностью, будто она никак не могла понять, что же это за необычная тварь.

Сюань Цзи с облегчением вздохнул, как вдруг услышал со стороны лестницы тонкий голосок Пин Цяньжу:

— Директор Сюань, есть новости из окружной больницы! Нам удалось убить заклинателя!

Сюань Цзи пошатнулся:

— Почему ты ещё не ушла?! Разве я не говорил, чтобы ты не путалась у меня под ногами?

— Но куда я могу пойти если вы здесь, директор Сюань? — недоуменно спросила Пин Цяньжу. — Даже старший Ло ждёт внизу…

— Ты… — только и смог выдавить Сюань Цзи.

Внезапная мысль вспыхнула в его голове с быстротой молнии, но он никак не мог уловить ее смысла. Что-то определённо было не так.

В следующее мгновение он услышал смешок.

Одновременно с этим командир Гу изменилась в лице, она в ужасе воскликнула:

— Все назад!

Внутри магического массива, запятнанное кровью одеяние Шэн Линъюаня полностью скрылось под жертвенными письменами, превратившись в черно-красную мантию5.

5 玄衣 (xuányī) чёрно-красная (малая церемониальная) одежда (напр. императорская для малых жертвоприношений).

Даже воздух, казалось, дрожал.

Огромный чёрный вихрь ринулся вверх, сквозь крышу здания, затмевая едва различимый свет звезд. Небо затянули тёмные тучи, засверкали молнии и грянул гром. Все уличные фонари казались свечами, задутыми ветром. Воцарилось полное безмолвие. Птицы, прилетевшие в Большой каньон на зимовку, не могли этого вынести и теперь отчаянно пытались улететь.

Шэн Линъюань издал низкий смешок и посмотрел куда-то в сторону:

— Не знаю почему, но мне хочется оставить тебя в живых, неразумное дитя.

С каждым словом удерживающий его массив терял свою силу. Все внутри него искривлялось и деформировалось, словно было вылеплено из пластилина. Вдруг, раздался резкий звук разбитого стекла, и сформированное пространство окончательно рухнуло!

Чёрный туман в мгновение ока окутал больницу. Он пожирал всё на своем пути: весь свет, всё живое. Газон под окнами здания, зелёные растения, даже улитки, выползшие на камни, в безмолвии погружались в непроглядную черноту. Всё, чего она касалась, тут же начинало гнить и увядать.

«Каннибал» был сродни наводнению, мору и войне…

Он был истинным воплощением стихийного бедствия.

Местные оперативники, охранявшие больницу, отряд особого назначения, бывший настоящим «тузом» Управления — все они были по-своему хороши. Но оказавшись перед лицом такой силы, они вдруг разом превратились в безоружных муравьев.

Муравьи в страхе разбегались, спасая свои жизни. Странный аромат пробудил замёрзшее обоняние Сюань Цзи. Запах совершенно не вязался с этой сценой. Пахло чистотой, теплом и роскошью.

Словно весенний дворец в снежную ночь.



Комментарии: 6

  • Ох. Только присоединилась к чтению. Спасибо, за ваш труд. Нижним полушарие спинного мозга чую, что назревает нечто невероятное.

    Ответ от Shandian

    Добро пожаловать в наш огненный мир~
    Спасибо вам за теплые слова ❤️💜 ох, это потрясающее произведение, одно из лучших у Прист~

  • Что-то с чем-то... Однако, весело. Мне нравится. Огромное спасибо.

    Ответ от Shandian

    Спасибо, что читаете!

  • Большое спасибо за главу!

    Ответ от Shandian

    Спасибо вам за теплые слова ❤️💜

  • Спасибо большое за перевод!

    Ответ от Old Khan

    И вам спасибо, что читаете!*__*

  • волнительно однако) спасибо за перевод!))))

    Ответ от Old Khan

    То ли еще будет! Спасибо, что читаете!

  • Дуже дякую за переклад!

    Ответ от Old Khan

    Спасибо, что читаете!^^

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *