Этот человек, образ которого был теплым, словно нефрит, не мог не оставить в сердце приятное чувство.

Не говоря уже о заторможенном Ло Цуйцуе, даже младший стажер Ли был ошеломлен. Они одновременно вытянули шеи и открыли рты, словно две потрясенные жабы. Сюань Цзи схватил монеты, с которыми играл в самолете, и быстро швырнул вперед. Однако, длинноволосый мужчина лишь слегка склонил голову, когда одна из них просвистела мимо, срезав прядь. Пряди упали на пол, и только тогда он неспешно поднял руку. Монета, ударившая его по затылку, будто налетела на магнит, насильно изменивший ее путь и направление вращения. 

Она тут же оказалась поймана и исчезла в чужой ладони, но мужчина так и не оторвался от телевизора. Он сидел неподвижно, пощелкивая пальцами, бледными и гладкими, как нефрит, и при соприкосновении их с монетой раздавался резкий металлический звук. 

Когда Сюань Цзи взмахнул руками, несколько медяков вонзились в стены и потолок, послышался шорох оседающей пыли.

Снаружи стажер Ли поспешно подобрал упавшую челюсть и спросил:

— Разве вы не из отдела компенсаций?

— Это правда!

Пускай у старика Ло и имелись «особые способности», он работал в отделе логистики, вел мирный и цивилизованный образ жизни. Он был так стар, что даже не осмелился бы подойти к толпе зевак, собравшихся вокруг какой-нибудь уличной драки, чтобы не оказаться втянутым в неприятности. В мгновение ока он уже прятался за углом коридора, и теперь с осторожностью выглядывал из своего укрытия.

— Но наш директор лишь временно занимает эту должность!

— Да не временная она! — Сюань Цзи воспользовался моментом, чтобы прояснить ситуацию, затем повернул ручку двери семейной комнаты, оставляя двух жаб толпиться снаружи, и быстро запечатал вход, начертав на нем слово «стоп». Слово вспыхнуло, превращаясь в огненную завесу, быстро распространившуюся по всему периметру. Пламя в два счета окружило помещение, изолировав его от внешнего мира.

— Не отвлекайтесь! У вас что, насморк? Я почувствовал что-то подозрительное еще на подходе к больнице!

Стажер Ли засуетился, выуживая откуда-то рацию, и быстро заговорил:

— Подкрепление! Нам срочно нужно подкрепление в «семейную»! Что-то пошло не так!

Как только Сюань Цзи вошел в коридор этажа, он почувствовал, что пространство вокруг было насквозь пронизано холодом и сыростью. Кроме того, к сырости примешивался запах гнили и крови. Он проникал в человеческие кости, с жадностью вытягивая из них жизненную силу. Что до засохшего листа, замаскированного под удостоверение личности, стоило ему только коснуться руки Сюань Цзи, как тот сразу же почувствовал исходящую от него зловещую ауру. Прежде чем юноша смог сказать, что это было, его тело среагировало само и тут же сожгло лист. Последним, к чему он прикоснулся и сразу сжег, была костяная башня, построенная из тысячи человеческих черепов.

Но этот человек в черном одеянии казался куда опаснее костяной башни!

Вскинув руки, Сюань Цзи вырвал из стены несколько монет и взорвал их, разбрызгивая огонь во все стороны. Пламя сгущалось над головой, подобно дракону, мгновенно сплетаясь в большую сеть. Половина комнаты утопала в море огня, неумолимо подбирающемся к незнакомцу.

Длинноволосый человек, наконец, двинулся. Он простер руку прямо в середину огненной западни, развернул запястье и «схватил» сеть, сплетенную драконом. Одна за другой несколько монет, застрявших в стене, задрожали и упали на землю.

Огненная сеть лишилась своего источника. Мужчина собрал ее и скатал в маленький пылающий шар. Его пальцы едва ли запачкались пеплом, только кожа на ладони отражала легкое теплое свечение.

В то же время Сюань Цзи уже сделал шаг в его сторону: 

— Запах крови еще не исчез, а ты уже осмелился появиться на пороге Управления.

Он вытащил, словно из ниоткуда, тяжелый меч, окутанный яростными всполохами, и замахнулся. — Не слишком ли ты самоуверен?…

Длинноволосый мужчина схватил забытую кем-то термокружку и — лязг! — парировал удар Сюань Цзи. Меч до середины прорезал два слоя нержавеющей стали и, оставшийся внутри чай из личи, выплеснулся прямо на них.

В тот момент, когда Сюань Цзи приблизился, одежда на незнакомце явила свою истинную природу. Начиная с манжет, она быстро превращалась обратно в листья.

Сюань Цзи вдруг ясно увидел лицо человека напротив.

Он был настолько поражен, что на мгновение потерял бдительность. Этого оказалось достаточно, чтобы длинноволосый мужчина схватился за лезвие меча Сюань Цзи, поднял его на пару-тройку метров и ударил спиной о стену.

Отступив, незнакомец склонил голову, встряхнул рукой, и одежда, уже успевшая обнажить предплечья, вернулась в свой первоначальный вид. В целом, она ничем не отличалась от той, что была на туристах, спасенных вместе с ним из леса, разнилась лишь цветовая гамма.

Затем он произнес с очень странным акцентом: 

— Какое бесстыдство, одеяние не прикрывает тело.

Этот человек смотрел на все вокруг с небывалой теплотой, взглядом, который с легкостью можно было бы назвать «влюбленным». Это было то самое изящное лицо, которое Сюань Цзи успел мельком увидеть во сне!

— Увы, — длинноволосый мужчина заметил его молчание, решив, что тот попросту не понял ни слова. Будто расстроившись, он повернулся и посмотрел на телевизор, быстро переключившись на мандарин1

1 Здесь: мандаринское наречие китайского языка. 

— Моя одежда...

Следующего слова в его словарном запасе не оказалось, и ни телевизор, ни застрявшие в ловушке туристы не говорили ничего похожего, поэтому он сделал паузу: 

— Дерево... ох…

Сюань Цзи открыл рот почти одновременно с ним: 

— Снова фокусы?

Мужчина кивнул и дружелюбно улыбнулся. Словно хозяин, он учтиво обратился к Сюань Цзи и сделал жест «пожалуйста»: 

— Быстро ты понял, садись.

Его движения были расслабленными, а манера речи казалась Сюань Цзи невероятно знакомой. Юноша на мгновение задержал на нем взгляд и действительно вернул оружие в позвоночник. Меч обратился лучом света перед тем, как окончательно исчез в его теле.

Он вытер с лица остатки сладкого чая, придвинул пластиковый стул и небрежно уселся на него:

— Кто ты? Или...что ты такое?

Но только мужчина собрался открыть рот, как Сюань Цзи перебил его:

— Просто говори, что хочешь, но медленно, я, вероятно, смогу понять.

В его родном городе было много старинных вещей, названия некоторых из них иногда содержали пару-тройку древних фраз. Конечно, старинные вещи были лишь следом времени, с ними невозможно было побеседовать, однако эволюция китайского языка шла по одному непрерывному пути. Сюань Цзи с самого раннего возраста контактировал с ними, и общие элементы вполне мог понять.

Этот человек что-то произнес, должно быть, на древнем диалекте. Согласно ненадежным выводам Сюань Цзи, это было похоже на «изысканные слова» времен войны девяти провинций2, случившейся более 3000 лет назад.

2 Цзючжоу / девять провинций, относятся к территориальным подразделениям или островам Древнего Китая. Состоит из Ту, Цзя, Чжан, Чжу, Оу, Цзин, Ян, Сюй, и Цо.

В прочем, это было совершенно необязательно. Развитие речи могло происходить как быстро, так и медленно. Иногда на официальный язык влияли множественные беспорядки, а иногда, в течение нескольких династий, акцент людей оставался неизменным. Трудно было судить. Кроме того, в ходу у древних людей были и региональные акценты, и они не обязательно все говорили на «официальном языке».

В семейной комнате было не так много места, и мужчина посчитал, что было бы слишком опасно в открытую находиться так близко к Сюань Цзи, поэтому он избегал его, стоя на расстоянии двух метров у стены.

— Маленький демон, ты чистокровный, унаследовал свои способности от семьи. Что ты делаешь среди людей?

Один из них стоял, другой сидел. Длинноволосому мужчине пришлось слегка наклониться вперед. Когда он заговорил, несколько прядей упали ему на плечи. Его голос был нежным и ласковым, а взгляд сверху вниз слегка надменным. Мужчина казался несколько избалованным.

— Что это значит? — Сюань Цзи достал свою электронную сигарету и подумал с необычайной проницательностью: «Современные демоны настолько испортились, что готовы заманивать своих жертв лично?»

— Я спрашиваю тебя или ты спрашиваешь меня? — произнес Сюань Цзи. 

«Дьявол» казался вполне добродушным и не стремился увильнуть. На мгновение он всерьез задумался, после чего ответил:

— Я не помню.

Сюань Цзи спросил: 

— Ты не помнишь, кто ты? Шэн Линъюань — настоящее имя или псевдоним?

«Дьявол» снова невинно покачал головой: 

— Не знаю. Звучит знакомо, вот и позаимствовал.

— Откуда ты появился?

— Из-под земли.

«Из-под земли?» Сюань Цзи не понял, стоило ли воспринимать сказанное буквально, или то было указанием на конкретное место, поэтому он снова спросил:

— Что значит «из-под земли»?

— Из небольшого гроба под землей, — терпеливо объяснил человек, называвший себя Шэн Линъюань, — вероятно, я жил в бедной семье.

Сюань Цзи нахмурился, втянул полный рот дыма и впервые почувствовал, что столкнулся с «пробелом в знаниях».

Они оба говорили на разных языках, и каждый из них мог только догадываться о прямых значениях слов друг друга. Общаться было затруднительно. Сюань Цзи чувствовал, что если он не ошибся, то этот человек, учитывая его акцент, якобы сказал, что является старым призраком и не знает, сколько лет прошло с тех пор, как он умер.

Однако, при свете дня он мог бегать, прыгать и глубоко дышать. Мало того, что у него была тень, так еще и его волосы были слишком уж объемными.

Что, черт возьми, это было?

Шэн Линъюань с любопытством уставился на электронную сигарету и любезно напомнил: 

— Ядовитая.

— Я знаю, так пишут в рекламе. — Пробормотал Сюань Цзи. Он протянул руку, и одна из обгоревших монет полетела обратно к нему. Юноша в задумчивости посмотрел на нее и принялся играть, подбрасывая и ловя обратно.

— Ты хочешь сказать, что тебя похоронили? Ты уже умер, что ты тогда здесь делаешь? Вечный покой, кажется, больше не требует просыпаться среди ночи? — сострил Сюань Цзи, и Шэн Линъюань, возможно, не понял его слов. 

Он слегка склонил голову, его взгляд был особенно сосредоточенным, как будто он видел небо и землю в человеке перед ним.

Сюань Цзи неосознанно сжал ладонь. Его исчезающее кольцо снова горело и, вероятно, из-за того, что все десять его пальцев были соединены с сердцем, его пульс участился. 

Он откашлялся: 

— Я спросил, зачем ты явился сюда?

Шэн Линъюань понял это предложение, потому ответил: 

— Я был вынужден проснуться.

— Кто это сделал? Почему этот человек разбудил тебя?

— Слова того человека были безумны, и я никогда не слышал такой речи. В то время я еще не мог мыслить трезво... я не совсем понимал. – Шэн Линъюань казался беспомощным. – Я случайно встретил этих людей на улице. Мой наряд выглядел неподобающе, и я решил, что показываться им в таком виде было бы неуместно. Я просто тайно следовал за ними, пока они не столкнулись с вредоносным древесным демоном. И когда я увидел, что людям негде спать, мне пришлось подражать их внешности и скопировать их одежду, чтобы затем увести их в пещеру.

— Ты понимал, что они говорят?

— Не совсем, но там были следы, по которым можно было идти. Я слушал внимательно какое-то время, что-то додумывал. Я боялся, что непременно оступлюсь. Я выучил их интонации и говорил что-то интересное, о чем мог догадываться. К счастью, в то время они были не в себе, и мои намерения не были раскрыты. На самом деле это устройство, — Шэн Линъюань указал пальцем на телевизор. - Высказывания людей внутри довольно понятны, и все предложения обозначены словами. Это сделано для того, чтобы дети учились читать?

— Ты умеешь читать упрощенные иероглифы?

— О, упрощенные иероглифы, — Шэн Линъюань выучил это слово весьма необычным способом. Произношение было точно таким же, как у Сюань Цзи. Его способность к обучению была удивительной. Он вновь взглянул на телевизор, висевший на стене. — Некоторые из них лишены штрихов, некоторые похожи на скоропись, но, кажется,они написаны обычным шрифтом. Это очень интересно, слово за словом и фраза за фразой похоже, это сложно и рассчитано на умных людей. Но угадать пятьдесят процентов совсем не трудно.

Этот человек, образ которого был теплым, словно нефрит, не мог не оставить в сердце приятное чувство.

— Ты просто открыл глаза, едва проснувшись ото сна, услышал слова проклятия, из которых ничего не понял. Переодевшись в листья, ты спас людей, конечно же, из чисто альтруистических соображений? Я, мать твою, искренне в это верю.

Подкрепление, в спешке вызванное стажером Ли, прибыло. Раздался стук в дверь: 

— Директор Сюань, какова ситуация?

Шэн Линъюань бессознательно последовал за звуком и повернулся в сторону запечатанного выхода. В этот момент Сюань Цзи внезапно протянул руку и сжал ее. Несколько монет, которыми он играл, закружились вокруг длинноволосого мужчины. Повинуясь его жесту, они с грохотом врезались в пол, мгновенно соединяясь. Словно из ниоткуда появилось несколько огненных веревок, крепко связавших человека посередине.

Соломенная лента Шэн Линъюаня сгорела, его длинные волосы рассыпались по плечам и спине. Поддельная одежда из увядших листьев приняла свою первоначальную форму, но человек ни в коем случае не был обнаженным.

Увядшие листья и засохшие ветви упали, открыв взору халат. На белом одеянии, почти завершенный, был кровью начертан тотем. Ужасный запах ударил юноше в лицо.

— Ах, — произнес мужчина, глядя вниз на связывающие его веревки. На прежде добросердечном лице появилась странная улыбка. — Умный маленький демон.



Комментарии: 0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *