Статус, положение. После смерти все это превратилось в пустой звук. Я все равно ничего не помню.

Было уже около семи вечера, и до «рубежа полуночи» оставалось менее пяти часов.

В середине осени дни казались короче, и уже вовсю горели фонари. Воздух был очень сырым, весь Большой каньон Чиюань был окутан бескрайним плотным туманом. Тусклое, как сияние светлячков, уличное освещение, боролось с ним, пытаясь развеять мглу.
Не было слышно ни звука. Птицы молчали, и даже насекомые попрятались под землю, не осмеливаясь пошевелиться.

— Директор Сяо, мы получили все данные, но их невозможно проверить!

— Почему?

— Заданные вами параметры слишком общие. Ежегодно в стране по неизвестной причине умирают миллионы людей, двести-триста тысяч из них кончают жизнь самоубийством. Только в Юнъани каждый год находят более тысячи неопознанных тел. Даже если «жертву тысячи жизней» следует понимать буквально, и все эти люди погибли в разных местах, проблем со статистикой это не вызовет. Они все равно будут посчитаны! Но если убийца действует скрытно, то ему не составит труда прятать тело в течение месяца. Департамент общественной безопасности, возможно, вообще не получал никаких отчетов!

У Сяо Чжэна не было времени узнать, откуда такой «благовоспитанный молодой человек» как Сюань Цзи, так много знал о древнем, утраченном колдовстве. Он вновь вернулся к разговору:

— Существует ли у этой «жертвы» какое-нибудь локальное ограничение?

— Нет. — ответил Сюань Цзи. Качество сигнала сильно искажало его голос. Казалось, что с той стороны дул сильнейший ветер и, задувая в динамик, делал его речь еще более неразборчивой. — Если заклинание жертвоприношения написано правильно, нет необходимости зацикливаться на масштабах. Для совершения убийства… вы можете отправиться хоть на Южный полюс... Вам даже виза не понадобится, это также просто, как обналичить кредитную карту. Вот только… 

Но что было после этого «вот только» узнать уже не удалось. Сигнал окончательно испортился. 

Перед тем как задать этот вопрос, Сяо Чжэн успел переключить звонок на громкую связь. Слова Сюань Цзи всколыхнули тысячи волн.

— В радиусе поражения может оказаться весь мир? Директор Сяо, это как искать иголку в стоге сена! — служащие отдела логистики первыми принялись вставлять ему палки в колеса. — Кроме того, чтобы получить доступ ко всей необходимой информации мы должны соблюдать определенные формальности. Данные систем общественной безопасности строго конфиденциальны! Мы ведь не может просто… прислушаться к словам одного единственного коллеги, верно? 

— Директор Сяо, — один из сотрудников подбежал к Сяо Чжэну, внося в его мысли еще больший хаос.  — Звонил директор Хуан, он спрашивал, что случилось. Вам следует немедленно предоставить ему отчет! 

В этот момент другой сотрудник, наконец, связался с их филиалом в Чиюань, он повернул голову и объявил: 

— Директор Сяо, начальник штаба Чиюань сообщает, что три мутировавших дерева все еще не найдены. Они хотели бы уточнить: ваш приказ означает, что они должны немедленно оставить эту кучу монстров в покое и просто отступить? Что же такого произошло?

Министерство безопасности Главного управления в свою очередь настаивало на своем.  

—  Директор Сяо, с мобилизацией подкрепления в районе Чиюань, вероятно, могут быть проблемы. Прежде, чем сделать это, местные оперативники должны получить подтверждение от Министерства безопасности Главного управления. Разве вам не следует сначала обсудить этот вопрос с директором Суном? Но, кажется, директор Сун сейчас находится в ежегодном отпуске? 

Научный сотрудник, совсем недавно рассказывавший ему о «жертвоприношениях», почувствовал, что ветер переменился и немедленно изменил свои слова: 

— Эм… Директор Сяо, все эти «темные жертвы» и «злые духи» просто легенды, нет никаких сведений, подтверждающих реальность их существования. Отдел реставрации древних книг занимается лишь их восстановлением, мы не гарантируем их подлинность. Полученные сведения нельзя использовать как причину для скоропостижных действий. Нам следует быть осторожнее. Быть внимательнее… 

Все герои этого собрания только и делали, что чесали языками. Уши Сяо Чжэна были наполнены бессвязной болтовней. Добавить что-то еще в этот хаос было просто невозможно. Все они пытались удержать его, но никто из них не желал ему помочь. 

Директор Сяо понятия не имел, сколько же гнева и обиды смешалось в этом странном «гоубули»1. В чем же причина всего происходящего? На самом деле, это была длинная история. Этим летом бывший директор Управления по контролю за аномалиями подал в отставку, передав свой пост директору Хуану. Заменивший его директор Хуан был чужаком, пришедшим без приглашения, не говоря уже о том, что он был обычным человеком. 

 狗不理 (gǒubùlǐ) – гоубули (вид баоцзы, традиционная еда в г. Тяньцзинь).

Обычный человек во главе Управления, состоявшего из целой шайки способных и по небу пролететь и под землей пройти2, разве это не абсурд?

飞天遁地 (fēi tiān dùn dì) – по небу лететь и под землей проходить; обр. иметь способности всё сделать, ср. без мыла везде пролезет.

Не было никого, кому бы это не казалось подозрительным. Новый директор занимал свой пост всего около четверти года. Не говоря уже о его методах, люди с «особыми способностями» презирали его. По этой причине он создал в Управлении еще один отдел – «Центральный диспетчерский пункт». Все сотрудники нового подразделения были переведены туда из числа оперативников, и являлись связующим звеном между рядовыми директорами и «особыми» людьми. 

Начальник «диспетчерского пункта» стоял на пол уровня выше, чем остальные. В критической ситуации он мог, в обход других отделов, координировать распределение ресурсов и отдавать приказы напрямую. Таким образом, ответственный за «диспетчеров» Сяо Чжэн стал в Управлении по контролю за аномалиями человеком, что стоит ниже одного, но выше десяти тысяч3.

3 一人之下,万人之上 (yī rén zhi xià, wàn rén zhi shàng) – ниже Единственного (императора), но выше тьмы (десяти тысяч; обр. о первом министре).

В прошлом Сяо Чжэн был командиром «Лэйтин»4, одного из трех специальных элитных подразделений. Преследующие его опасности в конечном итоге оборачивались для него новыми достижениями. Все восхищались им. Даже отсутствие всякого такта можно было назвать его личной «визитной карточкой специалиста». 

雷霆 (léitíng) – гром, раскаты грома, обр. сильный гнев. 

Однако его «повышение» было сравнимо с повышением от «командира войска» до «начальника тайной службы». 

Таким образом, Сяо Чжэн в одночасье оскорбил всех оперативников, кроме спецназа. 

Некоторые говорили, что он был настолько одержим желанием стать государственным служащим, что из кожи вон лез, поднимаясь по карьерной лестнице. Другие утверждали, что все было совсем не так, и его вполне устраивала жизнь обычного человека, «собаки у ног хозяина». Но были и те, кто говорил, что он крайне высокомерен, его не волновали мирские дела, и его фальшивая нравственность лишь подтверждала тот факт, что на деле он был просто очередным подлецом у власти. 

Таков удел всех взрослых людей. Хоть мы и перешептываемся за чужой спиной, внешне сохраняем предельную вежливость, старательно избегая неприятностей. Но стоит только чему-то произойти, как сразу же появляется возможность свести счеты. Люди хорошо чувствуют такие моменты. Стоит вам только что-то сказать, как вы тут же окажетесь «в полной изоляции»5. И эти четыре слова ни в коем случае не должны отражаться на вашей репутации. 

 众叛亲离 (zhòngpànqīnlí) – народ отвернулся и родственники покинули (обр. в знач.: оказаться в полной изоляции). Быть покинутым всеми; покинули даже близкие и единомышленники; массовая измена и уход приверженцев. 

Но, как говорится, если крыша протекла, дождь будет идти всю ночь. В трубке, которую все еще держал Сяо Чжэн, раздался щелчок, и звонок окончательно оборвался. 

В больничном коридоре, где сейчас находился Сюань Цзи, было так холодно, что его мобильный телефон просто не мог выдержать таких низких температур. Его экран почернел и отключился. 

—  Больше не говорит? — Шэн Линъюань был весьма заинтересован этой шумной «говорящей коробочкой». Разговор, звучавший изнутри, казался запутанным, речь была быстрой, и он почти ничего не понимал, но все равно слушал с энтузиазмом. — Вы обсуждали правила? 

Научно-технический прогресс современности не должен был потерять лицо. Сюань Цзи спокойно сунул телефон во внутренний карман куртки, надеясь, что тепло его тела поможет вернуть аппарат к жизни и даст ему возможность поработать подольше. Двери и окна коридора были разбиты, где-то все еще работал телевизор. Послышалась конечная тема новостной передачи – это означало, что была уже по меньшей мере половина восьмого вечера.

Всех людей из госпиталя быстро перенесли в машины скорой помощи. Внизу было очень шумно, но на этаже царила такая тишина, что запросто можно было расслышать звук падения иголки на каменный пол. Лишь два существа, Сюань Цзи и великий дьявол, продолжали неподвижно стоять друг напротив друга. 

Сюань Цзи находился у окна и украдкой поглядывал на улицу. Некоторые пациенты госпиталя были очень слабы, и, независимо от того, насколько хорошо работали оперативники, им требовалось больше времени на их эвакуацию. Сюань Цзи должен был тянуть как можно дольше.

Сморгнув с ресниц иней, юноша быстро собрался с мыслями и выдавил из себя улыбку. 

— Эй… Это… Старший, вы ведь только появились в этом мире, у вас же нет никаких неотложных дел, верно? Почему бы нам немного не поболтать? 

А в это время в Главном управлении толпа людей окружила Сяо Чжэна. Бесконечное множество глаз неотрывно следило за ним. Он был так зол, что не мог смотреть на них. Чем больше он злился, тем бледнее становилось его лицо, а губы вытягивались в узкую полоску. 

— Директор Сяо, — пробормотал администратор, протягивая ему трубку. — Директор Хуан… 

Стоило только Сяо Чжэну взглянуть на него, и несчастному администратору показалось, что в его взгляде мелькнули молнии. Не на шутку испугавшись, он едва не выронил телефон. 

На глазах у всей толпы, Сяо Чжэн протянул руку и, поставив звонок на громкую связь, заговорил:

— Директор, это Сяо Чжэн. Исходя из моего двенадцатилетнего опыта работы оперативником, я считаю, что ситуация серьезная. Если вы мне верите, пожалуйста, разрешите мне действовать. Когда все закончится, я лично объясню вам ситуацию. Если возникнут какие-нибудь проблемы, я возьму всю ответственность на себя. 

Директор Хуан молчал, и люди вокруг него тоже молчали. Полная жизни диспетчерская утонула в мертвой тишине. 

В этот момент раздался еще один звонок, и все сотрудники бросились к нему. Так как в помещении было слишком тихо, отвечающий поспешно убавил громкость и ответил:

— Центральный диспетчерский пункт, пожалуйста, гово… что? Э-э-э… хорошо, я прямо сейчас передам ему. 

И сотрудник положил трубку.

— Звонил начальник штаба Чиюань. Он говорит, что ситуация изменилась, направленная в госпиталь оперативная группа сообщила о присутствии там аномального источника энергии. Они запрашивают подкрепление и ждут ваших указаний. 

— Но этот вопрос может решить только директор Сун из Министерства безопасности… 

— Не обязательно, подкрепление уже прибыло. — небрежно донеслось со стороны двери. Говорившим оказался высокий молодой человек двадцати с небольшим лет, одетый в темно серую форму, с вышитым на воротнике словом «Фэншэнь»6. На шее у парня болтался секундомер и весь его вид напоминал учителя физкультуры. У него было красное лицо и белые зубы. Когда все присутствующие уставились на него, парень улыбнулся и выпрямился «по струнке». — Чжан Чжао, первый отряд подразделения специального назначения «Фэншэнь»! Всем доброго вечера. Наш босс… Нет, сегодня наш босс был в отъезде, но как только он услышал, что Чиюань нуждается в поддержке, он отправил официальный факс и поручил мне передать его вам, директор Сяо. Кстати, ближайшая к Чиюань команда уже в пути. 

6 风神 (fēngshén) – миф. божество ветров. 

«Родиной» Сяо Чжэна были три специальных элитных подразделения Управления по контролю за аномалиями – «Фэншэнь», «Лэйтин» и «Баоюй»7, также известные как «Фэнлэйюй»8. Номинально, они относились к Министерству безопасности Главного управления, но на самом деле были в высшей степени автономны. 

暴雨 (bàoyǔ) – ливень, проливной дождь.

风雷雨 (fēng léiyǔ) – буря, ураган, гроза с ливнем. 

Среди них особенно выделялось «Фэншэнь».

По всей территории страны, любые, не поддающиеся обработке, аномальные события, оказывались в ведомости «Фэншэнь». Этот отряд обладал самой высокой мобильностью и постоянно перемещался с места на место. Потому, «невыполнение приказов извне» было для них обычным делом. Они могли прямо игнорировать мнение своего руководства и действовать автономно в том случае, если считали это необходимым. 

Братский отряд так неожиданно встал на его сторону, что Сяо Чжэн немало растерялся. Он открыл было рот, но так и не нашел, что сказать. 

Чжан Чжао, наконец, вошел, улыбнулся и, окинув взглядом всех присутствующих, протянул Сяо Чжэну документ. Отступив на полшага назад, он поприветствовал: 

— Директор Сяо, босс сказал, что некогда вы были одним из нас, одним из «Фэнлэйюй». Никто другой бы не справился с вашей работой. Разве мы могли после этого отступить? Ждем ваших указаний!

До того молчавший директор Хуан, по ту сторону телефонной трубки, вдруг произнес:  

— Младший Сяо, в случае с инцидентом в Чиюань я разрешаю тебе действовать на свое усмотрение. 

Сяо Чжэн сжал зубы и молча посмотрел на Чжан Чжао. Не медля больше ни секунды, он сказал: 

— Найдите способ связаться с директором Отдела ликвидации последствий Сюань Цзи. Он находится на передовой. Мы только что потеряли сигнал. 

В этом время на передовой, Сюань Цзи старательно напрашивался в друзья к великому дьяволу. 

— Мне кажется что, как и вы сам, это ваше «темное жертвоприношение» своего рода «лицо»9… Ну, то есть, «лицо» – это значит, что вы весь такой необыкновенный, благородный и несомненно великий. 

Это же понятие уже встречалось нам в 1 главе. На северо-восточном диалекте 排面! «крылатое» выражение, обозначающее роскошь, помпезность. Буквально переводится как «лицо» продукта.

Сюань Цзи пытался подражать акценту и тону дьявола. К сожалению, древний диалект был для него сродни иностранному языку, и юноша не слишком хорошо понимал его и, тем более, не мог на нем говорить. У него не было таких же чудесных способностей к обучению как у Шэн Линъюаня, он мог лишь пытаться странным образом копировать его. 

Несмотря на то, что Шэн Линъюань был связан железными цепями, его поза была расслабленной, а улыбка стала еще шире. Он лишь молча смотрел на стоявшего перед ним юношу. Казалось, он читал выражение лица Сюань Цзи как открытую книгу. 

Но наглости Сюань Цзи не было предела.  Даже угодив в подобие Антарктиды, он все еще осмеливался разглагольствовать во все горло: 

— В нашу эпоху рыночной экономики существует множество способов решения проблем. Те, кто промышляет подобным колдовством, как правило, глупые ку-... кхм, глупые люди. Вы откликнулись на призыв такого человека, чтобы не потерять лицо... разве подобное вам по статусу?

— Темная жертва — техника, что соединяет небо и землю. Поскольку я был пробужден этим человеком, между нами должна быть какая-то связь, иначе его кровь не попала бы в мой гроб, — небрежно ответил Шэн Линъюань. — Статус, положение. После смерти все это превратилось в пустой звук. Я все равно ничего не помню.

— Конечно, — заметив, что в этот раз ему попался поистине трудный клиент, Сюань Цзи, как ни в чем не бывало, продолжил рекламировать, — если бы вы были обычным человеком, ваш статус не имел бы никакого значения, и не важно было бы, помните вы что-нибудь или нет. Но ваша манера говорить и держаться намекает на нечто совершенно иное, верно? Я же не слепой.

— Неужели? И что это за манера? — Шэн Линъюань резко подался вперед, железная цепь, связывающая его, натянулась, издав мелодичный звон. Письмена темного жертвоприношения поползли из-под ворота его одежд, растекаясь по коже, создавая резкий контраст черного и белого. В мгновение ока его нежное и красивое лицо сделалось ужасным.

В этот момент, на телефон старика Ло поступил звонок от Сяо Чжэна, и ему пришлось собрать все свое мужество, чтобы выбраться из своего укрытия и передать мобильный Сюань Цзи. Но, стоило ему только добраться до выхода на лестницу и увидеть разыгравшуюся перед ним картину, как ноги старика Ло тут же сделались ватными, и он с грохотом рухнул на колени. 

Шэн Линъюань даже не взглянул на него, только слегка махнул рукой:

 — Не нужно любезностей, можете встать. Жертвенный ритуал заставил меня вернуться в этот мир, но кроме того, он также связал меня некоторыми обязательствами. Я с таким трудом вновь увидел свет, почему я должен рисковать новообретенной жизнью и выказывать неповиновение? Это всего лишь желание обычного человека, не требующее больших усилий.

Уголки глаз Сюань Цзи дернулись. 

Шэн Линъюань рассмеялся и мягко сказал: 

— Прошло больше половины времени. 

— Шея, шея, шея... — старик Ло дрожал, не в силах произнести фразу целиком, его рот был полон перезвона бубенчиков10. Набравшись храбрости и «звеня», как колокол на перемене, он подполз ближе и отправил телефон катиться по полу коридора. — Сяо, Сяо, Сяо… Директор Сяо! Здесь я ничем не смогу вам помочь, мне было приказано отступить! 

10 领 [lǐng] (шея) и 铃 [líng] (колокольчик) звучат практически одинаково. При повторении 铃铃铃 получается звукоподражание колоколу, а Ло Цуйцуй повторял 领领领.

Закончив говорить, он развернулся, намереваясь тут же сбежать, но одна из цепей Сюань Цзи ловко схватила его за лодыжку, и «лошадь рухнула». 

Из глаз Ло Цуйцуя брызнули слезы: 

— Директор! Я… я, я, я… Я ведь принадлежу к растительному классу, мы легко воспламеняемся! Мне нельзя на передовую! Вы, вы, вы, вы… вы ведь не позволите мне испариться?!

— Что произошло? Я думал, ты уже стал мучеником! Что... телефон замерз и отключился... Я так и думал! Хорошо, если ты вернешься, я куплю тебе новый! — ругаясь, Сяо Чжэн ворвался в конференц-зал.

— Директор Сяо, руководители из разных регионов уже заняли свои места.

Сяо Чжэн кивнул и снова обратился к Сюань Цзи: 

— Можешь сфотографировать жертвенные письмена? Чем четче, тем лучше. Я попрошу сравнить их и тщательно изучить. Если это жертвоприношение, то должны же в его тексте быть хоть какие-то зацепки, как на конверте с обратным адресом? 

— Умно, — из-за того, что брошенный Ло Цуйцуем телефон был все еще слишком далеко от него, Сюань Цзи оставалось только кричать. — Ло Цуйцуй, пожалуйста, перед тем как сбежать, сделай хоть что-нибудь! Сфотографируй надпись на стене и отправь ее директору Сяо, не мешкай, времени нет. Старина Сяо, послушай меня, призыв этого дьявола одноразовый. Это не долгосрочный контракт… 

Шэн Линъюань понял только слова «одноразовый» и «не долгосрочный», и слегка прищурился. Этот маленький демон действительно сказал это вслух, как смело.

Сюань Цзи же заговорил еще быстрее:

— Человек способен призвать столь сильного демона лишь раз. По моему опыту, восемь или даже девять из десяти, что он сделал это ради мести. Если этот кто-то настолько отчаянный, что за тридцать дней может незаметно убить тысячу человек, то убивать для него не сложнее, чем резать овощи. Кто может быть способен на такое? Какова его цель?

Сяо Чжэн резко прищурился: 

— Важная персона, круглосуточно находящаяся под надежной защитой или какая-то незыблемая сила. 

Поскольку он управляет «темной жертвой», даже если у него самого нет никаких «особых способностей», он должен быть тесно связан с кем-то, у кого они есть. К тому же, он наверняка знает о «специальном суде» Управления по контролю за аномалиями. Если бы этот человек был гражданским лицом, борющимся с какой-либо грозной силой, он мог бы обратиться за помощью к полиции, но, вероятно, он прекрасно знал, что не может рассчитывать на поддержку. 

Этот человек либо разыскиваемый преступник, либо…

Они оба на секунду замолчали, как вдруг, почти одновременно, выпалили:

— Его цель как-то связана с нами. 

— Целью темного жертвоприношения является Управление. 

— Я немедленно попрошу кого-нибудь проанализировать все данные за прошлые годы, — сказал Сяо Чжэн. 

— Великий дьявол уже здесь, к тому же, сегодня крайний срок. Призыватель наверняка находится где-то поблизости от Большого каньона Чиюань, — добавил Сюань Цзи. 

Окрестности Большого каньона были слепым пятном для систем наблюдения. 

Поскольку живописный район Чиюань находился неподалеку, Управление по контролю за аномалиями тут же предприняло меры предосторожности и связалось с местным отделением общественной безопасности. При покупке билетов, все въезжающие туристы обязаны были предъявлять удостоверение личности, а все местные отели, большие или малые, а также чартерные рейсы, находились под контролем единой администрации.

В половине девятого отделение Чиюань закончило проверку всех гостиниц, расположенных рядом с районом, и передало всю туристическую информацию, зарегистрированную в течение первого полугодия, в базу данных Главного управления, сопоставив ее с записями по текущему делу.

В пятнадцать минут десятого мобильный Ло Цуйцуя вышел из строя. Связь Сюань Цзи с Главным управлением прервалась и госпиталь снова погрузился в тишину. Юноша отчетливо слышал свое, становящееся все более и более хриплым, дыхание, и треск замерзающего в воздухе пара. Он опустил глаза и слегка повел плечами, будто был вынужден нести на них невыносимое бремя. Но вдруг, в безмолвном коридоре раздался беспорядочный звук шагов. Услышав его, Сюань Цзи замер и снова выпрямился. 

— Директор… — это была не кто иная, как совершенно запыхавшаяся «человекобоязненная» малышка Пин Цяньжу. 

Темный холодный туман, заполнивший госпиталь, казалось, пытался выползти наружу. Даже вдохнув его с большого расстояния, девушка почувствовала себя так, словно ледяное лезвие проскребло ей от горла до легких. Пин Цяньжу была, по меньшей мере, в десяти метрах от Сюань Цзи и не могла подойти ближе. Не имело значения, какие у нее были «особые способности», ведь, исходя из объема ее легких, она была не только небоеспособна, но и едва ли могла пройти школьный медосмотр. 

Огонь железных цепей, связывающих дьявола, совсем ослаб. Несколько раз они почти замерзали, но потом снова начинали мерцать, возвращаясь к жизни. Сюань Цзи был уже на пределе своих возможностей и едва держался на ногах. Великий дьявол ждал наступления полуночи и никуда не торопился. Он продолжал поддразнивать, стоявшего перед ним, маленького демона. 

Коридор, в котором они находились, почти полностью вымерз, превратившись в настоящее ледохранилище. Пин Цяньжу показалось, что тело Сюань Цзи было покрыто толстым слоем льда. Он стоял неподвижно, как ледяная статуя. Девушка всхлипнула: 

— Директор Сяо, они… Они нашли... Пост на форуме… Он был удален сразу после публикации... Директор Сюань, скажите что-нибудь? Мне страшно…

— Что ты собираешься делать с этим несчастьем? — сказал Шэн Линъюань беспомощному Сюань Цзи. — Я вижу, что ты вовсе не стар, маленький демон. Пусть ты еще не развил свои навыки, но ты уже полностью преобразился. Истинную форму не разглядеть, но ты наверняка одарен от природы. Еще до того, как кланы демонов погрязли в междоусобицах, одаренные почти полностью исчезли. Я мог бы их по пальцам пересчитать. Жаль будет, если ты умрешь здесь. Просто уйди.

Сюань Цзи заставил себя пошевелить онемевшими уголками рта, изобразив фальшивую улыбку, и выдавил, обратившись к Пин Цяньжу: 

— Короче. 

Девушка на секунду замолчала. 

Сюань Цзи глубоко вздохнул и раздраженно произнес:

— Не вой, это бесит. Какой пост? Прочитай его.

Пин Цяньжу едва не задохнулась и тут же пришла в себя:

— Это… там написано: «Помогите! Я думаю, что мой сын больше не мой сын!» 



Комментарии: 5

  • Интересная история! Спасибо, что взялись за ее перевод)

    Немного тяжело войти во все происходящее. Автор весьма резко вводит в мир, обрушивая на читателя не только стопку имён, но множество подробностей устройства организации, тут же и взаимоотношения между ее членами, тут же примесь фольклора и проч. Мой мозг не поспевает, если честно, ахах. Возможно, китайскому читателю было бы легче.
    Тем не менее интригующий проект. Спасибо!

    Ответ от Shandian

    Добро пожаловать в наш огненный мир))

    Ахаха хд китайцам тоже тяжело было, поверьте. Прист тут отыгралась на всех читателях со всего мира)) Надеемся, вы останетесь с нами, история действительно стоит того, чтобы ее прочитать и полюбить^^

  • Большое спасибо за главу!

  • Блииин интересно, интересно, интересно аж жуть(☆▽☆)
    прошу продолжайте уважаемые переводчики!

    Ответ от Old Khan

    Спасибо, что читаете! Пыхтим над восьмой главой вовсю! Скоро принесем продолжение!))

  • Спасибо огромное!! Это очень интересно читать и перевод замечательный. С Новым Годом Вас! 🎇🎄🥂

    Ответ от Old Khan

    Спасибо за теплые слова! И вас с новым годом!🎆🎇🎄

  • Спасибо за перевод!
    Надеюсь что будете переводить и дальше.
    Интересно, причем тут эта статья?
    Подожду следующей главы.
    Еще раз, спасибо за труд!

    Ответ от Old Khan

    Мы ни за что не бросим этот проект, слишком уж он нравится нам обоим с редактором. Спасибо, что читаете! Дальше будет интересней и в какой-то степени даже страшнее~
    Если не боитесь страшилок, то вам понравится! Хд

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *