Алоцзинь, иди сюда, мы все тебе расскажем

В пункте выдачи блокираторов царил беспорядок.

Оперативники, наконец, отыскали «пульт управления барьером». Сеть открылась, и беснующаяся толпа замерла. На какое-то время над площадью воцарилась тишина, нарушаемая лишь шумом радиопомех и тяжелым дыханием Янь Цюшаня. 

У Ван Цзэ подогнулись колени. Едва не рухнув на землю, он наклонился и потянул бывшего командира за руку, отнимая его ладонь от груди. На коже Янь Цюшаня зияла открытая рана.  Было ли все это совпадением ли или всему виной чудо, сотворенное искусством ковки золота, но в тот момент, когда над площадью грянул выстрел, металл, поддерживавший кости Янь Цюшаня, собрался воедино и остановил пулю, не дав ей взорваться. 

Завернутая в металлический кокон пуля с лязгом упала на землю. Потеряв опору, края раны начали расползаться в стороны. Янь Цюшань охнул и попытался собраться с силами, но находившийся в его объятиях Чжичунь, все равно выпал из его рук.

Когда злоумышленник спустил курок, у Янь Цюшаня не было времени искать укрытие. Единственное, что он успел сделать — это крепко прижать к себе Чжичуня, отчаянно пытавшегося его защитить.

На этот раз Чжичунь не пострадал.

Оказавшись на земле, куколка тут же вскочила на ноги и гневно закричала: 

— Ты умереть готов, чтобы вывести меня из себя! Ты ненормальный?!

— Все обошлось, перестань... — с облегчением выдохнул Ван Цзэ. Подняв протестующего Чжичуня, он аккуратно сунул его обратно в руки Янь Цюшаня. Но прежде, чем Ван Цзэ успел его успокоить, враг почувствовал их слабость, и шквал мифриловых пуль обрушился со всех сторон. 

Желая защитить Янь Цюшаня, Ван Цзэ рванулся в сторону, но удерживавший толпу «барьер» внезапно рухнул, не выдержав натиска бесконечных выстрелов.

Ван Цзэ прошиб холодный пот. На площади находилось несколько сотен человек, и все они возбужденно спорили с оперативниками. Теперь, когда «барьер» пал, толпе ничего не стоило растоптать их в лепешку. 

— Твою мать… — обреченно пробормотал Ван Цзэ.

Однако, по странному стечению обстоятельств, сигнал ревербератора, тревоживший умы людей, на время прекратился. А может, горячая кровь всех собравшихся охладила северо-западный ветер? Бушующее человеческое море внезапно успокоилось, лишь изредка подрагивая от набегающих волн. Крики стихли, и некоторые собственными глазами увидели крайне необычную картину. Страшные мифриловые пули спокойно обходили стоявших на площади «болванов», целясь только в «особенных» людей.

— Похоже, нам ничего не угрожает... — послышалось из толпы.

— Если не собираетесь больше воевать, то валите отсюда! Кто знает, может, со временем враг придумает что-то еще! — очнувшись, взревел Ван Цзэ. —Внимание всем отрядам! Два снайпера на три часа, на восемь... Твою мать! Снова!

Чем сильнее способность, тем больше пуль привлекала цель. Оба, нынешний и бывший командиры «Фэншэнь», стояли в непосредственной близости друг от друга, превратившись в огромную мишень. Мифриловые пули тут же перекрыли им пути к отступлению, и на троицу обрушился серебряный дождь. 

Ван Цзэ и Янь Цюшань резко отшатнулись друг от друга, разлетаясь в разные стороны. Обессилевший командир Янь едва держался на ногах, его сломанные кости трещали от напряжения. Потеряв равновесие, мужчина с размаху рухнул на колени, упираясь локтями в землю. Даже начинающие бойцы, постигшие самые основы боя, знали, как правильно падать, но Янь Цюшань, похоже, позабыл все, чему его учили. Он крепко обнял Чжичуня, подкатился к чьим-то ногам и, втянув голову в плечи, свернулся калачиком. Его волновало лишь спасение Чжичуня, на остальное мужчине было наплевать. 

Но именно в этот момент преследовавшее их серебристое сияние вдруг исчезло. 

Янь Цюшань приготовился стать решетом, но вместо этого услышал лишь звук падения мифриловых пуль на асфальт. Помедлив, Янь Цюшань поднял голову и к собственному удивлению увидел над собой старика. Старик снял с себя толстое стеганое пальто и встал с распростертыми руками, словно пугало. Пальто превратилось в своеобразный шит, прикрывавший лежавшего на земле Янь Цюшаня. 

Преследовавший жертву мифрил, как обычно, уклонился от обычного человека. 

Янь Цюшань посмотрел на незнакомца, и на его обычно непроницаемом лице отразилось удивление. Старика едва ли можно было назвать опрятным. Морщинистое лицо, потертый воротник и края манжетов, длинная нитка, торчащая из-под пуговицы — все это говорило о том, что это человек не был богат.

В его обрамленных глубокими, тянувшимися до висков морщинами глазах стояли слезы. И даже эти слезы казалось, были гуще, чем у других. Он постоянно повторял: 

— Малыш Чжан был хорошим человеком…

Янь Цюшань опешил, но вдруг вспомнил об оперативнике в штатском, убитом мифриловой пулей прямо у него на глазах... Кажется, его фамилия была Чжан.

— Мы были соседями... Я знал его с самого детства, видел, как он рос, —голос старика потонул в общем шуме. Лишь благодаря острому слуху Янь Цюшань слышал его тихие причитания. — Я живу на пособие, мне совестно за то, что я такой бесполезный... Я состарился, но еще не умер. В нашем ветхом домишке нет лифта. Кто же теперь будет носить мне рис?... Зачем они его убили?

Старик походил на дряхлую неуклюжую курицу. Он бормотал и бормотал, защищая Янь Цюшаня от пуль: 

— Какие страшные времена!

Сквозь шум до них донесся крик спешившего на выручку Ван Цзэ: 

— Командир Янь! Командир Янь, ты в порядке?

— Мы должны найти этих людей... — отказавшись от помощи, Янь Цюшань оперся рукой о землю и сел. Собравшись с силами, он стянул с униформы Ван Цзэ все металлические пуговицы, превратив их в опору для своей сломанной ноги. И, наконец, выпрямился, словно острое копье. — Не дадим этим ублюдкам сбежать.

С этими словами он грубо запихнул Чжичуня в карман пальто.

— А ты сиди там и помалкивай.

— Думаешь, я просто марионетка?! Кукла?! — сердито огрызнулся Чжичунь. — Знаешь что, я прямо перед тобой и собираюсь хорошенько тебе врезать! Ублюдок, ты...

— Ты сможешь сражаться? — прервал его Янь Цюшань. — Что от тебя осталось, кроме этой куклы? Будучи командиром «Фэншэнь», я велел тебе убираться с призрачного острова. Почему ты не послушал? Кто дал тебе право делать все, что заблагорассудится? Считаешь, если ты древний меч, то тебе все можно? 

Одолжив у окружавших его коллег все металлические предметы, Янь Цюшань создал себе непроницаемый доспех и бесстрашно направился туда, откуда летели мифриловые пули. 

— Почему я должен прятаться за твоей спиной? Я что, такой бесполезный?

Заполонившая площадь толпа ошеломленно замерла, страшная давка прекратилась. Все указывали на старика в стеганом пальто и шептались о живом щите, а также о мифриловых пулях, летавших вокруг него.

Оперативники тут же пришли в себя и последовали за Янь Цюшанем. «Фэншэнь» отлично обращались с мифриловым оружием, и за столько лет работы научились понимать друг друга без слов. В бою каждый из них придерживался определенного сценария, они никогда не причинили бы вреда своим товарищам. Когда толпа утихла, помехи исчезли, и несколько пуль без труда нашли свои цели.

В этот самый момент замигал световой индикатор на блокираторе Ван Цзэ. 

— Командир Янь, надень блокиратор. Может, оставим здесь парочку ребят, пусть продолжают раздачу? Сигнал ревербератора возобновился. 

Прежде, чем Янь Цюшань успел открыть рот, он и сам услышал странный шум. 

В этот раз рассеянная мелодия ревербераторов смешивалась с музыкой, доступной для слуха обычных людей. Музыка казалась легкой и знакомой, тихой и убаюкивающей. Словно теплый поток, она разбавила собой тревожный сигнал и теперь незаметно подавляла его. 

— Это... направляющая мелодия класса духовной энергии, — гнев, охвативший Чжичуня внезапно стих. — Она успокаивает и помогает в лечении психологических травм... Ее создали во благо, но этим благом никто так и не воспользовался.

Когда-то давно, когда он страдал от яда призрачного острова, Главное управление прислало к нему специалиста, владеющего секретом этой мелодии. Каждый раз слыша ее, Чжичунь выбирался из беспросветного хаоса нескончаемых кошмаров и постепенно обретал себя... Свою жизнь, свою личность. 

И его разум надолго успокаивался.

Большинству людей не хватило времени надеть блокираторы, и они тут же превратились в невольных слушателей необычной мелодии. 

Машинально прислушиваясь к вплетенному в нее шепоту.

Музыка успокаивала толпу, но она была лишь фоном к негативному сигналу ревербераторов. Сквозь нее все еще пробивались раздражающее жужжание и злобные подстрекательства. 

Никто не знал, откуда они взялись, но на пункт выдачи молча вернулись несколько человек, забрали оборудование и быстро покинули площадь. 

После этого толпа небольшими группами разошлась в разные стороны.

Диапазон распространения звука становился все шире и шире. Все больше и больше ревербераторов подключалось к оку древней «кровеносной системы земли».

Вскоре ревербераторы стояли в каждом уголке трехтысячелетней печати Чжу-Цюэ, и тихая мелодия постепенно становилась сильнее. 

Даже если в мире одни только муравьи, ни один гигант не способен устоять перед целой волной.

Никто, ни разрушивший Цзючжоу король демонов, ни победивший демонов владыка людей, не могли этого сделать... Тогда кто это был? Что это за маленький дух, сумевший остаться незамеченным?

Над Большим каньоном Чиюань сверкнула молния, и на землю градом посыпался шквал мифриловых пуль. Казалось, Управление по контролю за аномалиями намеревалось оставить здесь весь свой арсенал. 

«Цзю Сюнь» не ожидал, что съеденная им половина Ло Цуйцуя проделает в его животе дыру. Поглощенная сила вышла из-под контроля, и Управлению, наконец, удалось его поймать. 

С зависшего в небе вертолета упала энергетическая сеть, и на просчитавшегося «короля демонов» нацелилась мифриловая пушка. «Цзю Сюнь» яростно взревел, разделился на бесчисленных копий и просочился в щели между корнями «заржавленных» растений. В конце концов, он явил миру свою истинную сущность. «Цзю Сюнь» оказался тенью.

Он не был тем королем демонов, который даже на смертном одре оставался до крайности высокомерным. 

Сброшенная с вертолета сеть не просто ограничивала его движения, но и притягивала молнии. А в это время проглоченное «Цзю Сюнем» Бедствие из клана шаманов все больше и больше обретало себя, грозя ответным ударом. Покрытая «ржавчиной» лоза покачнулась, и не разбираясь кто друг, а кто враг, едва не уничтожила одного из клонов.

Тело «короля демонов» больше не могло удерживать в себе трех великих Бедствий и силу Чжу-Цюэ. Разбежавшиеся копии были вынуждены вернуться и вновь стать единым целом. Грудь и живот «Цзю Сюня» были усыпаны зияющими ранами, из которых вырывалось белоснежное пламя. 

Однажды незнакомый голос пробудил его ото сна. Открыв глаза, он обнаружил себя в стволе высохшего дерева. Тысячи лет терпя бесчисленные удары молний, он постепенно осознал себя, вспомнив о том, что когда-то был королем демонов. Он мнил себя героем и искренне верил, что на закате жизни оказался в безвыходном положении. Сотни лет назад он даровал сны всем, кто поклонялся «священному древу горы Бедствий». Так появились первые истинно верующие. 

Но пламя Чиюань погасло, и сознание короля демонов вновь помутилось. 

А десять лет назад…

Когда печать из костей Чжу-Цюэ ослабла, на свет появился последний Хранитель огня. И «Цзю Сюнь» почувствовал небывалую легкость. Снова открыв глаза, он обнаружил, что мир вокруг него изменился, и вместо покинутой деревни он увидел... Управление по контролю за аномалиями.

Гун Чэнгун был первым, кто нашел его. Этот смертный, утративший свою кровь, мечтал стать демоном и с радостью переметнулся к нему. Его подарками стали жертвенный треножник с горы Бицюань и останки Чжу-Цюэ. Должность директора Отдела ликвидации последствий казалась незначительной, но ей было очень легко пользоваться.

Ло Цуйцуй был просто дураком, а Гун Чэнгун — его настоящим орудием.

Но это «смертное орудие» теперь держало зонтик и наблюдало за «Цзю Сюнем» с расстояния нескольких десятков метров.

На миг губы Гун Чэнгуна тронула сдержанная улыбка, хитрая и странная, после чего вновь исчезла без следа. 

Теперь «Цзю Сюнь» наконец понял, что все это было ложью от начала и до конца.

На его шее вздулись вены, готовые в любой момент лопнуть и порвать кожу. 

— Как ты посмел обмануть меня?

Но у «короля демонов» совсем не осталось времени на гневные тирады. Тело не выдержало напора и рассыпалось на части. Он не успел даже подхватить свое упавшее сердце. Обрушившаяся, словно снег на голову, сеть Управления по контролю за аномалиями превратилась в захлопнувшийся капкан. 

Силуэт Гун Чэнгуна почти скрылся за ближайшей скалой. Он остановился, поднял руки и сделал вид, будто стрелял из лука, целясь в грудь своего бывшего «мастера».

На борту вертолета облегченно выдохнул Сяо Чжэн. Он повернулся к Шань Линь и произнес: 

— К счастью, с оборудованием «Баоюй»…

Но не успел он договорить, как Шань Линь изменилась в лице. Установленный на вертолете датчик аномальной энергии принялся дико звенеть, и машину сильно затрясло. 

— Прыгай! — вдруг закричала командир Шань.

В одной руке женщина держала бумажного змея, другой подтащила к себе Сяо Чжэна. Оказавшись в небе, воздушный змей резко увеличился в размерах и, словно ковер-самолет, подхватил прыгунов. В этот самый момент странная сила захлестнула вертолет, без труда смяв его!

Потерявшее тело Бедствие охватил огонь, и оно рухнуло прямо в Чиюань.

Словно летящий с неба метеорит, явившийся разжечь древнее пламя.

Во имя главной мечты его прошлого хозяина.

В недрах горы Бицюань Шэн Линъюань внезапно открыл свое море знаний, и бесчисленные голоса бурным потоком обрушились на него, гулом отражаясь в голове Сюань Цзи. 

— Род клана шаманов не оборвался. Алоцзинь, иди сюда, мы все тебе расскажем…

А между тем в эфире международного телевидения, директор Хуан продолжал:

— Мы никогда не смели называть себя «служителями человечества». Мы работаем не для того, чтобы защищать кого-то или «приносить жертвы» ради кого-то. Мы стараемся быть полезны этому миру, чтобы найти для себя точку опоры. Доказать, что мы не помеха, что от нас тоже есть прок... Что мы тоже достойны ходить по этой земле. 

Прекрасные перспективы.

У всех живых существ должна быть точка опоры.

На горный массив обрушилась буря. Ветер рвал и гудел, желая, во что бы то ни стало, оторвать одну из вершин. Раздался треск, поднимая в воздух сноп искр, и в горах начался оползень. 

Запертый в недрах Бицюань Сюань Цзи и кости Чжу-Цюэ под ногами Шэн Линъюаня одновременно вздрогнули. С окружавших их скал посыпались камни, и Шэн Линъюань окончательно утратил связь с внешним миром. Он понятия не имел, что произошло, но его сердце колотилось так, будто готово было выскочить из груди.

— Алоцзинь!

Весь клан шаманов, сорок тысяч человек, был похоронен в древнем кургане… Но кроме них, по свету разбрелось более тысячи ваших потомков. В основном это были женщины и дети. По дороге мы узнали, что Дунчуань осажден. Меня охватило дурное предчувствие, и я приказал князю Нину под покровом ночи вывезти из страны всех выживших. Более двухсот юношей и девушек отправились в Северные земли. Верховный жрец Северных земель был моим давним другом. Если бы все вышло из-под контроля, я бы смог защитить их, смог бы сохранить последних шаманов. Все остальные: старики, больные и раненые, те, кто не вынес бы такого долгого путешествия, сменили имена, и князь Нин тайно разместил их в Сичжоу. На родине вдовствующей императрицы Чэнь. Именно там она скрывалась, спасаясь от клана демонов. Все в мире знали, что вдовствующая императрица ненавидела другие кланы. Но в  Сичжоу их некому было искать. Только князь Нин мог прятаться ото всех в саду дома вдовствующей императрицы.

Твоя кузина Юньчжу присматривала за ними. Та маленькая смущенная девочка, что когда-то просила у меня грушу, выросла настоящей красавицей. Она обладала всеми чертами, присущими клану шаманов, и была невероятно сильной. Ее отец и брат умерли, но даже оставшись одна, она продолжала усердно работать во имя будущего клана шаманов. Позже она вышла замуж за моего брата, князя Нина, и родила сына, который впоследствии унаследовал трон. Принц знал свою судьбу. Клан шаманов был кланом его матери, и он продолжил защищать их. Когда он пришел к власти, пламя Чиюань погасло, и все народы, наконец, объединились. Так началась эпоха мира и процветания... Он был хорошим ребенком. Небеса благоволили ему. Он был намного лучше нас.

— Мы скрыли правду о пожаре в шаманском кургане. Мы стерли из истории все упоминания о вас. Все это только наша вина, — голос Шэн Линъюаня был очень тихим. Его лицо оставалось светлым и ясным, а виски так и не были тронуты инеем, но говоря все это, он напоминал древнего старца. — Выжившие члены клана всю жизнь считали себя предателями и грешниками, они всегда были осторожны в своих словах и поступках. Они заставили себя забыть Дунчуань и жить как обычные люди. 

Шаманы четкое разделяли любовь и ненависть. Больше всего на свете они ненавидели вероломство. Выжившие верили, что дезертирство Алоцзиня принесло им одни несчастья. Они отказывались признавать его главой клана. 

Лишь дураки поклоняются призракам и злым богам, и последний глава клана шаманов был прибит гвоздями к собственному гробу. Тысячи лет он страдал от одиночества в кургане шаманов, и не было никого, кто возжег бы для него благовония. 

Если бы не это, остатки клана шаманов непременно решили бы отомстить, начав с людьми кровопролитную войну. В те годы Его Величество находился на самом краю пропасти. Как еще он мог сохранить этот росток?

Шэн Линъюань больше не хотел об этом говорить. В конце истории он произнес тоном истинного владыки людей:

— Мы виноваты перед Дунчуанем, мы виноваты перед тобой. Если у нас останется хоть немного времени, мы добьемся справедливости для сорока тысяч героев из клана шаманов. 

Алоцзинь молчал, а кости Чжу-Цюэ под его ногами дрожали все сильнее и сильнее, словно могли сломаться в любой момент.

— Ваше Величество, позвольте мне вас прервать? Три тысячи лет прошло, а вы двое до сих пор не желаете забывать обиды прошлого? Вы дружили с самого детства, не могли бы вы снять свою корону, сесть и поговорить по-человечески? Линъюань, что для тебя значил Дунчуань? — произнес тысячелетиями молчавший Сюань Цзи.

Шэн Линъюань посмотрел на него сквозь темноту и слегка смутился.

Что для него значил Дунчуань?

Когда ему было десять лет, он был на волосок от смерти, но его подобрал старый глава. С тех пор его скитания закончились. У него появился дом, где можно было спать, зная, что никто не разбудит тебя среди ночи, заставляя снова куда-то бежать. От его подушки всегда пахло грушевыми цветами. Шаманы называли его «маленьким Высочеством», как ребенка. Но едва заслышав это прозвище, он становился по-детски высокомерным. В Дунчуане он, наконец, познал все радости и печали, свойственные молодым людям.

Дунчуань... Его единственная родина.

Более сорока тысяч голов, что он собственноручно отрубил, холодной горой лежали у него на сердце, оберегая Дунчуань. У Шэн Линъюаня осталась лишь «общая ситуация», требовавшая своевременного решения. 

Но теперь гора рухнула, и белые черепа один за другим скатились на землю, вновь превращаясь в людей, способных разговаривать и смеяться.

«Маленькое Высочество, поиграйте же с нами. Всех книг все равно не перечитаешь. Взойдешь на трон, и учись сколько влезет».

«Маленькое Высочество, как тебе Дунчуань? Оставайся, мы выберем тебе в жены самую красивую девушку. Ты станешь одним из нас».

«Маленькое Высочество, бери пример с Алоцзиня. Каждый раз, когда отец наказывает его, от воя сотрясается земля. Если в твоем сердце живет обида, расскажи об этом. Ты ведь еще дитя».

«Маленькое Высочество, в будущем тебя ждет очень трудный путь, береги себя. Если кто-то тебя обидит, ты всегда можешь вернуться сюда, в Дунчуань. Никому не разрешают жить в доме великого мудреца, но его двери всегда открыты для тебя...»

На тыльную сторону ладони Сюань Цзи упала горячая капля, и его сердце пропустило удар. 



Комментарии: 3

  • Спасибо за перевод ❤️

  • ох, последние абзацы со словами шаманов ударили в самое сердце...
    прочитала новеллу почти на одном дыхании, большое спасибо за перевод! буду с нетерпением ждать новых глав хд

  • Спасибо))

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *