Во всех этих историях, единственным желанием призраков было — жить, как люди. Но у Шэн Линъюаня такого желания не было.

Шэн Линъюаню потребовалось много времени, чтобы понять, что, хотя это место и называлось «отель», оно, тем не менее, не имело ничего общего с продажей спиртных напитков1.

1 Игра слов. «Отель» на китайском – 酒店 (jiǔdiàn), также имеет значения: ресторан, трактир, винный магазин. «Вино» на китайском – 酒 (jiǔ). 

Они приехали средь ночи в третью стражу2, но в Дунчуане, на удивление, не было комендантского часа, и повсюду в вестибюле сновали туристы.

2 半夜三更 (bànyè sāngēng) – средь ночи в третью стражу (обр. в знач.: глубокой ночью).

Первыми, кого он увидел, оказалась группа щебечущих стариков и старушек. Всем им было уже за шестьдесят, но они совершенно не казались «почтенными». Ярко одетые, старики ругались друг с другом. Пожилая дама, с «коробочкой» в руке, огляделась по сторонам. Когда она увидела Шэн Линъюаня, явно ощущавшего себя в толпе не в своей тарелке, ее глаза загорелись, и она широкими шагами подошла к нему: 

— Молодой человек, вы не поможете этой тетушке сфотографироваться… 

Сюань Цзи принял ключ-карту от номера из рук коллеги, но, услышав просьбу, он так испугался, что едва не обмочился. Он тут же поспешил3 и перехватил бесстрашную старую тетушку, посмевшую дерзко пристать к владыке людей.

3 手忙脚乱 (shǒumáng jiǎoluàn) руки заняты и ноги путаются (обр. в знач.: действовать бессистемно, суетиться, торопиться).

— Я сам, я сам, я сам. Я вас сфотографирую. Мастерство моего друга никуда не годится. Все, кого он фотографирует, влезают в кадр только наполовину. 

Шэн Линъюань не понимал, о чем они говорили. Наклонившись, он посмотрел на маленький экран цифровой камеры, прислушиваясь к шуму разносившихся повсюду голосов. На «волшебном инструменте» четко отразилась человеческая фигура размером в несколько дюймов, после чего «инструмент» с щелчком зафиксировал ее. Шэн Линъюань не знал, что это такое и подсознательно отшатнулся. Одновременно с этим, не дожидаясь, пока он сможет тщательно ее рассмотреть, мимо него прошла очень худая девушка.

Девушка подтащила к себе какой-то ящик и сказала кому-то по телефону:

— Да, я в командировке. Вернусь в Юнъань ночным рейсом. Можете быть уверены, вы увидите последнюю версию плана еще до посадки в самолет!

Сначала его привлекла цифровая камера, теперь же он отвлекся на ящик с колесиками в руке девушки. Шэн Линъюань заметил, что вокруг нее не было ни эскорта, ни свиты. Девушка была совсем одна, и никто не обращал на нее никакого внимания. Никто даже не помог ей с этим ящиком. От Дунчуаня до Юнъаня более тысячи миль. Но нигде не было видно даже небольшого кавалерийского отряда в легких доспехах. Неужели, путешествуя в одиночку, эта девушка не подвергала себя смертельной опасности​​​​​​​4?  

​​​​​​​4 九死一生 (jiǔ sǐ yī shēng) на девять шансов умереть лишь один — остаться в живых (обр. в знач.: подвергаться смертельной опасности; спастись от верной гибели).

Шэн Линъюань не мог не задаться вопросом: «Неужели эта смертная женщина — редкий мастер?»

— Какой мастер? Это просто тяготы жизни стороны-подрядчика. — Сюань Цзи только что отослал старушку и, «услышав» вопрос Шэн Линъюаня, искоса посмотрел на него. 

Как бывший «подрядчик», покинувший компанию, теперь он говорил с высоты своего немалого опыта: 

— Когда ты отправляешься в командировку, никто тебя не встречает. Весь день ты крутишься, как белка в колесе. Конечно, хочется успеть на ночной авиарейс, чтобы сэкономить деньги. О, ночной рейс — это когда самолет вылетает в полночь. Что такое самолет вы уже знаете. Это то, на чем мы сюда прилетели.
Стоя в дверях вестибюля отеля, девушка дрожала от ночного ветра. Она не выглядела так, будто обладала какой-то магической силой. Вскоре мимо проехала желтая машина. Девушка протянула руку, и, не задав ни единого вопроса, тут же села в нее и уехала. Ее душа, похоже, была огромной, как море.

Сюань Цзи внезапно обнаружил, что запахи крови и враждебности, окутывавшие старого дьявола, исчезли, словно дым костра. Подобно свирепому зверю, возвращавшемуся на свою территорию, он сдерживал свой гнев и с осторожностью избегал трав и деревьев, находившихся под его защитой​​​​​​​5. Неудивительно, что тетушка осмелилась подойти к нему так близко.

​​​​​​​5 Речь о людях. Трава и деревья – мир вокруг. Для «свирепого зверя» Шэн Линъюаня люди подобны траве и деревьям. 

До сих пор Сюань Цзи не покидала мысль: «Это действительно император».

— Та желтая штука называется «такси», — нетерпеливо сказал Сюань Цзи. — Водитель — это кучер. Он возит людей и собирает с них деньги в зависимости от расстояния. Он может показать вам… Ваше Величество, пожалуйста, пройдемте в номер.

— Эта девушка, разве она не боится? — не удержавшись, спросил Шэн Линъюань.

— Некогда бояться, нужно зарабатывать на жизнь. Однако, служба общественной безопасности Дунчуаня хорошо зарекомендовала себя. Единственная опасность ночных рейсов — это переутомление. 

Шэн Линъюань не сдержал восхищения. Его голос зазвучал мягче, и он спросил: 

— Что за правящая династия? Кто стоит у власти?

— Нет никакой династии. Одного императора увольняют и нанимают другого. Эй!

Пока он говорил, к ним подошла администратор из местного филиала. В руках она несла несколько больших сумок. Их команда «потерпела крушение», угодив прямо в болото, но, ответственная за их размещение администратор, была очень внимательной. Им сразу же передали одежду и предметы первой необходимости, и даже упаковали несколько порций фаст-фуда из местного круглосуточного магазина.

— Наше подразделение закупило их еще в прошлом году, на олимпиаду, но ошиблось с количеством. Все они совершенно новые, их никто не носил. Руководители из Главного управления сообщили, что у вас большая команда, но, к сожалению, я не знаю сколько вас. Боюсь, это не слишком подходящая одежда, она вся спортивная. Но, думаю, это не проблема. Пока придется обойтись тем, что оказалось под рукой. 

— Спасибо, большое спасибо, вы нам очень помогли. Наверное, это очень тяжело, ведь даже в такое время вы не можете уйти с работы, вам приходится следовать за нами. — Сюань Цзи горячо поблагодарил администратора, а затем повернулся, чтобы пригласить, все еще находившегося в оцепенении Шэн Линъюаня, подняться наверх.


В сознании Шэн Линъюаня только что промелькнули бурная смена эпох, запутанный общественный строй современности и такие неслыханные территории, что у него даже закружилась голова. 

Сюань Цзи налил себе полстакана кока-колы и вздохнул.

— Я голоден и замерз​​​​​​​6, а мою собачью жизнь снова спасли коллеги. Ваше Величество, хотите попробовать?

​​​​​​​6 饥寒交迫 (jīhán jiāopò) обр. жить в крайней нужде.

Шэн Линъюань никак не отреагировал, тут же закрыв бутылку, он сурово уставился на черную воду с маленькими пузырьками.

Едва Его Величество «спустился в мир», как его первым глотком цивилизации стала «веселая вода толстого домоседа», которая, казалось, заложила такой уровень жизни, до которого никто никогда не смог бы подняться. 

— Я сказал им, что вы — дух моего меча. Сегодня вы можете переночевать здесь со мной, а все остальное мы обсудим позже. — Сюань Цзи привел его на тридцать первый этаж.

Отель представлял собой роскошный КТВ​​​​​​​7, принадлежавший местному богачу. Оформлен он был слегка примитивно, но условия для постояльцев все же были довольно приличные. Коридоры были чистыми, и в помещениях царил едва уловимый цветочный аромат. На выходе из лифта можно было увидеть несколько фотографий заснеженной сливы, а под потолком висела ослепительная хрустальная люстра. Шэн Линъюань осторожно ступал по звукопоглощающему ковру. Сюань Цзи слышал, как он произнес про себя: «У хозяина благие намерения… но на этой почтовой станции слишком много комнат».

​​​​​​​7 Караоке-клуб (или KTV) — самый распространенный вид развлечений среди местного населения в Китае. Такие клубы отличаются по статусу и по цене, но в целом все они предлагают один и тот же вид услуг. KTV могут занимать отдельные здания и иметь звуконепроницаемые комнаты разной площади.

Звукоизоляция гостиничных номеров оставляла желать лучшего. Острый слух Шэн Линъюаня улавливал все, что происходило в соседних комнатах, еще до того, как он успел выйти из лифта.

Из одной комнаты доносился сотрясающий землю храп. А, люди из другой комнаты, похоже, страдали от неприятного запаха изо рта. Они часто затихали на несколько секунд и в какой-то момент переставали дышать.

Их соседи, похоже, так и не смогли решить, в какие игры им поиграть. Они разговаривали и смеялись до рассвета, так ни разу и не сомкнув глаз.

В комнате справа от них пара бесстыдников была крайне занята спором​​​​​​​8. Его Величество все еще находился в процессе изучения современного китайского языка и не осмеливался утверждать, что верно расслышал, о чем они говорили. Он снова и снова анализировал их слова и ему казалось, будто они обсуждали, как лучше убить своих первых супругов.

​​​​​​​8 热火朝天 (rè huǒ cháo tiān) жаркий огонь направляется в небо (обр. в знач.: кипеть, быть в самом разгаре).

Сюань Цзи, деливший с ним свои мысли и даже некоторые чувства, был вынужден слушать «трансляцию в реальном времени». Рука, в которой он держал ключ-карту, дрогнула: 

— Вам следует поторопиться, Ваше Величество!

Его любопытство было таким тяжелым, что могли воспалиться уши!

Может быть, дело было в том, какую должность он занимал при жизни, но независимо от того, что он слышал, Шэн Линъюань выглядел равнодушным и никогда не выказывал удивления. Если бы не их «bluetooth», он бы легко мог одурачить Сюань Цзи.

Способность Его Величества приспосабливаться к новым условиям была поразительна. Войдя в номер, Шэн Линъюань с осторожностью перетрогал все, что было внутри, и быстро сделал общий вывод об использовании этих предметов.

Нечего было и говорить о том, что, за исключением некоторых незначительных ошибок, его предположения оказались на восемьдесят – девяносто процентов верны.

— Это мыло, его используют для мытья рук. Это не десерт.

— Отверстие в стене — источник питания… Нет, это безопасно. В конце концов, такой есть в каждой семье. Да, это не похоже на метод, который использует Сяо Чжэн. Электричество концентрируется на электростанциях и равномерно подается в каждый дом.

— Это кондиционер, сквозняк… Не надо его затыкать, нас никто не отравит.

— Воду из-под крана пить нельзя, она не очень чистая.

Шэн Линъюань зачерпнул пригоршню воды из-под крана и с удивлением наблюдал за тем, как прозрачная холодная жидкость потекла сквозь его пальцы. Он никак не мог понять: каким образом эта вода могла быть грязной. По крайней мере, она не имела ни запаха, ни вкуса лекарств. 

— Вы пытаетесь оскорбить нашу «веселую воду»​​​​​​​9? — сказал Сюань Цзи. 

​​​​​​​9 «Веселая вода толстого домоседа» — жаргонное название кока-колы.

С этими словами он открыл пакет с жареной курицей, и аромат еды вырвался наружу. Но Шэн Линъюань, похоже, не горел желанием есть, или же ему просто не понравился запах современной нездоровой пищи?

Однажды, находясь в мече, он увидел, как Сюань Цзи готовил дома. Это было поистине сытно. Тогда он подумал, что этот маленький демон обладал выдающимися способностями. В его повседневной жизни не было никакой «роскоши». До сих пор он смутно чувствовал, что здешние люди были крайне расточительны.

Молодой человек смотрел на небрежно сложенные в кучу куски жирного жареного мяса. Рядом не было ни палочек для еды, ни хлеба. Снаружи был лишь слой разноцветной кожи, который Сюань Цзи оторвал и отложил в сторону.

Внимательно рассмотрев его, Шэн Линъюань был ошеломлен. На «коже» были написаны слова!

Когда он был жив бумаги еще не было. В крайне торжественных случаях, он писал на бамбуковых дощечках или каменных табличках. Даже для клана шаманов слова, что были записаны на листьях, являлись драгоценными и священными… А эти люди заворачивали в них еду!

Шэн Линъюань не стал опрометчиво комментировать это. Но он все же нахмурился, подумав: «Что ж, роскошная жизнь стала обыденностью. Какое безобразие».

Сюань Цзи промолчал.

— Мы пишем слова не только на промасленной бумаге, но и на туалетной. Все это печатается партиями, это не предметы роскоши. Я объясню вам позже, — Сюань Цзи так проголодался, что его желудок почти прилип к спине. — Ваше Величество, вы не голодны?

Шэн Линъюань тут же вспомнил «веселую воду» с незабываемым лекарственным ароматом и решил не смущать себя. Он скромно покачал головой: 

— Спасибо, я не голоден. Тебе не стоит беспокоиться.

Этот маленький демон умел летать, у него были крылья. Он должен был принадлежать к крылатому клану. И он ел это…

Сюань Цзи откусил половину куриного крылышка, совершенно не чувствуя, что мог «причинить кому-то боль своим видом», и немилосердно спросил: 

— А? Что плохого в том, чтобы съесть это? 

Куриные крылышки воистину были приготовлены каким-то необыкновенным образом, золотистая корочка аппетитно хрустела. Но звук, который слышал Шэн Линъюань, напоминал ему копошение мышей.  

— Пустяки…

Чувствуя, что неприлично было смотреть на людей, принимавших пищу, Его Величество отвел взгляд и огляделся.

«Стандартный» номер был очень маленьким. В дверном проеме виднелись две белоснежные односпальные кровати. Они казались мягкими и чистыми. Даже по меркам Шэн Линъюаня, его сложно было назвать убогим. Однако, интерьер комнаты все равно был выполнен довольно небрежно. На верхней части кровати не было балдахина. 

Панорамные окна были закрыты, но занавесок не было. Номер находился на тридцать первом этаже. Стоя у окна, можно было увидеть огни тысяч домов. В отличие от маленького городка близ Чиюань, Дунчуань был ночью полон неоновых огней, затмевавших даже сияние звезд. Город был построен на склоне горы, и огромные высотные здания то поднимались, то опускались, повторяя рельеф. Очерченные уличными фонарями дороги сплетались с высокими виадуками​​​​​​​10, от которых у прохожих порой кружилась голова. 

​​​​​​​10 Виадук (фр. viaduc, происходит от лат. via — дорога, путь, duco — веду) — транспортное сооружение мостового типа, возводимое из камня, железобетона или металла на пересечении дороги с глубоким оврагом, лощиной, горным ущельем.

Темнота сгущалась, и пробок уже не было, но улицы все еще были полны пешеходов. 

На нижнем этаже отеля находился Большой театр. Шэн Линъюань не знал, давали ли там концерт или какое-то представление, но зрители разошлись лишь глубоко за полночь. Из театра вышла огромная толпа народу. На обочине дороги, покачивая фонариками, стояла небольшая компания маленьких девочек. Девочки весело подпрыгивали.

Внимание Шэн Линъюаня оказалось невольно приковано к окну, и он уставился на толпу под неоновыми огнями.

Пока Шэн Линъюань смотрел на город, Сюань Цзи смотрел ему в спину. Именно в этот момент, в спокойном сознании Шэн Линъюаня, Сюань Цзи впервые различил некоторые положительные эмоции.

Пусть это и нельзя было назвать радостью, но темные мысли в сердце Шэн Линъюаня, что постоянно поднимались и бурлили, подобно волнам в прилив, постепенно исчезали. Под воздействием эмоций в его сознании возник вопрос: «Сколько людей в Дунчуане?»

— В Дунчуане? — размышлял Сюань Цзи, пережевывая картофель фри. — Я не знаю, но по моим оценкам, думаю, где-то десятки тысяч. 

Шэн Линъюань был ошеломлен. Сюань Цзи почувствовал, что его сердце пребывало в смятении. Возможно, воображение Его Величества владыки людей ограничивалось его математическими способностями. Сейчас он просто не мог выстроить концепцию такого порядка. 

Эта удивительная путаница, наконец, прибавила ему интереса к жизни. Во многих странах были популярными постановки по мотивам народных сказок о призраках, где рассказывалось о том, что человеческая жизнь являлась для привидений непреодолимым соблазном. Некоторые призраки даже убивали людей и творили зло только ради того, чтобы вновь прогуляться под солнцем и почувствовать вкус пищи.

Во всех этих историях, единственным желанием призраков было — жить, как люди. Но у Шэн Линъюаня такого желания не было.

Он увидел цвета и услышал звуки, которые древние люди не могли себе даже представить. Он почувствовал запах вкусной еды, которой никогда раньше не пробовал. Но он ни разу не спросил, как погибла Великая Ци, и как закончили его дети и внуки. Сюань Цзи чувствовал, что он никогда не тосковал по миру живых.

Но… Бедствия не были обычными злыми духами, они были порождениями одержимости. 

В чем заключалась его одержимость?

В мыслях Сюань Цзи вертелась всякая всячина. С легким интересом, он будто бы шпионил за Шэн Линъюанем, но тот продолжал игнорировать юношу, словно и вовсе ничего не слышал.

Затем Сюань Цзи заметил: 

— Ваше Величество… Прежде чем вы умерли, ну, немного невежливо говорить об этом… Понимаете ли вы, что такое дух? Были ли у вас несбывшиеся желания? Скажите, может быть, я смогу помочь. 

Шэн Линъюань улыбнулся.

— Никогда не было.

— Какие у вас планы на будущее? Э-э-э, где бы вы хотели побывать? Как назывался ваш дворец?

— Дворец Дулин. Дворец Дулин был построен из битых камней и черепицы, — тихо произнес Шэн Линъюань. — Это было тысячи лет назад, они давно уже должны были сгнить и превратиться в горы мусора. То, что сейчас от него осталось — много раз перестраивалось последующими поколениями. Всего лишь собачий хвост, прицепленный к соболю​​​​​​​11. Не стоит воспринимать это всерьез.

​​​​​​​11 狗尾续貂 (gǒuwěi xùdiāo) прицеплять к соболю собачий хвост (обр. присоединять плохое, неудачное к хорошему, доброкачественному).

— О…

«Непосредственность», воспитанная предками.

— Тебе не о чем беспокоиться. Я просто хочу найти человека, который докучал мне своей темной жертвой. Я хочу упокоиться с миром и не собираюсь надолго оставаться здесь.

Цель шпионажа Сюань Цзи была раскрыта, но юноша ничуть не смутился. Он улыбнулся и сказал:

— Я знаю. В таком случае, вы можете пойти и принять ванну первым. Мы все еще не в лучшем состоянии. Я могу рассказать вам, как пользоваться душем. Сменная одежда находится вон там, в сумке. Насадка для душа распыляет воду. Выключатель здесь. Поверните вентиль до красной отметки, чтобы пошла горячая, и в другую сторону, чтобы пошла холодная. Эти бутылки наполнены шампунем и лосьонами для тела. Все они похожи по форме, и я не думаю, что их содержимое чем-то отличается. Просто выберите одну из них, чтобы помыться. 

Сюань Цзи указал на, стоявшие в ванной комнате, туалетные принадлежности. Природная способность Шэн Линъюань позволила ему «увидеть», как правильно использовать эти вещи. Это было не так уж сложно, не стоило впустую тратить слова. Тем не менее, здесь было так много нового. Тысячи лет спустя все, с чем он был знаком, исчезло. Способности к восприятию Его Величества были поразительными. Но, тем не менее, он все равно растерялся. Его глаза реагировали медленнее, чем пальцы Сюань Цзи. Молодой человек, казалось, ничего не понимал.

Его взгляд был таким ясным, будто он никогда не подвергался воздействию ветра и солнца, и никогда не видел добра и зла.

Стоило Сюань Цзи увидеть эти глаза, и, хотя он прекрасно знал, насколько опасно это существо, его голос все же немного смягчился.

— На самом деле здесь нет ничего сложного. Вы быстро привыкнете. Просто позовите меня, если у вас возникнут какие-то вопросы.

— Хорошо. — Шэн Линъюань притворился беспечным. Он отвел взгляд от шампуня и кивнул. — Как умно.

«Ладно, — беспомощно подумал Сюань Цзи, — не важно, стал ли он демоном или бессмертным после смерти. В конце концов, всю свою жизнь он был императором. Это максимально престижно».

Эта мысль только что пришла ему в голову, и в следующее мгновение он встретился с императором взглядом.

Сердце Сюань Цзи сбилось с ритма, и он сразу же встревожился. Неожиданно в его ухе раздалось жужжание. Черный туман поднялся у него из-под ног и окутал все тело. Мысли Сюань Цзи внезапно замедлились, и его разум стал похож на открытую книгу, которую дали почитать другим.

Мысли Шэн Линъюаня должны были быть связаны с его сознанием, но он не услышал ни слова. Он не знал, какой метод использовал этот дух, но ему удалось единолично заблокировать его. Все, что юноша услышал в сердце Шэн Линъюаня, сбивало его с толку!

Шэн Линъюань медленно произнес:

— Маленький демон, сколько тебе лет? Почему ты так легко проголодался? Разве вы, волшебные создания, не «голодаете» с детства? Кто ты такой, в конце концов?

Эти слова, казалось, крепко поймали его на крючок. Сюань Цзи ни на секунду не насторожился. Он расслабился и внезапно оказался в ловушке бесчисленных воспоминаний…



Комментарии: 4

  • Спасибо за перевод!)
    после всех этих утомительных событий, вот это всё вышло очень милым и умиротворяющим)

  • Большое спасибо за перевод!

  • Спасибо за перевод, обожаю эту новеллу.

    Ответ от Shandian

    Спасибо, что читаете))

  • «Подобно свирепому зверь, » - зверю )

    Блин, я орнул с коммента ЛинъЮаня 😂 про крылышки, ахах.. Но в целом вышла довольно миленькая главушка, так интересно представлять в своём воображении удивлённое лицо Шэн ЛинъЮаня, такой лапочка хых
    Правда конец испортил, малость, эту милую уютную атмосферу, и опять начинается накал страстей ух

    Пы.Сы. а это ж ваш перевод на Яой-тяне? 🤔 А то как-то заметил однажды и просто решил уточнить

    В общем, спасибо за главушку, ждал² )

    Ответ от Shandian

    Спасибо за теплые слова и простите за задержку, доделывали последние главы в редактуре. Линъюань у нас настоящий красавец хд и действительно лапочка. (очепятку поправили, спасибо^^)

    А сейчас так и будет. Вся история такая: глава спокойная, потом много глав где творится что-то невообразимое, потом снова передышка.

    Да, нас туда пустили, там тоже 34 главы. Если вам нравится больше графический вариант, можно полюбоваться на красивое оформление, над которым старался наш редактор))

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *