Меня очень беспокоит, что старейшины твоего клана решили отпустить тебя одного. Это так безрассудно. 

Директор Хуан уже собирался было протянуть руку и толкнуть дверь, но Сяо Чжэн, будучи на полшага позади, быстро догнал его:

— Позвольте мне.

Сяо Чжэн носил на пальце простое кольцо с широкой каймой и выгравированным на внутренней стороне заклинанием. Когда кольцо коснулось ручки, заклинание вспыхнуло белым светом, и дверь скрипнула. Но Сяо Чжэн не удивился. Он вошел первым, опередив директора Хуана, и шепотом предупредил его:

— Не трогайте здесь ничего, в Пэнлай небезопасно.

Директор Хуан чуть вздрогнул, но паниковать не стал. Похлопав Сяо Чжэна по плечу, он медленно вошел в конференц-центр старомодного трехэтажного отеля. Все три этажа уже были арендованы. На двери висела временная табличка с надписью: «Семинар по культуре и искусству Пэнлай».

Как только директор Хуан, Сяо Чжэн и нескольких оперативников вошли в здание, двери лязгнули и автоматически закрылись за ними. Как только они захлопнулись, новоприбывшие словно опустили головы в воду: все звуки снаружи конференц-центра исчезли.

Бдительные оперативники тут же окружили единственного обычного человека среди них: директора Хуана. Сяо Чжэн пошел впереди, прокладывая путь. Сигнальная лампочка прикрепленного к ним блокиратора особых способностей, продолжала мигать. Внезапно Сяо Чжэн остановился и посмотрел на каменную скульптуру, стоявшую у входа на лестницу. Изначально эта скульптура была украшением конференц-центра отеля. Она изображала фею в элегантном платье, но камень, из которого она была сделана, был слишком дешевым и отливал зеленцой.

К тому же, у феи было кошмарное лицо. Изначально скульптор придал статуе соблазнительный вид, но со временем кусок откололся, и теперь любой, кто увидел бы ее впервые, мог умереть от испуга.

Как только они приблизились, статуя внезапно пришла в движение. Она с грохотом описала полукруг, повернулась в сторону директора Хуана и, как призрак, скользнула к нему. В мгновение ока она оказалась прямо перед его лицом. Окруженный оперативниками директор Хуан, внезапно шагнул вперед. Мрачного вида фея преградила ему путь, едва не столкнувшись с ним нос к носу.

Сяо Чжэн скептически прищурился. Другая сторона словно нарочно пыталась запугать директора Хуана.

Пусть директор Хуан и был обычным человеком, не умевшим управлять ни огнем, ни водой, однако, он все еще занимал свой пост. Он посмотрел на неподвижную скульптуру, затем поднял руку, положил ее на плечо одного из оперативников и вежливо кивнул каменной статуе.

— Это та самая легендарная «матушка Юй»? 

Статуя сделала два маленьких шага назад, открыла рот и произнесла:

— Директор Хуан, давно хотела с вами познакомиться. Командир Сяо… нет, теперь следует говорить директор Сяо, по-прежнему очень бодр.

Сяо Чжэн не любил растрачивать слова попусту, он лишь молча кивнул.

— Пожалуйста, следуйте за мной, — статуя еще раз окинула директора Хуана пристальным взглядом и потащила свое тяжелое каменное тело к лифту. — Все старые друзья уже собрались.

Управление по контролю за аномалиями было единственной официальной организацией для людей с особыми способностями. Но не все люди с особыми способностями являлись официальными лицами.

Из-за определенной наследственности существовало множество «особых» семей и кланов. Их обучали с детства, и уникальные навыки каждой школы не принято было передавать огласке перед широкой публикой. Среди них было немало сильных мастеров. И все эти мастера, умевшие находить решения, зачастую смотрели на так называемых «чиновников» сверху вниз, не желая подчиняться правительству.

С официальной точки зрения, все эти люди являлись факторами социальной нестабильности и нуждались в контроле.

Наконец, обе стороны пошли на компромисс и создали «Совет Пэнлай», саморегулируемую неправительственную организацию, возглавляемую людьми с особыми способностями. Управление также занято в ней свое место.

Статуя привела людей из Управления на второй этаж, в большой конференц-зал, дизайн которого, казалось, был разработан еще в прошлом веке: белые стены, деревянные стулья, парочка декоративных карт и два ряда длинных довольно дешевых красно-коричневых столов. На столах, помимо термокружек, стояли также и эмалированные кувшины. 

Участники конференции были разделены на два ряда, независимо от пола. Мужчины и женщины, все они излучали одинаково мощные ауры. Волосы у всех были аккуратно зачесаны, а уголки губ опущены. Но, как говорится: «За непостижимой мудростью не скрыть толстого живота».

Как только директор Хуан и Сяо Чжэн вошли внутрь, мужчины одновременно повернули головы, и все виды двусмысленных взглядов обратились в сторону директора Хуана.

И, хотя в Управлении по контролю за аномалиями была строгая дисциплина и высокий уровень конфиденциальности, бумага не могла сдержать огонь1. Новости здесь распространялись так быстро, будто у них были крылья. Скандал с призрачной бабочкой коснулся «особых» людей по всей стране. После того, как эта новость просочилась наружу, вопросы посыпались лавиной. За исключением сотрудников Управления, несколько представителей «Совета Пэнлай» единогласно согласились провести «конференцию», чтобы обратиться к Управлению по контролю за аномалиями с заявлением.

1 纸里包不住火 (zhǐlǐ bāobùzhù huǒ) ссылается на: 纸包不住火 (zhǐ bāobuzhù huǒ) огня в бумагу не завернёшь (обр. шила в мешке не утаишь, тайное становится явным).

За круглым столом находилось множество людей, лишь два места все еще оставались свободными, будто были зарезервированы специально для них. Сяо Чжэн с первого взгляда понял порядок посадки. Управление являлось официальным представительством, и для него было естественно занять место председателя на конференции Пэнлай. Даже если старый директор взял на себя инициативу и уступил «главенство» старшему по возрасту, он все еще сидел рядом.

Однако кресло, отведенное сейчас для директора Хуана, не говоря уже о младшем по старшинству Сяо Чжэне, находилось очень далеко от «центра».

Что все это значило?

Что обычные люди хуже других?

Несший ответственность за чужие ошибки директор Сяо, нахмурился и хотел было возмутиться. Однако находившийся поблизости директор Хуан, казалось, заранее ожидал от него неприятностей. Он притянул его к себе и тихо покачал головой. Поздоровавшись с пожилой дамой, занимавшей центральное место, директор Хуан, как ни в чем ни бывало потянул Сяо Чжэна за собой и спокойно сел на свободное кресло, словно и вовсе не замечал этих мелких пакостей. 
Во главе стола сидела пожилая женщина с седыми волосами. По ее виду можно было сказать, что ей уже глубоко за шестьдесят. Женщина была невысокого роста, у нее был легкий макияж, а на шее красовался маленький шелковый шарф. Она была хорошо одета, говорила медленно, и весь ее образ словно лучился достоинством. Ее манеры напоминали поведение старомодных леди.

— Сяо Хуан, верно? Такой старухе, как я, следует представляться? 

— Матушка Юй, — произнес директор Хуан.

Матушка Юй была председателем «Совета Пэнлай». Обычно она жила в уединении на северо-востоке Китая. Никто не знал ее полного имени. И, хотя она была не более чем на два года старше директора Хуана, она любезно называла его «Сяо Хуан». Но он совершенно не чувствовал себя оскорбленным. Даже старый директор Управления предпочел отдать ей центральное место.

Поговаривали, что на самом деле ей было уже больше трехсот лет. Но некоторые шли еще дальше, утверждая, что ей была уже, по меньшей мере, тысяча лет и некогда она являлась частью подразделения Цинпин.

— Младший Сяо стал еще более сдержанным с того момента, как мы виделись в последний раз. Я рада видеть, как растет наша молодежь, и как воды реки Янцзы накатывают друг на друга2. — с директором Хуаном матушка Юй была холодна и вежлива, но, обращаясь к Сяо Чжэну, она была куда добрее, будто разговаривала со своим собственным ребенком.

2 长江后浪推前浪 (cháng jiāng hòu làng tuī qián làng) досл. волны реки Янцзы накатывают друг на друга (обр.: каждое новое поколение превосходит предыдущее), старое поколение сменяется новым.

Сяо Чжэн кивнул, совершенно не восприняв ее слова всерьез. В конце концов, на своем веку матушка Юй успела повидать не мало «волн». Конечно же, ее сердце было не столь велико, чтобы иметь возможность легко отпустить их.

И действительно, после короткого обмена приветствиями, матушка Юй произнесла:

— У нас мало времени. Давай сразу перейдем к делу. Младший Сяо, я читала ваши отчеты. Ты хочешь сказать, что Управление провело лишь внутренне расследование и теперь дело может быть «закрыто»? Ты считаешь, что уместно молчать о таком крупном инциденте?

Сяо Чжэн тоже чувствовал, что это было совершенно неуместно. Матушка Юй, казалось, специально говорила только с ним, делая вид, что директора Хуана не существовало.

Разрыв между людьми со способностями и обычными людьми, безусловно, существовал. Управление по контролю за аномалиями, как официальная организация, из политкорректности старалась не допускать этого отчуждения, но признанные мастера были более беспринципными.

Будто их отцы и матери никогда их не воспитывали. Их семьи насчитывали до девяти поколений, и все они принадлежали к группе людей высокого духовного совершенства.

Но Сяо Чжэн родился в обычной семье. Он не привык к такому скрытому снисхождению. Он всегда был твердолобым3, и не стремился поддерживать чей-то престиж или тешить самолюбие. Не обращая внимания на матушку Юй, он повернулся к директору Хуану и сказал: 

— Прошу меня простить, я не смог оформить документы должным образом и ясно описать ситуацию. 

3 茅厕里的石头,又臭又硬 (máocè lǐ de shítou, yòu chòu yòu yìng) – как камень, из которого сделан пол в уборной — вонючий и твердый (обр. твердолобый, упрямый).

— Не важно, сегодня мы прибыли сюда, чтобы все прояснить, — улыбнулся директор Хуан. 

Матушка Юй была сдержанной. Молодое поколение только что ударило по ее авторитету, но ее доброжелательное выражение лица осталось неподвижным.

Приняв из рук соседки распечатанный документ, она надела очки для чтения.

— В записке, предоставленной вашим Управлением, сказано: «Учитывая, что уже извлеченная бабочка не может причинить дальнейшего вреда, чтобы минимизировать панику среди общественности и сохранить социальную стабильность, нами было принято решение урегулировать этот вопрос как можно тише». Откуда ты знаешь, что эта зараза не передается от человека к человеку? Я слышала, что более половины оперативников дунчуаньского филиала в последнее время не вышли на работу.

— Мы изложили причины… — сказал Сяо Чжэн.

— Ты хочешь сказать, что призрачная бабочка вовсе не заразна, а все случившееся просто несчастный случай, верно? Я видела это, — прервала его матушка Юй. — Но даже если твои умозаключения верны, и существо, что заразило всех вокруг — это лишь одна единственная мутировавшая особь, откуда тебе знать, что не будет и второго подобного случая?
В этот момент на экране мобильного телефона Сяо Чжэна внезапно «запрыгали» слова «Ло Цуйцуй». Даже не взглянув на него, мужчина отклонил звонок и поставил телефон на беззвучный режим. 

— Мы разделяем ваши опасения, поэтому мы послали людей в Дунчуань и используем каждую минуту, чтобы исследовать происхождение этой мутировавшей бабочки. Я думаю, что в ближайшее время мы сможем предоставить вам все...

Матушка Юй вновь мягко перебила его:

— Значит, ты не знаешь.

Сяо Чжэн нахмурился.

— Призрачная бабочка, конечно, не живое ископаемое, но очень близка к этому. Слишком много древних свитков было утеряно. Кто теперь осмелится разобраться во всем этом? Уж точно не я. Даже если у вас есть целая плеяда талантливых людей и знатоков, где гарантии, что все эти случаи — просто совпадения и никогда больше не повторятся? Какое отношение это имеет к нашей просьбе о вмешательстве третьей стороны и тщательном расследовании деятельности Управления по контролю за аномалиями? Ваше Управление практиковало фаворитизм и халатное отношение на всех уровнях своей деятельности еще со времен прежнего директора. Ради собственной выгоды вы сфальсифицировали число жертв, используя опасный для общества объект. Тому есть целая куча неопровержимых доказательств. Мы не заслуживаем объяснений? — прищурилась матушка Юй. 

Получивший возможность говорить директор Хуан, поспешно ответил:

— Матушка Юй, я не знаю, откуда пошел слух о том, что в этом деле замешан старый директор. Но это всего лишь слухи, для определения состава преступления доказательств недостаточно. Это только одна из сторон в истории подозреваемой Би Чуньшэн. Она даже…

— Во всяком случае, даже если вы говорите лишь об одной стороне этой истории, — воскликнул старик в черной суньятсеновке4, сидевший слева от матушки Юй. Его речь была очень быстрой, а его голос звучал резко и громко. — Вы можете закрыть дверь, но кто же тогда увидит, что происходит внутри? Когда вашего бывшего директора задержали за совершенные им преступления, вы быстро надели ему на голову горшок с дерьмом5, но ведь никто доподлинно не знает, что тогда случилось на самом деле? Верно, Сяо Ван?6

4 中山装 (zhōngshānzhuāng) «суньятсеновка» (костюм чжуншаньчжуан, мужской френч, похожий на военный китель, популярный в Китае вплоть до 90-х годов 20-го века).

5 扣屎盆子 (kòu shǐpénzi) очернить, опорочить кого-либо; обливать грязью; вылить ушат грязи (на кого); букв. нацепить горшок с дерьмом.

6 小王 (xiǎowáng) фамилия директора Хуана также является производным от слова 王 (wáng), что означает «королевский», «император».

Директор Хуан беспомощно ответил старику:

— Господин Юэ-дэ7, моя фамилия Хуан. Человек, отвечающий за внутреннее расследование, один очень способный новичок. Он участвовал в операции по предотвращению темного жертвоприношения и несколько часов боролся с демоном, призванным подозреваемой. Его досье полностью прозрачно, он никогда не нарушал закон ради личной выгоды. Он раньше не работал в Управлении, и нет никакой необходимости беспокоиться о его причастности к этому делу и к заинтересованным лицам…

7 月德 (yuèdé) астрол. Юэ-дэ (название благоприятных созвездий и доброй силы; обозначается одним из знаков десятеричного цикла: 丙, 甲, 壬, 庚. Предсказание благоприятно для пиров и развлечений, земляных работ и ремонта построек, а также для принятия должности).

— Директор Хуан, — медленно проговорила матушка Юй, — раз уж вы готовы позволить новичку с прозрачным резюме проводить расследование, то почему бы вам не позволить более беспристрастной и невиновной третьей стороне сделать то же самое? В чем же разница?

Господин Юэ-дэ поспешно поддержал ей: 

— Независимо от того, насколько невинен этот ваш новый человек, он также получает деньги от Управления. Разве он не будет действовать с «согласия организации»? Кроме того, как он может быть невиновен! Я слышал, что этот человек вошел через заднюю дверь8. Он едва сдал вступительные экзамены, но, каким-то совершенно необъяснимым образом, стал директором отдела. Это же просто потрясающе! Он получил высший балл. Как этому недотепе вообще удалось сдать тест? Откуда тебе знать, что он не станет нарушать закон в корыстных целях? 

8 走后门 (zǒu hòumén) идти через чёрный ход (заднюю дверь); обр. в знач. по блату, незаконным способом.

Директор Хуан вынужден был сказать:

— Конечно, вы можете проконтролировать...

— Теперь поговорим о регулировании, — мужчина хлопнул рукой по столу. — Вы решили открыться «Совету Пэнлай», вот для чего мы здесь собрались. Все это время вы создавали для нас кучу правил и положений, отправляли своих сотрудников с инспекциями. Мы принимали это, сотрудничали с правительством. Но теперь, когда у вас возникли проблемы, вы больше не можете это контролировать, верно? Вы сидите в своем офисе в Юнъань, скрытые от ветра и солнечного света, и вдруг у вас на пороге появляется эта заразная бабочка!

У признанных мастеров были свои собственные сферы влияния. Так матушка Юй контролировала северо-восток, а господин Юэ-дэ контролировал Дунчуань. Дом зараженного призрачной бабочкой мальчика находился в сфере влияния господина Юэ-дэ.

Ходили слухи, что господин Юэ-дэ родился в конце династии Цин. Преисполненный сильной жаждой власти, он был похож на бойцового пса. Господин Юэ-дэ относился к своей репутации серьезнее, чем к своей жизни. У его ног находились бесчисленные последователи. Если в Дунчуане что-то шло не так, сначала нужно было послать кого-то поклониться ему, иначе никто ничего не смог бы сделать. Сказав это, он повысил тон своего, и без того высокого голоса, на октаву.

— Каждый из нас должен отправить кого-то в Главное управление для обеспечения надзора. Мы должны создать команду, чья работа будет направлена на взаимоконтроль и регулирование!

Директор Хуан криво усмехнулся и ответил:

— Государственные органы — это не то, что может быть создано вот так сразу...

— Ну, что ж, тогда не стоит больше беспокоиться об этом. Колодезная вода речной не помеха9, в будущем, ваше Главное управление больше не будет засылать сюда своих людей с инспекциями. 

9 井水不犯河水 (jǐng shuǐ bù fàn hé shuǐ) букв. Колодезная вода речной не помеха. Образно – не мешать друг другу, не касаться друг друга, жить отдельной жизнью.

Конференция превратилась в беспорядок. Директор Хуан несколько раз пытался вмешаться, но так и не смог вставить ни слова.

В прошлом, когда старый директор еще занимал свой пост, он все еще мог контролировать ситуацию. Теперь, как только старик ушел, в Управлении начали происходить несчастные случаи. Сяо Чжэн был слишком молод, а директор Хуан был лишь обычным человеком. Эти высокомерные старые мастера из Пэнлай вообще не воспринимали Управление по контролю за аномалиями всерьез. Сяо Чжэн вздохнул, и в этот момент его мобильный телефон вновь зазвонил. На экране высветилось «Ло Цуйцуй».

Директор Сяо был жестким человеком и редко использовал в своей речи слова «я надеюсь». Но, прежде чем взять трубку, он вдруг подумал про себя: «Надеюсь, хотя бы у Отдела восстановления есть для меня хорошие новости».

— Директор, я должен вам кое-что сказать... — закричал Ло Цуйцуй с другого конца прямо в ухо Сяо Чжэну, ожидавшему «хороших новостей». — Наш директор — настоящий герой! Он был схвачен кучей костяных когтей и в одно мгновение исчез в черной дыре! 

Так вот что значило: «Если крыша протекает, дождь будет идти всю ночь»10.

10 屋漏偏逢连夜雨 (wūlòu piān féng liányè yǔ) если крыша протекает, дождь будет идти всю ночь (Фэн Мэнлун); обр. беда не приходит одна.

Сяо Чжэн почувствовал, как у него перехватило дыхание.

— Директор Сяо, когда я смогу перейти на другую должность? — всхлипнул Ло Цуйцуй. 

У Сюань Цзи зачесался нос, и он чихнул. Юноша почувствовал, будто кто-то проклинал его.

Увидев, что он без колебаний бросился к пещере, Шэн Линъюань тут же попытался его остановить: 

— Подожди минуту, что ты хочешь сделать?

— Разве ты не видишь тут целую стаю бабочек, преследующих меня? Черт возьми, это даже звучит ужасно.

— Зачем ты бежишь от бабочек? Они не могут паразитировать на тебе, ты принадлежишь к родословной огня, — сказал Шэн Линъюань.

— Они могут паразитировать на этом человеке! — Сюань Цзи ворвался в пещеру и опустился на землю. Его крылья превратились в яркое пятно света и исчезли. — Алло, старший! Ты заметил, что здесь есть еще одно живое существо и он все еще дышит? А еще он горячий и воняет!

— Этот человек — мошенник. Он не похож на невинную жертву, почему тебя должно это волновать? — тон голоса Шэн Линъюаня стал настойчивее. — Не ходи дальше!

Сюань Цзи вдруг уловил в его словах что-то странное. Шэн Линъюань никогда не говорил с такой скоростью. Его голос звучал крайне неуверенно.

— Старший, только послушай себя, — намеренно растягивая слова, протянул Сюань Цзи. — Как низко так говорить! Я — уполномоченный Управления. Разве прилично посылать в кучу бабочек обычного человека?

— Немедленно прекрати! — Шэн Линъюань говорил тихо, но в его голосе отчетливо чувствовались слабые нотки гнева. 

Сюань Цзи моргнул: 

— Старший, в чем дело? Ты знаешь, что находится в этой дыре?

— Раз уж ты опасаешься этих бабочек, то должен понимать, что там, куда они не осмеливаются соваться, не место любителям развлечений. Выходи, и я постараюсь вывести тебя отсюда.

 — Ты постараешься? Ты знаешь, как отсюда выбраться?

— Внутри шаманского кургана есть алтарь, — на мгновение потеряв над собой контроль, выпалил Шэн Линъюань. Но уже через секунду к нему вновь вернулось его спокойствие и мягкость. — Я хотел, чтобы эти кости отвели нас туда. В алтаре есть механизм. Если поклониться ему — откроется потайной проход, по которому можно будет выбраться на поверхность. Мы уже прошли полпути, но этот человек испортил нам все планы. Алтарь должен быть совсем рядом. Будь умницей, послушай меня. Возьми его и уходи. Ты принадлежишь к родословной огня, бабочки не тронут тебя.

Как только он открыл рот, его голос, казалось, обрушился на Сюань Цзи. Он звучал глухо и смутно, будто заманивая. Это не сулило ничего хорошего.

У Сюань Цзи заложило уши, а в глазах защипало.

Юноша вдруг отчетливо понял, почему Би Чуньшэн обезумела, когда Шэн Линъюань спросил ее: «Кто тебя обидел?». Этот человек, казалось, обладал какой-то странной магической силой. Его слова были подобны тонкой сети, которую он умело набрасывал на окружающих. Это заставляло людей думать, что они любят его всем сердцем. Все обиды, душевные страдания и печали, о которых они никогда никому не рассказывали, они готовы были излить ему.

Он невольно остановился, собравшись уже было двинуться вперед.

«Этот маленький демон так молод и талантлив, — подумал Шэн Линъюань. Он был близким и теплым, будто весенний ветер11, но его сердце оставалось холодным. — Существа, обладавшие врожденными способностями, бы высокомерны от природы и не желали общаться с другими кланами. Вырастить достойного наследника было очень трудно, поэтому каждый клан хорошо защищал своих детей, они никогда не отпускали их в мир, бродить по свету просто так. Он называл себя старейшиной. Должно быть, в его клане что-то произошло. С самого детства у него не было никого, кто позаботился бы о нем».

11 春风 (chūnfēng) весенний ветер (обр. в знач. милосердие, великодушие, гуманность).

— Туда даже бабочки не осмеливаются залетать. Риск очень велик. Как ты сможешь справиться с тем, что внутри, вместе с этим смертным? —маленькому демону не хватало любви, поэтому он решил побаловать его. Шэн Линъюань вздохнул и намеренно придал своему тону немного нежности.  — Меня очень беспокоит, что старейшины твоего клана решили отпустить тебя одного. Это так безрассудно.

Сюань Цзи был тронут его словами и подчинился. Поколебавшись мгновение, он снял висевшего на мече козлобородого и, перехватив того за воротник, потащил мужчину за собой, жеманно пробормотав: 

— Хорошо.

С этими словами юноша развернулся и, словно во сне, пошел обратно.

Вход в пещеру был залит сиянием и, казалось, что за ее стенами светло как днем. Все пространство вокруг было заполнено бабочками. Бабочки не осмеливались гнаться за ними, они могли лишь жаться друг к другу и наблюдать. Сюань Цзи, казалось, совершенно не видел всех этих смертоносных насекомых. Шаг за шагом он направился прямо дыре. 

— Пойдем со мной, — прошептал Шэн Линъюань юноше на ухо. — Я не причиню тебе вреда.  

Сияние бабочек уже осветило лицо Сюань Цзи, отражаясь в его глазах. Взгляд юноши бессознательно блуждал по сторонам. 

Шэн Линъюань тихо рассмеялся: 

— Хорошо...

Его голос стал ниже. Юноша шагнул из пещеры, и яростный огонь с ревом вырвался наружу. Шэн Линъюань почувствовал, как от яркого пламени заболели глаза, и тяжелый меч разорвал воздух, разом сжигая тысячи бабочек.

— Старший, ты сказал, что сейчас не причинишь мне вреда, — с улыбкой сказал Сюань Цзи. Испепелив бабочек, он вернулся обратно в пещеру. — А что насчет «потом»?

Шэн Линъюань промолчал.

— Что на земле, что под землей, я думаю, что тебе уже много тысяч лет, не так ли? Мне, похоже, не достает воспитания, ведь я не краснею, даже когда вру, глядя кому-то прямо в глаза. — Сюань Цзи покачал головой и мягко постучал острием меча по земле. — А вы покраснели? 

Стоило тяжелому лезвию коснуться каменного пола, как по пещере тут же разнесся лязг, отдаваясь от стен гудящим эхом. Прямо перед ними, казалось, образовалась пустота.

Сюань Цзи, несущий человека в одной руке и оружие в другой, похоже, не прилагал к этому никаких особых усилий. Он бодро подошел к тому месту, откуда раздалось эхо, и, пока его рот не был занят праздными разговорами, произнес: 

—  Раз уж ты пришел в наш мир, я должен научить тебя современным ценностям. Мы верим в равенство и справедливость. Опустим вопрос о справедливости, потому что нормы морали в твое время были совсем другими, нежели в наше. Поговорим о равенстве. Что такое равенство? Это касается всех живых существ. Независимо от того, есть ли у них особые способности или это всего лишь обычные люди. Хорошие они или плохие… В моем мире их права равны. Если он все еще хочет совершать преступления, я выведу его на улицу, а потом сдам в полицейский участок, но сейчас я буду относиться к нему так же, как и ко всем остальным и буду защищать его. Вот и все…

Великого дьявола, похоже, взбесили его слова.

— ...Все вы, древние императоры и генералы, устарели, понимаете? Вы неполиткорректны, я... — голос Сюань Цзи резко оборвался, стоило ему увидеть место перед собой. — Третьего же дядюшку…12

12 Здесь аналогично «твою мать».

Узкая пещера вывела его в широкий каменный зал. В центре зала находилось небольшое озеро со стоячей водой. За все эти годы озеро, почему-то, так и не пересохло. На стенах вокруг него росло нечто напоминающее виноградные лозы, которые Сюань Цзи никогда раньше не видел. Лозы были усеяны маленькими цветами, похожими на лампочки. Цветы тускло мерцали, испуская слабое свечение.

В тот момент, когда Сюань Цзи вошел, все бутоны одновременно распустились. Внутри пещеры вдруг стало очень светло. Белые, цвета слоновой кости, лепестки, сияли нежнее, чем взгляд любовника. Сюань Цзи тут же поспешил прикрыть нос себе и парню с козлиной бородкой на случай, если их пыльца окажется ядовитой.

Но у юноши было только две руки, и тяжелый меч оказался отброшен в сторону.

Звук падения нарушил многолетний покой озера, и вода в нем пошла рябью. Белые цветы вокруг внезапно стали красными, затем сморщились и начали таять. Словно кровь, они потекли по стенам, со всех сторон устремляясь к клинку…
 



Комментарии: 3

  • Сюань Цзи рисковый парень, однако. Но, судя по работе, ему такие перипетии не в новинку.

    А вот Шэн Линъюань продолжает восхищать своим благоразумием и спокойствием. Императорское достоинство сквозит даже сквозь меч.

    У вас очень приятный слог. Спасибо за главу.

    Ответ от Shandian

    Спасибо, что читаете❤🌸 Да, Сюань Цзи у нас рисковый юноша хд Но в этом, пожалуй, его очарование))

  • Большое спасибо за новую главу!

    Ответ от Shandian

    Спасибо, что читаете!

  • Ох капец, насколько же это всё должно быть жутко выглядит 🤔 и что там за опасная расщелина такая то? Мда, зато весело поболтали ребята 🙂 смотри и друзьями скоро станут 😂

    Очень мало но жутко интересно, спасибо за перевод)

    Ответ от Shandian

    Они та ещё команда хд
    Выглядит эта пещера опасно и вообще вся арка с этим курганом будет опасная, мрачная и грустная х-х
    Спасибо за вашу поддержку (。♡‿♡。)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *