Ох, да ладно, интернет-зависимые недостойны внутренних демонов. 

Шэн Линъюань посмотрел на Сюань Цзи.

— Э-э... — Сюань Цзи на секунду растерялся и тут же принялся импровизировать. — В музее истории есть... реконструкция трехмерной карты. 

— Ты много знаешь, — к счастью, Его Величество понятия не имел, что такое «реконструкция». Похоже, в этот раз юноше удалось одурачить Шэн Линъюаня. Прошествовав мимо пруда, он вышел на садовую дорожку и снял со стены фонарь. — Похоже, эта тень пришла за мной.

Удобряя «бульоном» почву, мокрый до нитки Сюань Цзи спешно последовал за Его Величеством.  Но стоило ему только услышать эти слова, как глаза юноши вспыхнули странным огнем, и он подумал: «Я уже не уверен».

Поздними ночами во дворце Дулин царила мертвая тишина. В отличие от костюмированных сериалов, с наступлением комендантского часа здешние охранники покидали свои посты. Даже слуги не смели сдвинуться со своих мест. Никто не мог разгуливать без разрешения. Лишь одинокие фонари тускло поблескивали в темноте, освещая величественные дворцовые стены. Царившая здесь давящая атмосфера навевала на мысли о проклятом могильном кургане. От этого зрелища дух захватывало. 

— Почему здесь так тихо?

— В фундаменте дворца Дулин заключено множество массивов, потому нет нужды в ночных патрулях. Нет ничего удивительного в том, что, оказавшись здесь среди ночи, ты чувствуешь себя неуютно. — Шэн Линъюань не оглянулся, но, казалось, он почувствовал неловкость Сюань Цзи. Он поднял над головой фонарь и тусклый луч осветил стоявшую неподалеку каменную статую древнего божественного зверя. Зверь выглядел диким и свирепым. Сияние фонаря отразилось в его глазах, и они тут же загорелись. Казалось, будто каменный зверь обрел душу и вознамерился полакомиться человечиной. — Внутри его глаз тоже находится массив. В нем заключены шестьдесят четыре древних духа, что были призваны охранять это место. Ты их не узнаешь? Ведь это именно они забавлялись с тобой последние несколько дней.

Сюань Цзи промолчал.

Должен ли он говорить, что это была большая честь для него?

— Кстати, — упомянув об этом инциденте, Шэн Линъюань, вероятно, хотел намекнуть маленькому демону о том, насколько тот нерадивый ученик, — дай мне свою руку.

Но вместо ответа Сюань Цзи равнодушно уставился на него. 

— Просто дай мне руку, хорошо? — повторил Шэн Линъюань.

— Зачем... Ай! 

Послушавшись, Сюань Цзи увидел, что Его Величество, совершенно не опасаясь обжечься, окунул пальцы в ламповое масло и начертал на его ладони заклинание «чистых помыслов». 

Более современная и улучшенная версия этого заклинания встречалась повсеместно. Ей пользовались все обладатели особых способностей. Эта модная игрушка напоминала лечебный бальзам1. По сути своей, оно неплохо освежало. Чаще всего его использовали перед экзаменами, в самый последний момент2, считалось, что это помогает вспомнить выученный материал. Но, когда заклинанием воспользовался Шэн Линъюань, Сюань Цзи сразу почувствовал, что горячее ламповое масло превратилось в жидкий азот. Его рука стала такой холодной, что, казалось, у него онемели кости. Юноша инстинктивно отшатнулся и сжал кулак. 

1 风油精 (fēng yóujīng) — запатентованное в Китае лечебное средство, представляющее собой маслянистую жидкость светло-зеленого цвета. Отлично снимает зуд от укусов комаров. 

2 平时不烧香,临时抱佛脚 (píngshí bù shāoxiāng, línshí bào fójiǎo) — букв. обычно не возжигать благовоний, а как потребуется, броситься обнимать ноги Будды.

Однако, стоило ему сделать это, как озноб тут же прошел. 

Сюань Цзи несколько раз сжал и разжал пальцы, и вскоре обнаружил, что стоило ему расслабиться, как его ладонь тут же пронизывало холодом. Тогда ему приходилось сильно стараться, чтобы вновь сжать кулак.

— Держи крепче и запомни: независимо от того, что ты здесь увидишь, ты не должен позволять радости, гневу и страху коснуться твоего сердца, — напутствовал Шэн Линъюань. — Ты знаешь, что такое внутренний демон?

Сюань Цзи казалось, что он знает ответ. В конце концов, он прочитал множество фантастических романов, но сейчас он никак не мог обобщить свои знания. 

— Кажется… Это навязчивые мысли? — неопределенно произнес юноша. 

Но Шэн Линъюань не удостоил его ответом.

Взглянув на мрачное небо над дворцом Дулин, Его Величество вспомнил обыденную жизнь этого маленького демона и не удержался от вздоха. 

— Каждого из нас порой преследуют навязчивые мысли, но не всегда это проявление внутреннего демона, — мягко произнес Шэн Линъюань. —Обычные люди либо зарабатывают на жизнь своим трудом, либо предаются развлечениям. Даже сидя в доме, ваши глаза и руки никогда не отрываются от этой маленькой коробочки... «мобильного телефона». Вы так увлечены им, что для внутреннего демона попросту не остается места. 

Сюань Цзи снова промолчал.

Ох, да ладно, интернет-зависимые не достойны внутренних демонов. 

— Ваши так называемые «носители особых способностей» теперь оттачивают лишь свое «мастерство», и совсем позабыли о моральных качествах. В прошлом совершенствующиеся были совсем другими. Они отправлялись в уединение, где по меньшей мере несколько дней предавались созерцанию. Но зачастую этот срок растягивался на несколько десятков лет. В это время они отрешались от мирской суеты, старались прислушиваться к миру и учились лучше контролировать свои тела. Тогда навязчивые идеи овладевали ими настолько, что порождали внутренних демонов. Семь чувств становились для них почвой, шесть желаний — долгожданным ливнем. Родившись в душе совершенствующегося, внутренний демон рано или поздно восставал против своего хозяина. И те, кто не могли с ним справиться, в конце концов сходили с ума. 

Некоторые современные психологи считали, что злоупотребление самоанализом вредит телу и разуму. Многие из симптомов тревоги и депрессии были вызваны утратой связей с внешним миром и отсутствием внимания к себе. 

Сюань Цзи примерно понимал, о чем говорил Шэн Линъюань.

— Тогда зачем вообще совершенствоваться? 

Чтобы сэкономить энергию и сократить объем выбросов загрязняющих веществ? 

След в след они продвигались по необъятному и гнетущему дворцу Дулин, сопровождаемые тихим эхом шагов. Света фонаря хватало лишь на то, чтобы осветить пространство на три чжана вперед. Шэн Линъюань заложил руку за спину и медленно произнес: 

— Десять чжан показной роскоши, все это похоже на оранжерею. С востока и на запад тебя окружает райский уголок, защищая от ужасов внутреннего демона и позволяя жить обычной жизнью. Но совершенствующиеся отказывались от этого и покидали суетный мир. Уныло странствуя в одиночестве, они отчаянно стремились найти праведный путь и достичь бессмертия. Глядя на обычных людей, совершенствующиеся считали, что те слишком невежественны и никогда не обретут свободу. Глядя на совершенствующихся, обычные люди, вероятно, никак не могли понять, в чем смысл становиться бессмертными, всю жизнь посвящая кропотливым практикам. Для них все это не имело никакого смысла. На самом деле, все имеет смысл, ведь это личный выбор каждого. 

Возможно, потому что он привык все делать самостоятельно, у него никогда не было никаких границ. Как древний предок, появившийся на свет более трех тысяч лет назад, Шэн Линъюань был на удивление просветленным и во многом образованным человеком. Для непосредственного участника тех событий, его мнение о своих врагах и демонах оставалось неизменным.  Казалось, будто он познал истинную суть существования... Неудивительно, что даже в современном обществе он пользовался невероятным доверием. 

Совершенствующие смотрели на людей так же, как люди смотрели на теней. 

Чистый белый снег приводил к снежной слепоте, а слишком честная дорога к слепоте душевной. Человек должен был обладать непоколебимой волей и решимостью, чтобы пройти этот путь. Лишь пережив огромное количество невзгод он мог возвыситься и нести на себе всю тяжесть истины.  

Тень могла бы всю жизнь плыть по течению, но Шэн Линъюань, сам того не ведая, случайно разбудил ее. Три тысячи лет она вынуждена была бороться со своей рабской натурой и бесплотными фантазиями. Неудивительно, что в итоге, она до зубного скрежета возненавидела Его Величество. 

Правитель Вэй Юй был одержим, глупые шаманы ненавидели его, а Бедствие клана теней… оказалось, всему виной давно затаенная злоба. 

В конце концов, три Бедствия трех человекоподобных рас так или иначе произошли от Шэн Линъюаня, демона небес, пришедшего в этот мир, чтобы противостоять нависшей над ним угрозе. Чтобы начать новую жизнь, человеческая раса использовала треножник демона небес, открыв тем самым шкатулку со злыми духами. Это помогло им избавиться от гнета и похоронить все опасности на дне глубокой бездны. Но в мире важна каждая, даже самая маленькая деталь3. Стоило лишь немного подумать об этом, и змеи в траве становились похожими на серые линии4. Это было поразительно.

3 牵一发而动全身 (qiān yī fà ér dòng quánshēn) — букв. потянешь за волосок — все тело придет в движение; малое сказывается на большом; любая мелочь может отразиться на ситуации в целом; важна каждая деталь.

4 草蛇灰线 (cǎo shé huī xiàn) — досл. змея на траве похожа на серую линию (обр. затаившуюся среди травы змею легко спутать с чем-то другим и тем самым навлечь на себя опасность; обращая внимание на посторонние детали, не видим всей картины).

Сюань Цзи с удивлением смотрел на спину Шэн Линъюаня... Неужели, когда-то Его Величество тоже отрешился от мирской суеты и отправился в уединение, внимать голосу небес? 

О чем же он тогда спросил?

— Как правило, внутреннему демону нужно долго совершенствоваться, чтобы иметь место для роста. Мир иллюзии демона небес — это массив, позволяющий быстро вселить демона в твое сердце, — Шэн Линъюань, этот жуткий предок, медленно и доходчиво объяснял непутевому потомку непреложные истины. — Все те чувства, что ты так старался забыть и подавить неизбежно появятся в этой иллюзии. Но даже если ты не совершенствующий и знаешь, что все это ненастоящее, как только семь твоих чувств будут открыты, ты ненамеренно станешь владельцем внутреннего демона.

Другими словами, это иллюзорное пространство на самом деле оказалось ускорителем «вируса внутреннего демона».

— И как тогда уничтожить этот массив? — осведомился Сюань Цзи.

— В этом нет необходимости. Чтобы поддерживать такую иллюзию, требуется слишком много энергии. Даже если тень высушит всю «кровеносную систему земли» Цзянчжоу, иллюзия все равно скоро разрушится. Пока ты держишь заклинание «чистых помыслов», что я дал тебе, не смей поддаваться соблазну. Зарядное устройство, что питает этот мир, скоро истощит себя, — отозвался Шэн Линъюань.

Сюань Цзи нечего было на это ответить.

Он даже привел в пример зарядное устройство!

Если Его Величество пробудет в современном мире еще несколько дней, сможет ли он ловить молнии и голыми руками заряжать батарейки?

— Нет, здесь что-то не так, — словно очнувшись, пробормотал Сюань Цзи, — Почему только я должен быть начеку? Разве вы не говорили, что эта иллюзия была создана для вас?

 Что все это значит? Кое-кто смотрел на него свысока? 

Шэн Линъюань улыбнулся, но ничего не ответил.

— Ваше Величество, это дискриминация? Я... 

Шэн Линъюань вновь поднял фонарь. Прямо перед ними возвышался знакомый дворец. Но даже несмотря на богатое убранство, обстановка в этом месте по-прежнему была гнетущая. Это были внутренние покои владыки людей. Когда-то, Сюань Цзи видел их в своих снах.

— Это были наши внутренние покои. Мы прожили здесь больше двадцати лет, — тоном экскурсовода произнес Шэн Линъюань. — Пойдем, прогуляемся, я покажу тебе все.

Пока они говорили, к дворцу подошли несколько слуг, и Шэн Линъюань, с фонарем в руках, последовал за ними.

Внутри уже погасили лампы. Все обитатели дворца носили мягкую тканевую обувь и одежду с узкими манжетами. Проходя мимо, они напоминали стайку осторожных карликовых кошек5. Они не издавали ни звука, никто не поднимал глаз и не осмеливался говорить. Подойдя к дверям внутреннего зала, они тихо опустились на колени, ожидая, когда их позовут.

5 狸猫 (límāo) — Бенгальская кошка, или карликовая кошка, или дальневосточный кот — вид кошачьих из подсемейства малых кошек. Также в Китае существует 狸花猫(líhuāmāo) — лихуа (китайская традиционная порода кошек с пятнами).

Сюань Цзи заметил, что каждый из них держал в руках глиняный кувшин.

— Что это?

Но Шэн Линъюань ничего ему не ответил. В этот момент, находившийся за пределами зала глава дворцовых слуг, наконец, заговорил. Его голос был ненамного громче шепота. 

— Ваше Величество, новую партию «заклинаний ужаса» уже сожгли. Как вы и приказывали, дозировка была увеличена на треть. 

Из-за стен внутреннего зала донесся холодный голос: 

— Оставь здесь и убирайся.

Слуги долго не двигались с места. Наконец, сложив кувшины в кучу, они поспешно покинули дворец. В мгновение ока в зале никого не осталось. Даже во внутренних покоях императора У не было ни души, все слуги терпеливо ожидали снаружи. Войти среди ночи в опочивальню Его Величества без приглашения считалось тяжким преступлением.

— «Заклинание ужаса»? — обернулся Сюань Цзи. — Разве это не одно из шаманских проклятий?

Он помнил, что, когда Алоцзинь был ребенком, его отец сильно отлупил сына за то, что тот украл у великого мудреца «заклинание ужаса» и подложил его под подушку Шэн Линъюаня.

Шэн Линъюань шагнул вперед и вошел в покои.

— Именно.

Полог над кроватью был слегка приподнят. Его Величество, живший три тысячи лет назад, протянул руку к одному из глиняных кувшинов. Расстояние между тем и этим Шэн Линъюанем составляло не более двух метров. К счастью, оба они были одеты по-разному и их нетрудно было различить. 

Сюань Цзи казалось, что, если два императора окажутся слишком близко друг к другу, случится что-то непредвиденное. 
 
— Подождите, разве вы можете подходить так близко к себе? — сказал юноша, схватив Шэн Линъюаня за рукав ветровки.

— Пустяки, — бросил Его Величество, спокойно глядя на себя прошлого. — Не стоит забывать, что все здесь иллюзия, нельзя ей поддаваться. Иначе можно случайно слиться с собой из воспоминаний.

Сюань Цзи проследил за его взглядом и тоже посмотрел на Его Величество Шэн Линъюаня из воспоминаний. Молодой человек с равнодушным видом откупорил глиняный кувшин. Внутри лежала куча непонятных листьев, на поверхности которых совершенно невообразимым образом были вырезаны округлые шаманские письмена. Его Величество взял один лист, покрутил его в пальцах, силясь рассмотреть, а затем высыпал все содержимое кувшина в курильницу. Поставив курильницу в изголовье кровати, он разделся и, как обычно, лег спать. 

Листья, с начертанными на них заклинаниями, медленно свернулись в огне. Испускаемый ими белый дым постепенно окутывал лежавшего на кровати человека.

— Он... Что вы делаете? Вы хотите умереть? — удивленно спросил Сюань Цзи.

— Это всего лишь маленькое заклинание, не больше. Разве я не говорил тебе, что, даже если эта вещь вызывает у людей ночные кошмары, она отлично подходит для тренировки разума...  — как ни в чем ни бывало произнес Шэн Линъюань, все еще державший в руках дворцовый фонарь.

— Какого черта? — нахмурился Сюань Цзи. Он почти физически ощущал усталость от общения со стариком, пристрастившимся к лекарствам. — У этого есть какое-либо научное обоснование? Где это видано, чтобы разум закаляли кошмарами? В таком случае это «тренажер для укрепления мозгов», а не «шаманское проклятие». Сдается мне, эта штука вызывает лишь бессонницу и неврастению. Может быть, в этом и заключается причина вашей мигрени... Кто там снаружи?

За пределами внутренних покоев послышался легкий, но настойчивый топот. Слуга зажег лампу, и в окне тут же замаячил его силуэт. Однако, он не осмеливался войти и покорно ждал на месте. 

Как только зажегся свет, белый дым внезапно рассеялся. Лежавший с закрытыми глазами Шэн Линъюань насторожился и слегка недовольно спросил:

— В чем дело?

Опустившись на колени у дверей, слуга тихо прошептал: 

— Ваше Величество, Его Высочество Вэй Юнь вернулся.

Шэн Линъюань немедленно поднялся с постели и нехотя убрал курильницу.

— Отведи его в Южный кабинет и жди. Мы сейчас же придем, — поспешно произнес молодой император.

Сказав это, он не стал ждать, пока слуга принесет ему одежду. Небрежно накинув на плечи халат, который он только что снял, Шэн Линъюань поплотнее закутался в него и вышел из покоев. Это было сродни тому, чтобы разгуливать босиком. Его Величество всегда был спокойным и уравновешенным человеком. Он никогда не отличался вспыльчивым нравом. Проведя с ним рядом столько дней, Сюань Цзи никогда не видел, чтобы тот куда-то спешил. Задумавшись на мгновение, юноша уже было заподозрил, что их с Вэй Юнем связывали какие-то неподобающие отношения.  

К слову, он ведь лично запечатал гробницу Вэй Юня!

Пока Сюань Цзи метался от одной мысли к другой, они с Шэн Линъюанем проследовали за Его Величеством в Южный кабинет.

Вэй Юнь вернулся слишком внезапно. В Южном кабинете было темно, и слуге пришлось поспешно зажечь свечи. Но в помещении все еще было холодно, тогда мужчина принес Его Высочеству грелку для рук.

Увидев принца Вэй Юня вживую, Сюань Цзи обнаружил, что даже при жизни он олицетворял собой великое горе и глубокую ненависть. В нем не было ни капли радости, совсем как у найденного на дне моря трупа. 

— Приветствую вас, Ваше Величество. — Вэй Юнь поклонился, и Сюань Цзи увидел его запыленную одежду. Мужчина, казалось, несколько месяцев не мыл волосы, а низ его штанин был покрыт засохшей грязью. — Ваше Величество, прошу меня простить.  Ваш подданный так спешил, что даже не успел привести себя в порядок.

— Поднимайся. А-Юнь усердно работал, — подтолкнув молчаливого слугу, Шэн Линъюань приказал ему поскорее принести Вэй Юню миску горячего супа.

Пока Вэй Юнь наслаждался супом, прошло всего несколько минут, но у молодого владыки людей, казалось, на стуле были гвозди. Он волновался и ерзал, кое-как дождавшись, пока гаошанец поставит миску. Когда это, наконец, произошло, Шэн Линъюань не сдержался и нетерпеливо спросил: 

— Ну что, ты нашел какие-нибудь зацепки?

— Да, Ваше Величество. Ваш подданный посетил клан крылатых. Дух меча, о котором вы говорили, имеет красные перья, счастливую метку на макушке и пятицветные блики на скорлупе. Такого рода духи рождаются лишь в клане Чжу-Цюэ... — почтительно ответил Вэй Юнь.

Шэн Линъюань был ошеломлен, а после глубоко задумался, постукивая пальцами по колену.

— Это невозможно, — глубоким голосом произнес он и медленно покачал головой. — Десятилетия назад король демонов полностью уничтожил клан Чжу-Цюэ. С техниками, которыми владел Цзю Сюнь, ему не составило труда скосить траву и вырвать корни. 

— Да, но есть один секрет, — ответил Вэй Юнь. — Вы знали, что чем благороднее клан демонов, тем реже у них бывает потомство? Клан Чжу-Цюэ были древними духами, обладавшими божественной силой, им было невероятно трудно продолжать свой род. За последние сто лет в клане появился лишь один малыш. К сожалению, позже демоны утратили свою силу. Дети многих из них рождались мертвыми. Эта беда не пощадила и божественных птиц. Глава клана и несколько старейшин самоотверженно защищали маленького птенца, но так и не смогли его сохранить. Скорлупа его яйца должна была переливаться пятью цветами, предвестниками счастья. Но она оставалась неподвижной. Дитя внутри было мертво. Во время инцидента в долине Наньмин мертворожденного птенца только-только предали земле. 

— Мертворожденного? — переспросил Шэн Линъюань.

— Отвечаю Вашему Величеству, погибшее из-за отсутствия силы потомство клана демонов отличается от мертворожденных детей человеческой расы. Они находятся в состоянии, не относящемся ни к жизни, ни к смерти. Клан демонов называет такое явление «духами небес». Существует множество техник, связанных с этими духами. Их можно освоить.

— Ты имеешь в виду… 

— Если ваш поданный правильно понял, боюсь, что истинное тело духа меча демона небес — это дух небес Чжу-Цюэ. Много лет назад люди вырезали его из яйца. Во время Великого жертвоприношения восемьдесят один мастер пожертвовал собой, чтобы превратить птенца в меч демона небес. Ваше величество, вам не кажется, что обычный маленький демон не смог бы справиться с мощью этого клинка? Это должен был быть дух, что с рождения обладал силой богов и демонов. Более того, местом, где создавали меч демона небес, был храм предков Чжу-Цюэ.

Информации было настолько много, что Сюань Цзи остолбенел.

— Ты говорил, что если отыскать истинное тело духа меча, то найдется и способ починить меч. Если ты сказал правду, и он действительно Чжу-Цюэ... — с некоторым нетерпением произнес молодой император.

— Дух небес Чжу-Цюэ, Ваше Величество. Такого рода инструментальный дух имеет свои особенности, поэтому позвольте этому подданному рассказать вам больше. 

— Говори, — махнул рукой Шэн Линъюань.

— Обычно, если клинок ломается, заключенный в него дух погибает вместе с ним. Однако, просматривая древние книги нашего клана по искусству создания оружия я наткнулся на один необычный случай. Клинок был изготовлен из тысячелетнего черного железа, этот материал довольно редок. Владелец меча отыскал Всеслышащего нашего клана, чтобы попросить его перековать оружие. Истинным телом духа меча был дух небес демона-кролика, и Всеслышащий смог перековать его. Хозяин клинка привык к своему оружию и хотел восстановить меч как можно скорее. Он нашел духа небес демона-кролика и после того, как мастер Всеслышащий перековал черный клинок, он обнаружил, что заключенный в оружие дух «был мертв и вернулся к жизни».

В глазах молодого императора появился странный блеск. Увидев это, Сюань Цзи лишился дара речи. Три тысячи лет спустя он никогда не видел в глазах Шэн Линъюаня такого света. 

— Мои предки считали, что это было характерной особенностью духа небес. Вы ведь знаете, что, следуя «законам Небесного Дао», люди научились создавать сосуды, «находящиеся на грани жизни и смерти». Это второй небесный закон, и он непременно должен уступать первому небесному закону — «страданиям человеческой жизни». Но использовать для совершенствования оружия дух небес — это совсем другое дело. Дух небес изначально ни жив, ни мертв. Превращаясь в инструмент, он обретает разум. Это и делает его «живым». Таким образом, впереди всего идет «дух» инструмента, а потом уже его «тело». Инструментальный дух, вероятно, может покинуть свое тело и жить дальше. Кровь и кости — вот ключ к перековке такого оружия. Кровь — источник духа, а кости — форма духа. Если мы сможем найти останки божественных птиц, то сможем перековать меч демона небес, мы сможем спасти дух меча! 

Сюань Цзи был потрясен. Юноша оглянулся, чтобы посмотреть на стоявшего рядом с собой Шэн Линъюаня. Шэн Линъюаня, вернувшегося в этот мир три тысячи лет спустя. 

Его Величество был одет в расстегнутую серую ветровку. Он стоял у стены с фонарем в руках и равнодушно смотрел на себя прошлого, будто все это не имело к нему никакого отношения.

— Так все и было, — произнес он, глядя на потрясенное лицо маленького демона. — Мой меч сломали. В те времена Всеслышащий Вэй Юнь был рядом со мной, и я попросил его найти способ починить клинок.

Он говорил так, будто все произошедшее было сущим пустяком. Однако Сюань Цзи заметил, что возвышенное обращение, которое Шэн Линъюань использовал по отношению к себе, изменилось.

Это была иллюзия демона небес. Каждое растение, каждое дерево здесь было создано для того, чтобы пробудить его ото сна. Здесь не могло быть бесполезных вещей.

Сюань Цзи вновь подумал о таинственной деревянной кукле. Шэн Линъюань редко был таким категоричным, так почему же он твердо верил в то, что эта кукла не может быть Чжичунем?

Вдруг ни с того ни с сего, его сердце забилось быстрее, и юноша непроизвольно разжал кулак.                                         



Комментарии: 1

  • Спасибо за перевод! ❤️

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *