— Какая знакомая история, — пробормотал Сюань Цзи, — все это так похоже на то, чем мы обычно занимаемся в Отделе восстановления. Когда наши предки попадали в беду, потомки тоже подтирали им задницы?

— Давай начистоту, — поставив на один из столиков в кофейне аэропорта две чашки с горячими напитками, Сюань Цзи пододвинул одну Гу Юэси. Во вторую юноша добавил сахар. Возможно, из-за проблем со сном, в последнее время он особенно остро чувствовал холод. Ему то и дело хотелось одолжить у кого-нибудь немного тепла, чтобы согреться или съесть что-нибудь калорийное. — Я собираюсь в Юйян, и ты, очевидно, тоже. Это был последний рейс.

Гу Юэси не произнесла ни слова. У девушки был довольно тонкий нос, плотно сжатые губы и вечно холодное выражение лица. Когда она молчала, казалось, будто она все время настороже.

Сюань Цзи продолжил:

— Сперва в лесопарке раздался телефонный звонок, источник которого мы так и не смогли отследить, и крепко связанное Бедствие едва не вырвалось на свободу. Директор Сяо лишился волос, господин Юэ-дэ разжился новым мифриловым оружием, о котором даже Научно-исследовательский институт еще ничего не сообщал, а пойманные на черном рынке Дунчуаня подозреваемые взорвались прямо у нас под носом. В наших рядах точно есть шпион. Сказать по правде, второй капитан, тебе я тоже не доверяю…

В какой-то момент Гу Юэси и Сюань Цзи заговорили почти одновременно:

— Он не имеет к этому никакого отношения, — сказала девушка.

— Значит, ты проверяешь меня… А? — произнес Сюань Цзи.

Пару секунд они молча смотрели друг на друга.

— Я тебя проверяю? — переспросила Гу Юэси.

— Значит, ты не пытаешься разыскать мой дух меча? — осведомился Сюань Цзи.

Гу Юэси видела, что Ван Цзэ прислал в группу какой-то ролик, но она так и не удосужилась его посмотреть, потому понятия не имела, о чем он. А потом, когда Ван Цзэ начал активно выпрашивать «красные конверты»1, она и вовсе заблокировала тот диалог. Услышав слова Сюань Цзи, девушка смутилась.

1 红包 (hóngbāo) — конверт с деньгами, вознаграждение, взятка. 

— Я ищу твой дух меча?

Вдруг, на мобильный телефон Гу Юэси поступил звонок. Это был Ван Цзэ.

В трубке раздался на редкость серьезный голос:

— Юэси, если в эти пару дней ты услышишь в Главном управлении что-то необычное, пожалуйста, сохраняй спокойствие…

— Командир Ван, я только что написала заявление на отпуск.

— О, отпуск. Отпуск — это хорошо… — замялся Ван Цзэ. На фоне что-то очень громко шумело, казалось, кто-то все время бегал вокруг него и кричал. — Я его не видел. В таком случае, даю добро, отдохни как следует…

Гу Юэси нахмурилась.

— В чем дело? Ты сказал «если ты что-то услышишь». Что я должна услышать?

Сюань Цзи отличался хорошим слухом, а динамик телефона Гу Юэси превосходно передавал все, что говорил Ван Цзэ. Юноша взял свой мобильный и отправил Сяо Чжэну сообщение: «Что случилось в штаб-квартире?»

Ван Цзэ очень долго колебался, пока Гу Юэси не заметила, что что-то не так. Ей пришлось повторить вопрос несколько раз, прежде, чем он, наконец, удосужился хоть что-то ей рассказать.

В этот же момент Сяо Чжэн ответил на сообщение:

«Кто-то украл осколки Чжичуня».

Гу Юэси резко вскочила из-за стола, едва не опрокинув свою чашку.

— Директор Сяо, запечатанная коробка была украдена, когда электричество вышло из строя. Наши системы наблюдения ничего не зафиксировали.

Сяо Чжэн глубоко вздохнул. Сейчас он отчетливо чувствовал, как опрометчиво было доверять современной технике.

— Мы регулярно обновляем и укрепляем защиту зон, в особенности тех, что находятся поблизости от места хранения мутировавшей бабочки. Везде, за исключением зоны «W», — тихим голосом объяснил администратор, а затем пробормотал, — но этот вор был очень осторожен. Он сумел обойти другие зоны. Думаю, он хорошо знаком с внутренним устройством здания.

Как бы дух меча ни был похож на человека, он не был человеком. Клинок — врата жизни для такого духа. Если лезвие сломается, он исчезнет. После уничтожения меча, его осколки превращаются в урну с прахом. Если человека разрубить на восемь частей, он умрет. И если эти восемь частей снова сшить воедино, это еще не значит, что человек вновь оживет. Не важно, насколько хорош хирург, здесь не поможет ни одна швейная машинка.

Как бы он ни старался, Сяо Чжэн никак не мог найти смысл в краже фрагментов Чжичуня.

Заранее ознакомиться с ситуацией на шестидесятом подземном этаже, отключить электричество, выгадать время и прокрасться в запретную зону только для того… чтобы украсть сломанный меч? Или этому вору больше нечем было заняться, или…

Сяо Чжэн оглянулся на Ван Цзэ и жестом велел ему не отставать. Добравшись до безлюдного места, он понизил голос и спросил:

— Вам в «Фэншэнь» что-нибудь известно о Янь Цюшане?

Ван Цзэ тут же перестал улыбаться.

Сяо Чжэн раздраженно вздохнул.

— Я ничего такого не имел в виду…

— Тогда что ты имел в виду? — спросил Ван Цзэ.

Сяо Чжэн замолчал и спокойно посмотрел на него. Ван Цзэ был горячим снаружи и холодным внутри, к тому же, он был слишком ленив. Узнай он, что кража произошла в столь незначительном месте, как зона «W», он бы только зевнул и развернулся, чтобы уйти.

Сяо Чжэн слишком хорошо его знал. Сегодняшняя настойчивость Ван Цзэ выглядела крайне подозрительно.

— Если бы у командира Яня был столь хитроумный план, он бы не стал ждать так долго! — голос Ван Цзэ стал еще ниже, будто звучал прямо из горла. — Директор Сяо, мы всегда считали тебя своим другом, но за кого ты нас принимаешь?

— Если Янь Цюшань захотел забрать осколки Чжичуня, я лично обо всем позабочусь. Я сегодня же водружу себе на голову горшок, пойду к директору Хуану и все ему объясню. В крайнем случае, я потеряю работу. Тогда я попросту вернусь домой и унаследую семейный бизнес! Но что, если это не он?

Ван Цзэ яростно стиснул зубы. Он всегда казался мрачноватым типом и, зачастую, выглядел как бандит.

— Но если осколки Чжичуня украл не он, то этот кто-то связан со стариной Янем. Что за судьба у нас такая? — Сяо Чжэн снова посмотрел на Ван Цзэ, потом достал свой мобильный телефон и набрал номер. На другом конце провода раздался механический мужской голос: «Набранный вами номер не существует…».

Когда Янь Цюшань исчез, Управление не слишком-то усердно искало его. В конце концов, каждый волен был сам решать — приходить ему на работу или нет. Янь Цюшань не нарушал закон. Если он без причины отсутствовал на работе, организация в праве была не выплачивать ему зарплату, и его запросто могли уволить с государственной службы. Не было никакого смысла посылать за ним людей, как за беглым преступником. Более того, ему, как бывшему командиру «Фэншэнь», не составило бы труда скрыть свое местоположение. За последние три года им не удалось найти никаких следов Янь Цюшаня. О нем не было никаких вестей.

Сяо Чжэн вновь зашел в его профиль в «WeChat». На аватаре стояла его собственная фотография со служебного удостоверения. Он даже указал свое настоящее имя. Ничего необычного.

Он почти не пользовался «Моментами», лишь изредка что-то пересылал. Всем остальным занимался Чжичунь. На последней выложенной им фотографии был изображен профиль худого, высокого мужчины. Он стоял перед окном, плотно сцепив руки, и смотрел на улицу. Рубашка висела на нем мешком. Его отросшие волосы закрывали лоб, обнажая лишь четко очерченный подбородок, а уголки рта были опущены вниз, придавая его лицу мрачноватое выражение.

Это был один из редких снимков, сопровождаемых подписью: «Молодой господин хотел съесть маосюэван2, но мы не смогли его приготовить. Братья, живущие поблизости, порекомендуйте-ка магазин с доставкой [смеется до слез]. Похоже, сегодня ему уже лучше».

2 毛血旺 (máoxuèwàng) — маосюэван (блюдо сычуаньской кухни на основе утиной или свиной крови).

В последний раз Сяо Чжэн обменивался сообщениями с Янь Цюшанем три года назад. Последние двенадцать из них были вопросами Сяо Чжэна о его местонахождении. Но все они так и остались без ответа. Собеседник молчал.

Сяо Чжэн еще раз отредактировал текст и нажал на кнопку «отправить».

 «Осколки Чжичуня были украдены. Что бы ты ни услышал, не действуй опрометчиво. Будь осторожен! Ответь сразу же, как получишь это сообщение!»

Но послание вновь кануло в человеческое море и осталось висеть в бесконечной пустоте. В ответ не донеслось ни звука.

— Тот, кто проник в запретную зону и украл клинок, наверняка оставил следы. Свяжитесь со всеми населенными пунктами, подразделениями и отделами, обратите особое внимание на мониторинг аномальной энергии, сосредоточьтесь на транспортных узлах и местах с большой проходимостью людей. — Сяо Чжэн спокойно вернул мобильный телефон обратно в карман, оттолкнул Ван Цзэ, и поспешно отдал приказ оперативникам. — И еще, опубликуйте во внутренней сети уведомление о розыске Янь Цюшаня…

— Директор, это приказ об аресте? — прошептал один из оперативников.

Голос Сяо Чжэна повысился на октаву, и он в ярости выпалил:

— Да пошли вы все!

Не вовремя сунувшийся оперативник испуганно замолчал. Теперь он напоминал встревоженную перепелку, не смевшую даже дышать. Взгляд Сяо Чжэна был острее казни тысячи порезов. Вдруг, выражение его лица сделалось холодным, и директор Сяо вновь вздохнул.

— Это лишь для… во имя обеспечения «защиты свидетелей»… Ван Цзэ, куда ты идешь?

Пока Сяо Чжэн раздавал указания, Ван Цзэ воспользовался моментом и сделал несколько телефонных звонков. Он связался с оперативниками «Фэншэнь», у которых были хорошие отношения с Янь Цюшанем, и позвонил Гу Юэси. Но не успел он обменяться с девушкой и парой слов, как тут же переменился в лице. Решив не тратить время на споры с Сяо Чжэном, он поспешно удалился.

В ту ночь Сюань Цзи и Гу Юэси улетели одним рейсом. Ван Цзэ лично связался с доверенными лицами из первой команды «Фэншэнь», подал заявку на экстренный вылет и частным самолетом отправился в Юйян.

Сразу после полуночи внедорожник Янь Цюшаня выехал со двора маленькой гостиницы. Багажник машины был доверху набит ящиками с жертвенными предметами. Машина направилась в сторону побережья.

Через час они прибыли на пляж, где их ждала заранее приготовленная рыбацкая лодка.

По рифу прыгал пушистый воробей и с любопытством поглядывал на странного вида людей.

— Не волнуйся, это зарегистрированное рыбацкое судно, — сказал слепой Инь И. — Это гарантия того, что не возникнет никаких проблем. Лодка полностью укомплектована. Если экономить припасы, то можно будет продержаться под водой хоть пару недель.

— Согласно данным подразделения Цинпин, если найдем нужное место, нам не придется оставаться под водой так долго, — с сомнением отозвалась кукла, двигая раскрашенной деревянной рукой. — Но вряд ли у меня получится нырнуть.

— Мы не будем пользоваться водолазным снаряжением смертных. Мы используем «рыбьи жабры», — ответил Змеекожий. — Срезанные с тела древнего Куня3 части жаберных пластин еще называют «падающими каплями». Это самый настоящий артефакт. На черном рынке его можно продать за семизначную сумму. Эта маленькая штучка может погрузить под воду небольшое круизное судно. Ей не составит труда превратить рыбацкую лодку в подводную. Вы сможете нырнуть так глубоко, как только захотите. Да порази меня гром, если я вам солгал.

3 鲲 (kūn) — миф. Кунь, огромная сказочная рыба. (В Северном океане водится рыба, имя ей — Кунь. Сколько тысяч ли она величиной — неведомо! (Чжуан-цзы)

Кукла никогда ранее не слышала об этом. Она недоверчиво пробормотала:

— У Куня есть жабры?

Согласно записям Чжуан-цзы, Кунь из Северного моря взмыл в небо и превратился в птицу Пэн4. Это «наземно-воздушное существо» больше напоминало птицу, нежели любое другое животное.

4 Китайские логографы для Пэн и Кунь имеют радикал-фонетическую составляющую. Слово «Пэн» (鵬) сочетает в себе птичий радикал (鳥) с фонетическим пэн (朋 — буквально, «друг»); слово «Кунь» сочетает в себе рыбий радикал (魚) с фонетическим кунь (昆 — буквально, «потомство; насекомое»). При этом оба имени связаны с игрой слов: пэн (鵬) в древности был вариантным китайским иероглифом для фэн (鳳) в слове фэнхуан (鳳凰 — «китайский феникс»); а кунь (鯤) первоначально означало «рыбья икра, мальки, нерест». 

— Даю слово, — сказал Змеекожий, решивший взять на себя ответственность. — Какой смысл обсуждать это на суше? Пока при тебе есть «падающая капля», я могу доставить тебя даже на дно Марианской впадины.

Воробей все также сидел на рифе и смотрел на них. Его глаза напоминали пару маленьких черных бобов. Вдруг, стоявший позади всех Янь Цюшань, настороженно обернулся. Металлический осколок на его шее холодно блеснул в лунном свете. Мужчина бросил пристальный взгляд на крохотную птичку, но так ничего и не заметил.

— В чем дело, господин Нянь?

— Только что… Не знаю, мне вдруг показалось, будто кто-то следит за мной, — нахмурился Янь Цюшань.

Кукла тут же заподозрила неладное и чутко повернула голову.

— Матушка Юй дала тебе карту и послала меня показать дорогу. Мы немедленно отправились в путь, мчались без отдыха и остановок, пока, наконец, не добрались до Юйяна. Мы никому не рассказывали о местонахождении гробницы правителя клана гаошань. Никому, кроме тебя, господин Нянь. Ты сомневаешься? Неужели ты не доверяете нашей матушке?

— О, девочка, ты слишком много думаешь. Наш господин Нянь не это имел в виду, — тактично вмешался слепой, — может быть, этот кто-то разыскивает меня и Змеиную кожу.

— Очередное объявление о розыске, — легкомысленно сказал Змеекожий. — За долгие годы им так и не удалось никого поймать!

Янь Цюшань был слишком ленив, чтобы вникать в эти бессмысленные судебные тяжбы. Он предпочел промолчать и, убедившись, что вокруг не было ничего необычного, взял на себя инициативу первым сесть в потрепанную рыбацкую лодку. Мужчины в спешке погрузили на борт ящики и, наконец, вышли в Южное море.

Сидевший на рифе воробей внезапно взмыл в воздух, и клубившийся в его глазах черный туман вырвался наружу. Все, что он успел увидеть и услышать за это время передалось Шэн Линъюаню.

Это была упрощенная версия «техники марионеток».

Умелый мастер мог создать столь совершенную марионетку, что даже самые близкие люди не смогли бы отличить истинное от ложного. Сымитировать можно было все, что угодно, даже самые невыразительные привычки и самые сокровенные мысли. Дань Ли достиг в этом деле небывалых высот, но после его смерти эта техника сразу же забылась.

Шэн Линъюань медленно поднялся на риф, протянул руку, и воробей тут же упал ему на ладонь. Он нежно погладил птицу по голове, отозвал заклинание, отпустил несчастное создание и вздохнул. В конце концов, его знания о «технике марионеток» были весьма поверхностными. Все, что он мог, это захватывать сознание неразумных животных и превращать их в свои глаза и уши, но сам он, при этом, должен был находиться поблизости.

В мире о его коварстве ходило множество слухов, но по сравнению с этим человеком, настоящий император, вероятно, только и мог, что забавляться с мечом, как простой телохранитель.

Но…

«Откуда у Куня… жабры?» — беспомощно подумал Шэн Линъюань.

Среди всех этих людей у слепого была самая тяжелая аура. Аура «ююя»*.

Порой «ююя» называли «свирепым зверем», но на самом деле у него не было ни острых когтей, ни длинных зубов, но его появление никогда не сулило ничего хорошего. Каждый раз он приносил с собой лишь дурные предзнаменования. Отвратительное существо. Его истинное тело5 явно было собачьим.

5 真身 (zhēnshēn) — истинное тело (феномен нетленного тела святых монахов в даосизме и буддизме).

Что же касается остальных — тот, кто хвастался, что может свободно плавать в глубинах вод, был вьюном-полукровкой. Его предки, вероятно, никогда не покидали пруд, и он нисколько не боялся бросать слова на ветер. Женщина же представляла собой очень некачественную марионетку из человеческой кожи. Ее создатель, похоже, использовал упрощенную версию «пустой куклы».

Собака, вьюн и игрушка… Янь Цюшань, зачем ты пришел в это место? Зачем ты ищешь гробницу правителя клана гаошань?

Слишком много мыслей.

Шэн Линъюань почти проникся к ним симпатией. Ведь эта гробница была запечатана самим Его Величеством.

5:30 утра.

Ван Цзэ и его команда прибыли на место раньше Сюань Цзи, ведь в их распоряжении был служебный самолет. Они встретились у дверей ресторанчика, где остановился интернет-знаменитость Шэн Линъюань.

— Никого, — сообщила Гу Юэси, наблюдая в бинокль за противоположной стороной улицы. — Гостиничный номер пуст, и машины нигде нет. Директор Сюань, я не вижу ни следа твоего духа меча.

— Твою мать, здесь слишком жарко, как летом, — Ван Цзэ сунул в окно купленный в круглосуточном магазине завтрак, протянул его Сюань Цзи, обошел машину с другой стороны, снял пальто и бросил его на заднее сиденье. — Я захватил с собой друга из класса духовной энергии. Он только что проверил коридорного этой маленькой гостиницы.

Гу Юэси нервно оглянулась.

— Это он?

Ван Цзэ кивнул ей с редким выраженим серьезности на лице:

— Итак… с ним двое мужчин и женщина. Один из мужчин слеп. Его настоящее имя неизвестно. Он — разыскиваемый преступник класса «А». Он очень опасен, они звали его «Инь И». Инь И убил несколько человек, после чего сбежал. У другого мужчины на лице ожог. Они называли его «Змеекожий», он обладатель способностей водного класса. Он утверждает, что пока находится в воде, никто не может его поймать. Женщина скрывает свое лицо, из-за чего напрашивается вывод, что она не слишком-то напоминает человека. Если я не ошибаюсь, она похожа на «призрачную горничную» матушки Юй. Не ожидал, что старуха окажется замешана в этом. Вдобавок ко всему… он тоже здесь. Понятия не имею, что они задумали и почему Янь Цюшань общается с этими людьми, но мне от всего этого как-то не по себе.

— Где он сейчас? — спросила Гу Юэси.

— Коридорный сказал, что они сорвались среди ночи и отправились на побережье. Мы опоздали, — ответил Ван Цзэ. — Я пытаюсь связаться с братьями из Юйяна и узнать, сможем ли мы использовать систему дорожного наблюдения чтобы отследить машину… Почему они не отвечают? Как же долго.

— Если вы мне доверяете, то можете сначала пойти со мной. — до этого молчавший Сюань Цзи протянул руку и выбросил в окно опустевший стаканчик из-под кофе. Стаканчик угодил точно в придорожную урну. — Я не знаю, где ваш командир, но я чувствую присутствие духа меча.

Гу Юэси и Ван Цзэ одновременно посмотрели на него.

— Нет, на что вы уставились? — под пристальным взглядом этих двоих Сюань Цзи почувствовал себя крайне неловко. — У нас с ним… у нас нет никаких странных отношений!

Гу Юэси кашлянула и отвернулась.

— Да, да, я ничего такого и не говорил, — быстро сказал Ван Цзэ.

— До того, как дух пробудился, это был мой судьбоносный меч. Он всегда находился внутри моего тела… Нет, я не это имел в виду, — чем больше Сюань Цзи говорил, тем хуже становилось. Во взгляде Гу Юэси почти читалось сочувствие.

— Хорошо, мы действительно ничего такого не подумали. Мы видим, как плохо ты выглядишь, должно быть, ты очень устал от ночной погони, — небрежно утешил его Ван Цзэ.

— Да, директор Сюань ушел с работы сразу же, как получил видео. Должно быть, он очень… — неуклюже добавила Гу Юэси, исходя лишь из добрых побуждений.

Что ж… похоже, стало только хуже.

Ван Цзэ закрыл лицо руками.

— Ван Цзэ, — бессильно произнес Сюань Цзи, попросту проигнорировав эту тему. — Скажи своим людям следовать на юго-запад.

Ван Цзэ «застегнул рот на замок», но буквально через мгновение нарушил собственный запрет и сказал:

— Я помню, что старший Янь и «невестка» испытывали нечто подобное. Казалось, что между ними существует какое-то молчаливое взаимопонимание. Янь Цюшань всегда говорил, что если прожил с кем-то так много времени, иначе уже нельзя…

Сюань Цзи растерянно пробормотал:

— Я… нет… спасибо, конечно, но я с ним не живу.

Ван Цзэ с любопытством осведомился:

— Тогда, на что похоже это ощущение? Может, это как способности Юэси, и ты можешь видеть то, чего не видим мы? Или это как магнит, тянущий вас друг к другу…

На этот раз уже сам Сюань Цзи попытался срезать угол и съехать с этой дороги.

— Сделай мне одолжение!

— Ну ладно, ладно! Просто поделись опытом. Это правда… Ах, мой друг ответил, мне пора. В той стороне действительно замечена сверхъестественная активность. Директор Сюань, ты и правда нашел свой меч…

Сюань Цзи обреченно замолчал.

Это нельзя было увидеть, нельзя было услышать и нельзя было почувствовать, это была какая-то странная, неописуемая интуиция. Это напоминало прикосновение ко лбу кончика пера. Его цель находилась в определенном направлении и, когда он поворачивался к ней лицом, все его тело сотрясала неудержимая дрожь, а сердце готово было разорваться.

Но кроме интуиции был еще и запах

Именно этот запах исходил от Шэн Линъюаня во дворце Дулин, в его сне… Великолепные дворцовые благовония. Аромат становился все сильнее и сильнее, он преследовал его.

Но Шэн Линъюань не курильница для благовоний. Он не мог быть источником этого запаха. Раньше он пах гелем для душа и гостиничным шампунем. Но этот аромат благовоний… Юноша не знал, как его описать. Сюань Цзи казалось, что он чувствовал его прямо у себя в голове.

Вдруг, перед его взором возникла четкая картина. Тот сон о спальне в заснеженном дворце. У Сюань Цзи пересохло в горле, и он невольно впился взглядом в Ван Цзэ.

Этот несчастный карп! Это он во всем виноват!

*Примечание автора: 峳 峳 (yóu yóu) — [Там] встречается животное, похожее на коня, но с глазами, как у барана, четырьмя рогами и бычьим хвостом; лает, как собака гао. Его называют юю. Где оно появится, в то царство прибудет много хитрецов. (Каталог гор и морей)



Комментарии: 3

  • Ахахак, Ван Цзэ просто мастер "не в бровь, а в глаз". Ещё немного и Сюань Цзи полыхнет ярким пламенем от всей этой двусмысленности😅
    Ах, каждая визуализация Шэн Линъюаня в сердце нашей птички похожа на ложку.. нет, БОЧКУ меда для читателей. Чем дольше томится, тем слаще должна быть встреча!

    Ответ от Shandian

    Сюань Цзи там уже полыхает хдд Они скоро встретятся, обещаем!))

  • Большое спасибо за перевод!

  • Жалко так Сюань Цзи... тоскует он сильно...(((
    Спасибо за перевод!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *