— Ты что, дразнишь меня? — выдавил Сяо Чжэн. — Кого вы хотите поймать? Повтори еще раз, пока я сам тебя не изловил! Ты говоришь мне, что опытный оперативник, который мог бы с честью уйти в отставку через несколько лет, и есть убийца тысячи человек? С какой стати?

— Я этого не говорил, — старик Ло так обиделся, что его листья увяли и свернулись в подобие одеяла, покрывавшего его тело. — Я не знаю. Наш босс попросил меня доложить Вам об этом. Директор Сяо, по правде говоря, сейчас я даже север не смогу определить. За столько лет работы в Отделе компенсаций я с таким еще не сталкивался… Увы, не могли бы вы организовать для меня перевод на более спокойный пост? В прошлом году на медосмотре у меня выявили аритмию. Я…

— Если у тебя аритмия, используй больше удобрений! — Сяо Чжэн бросил трубку.

К этому времени уже перевалило за полночь, в штаб-квартире Управления по контролю за аномалиями царил беспорядок. Сяо Чжэн подозревал, что Сюань Цзи действительно был проклятием в человеческом обличье. Везде, где он появлялся, царил хаос. Они направили его на место в качестве временного оперативника для поддержания стабильности. Кто мог знать, что эта «стабильность» вскоре всколыхнет все Управление? Такого рода таланты не должны отсиживаться в тылу, лучше всего они подходят для проведения диверсий в стане врага! 

Сяо Чжэн сменил тон и мрачно приказал: 

— Дайте мне досье Би Чуньшэн из Отдела компенсаций.

— Би Чуньшэн родилась в Юнани в 1963 году. Окончив «сестринское дело», она устроилась работать медсестрой в больницу № 2 в Бэйчэн. В 1985 году она вышла замуж, а в 87-м родила сына. До этого ее особые способности никак не проявлялись.

В 1988 году наша организация допустила брешь в охране, пара мутировавших питонов, содержавшихся взаперти, сумела сбежать. Они напали на поезд, перевозивший две тысячи человек. Трагедия казалась неминуемой. К счастью, руководителем опергруппы в тот год был… наш старый директор. Вовремя среагировав, он взял ситуацию под контроль и едва успел спасти людей. 

Тогда нам пришлось объявить общественности, что «поезд сошел с рельсов». Родители Би Чуньшэн, ее муж и сын были в одном из вагонов. Когда Би Чуньшэн, дежурившая в тот день в больнице, услышала эту новость, она так разволновалась, что ее особая способность активировалась. Резонанс тут же засекла сеть мониторинга Главного управления. 

Уже через год, пройдя необходимое обучение и ряд политических проверок, она была принята в Министерство безопасности нашего Управления. В благодарность за спасение своей семьи, она упорно трудилась в течение многих лет, и ее работа была поистине выдающейся. Семь лет подряд она удостаивалась награды третьей степени «За выдающуюся службу». В прошлом году, в силу своего возраста, она подала заявление на перевод в отдел логистики.

— Больше ничего? — спросил Сяо Чжэн.

— Нет, директор, это все, что есть в досье.

Чем больше Сяо Чжэн слушал все это, тем больше он чувствовал, что Сюань Цзи несет чушь. Историю Би Чуньшэн смело можно было вписать в официальную брошюру Главного управления. Ее семья была спасена героем. Преисполнившись благодарности, она последовала по его пути и, наконец, сама стала героем.

От малых деяний к большим, от «для семьи» к «для народа». Кто может похвастаться такой праведностью?

— Директор Сяо... наш коллега из филиала в Чиюань интересуется, будем ли мы сотрудничать? 

Сяо Чжэн раздраженно вздохнул:

— Сотрудничать? Какой там сотрудничать? Чем вы можете быть полезны этим парням?

Служащий икнул.

— Это значит «да» или «нет»?

— Пусть аварийно-следственная бригада отправится в дом Би Чуньшэн, а я запрошу ордер на обыск. — Сяо Чжэн сделал глубокий вдох, — Если этот «временный директор» ошибается, я сам лично порублю его на кусочки и принесу в жертву!

— Директор Сяо! — один из исследователей подбежал и зашептал Сяо Чжэну на ухо. — Мы нашли пропавшие яйца бабочек...

— Говори.

— Этот контейнер с яйцами бабочек был потерян в 1988 году. Тридцать лет назад. — исследователь оттащил его в сторону. — По факту исчезновения было возбуждено дело и составлен протокол, но позже дело закрыли, а протокол исчез.

Сяо Чжэн остолбенел.

— В то время… Не слишком ли рано?

Что случилось с яйцами бабочек, потерянными тридцать лет назад? Почему преступник хранил их? Чтобы любоваться ими дома? 

Самое главное, что подозреваемой Би Чуньшэн тогда еще не было в Управлении по контролю за аномалиями.

— Итак, ты говоришь, что об этом инциденте был составлен протокол. — Сяо Чжэн неожиданно замедлил шаг и понизил голос. — Но из-за того, что контейнер так и не нашли, протокол исчез, испарился, будто его и не было?

— Да!

— Дай мне подумать... — Сяо Чжэн на мгновение замолчал, а после продолжил. — Свяжитесь с Сюань Цзи из Отдела компенсаций. 

Он вдруг остановился на полпути. Сотрудник ждал почти минуту, затем любопытство взяло верх, и он взглянул на Сяо Чжэна. Все, что он увидел, это как на лице у директора заиграли желваки. Мужчина похлопал исследователя по плечу и пошел к лифту, больше не говоря ни слова.

— Эй, директор! Вы так и не сказали, зачем нам связываться с Отделом компенсаций?!

— Зачем? Как зачем? — не оборачиваясь, произнес Сяо Чжэн. — Пусть он действует на свое усмотрение

Управление по контролю за аномалиями было гигантской организацией. Оно напоминало огромный хвост, которым было трудно шевелить. 

Если вам захочется опорожниться, вы, всенепременно, должны будете запросить у начальства соответствующие инструкции. Сюань Цзи чувствовал, что эти люди ничего не могли сделать самостоятельно. Ему пришлось отбросить свою личину «временного работника» и отправить опергруппу на восемь кварталов вперед, преследовать монету, указывающую путь.

Он родился с пламенем, способным сдерживать злых духов. Чем серьезнее были духи, тем больше становился огонь. В мгновение ока монетка превратилась в пылающий шар, яростно катящийся по земле. Докатившись до нужного места, он завершил свою миссию и, остановившись, тут же взорвался. Сюань Цзи проследил за фейерверком, взлетевшим в небо, поднял голову и увидел на крыше здания Би Чуньшэн.

Изможденное и уставшее лицо женщины целиком покрывали жертвенные письмена. Казалось, что она вот-вот обратится в демона.

— Я слышала, что они искали кого-то, способного заменить Гун Чэнгуна. Еще будучи сотрудником Министерства безопасности, мне уже доводилось слышать Ваше имя, поэтому я волновалась и пытался закончить все это до Вашего прихода. Но не важно, насколько сложным был план и сколько мыслей я вкладывала в это дело... Я все еще опаздывала на день. — Би Чуньшэн откинула назад прядь волос. — Может быть, всему виной судьба.

Сюань Цзи облокотился на тяжелый меч и посмотрел на нее снизу вверх.

— «Судьба»? Вот что обычно говорят неудачники? Сестра Би, как ты можешь соревноваться со мной? 

Волнистые волосы Би Чуньшэн развевались на ночном ветру, ее ярко-розовый кардиган резко контрастировал с чернотой неба, производя ужасающее впечатление.

Она по-прежнему выглядела как женщина среднего или пожилого возраста. Укладывала волосы в любимые «мягкие локоны», носила морально устаревшую одежду, а состояние ее кожи, покрытой желтыми пятнами, оставляло желать лучшего. Своей любовью к яркому макияжу она напоминала людям о танцах на площади, разноцветных шарфах, призывах старой матери к браку и быстрой речи, а также о неуместно громком голосе.

Как ни странно, сейчас, когда она стояла наверху, полностью покрытая жертвенными письменами, терзаемая порывами ночного ветра, она, казалось, не имела ничего общего с этими посредственными описаниями. Она была похожа на тех актеров второго плана, бездушных, но каждый раз рвущих себя на части, чтобы заставить людей с удивлением обнаружить, что они тоже полны радости и печали.

Вдруг Сюань Цзи заметил нескольких оперативников, следовавших за ним. Оперативники пытались подобраться поближе к Би Чуньшэн. Карабкаясь по стене здания, они намеревались напасть на нее сзади.

Сюань Цзи посмотрел на них и ему захотелось покачать головой.

Пин Цяньжу говорила, что старшая сестра Би проработала в этой области почти тридцать лет. Неужели она не знала, как люди действуют при таких условиях?

— Не двигайся!

— Вытяни руки так, чтобы мы могли их видеть!

— Не подходите к ней близко! — крикнул Сюань Цзи.

К сожалению, они его не услышали. Особая способность Би Чуньшэн — ее голос, поэтому всем оперативникам пришлось надеть противошумные наушники, чтобы не дать ей себя одурманить.

Сюань Цзи замолчал.

Какой вундеркинд до этого додумался? Это же просто отлично!

В следующее мгновение несколько оперативников внезапно замерли. Жертвенные письмена поднялись от земли по их щиколоткам, и мало-помалу расползлись по всему телу. Температура вокруг них резко упала на десять градусов, почти достигнув точки замерзания.

Затем, зловещий густой туман начал распространяться вокруг Би Чуньшэн. Сердце Сюань Цзи упало, и он почувствовал знакомый запах. Из тумана медленно вышел человек и с любопытством огляделся. Казалось, он никак не мог привыкнуть к столь плотной застройке улиц.

— Здесь широкие дороги и высокие дома. Это столица Китая? Почему в столичном «Подразделении Цинпин» так много людей?

Би Чуньшэн услышала его голос и обернулась, на ее лице застыло восторженное и фанатичное выражение.

— Это правда, действительно правда!

Шэн Линъюань бросил на нее короткий взгляд и пробормотал:

— Ах... человеческая свеча, неудивительно.

Среди всех присутствующих только Сюань Цзи понял, что он сказал. 

— Что ты сказал? Что такое человеческая свеча?

Шэн Линъюань посмотрел на него с улыбкой, но ничего не ответил. Затем он снова обратил свое внимание на Би Чуньшэн и заговорил на ломаном мандарине, тепло поинтересовавшись: 

— Это ты меня разбудила? Ну, почему ты стала такой, как так вышло? Кто тебя обидел?

Его голос звучал нежно, он наспех выучил язык при помощи телевидения и окружающих людей. Сейчас он преднамеренно не скрывал этого. Когда он говорил, между словами то и дело возникали небольшие паузы, что ненароком предавало им чуткости, заставляя людей почувствовать собственную значимость.

Одной фразой он смог раскрыть всю боль и страдания ее жизни. Глаза Би Чуньшэн покраснели.

— Это не имеет значения, — улыбнулся ей Шэн Линъюань. — Если тебе есть что сказать, я буду здесь столько, сколько ты захочешь. Никто нас не побеспокоит.

— Би Чуньшэн, — холодно напомнил Сюань Цзи. — На твоем месте я был бы осторожнее. Тот, кого ты призвала — вовсе не ангел, исполняющий желания. 

— Не беспокойтесь об этом, — ответила Би Чуньшэн, и уязвимость, сквозившая в ее взгляде, моментально исчезла. — Мы заключили контракт, я уже выполнила свою часть, но он свою еще нет. Теперь, когда я заплатила, он не сможет сдвинуть меня с места, пока не погасит свои долги, иначе жертва тысячи жизней поглотит его.

Шэн Линъюань выглядел абсолютно спокойным, будто не понимал, о чем идет речь.

В это время Сяо Чжэн обошел толпу и вошел в кабинет директора.

Директор Хуан уже закончил работу и отправился домой, но услышав о происшествии в Чиюань, поспешил вернуться. В отличие от своего предшественника, выходца из оперативного отдела, он был обычным человеком, в основном отвечающим за административную работу. Вот почему Сяо Чжэн был нужен ему в качестве главного диспетчера. При возникновении чрезвычайной ситуации он обычно поручал Сяо Чжэну разобраться с этим.

— Я искал тебя, — директор Хуан встал. — Как там у вас дела?

— Директор Хуан, я хотел бы попросить Вас подписать ордер на обыск в доме Би Чуньшэн, бывшего оперативника, ныне отправленного на вторую линию.

— Би Чуньшэн? Одна из наших? — озадаченно осведомился директор Хуан, забирая документы. — Что происходит?

Сяо Чжэн медленно поднял глаза.

— Это связано с контейнером для хранения яиц зеркальной бабочки, тем самым, что был украден тридцать лет назад.

Директор Хуан смущенно замолчал.

— Директор, — сказал Сяо Чжэн глубоким голосом. — Мне всегда казалось, что Вы не вполне осознаете ситуацию, поэтому я позволил Сюань Цзи поиграть и даже устроил его в Отдел компенсаций. Теперь мне кажется, что Вы действовали преднамеренно, не так ли?

Директор Хуан молча подписал ордер на обыск.

— Я в ужасном положении. Я изначально хотел как следует разобраться с этим, но не ожидал, что что-то подобное произойдет так скоро...

Сяо Чжэн спросил: 

— Почему Гун Чэнгун, бывший начальник Отдела компенсаций, был вынужден уйти в отставку?

Директор Хуан махнул рукой, приглашая его сесть, и достал сигарету, закурив... 

— С чего бы начать? Юный Сяо, знаешь ли ты, что существует ряд нерушимых правил на случай, если оперативникам Министерства нужно будет выйти на поле? Речь идет о так называемой «красной линии»1. Первый и основной принцип Министерства заключается в том, чтобы максимизировать общественную безопасность.

1 红线 (hóngxiàn) — буквально «красная линия» или «предел».

Стоявшая на крыше Би Чуньшэн, сказала: «Чтобы не дать оперативникам с особыми способностями пренебрегать благополучием обычных граждан, у нас есть бесчисленные правила, непреодолимая «красная линия», позволяющая нам сосредоточиться на своей миссии. 

Оперативники с особыми способностями не могут причинять вред простым людям, за исключением подозреваемых. Если погибнет больше пятнадцати человек, это приравняют к несчастному случаю. Но если количество жертв превысит пятьдесят человек, это уже нельзя будет назвать просто «крупным инцидентом». Лицо, ответственное за проведение операции, отправится под арест. Все вовлеченные директора и руководители понесут наказание за серьезную халатность, и будут привлечены к уголовной ответственности. В трудовом договоре этот абзац выделен жирным шрифтом, директор Сюань. Вы еще не успели его прочитать? Тогда я объясню вам. При возникновении подобного рода проблем Отдел компенсаций должен сперва оценить уровень ущерба и определить виновных».

Сюань Цзи нахмурился, он никак не мог понять, почему Би Чуньшэн поддерживает правила и предписания Управления, которые сама же и нарушила.

Би Чуньшэн улыбнулась.

— Тридцать лет назад из-за бреши в системе охраны сбежали два мутировавших питона. Человек, ответственный за операцию, не смог их поймать, и беглецы столкнулись с поездом. Поезд, в тот момент проезжавший мост, был атакован и сброшен в реку. Мутанты использовали эту возможностью, чтобы пожрать жизненную силу людей и исцелить свои раны. В вагонах находились две тысячи человек и только менее одной десятой сумели выжить.

— Это невозможно! — завопил один из оперативников, у которого, вероятно, сломались наушники. — С момента основания Главного управления никогда не случалось столь крупного несчастного случая! Нет никакой возможности скрыть новость об аварии, в которой погибло более двух тысяч человек!

— Это верно, — тихо сказала Би Чуньшэн, — так ответь мне, куда исчезли все эти мертвецы? Удалось ли директору Сяо отыскать пропавший контейнер с яйцами бабочек?



Комментарии: 0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *