«Все живые существа равны, — беззвучно произнес Сюань Цзи. Его взгляд скользнул по испуганным лицам людей, и юноша подумал, — Тогда как вы относитесь к «Чжичуню»?»

На видеозаписи и в самом деле была рука «господина Няня», и в данный момент он находился неподалеку от Гу Юэси. Этот человек выглядел как закоренелый преступник, он вел себя нахально и дерзко. Ему удалось ускользнуть с черного рынка Дунчуаня, прямо из-под носа «Фэншэнь», а теперь он в одиночку прибыл в Юнъань и остановился в загородном отеле к югу от штаб-квартиры Управления.

Конференция Пэнлай была прервана из-за ареста господина Юэ-дэ. Директор Хуан покинул конференц-зал, даже не попрощавшись. Носители особых способностей были опозорены, но все они хранили молчание, дабы не усугублять свое положение. Только председатель «Совета», Матушка Юй, сохраняла спокойствие. Она только и делала, что, как ни в чем не бывало, успокаивала других. 

После полудня матушка Юй завершила свою медитацию и удалилась на обед. В ее рацион входили лишь вареный рис и мелкие закуски. Матушка Юй молча взяла палочки для еды и приступила к трапезе. Ровно через четверть часа она закончила, вымыла руки, прополоскала рот и с величавым видом нефритового бодхисаттвы села на место. Все это время незаметно стоявшая рядом с ней горничная открыла окно, чтобы проветрить помещение, и зажгла курильницу. 

— Гость, должно быть, уже заждался. Пожалуйста, пригласи его войти, — неторопливо произнесла матушка Юй. 

Горничная сменила благовония, поклонилась и вышла. Она была красива, но ее лицо казалось каким-то деревянным. Это было поистине странно. Хорошенько присмотревшись, можно было заметить, что от уголков ее губ вниз по подбородку тянулись две едва заметные линии. Все ее движения были несколько неестественными. Даже ее грудная клетка оставалась неподвижной, будто бы она и вовсе не дышала. 

Когда горничная повернулась, на ее шее показался небольшой участок «поврежденной» кожи. Но, вопреки ожиданиям, это не было похоже на плоть и кровь, на вид ее кожа больше напоминала дерево. 

Девушка не была человеком, это была деревянная кукла. 

Мгновение спустя, странная кукла-горничная вернулась, ведя за собой господина Няня. 

Господин Нянь спокойно огляделся, а затем поприветствовал: 

— Извините, что побеспокоил вас, матушка Юй. 

— С нашей последней встречи прошло немало времени. Я долго думала, кто такой этот «господин Нянь», а оказалось это ты, дитя мое, — матушка Юй с первого взгляда узнала его и ласково улыбнулась. — Присядь. Принеси нам чаю. 

Господин Нянь по привычке опустился на самый край. Его спина была прямой, словно ружье, готовое в любой момент выстрелить. Приняв из рук куклы-горничной свежеприготовленный чай, он лишь слегка пригубил напиток. Затем, отставив чашку, он протянул руку и раскрыл ладонь, демонстрируя окаменевшую деревянную дощечку1.

1 阴沉木 (yīnchénmù) — окаменелая древесина, долго пролежавшая в земле. Используется для изготовления гробов и высоко ценится. 令牌 (lìngpái) – дощечка с текстами заклинаний (которую даосский монах держит в руках, когда заклинает духов) или воинское удостоверение.

На дощечке был выгравирован странный тотем. У изображенного на нем существа было тело змеи, голова дракона, хвост тигра и птичьи крылья. По дереву вилась заметная трещина. Господин Нянь с шумом бросил дощечку на стол. От удара та тут же перевернулась, и на обратной стороне можно было рассмотреть кроваво-красную надпись: «Небесный огонь». 

— Наши люди хотят передать вам послание. Этот знак — доказательство моей честности. Мое удостоверение личности. 

Взгляд матушки Юй на мгновение задержался на дощечке, она медленно произнесла: 

— Явиться прямо в «Совет Пэнлай». Сторонники вашего Учения слишком высокомерны. 

Господин Нянь усмехнулся. Он производил впечатление человека с твердым характером, и, в отличие от большинства людей, был крайне скуп на улыбки. Однако, когда он смеялся, он казался невыразимо очаровательным и даже немного наивным. Но сейчас, сидя в темноте в окружении теней, он выглядел крайне мрачно, словно заросшее грязью Священное озеро2

2 Священное озеро упоминается во множестве религий. Является третьим по величине соленым озером в Китае, и самым высоким в мире (расположено на высоте около 4588 метров над уровнем моря). По легенде, на дне озера покоятся несметные сокровища, также это место считалось одним из дворцов Бога-дракона. 

— Учитывая высокое положение матушки, нам только сейчас представился случай навестить вас. Должно быть, это и в правду не самое подходящее время. Но, видите ли, в этот раз мы действуем лишь на благо будущих поколений. Не беспокойтесь об этом. 

Изящные брови матушки Юй поползли вверх: 

— Ты стал куда более разговорчивым, чем раньше. 

Выражение лица господина Няня осталось неизменным. 

— Я говорю правду. Все это признают. 

— Ты слишком любезен, — матушка Юй с натянутой улыбкой махнула рукой. — Говори прямо, господин Нянь. Господин Юэ-дэ пал, если я отвергну вас также, как это сделал он, то что ваше Учение намеревается сделать с такой старухой, как я? 

— Вы слишком скромничаете, — в отличие от безразличия и грубости, с которыми он относился к людям на черном рынке, господин Нянь обращался к матушке Юй гораздо более вежливо и дипломатично, даже несмотря на отсутствие у него особого энтузиазма. — Во всем мире вы — самая опытная из «особенных» людей. Вы — старейший представитель подразделения Цинпин. Есть вещи, которые вы знаете лучше других. Например, то, что смертные «особенным» неровня. В прошлом, владыка людей истребил нас под корень, его тирания простерлась на четыре стороны света, он лишил нас власти, и теперь все наши соотечественники считают себя людьми. Разве это не смешно? Думать, что ты человек, постоянно ограничивать себя и намеренно жертвовать своей жизнью ради других. 

— Что еще говорит тысячелетний календарь​​​​​​​3? Все давно решилось, в стране укоренился мир. Подразделение Цинпин было расформировано семьсот лет назад, а нынешние носители особых способностью мало чем отличаются от обычных людей, — возразила матушка Юй.

​​​​​​​3 老黄历 (lǎo huánglì) — старый календарь; обр. прошлое, давно ушедшее; по старинке; устаревшие взгляды и правила. 

— Все потому, что печать Чиюань до сих пор не снята, — ответил господин Нянь. 

— Неужели ваше Учение собирается, подобно владыке людей, перевернуть мир вверх дном и переписать всю историю человечества? 
Господин Нянь спокойно произнес: 

— Может быть, это не так уж и невозможно. 

— Ха, — усмехнулась матушка Юй, — я действительно стара, я прожила долгую жизнь и много знаю, но я давно не слышала таких громких речей. 

— Я знаю о вашем положении, матушка, и я не хочу рисковать. Я был груб с вами, явился сюда и потревожил ваш покой. Я не собираюсь склонять вас на чью-либо сторону, я лишь хочу дать вам возможность выбрать. — неторопливо ответил господин Нянь. — В будущем, если мы проиграем, вас это никоим образом не коснется. Вы ничего не потеряете. Но если нам действительно удастся вновь разжечь пламя Чиюань, разве это не будет лучше и для вас? 

— Три тысячи лет Чиюань оставался неизменным. Это место давно превратилось в потухший вулкан. Что вы собираетесь делать? — насмешливо осведомилась матушка Юй. — Даже если вы забросаете его бомбами, ничего не получится. 

— Я не думаю, что Чиюань «мертв», — сказал господин Нянь. — Мне кажется, что печать — это лишь искусственно созданная плотина. Прошло три тысячи лет. Даже если эта плотина прочна, пришло время освободиться. Разве вы не заметили? В последние годы число людей, обладающих особыми способностями, заметно возросло. 

Матушка Юй на мгновение замолчала, а после ответила: 

— И что с того? Я одной ногой в могиле, я уже не такая энергичная как вы, молодежь. Я не хочу с этим возиться… 

— Вам меньше тысячи лет, — перебил ее господин Нянь. — Во времена битвы в Цзючжоу даже демоны, прожившие тысячу лет, считались молодыми крепкими. Если бы не наложенная на Чиюань печать, разве ощущали бы вы такую слабость​​​​​​​4 в столь раннем возрасте? 

​​​​​​​4 五衰 (wu shuāi) — пять предвестников скорой кончины.  

Эта фраза окончательно вонзила гвоздь в сердце матушки Юй. Кто не страшился безжалостного времени? 

Она долго молчала, а затем спокойно ответила: 

— Я не смогу вам помочь. 

Господин Нянь молча улыбнулся. 

— Во времена битвы в Цзючжоу, в мире существовала еще одна «человекоподобная» раса — клан гаошань. Люди клана гаошань немало преуспели в литейном мастерстве. Они могли соединять воедино драгоценные металлы. Легенды гласят, что мечи, которые они создавали, обладали душами. Правитель клана гаошань укрылся среди людей, его приемный сын был отправлен к императору в качестве слуги. Он надеялся, что в столь смутные времена это станет для него проблеском надежды, но, к сожалению, никому не под силу уговорить тигра отдать шкуру​​​​​​​5. Владыка людей использовал их, а затем выбросил. Он ворвался в гаошаньский дворец, вырезал всех воинов и присвоил себе все богатства, накопленные многими поколениями. С тех пор клан гаошань навсегда исчез из истории. 

​​​​​​​5 与虎谋皮 (yǔ hǔ móu pí) — букв. уговорить тигра отдать шкуру; не имеет шансов на успех, безнадежное дело. 

Матушка Юй прищурилась: 

— Клан шаманов, клан гаошань, темное жертвоприношение… Люди, стоящие за тобой, слишком хорошо осведомлены. 

— Как я уже говорил, не факт, что мы не сможем перевернуть мир, — мягко сказал господин Нянь. — До того, как клан гаошань был уничтожен, принц, что находился в заложниках у владыки людей, узнал о его планах и сумел сбежать. Прежде, чем император нашел его и убил, ему удалось спрятать целую партию драгоценных мечей. 

— Так вот зачем вы искали меня, — матушка Юй покачала головой. — Да, нечто подобное действительно существует в этом мире. Но подразделение Цинпин разыскивало их почти тысячу лет, до тех самых пор, пока окончательно не распалось. Нет никаких сведений о том, что стало с этой партией оружия. Если ты хотел спросить меня об этом, то… 

— Вы не знаете, — сказал господин Нянь. — Но кто-то ведь должен знать. Например, сам принц. 

Принц клана гаошань? Разве он не умер, и его кости не превратились в камни? 

Матушка Юй сперва замерла, а затем словно о чем-то вспомнила:

— Подожди, ты имеешь в виду… 

— Умирая, принц затаил в своем сердце злобу. Он обратился в Бедствие, — глубоким голосом произнес господин Нянь. — Его могила была запечатана, ее местоположение было одной из великих тайн человеческого рода, сокрытой в глубине подразделения Цинпин. Матушка, многое из наследия подразделения Цинпин ведь находится в ваших руках, верно? 

— Вы хотите использовать темное жертвоприношение, чтобы призвать принца клана гаошань? — матушка Юй на мгновение нахмурилась. — Посредник темной жертвы… то есть, ее оператор. Он должен иметь то же происхождение, что и тот, кто проводит ритуал. Исходя из того, что я слышала, две прошлые «жертвы» были обычными людьми, и попытки не увенчались успехом. Так как призыватели оказались дилетантами… явившись в этот мир, призванные Бедствия лишились части своих сил. Тот, кто был ответственен за первый ритуал, так и остался неизвестен. Мы не знаем ни его имени, ни его происхождения. Человек, которого вы использовали для жертвоприношения, Би Чуньшэн, сама обратилась в дьявольскую «человеческую свечу». Она слишком цеплялась за призванного демона и, в итоге, это вышло ей боком. Для второго жертвоприношения вам нужен был потомок клана шаманов, но вы не смогли его найти. Тогда вы вновь использовали обычного человека, попавшего под шаманское проклятие. Это возмутительно. Получило ли призванное Бедствие хоть одну десятую своей силы? Ни капли, потому-то Управление по контролю за аномалиями тут же расправилось с ним. Итак, кого же вы собираетесь принести в жертву Бедствию клана гаошань? 

— Потомка клана гаошань, — ответил господин Нянь. 

— Что? — глаза матушки Юй слегка округлились. Вдруг, она словно что-то поняла и неуверенно посмотрела на мужчину. — Это ты?

Господин Нянь улыбнулся и ничего не сказал. 

— Ты и в самом деле потомок клана гаошань? Неудивительно…

Но что именно «неудивительно», она так и не сказала. Помолчав немного, матушка Юй вновь продолжила: 

— Чтобы призвать Бедствие при помощи темной жертвы одной капли крови будет недостаточно. Неужели случившееся с Би Чуньшэн ничему тебя не научило? Ты не боишься смерти? Что ты задумал? Неужели все это лишь ради того, чтобы починить меч? 

— Я давно уже мертв. Принц клана гаошань был мастером очищения инструментальных духов. При жизни он был известен как «Всеслышащий»​​​​​​​6. Если бы он сумел… — выражение лица господина Няня не изменилось, но руки, лежавшие у него на коленях, внезапно сжались в кулаки. — Я влачу свое жалкое существование, как неприкаянный дух. Я пропащий человек. Что плохого в том, чтобы отдать меня ему?  

​​​​​​​6 天耳 (tiāněr) — будд. небесный слух (возможность слышать все звуки и понимать все языки); дар всеслышания — один из шести видов сверхсознания. 

Матушка Юй только вздохнула. 

Господин Нянь заметил это и сказал: 

— В таком случае, позвольте заранее поблагодарить вас. 

— Я действительно поражена твоей настойчивость. Я помогу тебе, но это не будет иметь ничего общего с вашим Учением. Запомни это, — матушка Юй поднялась, бросила на мужчину глубокий взгляд и, наконец, назвала его настоящим именем, — Янь Цюшань. 

Когда Великий Путь в упадке, являются «человечность» и «долг».

Когда возникают суемудрие и многознайство, является великая ложь.

Когда среди родичей нет согласия, является «сыновняя почтительность».

Когда государство во мраке и в смуте, являются «преданные чиновники». *

Такие слова красовались на стене «Центрального диспетчерского пункта» Управления по контролю за аномалиями. Во всяком случае, они были там всегда, сколько Сяо Чжэн себя помнил. Он не был знатоком и не мог понять, в каком стиле они были написаны, но ему всегда казалось, что символы напоминают злобных и тощих, уморенных голодом мертвецов.  

Стоявший неподалеку следователь поспешно доложил о проделанной работе:

— Мы проверили счета нескольких оперативников и обнаружили, что все переводы осуществлялись на один и тот же адрес. Счет принадлежит компании по производству кожаных сумок, максимальная сумма перевода составила сто восемьдесят тысяч, а минимальная тридцать четыре тысячи. После осуществления перевода всем им звонили с номера бывшего директора Отдела ликвидации последствий Гун Чэнгуна. Один из оперативников даже оставил бывшему генеральному директору сообщение следующего содержания: «Директор Гун попросил меня отблагодарить вас. В следующий раз я лично нанесу вам ответный визит»   

Сяо Чжэн отвернулся от таблички и осведомился: 

— Что это значит? 

— Это значит, что, если вы, никудышные оперативники, вляпались в неприятности на одном из заданий, и, если количество жертв превысило допустимые лимиты, вы должны обратиться к Гун Чэнгуну, купить у него призрачных бабочек и сделать вид, что ничего не произошло. Но такая контрабанда доступна далеко не всем. Нужно иметь особые связи, знакомства, членство в определенных кругах… — Сюань Цзи вошел в кабинет, держа в руке чашку кофе, и зевнул, будто никак не мог проснуться. Наконец, он лениво произнес, — «Ответный визит» — это комиссии за услуги посредника. В народе это называется «комиссионные». Вот только общественность, при этом, в расчет никто не берет.  

7 Комиссионное вознаграждение (комиссионные) — экономико-юридический термин, применяемый в различных сферах экономических отношений в обществе. Комиссионным вознаграждением могут называть плату за работу в качестве агента-посредника по осуществлению коммерческой операции, сделки, обычно исчисляемую в процентах от суммы сделки. Также термин применяется для обозначения оплаты комиссионных услуг, взимаемых банком при проведении определенных банковских операций.

Сяо Чжэн мельком взглянул на него и нахмурился:

— Что с тобой? Выглядишь так, будто вчера весь вечер баловался с наркотиками. 

Сюань Цзи только что вернулся с отдыха, но от него все равно веяло невообразимой усталостью. На его ярком и чистом лице залегли глубокие тени, как у заядлого курильщика. 

— Я угодил в сети прекрасного призрака, боюсь, я скоро умру, — Сюань Цзи снова вздохнул и одним глотком осушил оставшуюся половину чашки эспрессо, от чего его сердце забилось с невероятной скоростью. Прижав ладонь к груди, юноша запричитал, — папочка Сяо, если я пожертвую собой ради этой работы, Управление ведь возместит все необходимые расходы на похороны? Но перед этим не соизволите ли вы отдать мне мою кредитную карту?  

— Без проблем, — Сяо Чжэн безжалостно пнул его стул, — а потом я продам тебя в медицинский институт, чтобы расплатиться с долгами. 

Сюань Цзи громко цокнул языком, вытащил из ящика стола директора Сяо пачку дорогих сигарет и, наконец, обратился к следователю:

— Итак, значит обвинения Би Чуньшэн против старого директора правдивы? 

Следователь включил свой планшет и торжественно произнес: 

— Это запись ментального допроса одного из фигурантов дела. 

Представителям класса духовной энергии не было равных в допросах. Так же, как и при расследовании дела с учениками господина Юэ-дэ, они вытягивали воспоминания прямо из человеческого разума. 

На экране появилось изображение. Подследственный был с ног до головы покрыт пылью. Он весь дрожал, сжимая в руках телефон: 

— Директор… я… я должен сообщить вам… когда мы ловили мутанта-скорпиона, на заправочной станции… вспыхнул пожар. Это была случайность… они все мертвы, все мертвы… 

Изображение на экране двигалось следом за его взглядом. На земле лежали десятки больших и маленьких тел, большинство погибших были работниками заправки и случайно припарковавшимися поблизости туристами. Тела были сильно изувечены, все вокруг было залито кровью. 

— Это моя проблема, это все только моя проблема, — голос говорившего сорвался. Державший телефон человек едва не плакал. — Не могли бы вы попросить Управление о снисхождении? Не впутывайте в это дело остальных, засчитайте все на мой счет… В моей команде более десятка братьев, включая тех, кто только что прошел стажировку, они все многообещающие ребята… А старик, что сломал палец во время операции… он собирался уйти на пенсию. Эта оплошность не должна их погубить… директор, умоляю вас, пожалуйста, накажите меня одного…

В трубке долго молчали, но вдруг, из динамика раздался голос бывшего директора: 

— Ты знаком с Гун Чэнгуном из Отдела ликвидации последствий? 

Державший телефон человек на мгновение опешил: 

— А?

— Свяжись с ним, скажи, что тебе нужен «талисман». Скажи, что я дал свое согласие… если что-то понадобится, не бойся, спрашивай у меня. 

Слушая все это, Сяо Чжэн чувствовал, как у него холодеют руки. 

— Есть и другие, — произнес следователь. — Из-за этой системы «посредников» все фигуранты дела неразрывно связаны между собой. Последовательно проверив воспоминания всех подвергшихся воздействию проклятия сотрудников, мы смогли составить список, поэтому… В любом случае, вам лучше морально подготовиться.

Сяо Чжэн взял список, долго его читал, а затем закрыл и, не говоря ни слова, передал Сюань Цзи. 

Сюань Цзи забрал бумаги, взглянул на них и воодушевленно произнес: 

— Правду говорят, что «не порочны только каменные львы у ворот» ** 

Среди причастных к сокрытию количества жертв с помощью призрачной бабочки, оказалось, как минимум, четыре человека, занимавших посты выше простых начальников отделов. Среди них были и бывший генеральный директор Управления по контролю за аномалиями, и нынешний глава Министерства безопасности Сун. Им обоим все произошедшее сошло с рук. Но, кроме этого, в списке значились имена еще одиннадцати человек из каждого региона, занимавших посты не ниже министров безопасности… и это только те, кто по собственной инициативе вызвался участвовать в расследовании. 

За последние годы, в почти тридцати процентах операций выше «второго уровня», проводимых Управлением по контролю за аномалиями, были найдены следы призрачной бабочки. Почти все элитные оперативники были вовлечены в эту авантюру, знали они о том или нет. 

Включая и самого Сяо Чжэна.

Но парадоксально было и то, что едва ли не все «никчемные людишки», отсиживающиеся в тылу и занимавшиеся материально-техническим обеспечением, оказались вне зоны риска. 

На выполнение самых опасных задач отправлялись только лучшие выездные бригады. С одной стороны, все они вынуждены были балансировать на лезвии ножа, с другой, их ограничивали строгие правила Управления.  В конце концов, великим «героям» прошлого оставалось лишь два пути: либо последовать за бывшим командиром «Фэншэнь» Янь Цюшанем, что не смог обуздать свой собственный меч и, к сожалению, вынужден был покинуть свой пост. Либо пойти по пути бывшего директора. Выкупить у Гун Чэнгуна тысячелетнее проклятие клана шаманов, наступить на горло своей совести и продолжать подниматься вверх по служебной лестнице. 

— Директор Сяо, — Сюань Цзи вытащил из пачки сигарету, — Скажи как заинтересованное лицо, что ты собираешься делать?  

— Мы получили достаточно доказательств, — глухо отозвался Сяо Чжэн, после непродолжительного молчания, — я… я пойду к директору Хуану и попрошу его подписать приказ об аресте. 

Кости Би Чуньшэн… еще даже не успели остыть.

Через час, с электронной доски почета Управления по контролю за аномалиями были удалены более половины фотографий сотрудников с некогда безупречной репутацией. Когда это обнаружилось, редактировать веб-страницу было уже слишком поздно. Она исчезла, словно ее съела собака. 

Когда директор Сун из Министерства безопасности переступил порог штаб-квартиры, его тут же заставили сдать оружие. Золотой дракон, обитавший на полу главного зала, взлетел вверх по столбу, и по зданию прокатился громоподобный рев. 

Сюань Цзи и дракон на мгновение посмотрели друг на друга, а затем юноша обратился к Сяо Чжэну:

— Старина Сяо, пусть все члены твой семьи обычные люди, но ты никогда не думал, что, как у человека с особыми способностями, у тебя должны быть некоторые привилегии? 

Сяо Чжэн был ошеломлен:

— Рабство отменили много лет назад. Все живые существа давно равны. 

«Все живые существа равны, — беззвучно произнес Сюань Цзи. Его взгляд скользнул по испуганным лицам людей, и юноша подумал, — Тогда как вы относитесь к «Чжичуню»?»

— Чего ты смеешься? — осведомился Сяо Чжэн. 

— Ничего, я просто рад за тебя, — Сюань Цзи крепко сжал его плечо, — ты хорошо постарался. 

Все дело в том, что накануне ночью Сюань Цзи приснился кошмар. Ему казалось, что он превратился в меч и был разбит на бесчисленное множество осколков. Это не имело ничего общего с тем, как когда он помогал духам в Чиюань обрести покой и освободиться. Сломавшего меч человека переполняла ненависть. Он намеренно не давал юноше уйти, на живую разбив его лезвие на восемь частей. 

В эту ночь «восьмерка лошадей разрывала его тело»8 двадцать или тридцать раз. Утром, когда он открыл глаза, он был почти парализован. Лишь только после пяти кружек эспрессо он смог более или менее встать на ноги. 

8 Казнь через четвертование. 

Невероятным усилием воли Сюань Цзи заставил себя остаться в Управлении и помочь Сяо Чжэну арестовать элитных оперативников, замешанных в инциденте с сокрытием количества жертв. Чтобы хоть как-то взбодриться, он даже выпил целую банку шоколада Пин Цяньжу. 

Пин Цяньжу с восхищением и завистью9 посмотрела на своего стройного лодыря-начальника, и молча вышла в интернет, чтобы сделать несколько заказов. 

9 羡慕嫉妒恨 (xiànmù jídù hèn) — «восхищаюсь, завидую, ненавижу» (популярная фраза, отмечающая, что говорящий завидует белой завистью).

Вдруг, телефон Сюань Цзи завибрировал. В Дунчуане, когда его преследовал Алоцзинь, Пин Цяньжу временно добавила его в групповой чат, из которого он, в итоге, забыл выйти.

Юноша увидел, что господин Ван прислал в диалог несколько видеороликов. Внимательно просмотрев их, он заметил, что название одного из роликов гласило: «Красавчик играет на сюне10 прямо на улицах Юйяна. Это не магия, сотни птиц собрались поклониться фениксу»11.

10 Сюань или сюань — китайский духовой музыкальный инструмент, флейта. Также известна как окарина. 

11 百鸟朝凤 (bǎi niǎo cháo fèng) — древняя идиома: «Сотни птиц поклоняются фениксу». В древнекитайской мифологии феникс считался чудесной царь-птицей. Его называли символом счастья и благоденствия, с ним же связывали известную идиому о всеобщем уважении, которая, к тому же, восходит к красивой легенде.

Какого черта?... 

А этот недотепа Ван Цзэ все продолжал «вопить» в групповой чат: 

— Директор Сюань, смотри-ка, это ведь твой меч? Да он популярен! Ты уже подписал соглашение о полной ответственности? Подписывай быстрее! В будущем сможешь подключить монетизацию и рекламу, и получать по триста тысяч юаней в месяц! Тебе больше не придется ходить на работу! 

Примечания автора:
 

*Когда Великий Путь в упадке… XVIII глава «Дао дэ цзин», освещающая два важнейших понятия конфуцианской нравственности, в древности нередко служившие для обозначения морали вообще. 
Еще один вариант перевода: 
Забыли великое Дао — 
Понадобились милость и правосудие.
Началось мудрствование —
Настало великое лицемерие.
В семье раздор —
Заговорили о сыновней почтительности и отцовской власти.
В стране беспорядки —
Требуют любви к отечеству
.

**Слова о каменных львах взяты из произведения «Сон в красном тереме». Лю Сянлянь одной фразой определил разврат, царящий в аристократическом семействе: «У вас во дворце Нинго не порочны только каменные львы у ворот!»



Комментарии: 6

  • сюань цзи был мечом шэн линъюаня?:/

    Ответ от Shandian

    Да~

  • Спасибо за перевод!)
    да, не меч, а самородок - "ну просто хватай и беги" :D

  • Интересно, к чему этот сон и будет ли он откликаться в будущем...
    Спасибочки за перевод❤️

    Ответ от Shandian

    Спасибо, то читаете!

  • Спасибо за перевод!

    Ответ от Shandian

    Спасибо, что читаете!

  • Большое спасибо за перевод!

  • О божечки.… Зачем императору играть на окарине? Сюань Цзи ждут беспокойные дни. Держись, птичка💜

    Ответ от Shandian

    Птичка пытается!))

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *