— Когда мы отправились сюда, я хотел сказать, что мне не нравится, когда кто-то ходит по моим крыльям. Я чувствую себя летающей лошадью, лишенной всякого достоинства.

Рядом с огромной змеей появилось несколько мотоциклов. Выскочив вперед, они тут же окружили Янь Цюшаня. Испугавшийся грохота воробей поспешно взмахнул крыльями и взмыл вверх. Но вдруг, словно налетев на какую-то невидимую преграду, птица камнем рухнула на землю, превратившись в кровавую лужу.

Нечто неизвестное давило на Янь Цюшаня со всех сторон. Боковым зрением он уловил, как вокруг него распространилось странное свечение. Мужчина тут же понял, что это был созданный противниками массив, призванный поймать черепаху в кувшин1.

1 瓮中捉鳖 (wèng zhōng zhuō biē) — поймать черепаху в кувшин (обр. в знач.: верная добыча, проще простого, успех гарантирован).

— Господин Нянь, — перед глазами Янь Цюшаня «гонщики» одновременно сняли свои шлемы, открывая шесть совершенно одинаковых кукольных лиц. Этими типами можно было запросто пугать людей. У них у всех были красные губы и зеленые глаза. Их вид являл собой поистине «шокирующее зрелище». 

— Янь Цюшань, ты мог бы стать лучшим из лучших, но решил остаться собакой. Раз уж тебе так нравится быть псом на поводу у смертных, почему бы тебе не начать лаять прямо сейчас? А мы послушаем. Если нам понравится, мы не тронем твой труп, — хором произнесли они. 

Янь Цюшань предпочитал не ввязываться в скучные ссоры с официальными лицами. Не сдвинувшись с места, он обвел марионеток спокойным взглядом и медленно поднял перед собой клинок. В отполированном металлическом лезвии отражалось его точеное лицо: 

— Вы пришли, чтобы убить меня? Матушка Юй знает об этом?

— Как ты смеешь упоминать нашу матушку?! — сердито воскликнули марионетки.

Неподалеку снова послышался шорох. Земля задрожала. Казалось, что откуда-то из глубины пробивалось огромное сверло. В горном лесу воцарилась тишина2. Лишь Янь Цюшань все еще стоял на своем месте, словно человек, ни с того ни с сего угодивший в сцену из фильма ужасов. 

​​​​​​​2 鸦雀无声 (yāquèwúshēng) — не слышно ни вороны, ни воробья (обр. в знач.: царит мертвая тишина, стоит гробовое молчание).

— Полагаю, она не в курсе, — мужчина прекрасно разбирался в человеческой психологии, в его глазах не было ни капли удивления. — Кроме того, осмелюсь предположить, что матушка Юй внезапно исчезла, не оставив вам никаких указаний. В панике вы тут же превратились в кучу безголовых мух. Потому, едва почуяв дуновение ветра, вы решили, что это к дождю​​​​​​​3, вы задумали убить меня, ведь тогда никто бы не узнал о том, что вы натворили. Проблема лишь в том, что Управление отказалось от проведения публичного расследования в отношении Хэ Цуйюй. Так кто же был таким быстрым, что предупредил вас заранее, дав тем самым возможность обвинить во всем меня? 

​​​​​​​3 听风就是雨 (tīng fēng jiù shì yǔ) — почуяв дуновение ветра, считать, что это к дождю (обр. в знач.: верить всем и каждому, делать поспешные выводы из непроверенной информации).

Закончив говорить, Янь Цюшань внезапно воткнул клинок, который до этого крепко сжимал в руке, в землю. Земля под его ногами пришла в движение, раздался крик. Янь Цюшань невозмутимо встряхнул запястьем и снова поднял клинок вверх, вытаскивая из грязи маленькую куклу, прижимавшую к себе карманный мифриловый пистолет. И прежде, чем марионетка успела выстрелить, Янь Цюшань пригвоздил ее к месту. В груди куклы образовалась внушительная дыра.

В следующее же мгновение остальные «гонщики» одновременно пришли в движение, и на Янь Цюшаня нацелилось сразу шесть мифриловых пушек. Со всех сторон громыхнули выстрелы. 

Янь Цюшань тут же откатился в сторону. Металл, все это время поддерживающий его тело, вырвался на свободу и обратился в плотный кокон, окутавший летевшую в него пулю. Внутри кокона пуля взорвалась, взрывной волной  Янь Цюшаня отбросило назад на пять или шесть метров. Вдруг, шею мужчины обдал странный холодок. Янь Цюшань привык доверять своей интуиции. Его пальцы внезапно вытянулись, превращаясь в когти, похожие на когти Росомахи​​​​​​​4. Пропахав ими землю, мужчина, наконец, остановился и выругался. Подол его длинного пальто коснулся края невидимой границы, и плотную ткань тут же порезало на лоскуты. 

​​​​​​​4 金刚狼 (jīngāngláng) — Росомаха (англ. Wolverine; вымышленный персонаж, супергерой MarvelComics).

— Тебе не сбежать! — один из мотоциклов с ревом ринулся на Янь Цюшаня. Сидевшая за рулем марионетка громко взвизгнула. — Что, хочешь узнать, кто сдал тебя? Ха! Конечно же это был один из твоих братьев, оперативников «Фэншэнь». Янь Цюшань, ты негодяй, что явился к нашей матушке, чтобы угрозами и посулами выманить у нее карту гробницы правителя клана гаошань. Получив карту, ты обезумел и с помощью древнего колдовства едва не принес себя в жертву ужасному Бедствию. У тебя, командир Янь, глубокое прошлое, для тебя же раз плюнуть бросить в матушку черный котел​​​​​​​5.

​​​​​​​5 黑锅 (hēiguō) — чёрный котёл (обр. в знач.: несмытая обида; клевета, ложные обвинения).

— Вы действительно думаете, что ваша матушка выжила из ума, и я смог бы так легко ее уговорить? — Янь Цюшань снова увернулся и с позором ретировался в заросли ближайшего кустарника. — Матушке Юй все равно, буду ли я свидетельствовать против нее или нет. Ее связь со школой Истинного Учения гораздо глубже, чем вы себе представляете. Вполне возможно, что она была одним из организаторов темного жертвоприношения. От моих показаний ей ни жарко, ни холодно. 

— Чушь! — марионетка выхватила огнемет и направила пламя в сторону кустов, где прятался Янь Цюшань. Зимой на севере было сухо, увядшие ветви и листья тут же вспыхнули. Дым взвился в небо, но не рассеялся, застряв ровно у невидимой границы пространственного массива.

В следующий же момент марионетка-поджигательница издала нечеловеческий крик. Янь Цюшань тут же ринулся к ней и схватился за заднюю раму мотоцикла. Стоило ему только прикоснуться к транспортному средству, как металлический корпус расплавился, превращаясь в длинный клинок. Клинок одним ударом рассек марионетку пополам. В руках представителя металлического класса меч словно ожил, растянувшись на полтора метра в длину. Стряхнув с лезвия останки «гонщика», Янь Цюшань ловко блокировал новую струю огня. 

Располовиненная марионетка вспыхнула, и Янь Цюшань воспользовался моментом, чтобы как можно скорее убраться с дороги. Скрывшись за деревьями, мужчина протянул руку, намереваясь вытереть пыль с лица, и сдержанно ахнул. Его взгляд скользнул по некогда невидимой границе, теперь четко очерченной дымом. Его глаза оставались спокойными, как холодный омут. Граница массива двигалась, постепенно уменьшаясь. Марионетками управляли дистанционно. Они были расходным материалом, созданные лишь для того, чтобы умереть вместе с ним. Если так пойдет и дальше, замкнутое пространство очень скоро превратится в духовку.

Он должен был как можно скорее уничтожить массив, но для этого требовалось слишком много энергии. Янь Цюшань сунул руку в карман, но обнаружил там один только одноразовый щит, что дала ему Гу Юэси, и никакого источника энергии.

Источник энергии…

Смертоносные края массива стремительно сжимались. Они почти достигли укрытия Янь Цюшаня. Недолго думая, мужчина ринулся вперед. Глаза марионеток сгорели и превратились в угли, но они все еще могли видеть. Заметив Янь Цюшаня, они тут же похватали свои огнеметы и бросились в погоню. Ревущий огненный дракон устремился к Янь Цюшаню. Но мужчина не увернулся, он понесся прямо к двум брошенным мотоциклам. В этот момент его ничто не могло отвлечь. Его сердце было пустым и чистым, а мир вокруг состоял лишь из металлов и неметаллов.

Стоявшие в метре от него мотоциклы рассыпались на части. Все металлические детали разом превратились в мелкую пыль и поднялись в воздух, оказавшись лицом к лицу с огненным драконом.

Янь Цюшань бросился вперед, скрываясь за импровизированным щитом. Встретившись с огнем, металлическая пыль вспыхнула и сжалась до крошечной точки. Раздался взрыв.

Неподготовленных марионеток раскидало в стороны, смертоносная граница пространственного массива распалась ровно за секунду до того, как «гонщики» достигли Янь Цюшаня. Щит, защищавший его тело, сломался. Янь Цюшань покатился по земле, сбивая охватившее одежду пламя, после чего скрылся в глубине леса.

— В окрестностях Пинчжоу, на пересечении четыреста четвертой скоростной и местной трасс, в трех целых двух десятых километра к юго-западу, — получив от «Фэншэнь» экстренное сообщение, находившийся на дежурстве Сяо Чжэн тут же отправил из штаб-квартиры несколько вертолетов. — Господин, вы слишком обижаете людей. Сообщите в ближайший филиал Пинчжоу и в «Фэншэнь»...

— Директор Сяо, господин Ван из «Фэншэнь» со вчерашнего дня не покидал базу. Едва получив это сообщение, он взял своих людей и немедленно отправился туда!

— Выезжаем! 

Поднявшись в небо, огромный вертолет немедленно отправился на юг. Когда они пролетали над Юнъанем, в них словно врезался метеорит. Датчики аномальной энергии тут же разразились воем. Испугавшись, оперативники дружно схватились за пистолеты, но в следующий же момент дверь кабины открылась и знакомый голос произнес: 

— Извините… подбросьте и меня…

Сюань Цзи больше напоминал зеленый поезд​​​​​​​6 из прошлого века. Когда он распахнул дверь, вертолет едва не накренился. Не желая делать что-то настолько неприличное, Его Величество бесцеремонно встал юноше на плечи и, со всей присущей ему «вежливостью», использовал Сюань Цзи как скамейку, призванную помогать всадникам без труда взбираться на лошадь. Сюань Цзи хотел было по привычке обругать его, но, увидев перед собой красивый профиль Его Величества, юноша так растерялся, что не смог произнести ни слова. 

​​​​​​​6 绿皮车 (lǜpíchē) — жарг. зелёный поезд, поезд с зелёными вагонами, пассажирский поезд зелёного цвета (устаревший тип, производившийся в СССР и КНР в прошлом веке).

Будь проклято это древнее общество! Ненавистный класс эксплуататоров!

Сяо Чжэн уставился на Сюань Цзи.

— Ты... Откуда ты взялся?

— Я вышел из дома и решил, что удобнее было бы сесть на вертолет. Не волнуйся, я старался избегать камер, — Сюань Цзи широко ухмыльнулся и, стараясь перекричать шум двигателя, добавил — Круто, да?

В сердце Сяо Чжэна вспыхнул гнев. «Да кому, мать твою, интересно, как ты сюда попал? Я спрашиваю тебя, как ты узнал, что что-то произошло!» — подумал он. 

Вдруг Сяо Чжэн заметил, что «дух меча» поднялся на борт, и до его слуха донесся знакомый голос: «С помощью бумажного щита, который я дал Янь Цюшаню».

Сяо Чжэну показалось, что у него заложило уши, и мужчина обеспокоенно покачал головой. Приняв это за объяснение, он больше не задавал вопросов. 

Краем глаза Сюань Цзи видел, как шевельнулись губы Его Величества. Юноша тут же высвободил свое божественное сознание, успев услышать то, что он сказал, и быстро понял, что стал свидетелем того, как этот старый дьявол врал, не моргая.

Шэн Линъюань ни капли не заботился о Янь Цюшане. Что такое «бумажный щит» он узнал лишь от глупых детишек из «Фэншэнь». Мгновение назад он колебался и было видно, что он попросту забыл, как называлась эта штука. Он наверняка подслушал, куда они направляются. Он вновь использовал «технику марионеток», ту самую, с помощью которой он подслушивал Иньи. Вот только теперь он шпионил за Главным управлением!

Шэн Линъюань бросил на юношу долгий взгляд, и Сюань Цзи тут же отвернулся и уставился на небо, делая вид, будто ничего не произошло.

Все дороги стекались в Пинчжоу. Однако даже когда Янь Цюшань уничтожил массив, марионеток это не остановило. Конечно же, за пределами невидимой границы его уже ждали. Внезапный взрыв застал убийц врасплох. Они были потрясены. Но едва очнувшись от шока, они сразу же ринулись в погоню. К этому моменту Янь Цюшань уже больше часа играл с преследователями в прятки.

Одна из марионеток прямо сказала ему, что в рядах «Фэншэнь» появился предатель. Она словно опасалась, что от полученных ран его сознание затуманится, и он не сможет правильно понять ее слова. С момента их второй пересадки и до настоящего времени у них было слишком много возможностей. Пинчжоу не самое лучшее место. Пусть здесь мало людей и много гор, но не так далеко от трассы расположился местный филиал, находившийся всего в трехстах километрах от Главного управления. Едва новости достигнут штаб-квартиры, им не потребуется много времени, чтобы добраться сюда.

Откуда у этих людей стопроцентная уверенность в том, что они непременно смогут избавиться от него?

Ситуация с матушкой Юй лишь подтверждала то, о чем он уже очень давно догадывался. Сговорившись со школой Истинного Учения матушка Юй преследовала личные цели. Лишь самые способные из ее приближенных могли что-то знать. Но, похоже, она так никому и не раскрыла секрет своего бессмертия. Иначе она бы не смогла оставаться единственным в мире человеком с такой долгой продолжительностью жизни.

Но… почему?

Очевидно, что школа Истинного Учения хотела увеличить свою паству и расширить свое влияние за счет бесконечных молитв и ритуалов. Если тем, кто стоял за школой Истинного Учения была Хэ Цуйюй, и у нее было так много набожных учеников, разве не было бы проще создать общину?

— Директор Сяо, поверхность земли покрыта туманом. С помощью датчиков аномальной энергии мы может примерно зафиксировать их местоположение, но для посадки вертолета здесь слишком неподходящие условия!

Вытянув перед собой руку, директор Сяо собирался было что-то сказать, но стоявший рядом с ним Сюань Цзи бесцеремонно схватил его солнцезащитные очки и, нацепив себе на переносицу, произнес: 

— Наш «летный класс» просит разрешение признать его независимой «седьмой из великих родословных». Директор Сяо, вы одобряете?

— Одобряю, одобряю, одобряю, — нетерпеливо отмахнулся Сяо Чжэн. — В будущем к твоей родословной будут принадлежать осы, комары и мухи. Тебе этого достаточно? Тогда поторопись.

Показав ему напоследок средний палец, Сюань Цзи распахнул дверь кабины и спрыгнул вниз. В небе тут же раскрылись два огненных крыла. Его перья были яркими, как утренняя заря, что еще бы чуть-чуть, и несчастный вертолет попросту бы смело.

Шэн Линъюань вскинул руку, отмахнувшись от маленького горящего перышка. Перышко, покачиваясь, взмыло вверх, рассыпаясь фейерверком. 

Ему казалось, что маленький демон попросту желал покрасоваться своим оперением. 

Шэн Линъюань покачал головой и вмиг превратился в черную тень. Как темная туча, он обрушился на спину Сюань Цзи. Охватившее его бушующее пламя разом погасло, открывая взгляду пару огромных огненно-красных крыльев.

Не дожидаясь, пока Шэн Линъюань как следует устроится, его тут же сбросили вниз. Но не успел Его Величество как следует удивиться, как Сюань Цзи уже поймал его в объятия.

Юноша крепко держал его на руках.

— Когда мы отправились сюда, я хотел сказать, что мне не нравится, когда кто-то ходит по моим крыльям. Я чувствую себя летающей лошадью, лишенной всякого достоинства, — как ни в чем не бывало произнес Сюань Цзи.

— Ты так думаешь? — Шэн Линъюань мягко улыбнулся и, откинув волосы за спину, слегка похлопал Сюань Цзи по щеке. Сделав это, Его Величество почувствовал, как юноша напрягся. Словно маленький зверек, он затих и затаил дыхание. 

— Ты летишь медленнее, чем эта ваша машина. Будь ты лошадью, я бы зажарил тебя и съел. Не отставай, — добродушно добавил Шэн Линъюань. 

С этими словами, Его Величество обратился в черный туман и исчез, сливаясь с туманом на земле. Руки Сюань Цзи опустели. 

Юноша лишился дара речи. 

В мгновение ока весь горный район Пинчжоу оказался под властью божественного сознания Шэн Линъюаня. Вскоре ему удалось вычислить местоположение Янь Цюшаня.

Янь Цюшань старался контролировать свое дыхание. Металл в его теле превратился в тонкие нити. Двигаясь по меридианам и кровеносным сосудам, он быстро восстанавливал и фиксировал поврежденные органы и кости. Эти нити, казалось, действовали сами по себе, как если бы его способности и степень родства с металлом вышли на совершенно новый уровень, позволяя им жить и следовать его воле!

Как известно, люди с особыми способностями, будучи представителями металлического класса, могли лишь чувствовать металл. Они могли изменять металлические предметы, находящихся на определенном расстоянии от них, и могли заставить их принимать любые формы. Самые сильные из мастеров металлического класса обычно служили в спецназе. Но с тех пор, как Управление начало вести перепись подопечных, людей, что могли внедрить металл в свое собственное тело, заставив его временно закупорить раны, можно было пересчитать по пальцам одной руки. 

Янь Цюшань уже три года как покинул команду, однако его уровень контроля достиг небывалых высот.

Вдруг, над самым ухом мужчины просвистел ветер. Янь Цюшаню некуда было прятаться, и клинок в его руке тут же превратился в щит, призванный спасти его от выстрела. Где-то в глубине его души зародилось нехорошее предчувствие, мужчина без раздумий отбросил щит и прыгнул вперед. В этот самый момент раздался взрыв. Щит вспыхнул, взвился в воздух и едва не накрыл собой Янь Цюшаня. 

Грозовой шар!

Это была специальная пуля, что активировалась сразу после попадания в цель. Ее разработали для борьбы с людьми с высокой степенью защиты. То есть, с представителями металлического класса. 

Не дожидаясь, пока мужчина встанет на ноги, ветер вновь ринулся на него. Янь Цюшаню ничего не оставалось, кроме как уклоняться, старательно прикрывая ребра.  Вдруг, где-то за спиной раздался грохот, и стоявшее позади него огромное дерево тотчас раскололось надвое. Прямо над ним, приготовившись стрелять, стояла марионетка. Неожиданно, рядом с Янь Цюшанем опустились несколько теней, и его тотчас окружила группа охотников! 

Когда прибывший первым Шэн Линъюань приземлился поблизости, охотники уже успели сплести из грозовых шаров огромную сеть и теперь двигались прямо на мужчину. Янь Цюшань не сдавался, но здешний воздух содрогался от напряжения, заставлявшего свободные электроны в металле перемещаться быстрее. Маленькие металлические заплатки, наполнявшие его тело, в миг стали смертельно опасными. 

«И ведь правда, молния может расплавить даже золото» — взволнованно подумал Шэн Линъюань. Увидев, что Янь Цюшань вот-вот наэлектризуется, Его Величество заложил руки за спину и спокойно отошел в сторону, тут же превратившись в стороннего наблюдателя, совершенно не желавшего кого-либо спасать.

Но вдруг, он удивленно вскинул брови. Янь Цюшань поднял глаза. В его зрачках плескалось золото. Металл в его теле внезапно превратился в изолятор, и свободные электроны, до того текущие, словно вода, были накрепко прикованы к месту неизвестной силой.

—Это... — с трудом найдя среди своих бесчисленных воспоминаний нужное, пробормотал Шэн Линъюань, — искусство ковки золота? 

Этот Янь Цюшань, откуда ему известно об искусстве ковки золота? 

Черный туман ворвался в окружение, встав между растерявшимися марионетками и Янь Цюшанем. Изнутри появилась бледная рука и собрала все грозовые шары в ладонь. Пугающие электрические огни разом утонули в темноте. Марионетки не успели среагировать, и темная энергия пронзила их тела насквозь.  

Все они оказались пустыми куклами, которыми управляли с большого расстояния. Черный туман впитался в кукольные тела, и марионетки, вздрагивая, бесшумно попадали на землю. Похоже, никто из них даже не понял, что это конец. 

Но заносчивость «духа меча» не понравилась небесам. Словно огромная змея, Небесное Бедствие обрушилось вниз, развеяв клубы черного тумана. 

Когда грянул гром, Шэн Линъюань переместился к Янь Цюшаню и, взмахнув рукой, рассеял окружавшую их темную энергию. Стоя возле огненной ямы, оставшейся после гнева небес, он выглядел совершенно невредимым. Лишь его длинные волосы слегка топорщились под действием статического электричества. Казалось, будто он позировал, стоя рядом с воздуходувной машиной.

Шэн Линъюань слегка склонил голову и с удивлением посмотрел на Янь Цюшаня. Зрачки Янь Цюшаня внезапно сузились. Он не узнал лица Шэн Линъюаня, но узнал клубившийся вокруг черный туман. Это он был тем самым пугающим мастером, что чуть не убил его в Дунчуане. 

Янь Цюшань инстинктивно прижал к груди недавно созданный клинок, но таинственный человек лишь ласково спросил его: 

— Кто обучил тебя искусству ковки золота?

Ковка золота — лишь способ совершенствования, отлично подходящий тем, кто был близок к золоту и железу. Нельзя сказать, что она требовала особого мастерства, однако... Когда-то она была создана Шэн Линъюанем, и он никогда и никому о ней не говорил. 

Неудивительно, что в прошлый раз, когда они встретились в больничной палате, он почувствовал, что у Янь Цюшаня была очень знакомая аура.  Но в тот день он допустил роковую ошибку. Не желая прикасаться к «доспеху духа», он так и не смог ее распознать.

— Что...? — переспросил Янь Цюшань.

В этот самый момент, изуродованная змеиная голова, погребенная под кучей «мертвых марионеток», внезапно озарилась странным светом. Змея приоткрыла огромную пасть, внутри которой оказалась маленькая, не больше ладони, кукла. Будучи очень близко, кукла прицелилась и выстрелила в Янь Цюшаня. 

— Умри!

— Осторожно!

Вдруг, словно из ниоткуда появилась еще одна маленькая тень и отважно встала перед Янь Цюшанем. Одновременно с этим небо озарилось сиянием огненных крыльев, а с другой стороны прилетела водяная стрела. Вода, огонь и грозовые шары столкнулись в воздухе, оказавшись прямо перед лицом маленькой тени. 

— Безобразие, — нахмурился Шэн Линъюань.

Змеиная голова и скрывавшаяся в ней марионетка тут же вспыхнули черным пламенем. С душераздирающим криком кукла обратилась в пепел.

Где-то поблизости послышался свист тормозов. Распахнув дверь, Ван Цзэ выпрыгнул наружу, а Сюань Цзи спокойно пролетел над ними.

Одарив друг друга красноречивыми взглядами, они одновременно заорали:

— Что ты вечно дергаешь меня за заднюю лапу?! 

Но все внимание Янь Цюшаня сейчас было приковано к тому, что преградило ему путь. Это была старинная… деревянная кукла. 

Всего один чи в высоту, тонкая работа. Ее тщательно вырезанные черты лица казались мягкими, как у человека. 

Облитая водой кукла словно что-то почувствовала. Не глядя на Янь Цюшаня, она тут же ринулась в сторону ближайших кустов. Шэн Линъюань хотел было протянуть руку, но вдруг увидел, как Янь Цюшань отчаянно бросился вперед и схватил ее за пояс. 



Комментарии: 3

  • Прист богиня, официально

    Спасибо за перевод!

  • Безумно интересно развиваются события!
    Большое спасибо за перевод!

  • Большое спасибо за перевод!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *