Том 2. Глупец.

Боги не могут защитить людей, ведь они гниют под грушевыми деревьями.

Шэн Линъюань помнил, что его поразил великий гром. Его тело рассыпалось в прах, а душа испарилась. На этот раз он, наконец, мог упокоиться с миром и проспать еще хоть восемь тысяч лет. Однако, после недолгого сна, его снова разбудили. 

В прошлый раз, он имел неудовольствие «встать не с той ноги», но в этот раз он был настолько ошеломлен, что даже не мог пошевелиться. 

Пробуждение от темного жертвоприношения прочно отпечаталось на его костях1. Даже несмотря на то, что его плоть была уничтожена, его сознание все еще содрогалось от боли. Весь его разум, казалось, был погружен в страдания. Кроме того, у него вообще не должно было быть никакого «тела», где уж тут было притворяться… Что вообще произошло?

1 刻骨铭心 (kègǔ míngxīn) – выгравировать на костях и запечатлеть в сердце, обр. запечатлеть глубоко в душе; навечно запомнить; незабываемый, век не забыть. 

Почему эта никчемная молодежь никак не перестанет поклоняться демонам? 

Вдруг, до его ушей донесся грохот барабанов. Шум становился все более и более отчетливым, сплетаясь с голосом задыхающегося человека, изо всех сил пытавшегося закричать. Некоторое время Шэн Линъюань терпеливо слушал, но так и не смог разобрать ни слова. Головная боль усилилась настолько, что его череп готов был расколоться. Он подумал: «Где этот демон, решивший порыдать над могилой?»

В то же время послышался звук приближающихся шагов, и кто-то помог ему подняться. Боль от тысячи порезов еще не прошла, и все его чувства сейчас были несколько притуплены. Через некоторое время Шэн Линъюань понял, что этот «кто-то» взял тряпку из неизвестного материала и принялся беспорядочно стирать грязь с его тела. 

Шэн Линъюань поспешно «моргнул». Прямо перед ним находилось чье-то лицо. Кончик чужого носа почти уткнулся в него, и юноша смог разглядеть красивые глаза феникса в обрамлении длинных ресниц. Янтарная радужка была почти прозрачной. Портила эту невероятную картину лишь пара темных кругов. Шэн Линъюань был ошеломлен. Увидев этого человека, он затаил дыхание. Юноша напротив снова протер его и досадливо произнес:

— Плохо, почему не оттирается? 

Шэн Линъюань удивленно замолчал.

Как самонадеянно!

Он узнал этого маленького демона со множеством трюков. Он был там, в Чиюань. Маленький демон что-то пробормотал и отступил на пару шагов назад. Только теперь Шэн Линъюань обнаружил, что угол его обзора был крайне необычен. Казалось, он лежал в чьих-то руках.

Маленький демон переоделся в странную одежду, будто бы связанную из какой-то шерсти. Невероятно тонкая, наверняка сделанная вручную, она была молочно-белого цвета и очень чистая. Похоже, даже несмотря на то, что этот юноша скитался среди людей, он, тем не менее, утопал в роскоши, иначе с какой стати ему быть таким избалованным. И, хотя Шэн Линъюань не знал, почему маленький демон был одет как овца, вещи из мягкой шерсти казались очень удобными. Тепло чужого тела просачивалось сквозь них. 

Шэн Линъюань неслышно вздохнул. Боль от тысячи порезов постепенно утихла, сознание прояснилось. Он попытался ощупать себя, но его конечности онемели. Он мог «видеть» и «слышать», словно отделенный от мира каким-то барьером, однако все эти ощущения происходили не от его органов чувств. 

Он что… прирос к какому-то предмету?

— Подобного раньше не случалось, — сказал маленький демон. В руках юноша держал небольшую коробочку, способную передавать звук на расстояние в тысячи миль, и Шэн Линъюань услышал, как он приказал ей, — Найди в интернете «как очистить меч от крови».

Коробочка ответила монотонным женским голосом: 

— Результаты поиска по запросу «как очистить меч от крови».

— Разрешено мыться в бане… Какого черта? О, игровой форум. Протрите шелковым шарфом… Тц! Чушь собачья, — Сюань Цзи задумчиво нахмурился. Правда была в том, что ни те, ни другие советчики, вероятно, никогда не сталкивались с такой сверхъестественной ситуацией, в которой требовалось оттереть от крови меч, поэтому он сказал своему мобильному телефону, — Хорошо, поищи в интернете… э-э-э… «как девушки стирают свои штаны в дни визитов тетушки»2.

2 大姨妈 (dàyímā) – тётя, старшая сестра матери; разг. «критические дни»

Шэн Линъюань все еще изумленно молчал.

И, хотя он так и не понял вопроса, интуиция подсказывала ему, что это было что-то не очень хорошее.

Этот прирожденный маленький демон был связан с огнем, однако, у него имелось еще одно диковинное, но очень эффективное средство — умение подчинять себе металл. 

И, хотя они всего раз «обменялись рукопожатиями», Шэн Линъюань почувствовал, что он на самом деле не так прост, как кажется на первый взгляд. Насколько он мог судить, реальная сила этого юноши не только не уступала, но и превосходила тех древних демонов, что давно исчезли с лица земли. 

Но, как ни странно, справлялся он с ней довольно неважно. Например, сперва он не желал демонстрировать свои способности перед обычными людьми. Потом, он даже не осмеливался достать меч, и порой ему недоставало здравого смысла.  Он был похож на невежественного ребенка, в чьем распоряжении оказались золотые горы. Грубой силы ему было не занимать, но он понятия не имел, как ее использовать. Может, все это было из-за того, что он вырос среди людей и не получил должного наставления от старших? 

Но если так, то откуда взялась эта сила, что ни духам, ни демонам не постигнуть? 

От рождения? Что это, в конце концов, за вид такой?

В какой-то момент Шэн Линъюань почувствовал себя неловко и отвернулся. Главная причина заключалась в том, что у юноши не хватало рук. В одной он держал «маленькую бормочущую коробку», что-то бубнил и периодически тыкал в нее пальцем, другая была свободна, но, через некоторое время, он начал отбивать ею барабанную дробь. Затем юноша принялся подпевать чьим-то завываниям. Среди грохота барабанов, голоса обоих мужчин превратились в рев. Они даже не звучали в унисон.

«Тц. — возмутился Шэн Линъюань и, недовольно цокнув языком, сделал вывод. — Осел».

В этот самый момент снаружи донесся звук «динь-дон», и ревевшего во весь голос «осла» прервали. Отреагировав на шум, он ненадолго сжалился над ушами Шэн Линъюаня, встал и пошел прочь.

Шэн Линъюань был отодвинут в сторону. Он почувствовал, что под его телом оказалось что-то узкое, длинное и мягкое, похожее на кровать. Как только он упал на нее, то тут же увяз. Он не имел ни малейшего представления, что это за уютное место.

Немало удивленный, он воспользовался этой возможностью, чтобы осмотреться. 

Помещение казалось очень тесным. В основном потому, что потолок находился довольно низко. Квадратный, белый, на нем не было ни деревянных балок, ни колонн. Помещение напоминало гроб, высоты стен едва хватало, чтобы обычные люди не ударялись головой. Но, тем не менее, здесь было довольно светло. Всю южную стену занимало, прикрытое тонкими тюлевыми занавесками, окно. Солнечный свет заливал половину комнаты. Окно были таким же, как и в том месте, под названием «больница», но, словно сделанное из роскошного «хрусталя», оно выглядело гораздо чище и прозрачнее. 

В центре потолка висел «диск», и Шэн Линъюань предположил, что он использовался для освещения. Он уже видел нечто подобное в «больнице», хотя форма и отличалась, но положение сходилось. Мебель вокруг была очень странной. На первый взгляд она казалась довольно потрепанной, но при ближайшем рассмотрении появлялось чувство, что у всех этих предметов могла бы быть какая-то тайна. Не стоило делать поспешных выводов. 

Все вокруг было неидеальным, но и не грязным. Комната была чистой и комфортной... За небольшим исключением. На низком шкафчике в углу стояла маленькая квадратная коробочка, из которой все время кто-то кричал.

В этот момент, вернулся маленький демон. Он был в компании незнакомого молодого человека, которого Шэн Линъюань никогда раньше не видел. 

— Садись. Хочешь чего-нибудь выпить? — привычно осведомился Сюань Цзи. 

Человек был одет в темно-синее чанпао3, и на его лице, казалось, застыло разочарование. Шэн Линъюань смерил его осторожным взглядом и подумал: «Смертный, но я чувствую едва уловимый след зверя из Лэйцзе4»

3 Чанпао – традиционный китайский халат.

4 Лэйцзэ – обитель бога грома Лэйгуна. В китайской мифологии Лэйгуна представляли существом с телом дракона и человечьей головой. Предполагается, что прежнее местоположение Лэйцзе находилось в Хэйзе, городском округе провинции Шаньдун. Название городского округа является сокращением от «гора Хэшань (菏山) и водоём Лэйцзэ (雷泽)».

Внезапно, его сердце дрогнуло. Маленький демон сказал, что подразделение Цинпин исчезло тысячи лет назад… значит, все эти полудемоны смешались с людьми, оставили после себя потомство и даже сейчас, спустя столько времени, все еще можно было увидеть тонкий намек на родство.

Гостем был директор Сяо. Измотанный и уставший, как только он вошел в дверь, его едва не хватил удар от звука тяжелой музыки. Сжимая виски, он сказал:

— Ты что, решил преодолеть звуковой барьер? Убери это! Твои соседи наверняка оглохли, если еще не пожаловались на тебя. Дай мне бутылку воды. 

— Сейчас будний день, а значит, в доме нет никого, кроме меня. 

Сюань Цзи вытащил из холодильника бутылку ледяной минеральной воды и бросил ее Сяо Чжэну, после чего отставил Шэн Линъюаня в сторону и уселся на кровать.

Шэн Линъюань почувствовал, что вещь, к которой он был привязан, превышала половину человеческого роста и довольно много весила. Столкнувшись с землей, она издала глухой стук.

У него тут же возникла смутная догадка. И, как только Сюань Цзи отошел, взгляд Шэн Линъюаня упал на слишком прозрачное зеркало в углу комнаты.

Ну, конечно.

С легкой головной болью он подумал: «Это действительно его меч».

Меч был более трех футов в длину и довольно массивным. Шэн Линъюань хорошо помнил, что этот маленький демон вытащил его из собственного позвоночника. Должно быть, это было его духовное оружие. Маленький демон был связан с огнем, настоящее палящее солнце, чистая энергия ян, полностью противоположная холодной и мрачной энергии инь. 

А Шэн Линъюань был самым настоящим холодом.

Но вместо того, чтобы оттолкнуть его, меч, кажется, заботливо согревал его душу.

Как странно.

Пока Шэн Линъюань предавался раздумьям, Сюань Цзи сел, скрестив ноги, и достал из-под журнального столика блюдце с орехами. 

— Ты что, все эти дни работал в ночь? — спросил он. 

— Ну, с делом Би Чуньшэн все более или менее ясно. Оперативники, с которыми она работала, сознались в использовании призрачных бабочек, тем самым подтвердив ее слова. Наши специалисты проверили ее учетную запись в интернете и обнаружили, что она неоднократно просматривала случаи, в которых был замешан твой предшественник, директор Гун. Кроме того, она уделяла пристальное внимание всем, чьи должности были выше руководителя группы, и тем, у кого насчитывалось меньше половины баллов за «красную линию»… включая меня. — Сяо Чжэн действительно умирал от жажды. С позором закончив свою речь, он залпом опустошил бутылку и с хрустом сжал ее в ладони. — Мы также установили наблюдение за домом Гун Чэнгуна. Би Чуньшэн следила за ним в течение долгого времени, но то донесение вряд ли было написано ею. Во всяком случае, мы не нашли никаких доказательств. В письме недвусмысленно говорилось о том, что Гун Чэнгун не раз брал взятки, но я не думаю, что в то время у Би Чуньшэн была возможность исследовать этот вопрос. В противном случае, какой смысл ей тогда был писать это донесение, она могла бы давно порубить Гун Чэнгуна на куски. 

— Получается, она лишь проводила расследование и вовсе не нападала на Гун Чэнгуна? — спросил Сюань Цзи. 

— Нет, у нее не было ни единого шанса. Даже если директор Гун был обычным человеком, он слишком долго работал с человеческой памятью в Отделе ликвидации последствий, у него были свои секреты. Он всегда был предельно осторожен и двадцать четыре часа носил с собой множество инструментов для защиты от разного рода ментальных атак. — покачал головой Сяо Чжэн. — Она всю жизнь прожила в сомнениях, ровно до того момента, пока не вскрыла череп своего отца. К тому времени Гун Чэнгун уже находился под следствием, где и впал в кому. 

— Откуда она взяла яйца этих насекомых? 

— Из того контейнера, что Гун Чэнгун украл из хранилища тридцать лет назад. Мы нашли его у нее дома, там еще немного осталось. Более того, следуя данным с ее видеорегистратора, мы нашли несколько объектов недвижимости, принадлежавших Гун Чэнгуну. По всем адресам значились фирмы-однодневки. Номинальными владельцами этих фирм числились совершенно посторонние люди, все было тщательно скрыто. Мы понятия не имели обо всем этом, вероятно, именно это она и расследовала. Одна из фирм была ограблена, но полиция, прибыв на место, не подтвердила факт кражи и дело закрыли. Однако, в том здании находилась потайная комната. В ней были обнаружены следы аномальной энергии. Должно быть, именно там Гун Чэнгун и хранил яйца призрачной бабочки. Единственное, что так и осталось для нас непонятным: где в этой жизни Би Чуньшэн смогла научиться темному жертвоприношению? 

Сюань Цзи ничего на это не ответил. Схватив горсть фисташек, он принялся с упоением их щелкать. 

На самом деле, во всем этом был один подозрительный момент. Он не знал, слышали ли тогда другие… Может и слышали, но решили, что Би Чуньшэн несла полную чушь, ведь вокруг царил самый настоящий хаос. После того, как она призвала дьявола, тот был довольно благосклонен к ней и вовсе не возражал против ее мести, но, стоило ей только произнести: «Чиюань», как он тут же изменился в лице. 

Почему Би Чуньшэн вдруг упомянула Чиюань? 

Почему ее слова смогли настолько задеть древнего дьявола по больному, что это заставило его нарушить договор, не опасаясь даже грома с небес? 

— Что касается оперативников, работавших с Гун Чэнгуном и использовавших призрачных бабочек для сокрытия количества жертв, то Главное управление решило официально расследовать это дело. 

— А? — словно опомнившись, воскликнул Сюань Цзи. 

— Обычно, Отдел ликвидации последствий лишь содействует в такого рода самопроверках… но на этот раз, это именно ваше проклятие… 

— Надо сотрудничать со следствием. Понял, понял. — покивал Сюань Цзи. Во всяком случае, он был лишь новичком, это не имело к нему никакого отношения.  

Хорошо было бы приостановить работу в связи с проведением расследования. Если он все равно будет получать деньги, зачем трудиться? Это было сродни тому, что предоставить ему ежегодный отпуск. 

Сюань Цзи радостно ответил: 

— Можете быть уверены, мы немедленно прекратим всю работу и будем в полной мере сотрудничать со следствием. 

— Ни черта ты не будешь сотрудничать. Что с тобой вообще? — Сяо Чжэн яростно взмахнул рукой. — Директор Хуан считает, что я должен возглавить это расследование. Но это слишком широкий вопрос. Оперативники, отделы логистики, и я не… недостаточно чист для этого. Поэтому здесь нужен кто-то, кто никак не заинтересован в делах Управления. 

Сюань Цзи тут же рефлекторно польстил:

— Директор Хуан действительно предусмотрительный, авторитет старого руководства неоспорим.

— Человек, о котором он говорил — это ты. 

Сюань Цзи остолбенел, а затем недоуменно вскинул брови. 

Это правда, что он пришел в Управление по контролю за аномалиями по собственному желанию, но было бы бесстыдством утверждать, что он стал директором Отдела ликвидации последствий в силу собственных способностей. 

Он и был тем самым «незаинтересованным», которого Сяо Чжэн призвал на помощь в Отдел восстановления. Однако, Сяо Чжэн, похоже, никак не ожидал, что расследование в этом, не имевшем к нему никакого отношения5, подразделении, в итоге повиснет над его головой. Казалось, что в глазах посторонних, не знавших всей подоплеки, эти двое находились в одной шайке.  

5 八竿子打不着 (bā gānzi dǎbuzháo) – досл. восемью палками не достать; знач. далеко, не иметь связи, не иметь отношения.

Генеральный директор попросил его присмотреть за Сяо Чжэном? Неужели от так уверен в его революционной воле и бескорыстии? 

— Да, это ты. — тихо сказал Сяо Чжэн. — Боюсь, он ничего не знает. Я объяснил ему, что ты был принят на работу в Управление по моей рекомендации, но он все равно… Не понимаю, что он имел ввиду. 

— Мы с тобой – два сапога пара, не прикидывайся дурачком. — Сюань Цзи выплюнул скорлупу. — Директор Хуан имел ввиду, что «не стоит поднимать шум». 

Сяо Чжэн бросил на него тяжелый взгляд.

— Хорошо, позволь мне кое-что спросить, — сказал Сюань Цзи. — Личинки бабочки или яйца, не важно... Как тебе больше нравится? Вы не боитесь, что они распространятся в толпе?

— Невозможно. Украденные из Управления яйца подверглись специальной обработке, — ответил Сяо Чжэн. — Они могут только паразитировать, но не размножаться. Когда умирают люди, умирают и бабочки.

— Хорошо, раз они больше не заразны, значит, никакого вреда обществу уже не принесут. Что еще нужно расследовать? — объявил Сюань Цзи. 

Они были знакомы не первый день, и Сяо Чжэн знал, что доброго слова от этого человека не дождешься6. На лбу у мужчины вздулись вены.

Дословно «из собачьей пасти не жди слоновой кости» 狗嘴里吐不出象 (gǒu zuǐli tǔ buchū xiàng yá).

Как и ожидалось, Сюань Цзи снова заговорил: 

— Люди, на которых паразитировали бабочки, продолжали жить и работать в мире и довольстве, а их друзья и семьи пребывали в неведении. Что плохого в стабильной и размеренной жизни? Если этот случай действительно будет тщательно расследован, а затем обнаружится, что бабочками заражены восемь тысяч человек, что вы будете делать? Что все мы будем делать? Может, у нас есть личный крематорий? Старина Сяо, Управление по контролю за аномалиями – это учреждение, призванное поддерживать безопасность и стабильность в обществе, а не сеять панику среди населения. Также, как и наш Отдел восстановления. Мы подтираем задницы. Независимо от того, насколько грязная эта задница, мы должны использовать мягкую туалетную бумагу. Если будем пользоваться наждачкой, это может плохо кончиться. 

У его языка, казалось, была какая-то особая, независимая от других, способность. Он говорил и в то же время раскалывал орехи.

Сяо Чжэн и раньше знал о том, что этот парень самая настоящая уличная шпана, лишенная всякой морали, но он никак не ожидал, что у Сюань Цзи, к тому же, отсутствуют всякие границы. Стоило ему только услышать слова «подтирание задниц», как у него едва не подскочило давление. Вспылив, он поднялся и выхватил у юноши тарелку с орехами. 

— Ты можешь разговаривать на человеческом языке? Хвати грызть семечки! Ты, попугай!

Но Сюань Цзи пребывал в стабильном настроении и не разделял его беспокойства. 

— «Красная линия пятнадцати человек» — это самая настоящая круговая порука. Большинство из тех, кто использовал призрачную бабочку для сокрытия количества смертей и раненых, на самом деле были эгоистами. Но я верю, что среди них были и те, кто действительно стремился защитить своих братьев. Теперь им придется вернуться назад и копнуть еще глубже. Есть люди, у которых все еще осталась совесть, например, ты. Но откуда вам знать, что этот никчемный старик не использовал вас?

Сяо Чжэн замолчал. 

Неужели он действительно не понимал значение слов директора Хуана? Как такое было возможно? Сяо Чжэн проработал в Управлении столько лет, даже если порой в его мозгах недоставало извилин, он отнюдь не был одним из этих симпатичных наивный юношей.

Сюань Цзи был его другом. Но это была в высшей степени роковая дружба. Когда они разговаривали, Сюань Цзи никогда не боялся обидеть его. Всего несколькими словами этот юноша избавил его от лицемерного самообмана. Бесстыдно обнаженная совесть Сяо Чжэна была выставлена на всеобщее обозрение. 

— Тогда… если… если жизнь выживших напрасна, то те, кто погиб, умерли зря?

Сюань Цзи был добр снаружи, но холоден внутри. Выслушав сбивчивое предположение Сяо Чжэна, он безразлично подумал: «Разве это не обычное дело?»

С помощью тарелки ядовитого куриного бульона7 он, наконец, отослал растерянного Сяо Чжэна прочь. Затем он поднялся и не спеша приготовил себе обед из трех блюд и суп. Наевшись и напившись, он взял свой окровавленный меч, который так и не смог ничем оттереть, и направился в кабинет. Отложив меч в сторону, он надел перчатки и осторожно открыл маленькую коробочку, достав оттуда стопку бамбуковых дощечек. 

毒鸡汤 (dú jītāng) – обычно так называют вирусные статьи, написанные с целью приобретения прибыли и замаскированные под приятный контент. 鸡汤здесь также означает – слащавые истории, перлы. 

Эти бамбуковые дощечки он привез из древнего города, сокрытого в глубине долины Чиюань. Говорят, что это были части древней книги, которую собирали еще его предки. Из-за неправильного хранения защитные символы на них давно стерлись, а сами дощечки почти сгнили. 

Исходя из всего этого, Сюань Цзи мог сделать вывод лишь о том, что «в их доме случилась беда». Среди тридцати пяти его предшественников, любой, кто не был неудачником, должен был знать, как правильно создавать резервные копии тех вещей, которые было сложно сохранить. 

В этот раз его визит в Чиюань был недолгим. Во-первых, у него было не так много времени. Во-вторых, он был абсолютно здоров, а значит, нужно было возвращаться на работу. Но, когда стоявшая рядом с алтарем каменная стела внезапно треснула, юноша тотчас потянулся, чтобы придержать ее. Вот только он не успел, стела тут же разлетелась на куски. 

Когда это произошло, первой реакцией Сюань Цзи была вовсе не мысль о том, что «нужно починить алтарь». Это была какая-то невыразимая паника. 

Похоже, его эндокринная система дала сбой. Внезапно, его организм выделил целый набор гормонов, отвечающих за чувство страха. В его сознании всплыл голос, призывавший его бежать оттуда как можно скорее. Казалось, что, если он задержится в Чиюань, то непременно случится еще одна катастрофа. 

Сюань Цзи успел лишь попросить Дао И разыскать в куче древних книг те, что были связаны с «каннибалами» и «мечом судьбы», после чего немедленно сбежал оттуда. 

Прошло уже три дня с тех пор, как он вернулся в Юнъань. Все формальности при вступлении в должность были соблюдены, и теперь он имел полное представление о том, как управлять отделом. Сюань Цзи оставалось только найти способ, как оттереть свой меч от крови и вернуть его обратно в позвоночник, так как он начал замечать, что, чем дольше они с клинком находились порознь, тем больше он не находил себе места. 

Вот уже три дня и две ночи Сюань Цзи так сильно нервничал, что даже не мог спать без этого меча. Если во сне он случайно разжимал руку, то через пару секунд обязательно просыпался. В общей сложности, за прошлую ночь он проснулся более двадцати раз. Стоило ему только закрыть глаза и погрузиться в сон, как у него тут же случался нервный срыв. 

— Братец меч, — Сюань Цзи погладил лезвие пальцами, успокаивая свой разум холодными прикосновениями, — да что же с тобой такое? 

Но Шэн Линъюань, по которому юноша постоянно постукивал, не хотел его видеть. Он оглядел кабинет, но так и не нашел в нем ничего серьезного. Вместо этого он увидел висевший на стене «хрустальный шкаф». Внутри, аккуратными рядами были расставлены «скульптурные куклы» каких-то злодеев. Все они были похожи между собой и не имели никаких следов присутствия духовной силы. Похоже, это были просто игрушки. Шэн Линъюань подумал: «Этот негодный ребенок что, все еще не отучен от груди?»

 «Зарядившись» от меча на некоторое время, Сюань Цзи аккуратно положил клинок рядом с «кукольным» шкафом и принялся проверять информацию. 

Хотя Дао И был надежным и верным, он был уже слишком стар. Иногда он терялся и часто все забывал. Сюань Цзи подозревал, что он просто нашел все книги, содержавшие слова «злой дух», не зависимо от того, были ли то оригиналы или копии. 

Древние рукописи были не слишком ему понятны, почерк казался расплывчатым. Сюань Цзи приходилось держать под рукой словарь и постоянно обращаться к нему. Дело двигалось крайне медленно. 

— Дунчуань… книга шаманов… не похож на… — Сюань Цзи отложил бамбуковую дощечку в сторону. — «Концентрация и изгнание злых духов»… похоже на какое-то руководство. Это не то… «Легенда о демоническом камне»… что за бардак!

В последнее время он плохо спал и только что поел… конечно, это никак не способствовало расследованию. Посидев над всем этим еще какое-то время, Сюань Цзи лишь обнаружил, что символы на дощечках становились все более и более размытыми, а его веки все более и более тяжелыми. По неосторожности, он так и не дошел до подушки, уснув прямо на словаре. 

Вокруг него была темнота. Сюань Цзи понял, что это сон. Он всегда чувствовал эти «осознанные сновидения». Должно быть, прочитанное о чем-то ему напомнило. Вместо того, чтобы пытаться вырваться, он решил пойти дальше и посмотреть, что ждет его впереди. 

Внезапно, он словно на что-то наткнулся. Сюань Цзи щелкнул пальцами и на его ладони вспыхнул маленький огонек. Юноша увидел перед собой огромные железные ворота. Прямо на дверях висела красная бумажная печать. Печать заставила его вспомнить о разбившемся кольце. 

Поверхность железных ворот была неровной, будто испещренная какими-то отметинами. Сюань Цзи с любопытством поднес огонек поближе к одному из выпуклых следов. Пламя озарило пространство перед ним, и юноша вздрогнул. То был вовсе не рельеф — это был четкий отпечаток руки! 

Сюань Цзи инстинктивно отступил на пару шагов назад и увидел, что вся поверхность железа была полностью покрыта следами ладоней, отпечатками ног и вмятинами от ударов… словно это сделал тот, кто был некогда заперт здесь. Этот кто-то всем телом бросался на ворота, пытаясь прорваться! 

В это время что-то с силой ударилось о двери. Пламя в руках Сюань Цзи задрожало и погасло. 

В темноте все еще раздавался грохот. Глухой и безумный, от которого кровь стыла в жилах.

Волосы на затылке Сюань Цзи встали дыбом. Но, как ни странно, даже охваченный паникой, он все еще не мог развернуться и убежать. Ворота манили его, как черная дыра. Юноша не удержался и потянулся к ним. 

Но, едва его пальцы коснулись железных дверей, как в ушах Сюань Цзи раздался резкий звон. Ослепительный свет ворвался в его кошмар, и сознание юноши тут же покинуло его. 

В момент своего пробуждения он услышал стук, смешанный с болезненным всхлипом:

— Ваше Величество… 

Сюань Цзи проснулся в холодном поту. В течение первых двух секунд его разум был абсолютно пуст, прежде чем он понял, что это звонил его мобильный телефон. Потерев отдавленную словарем щеку, он отрыгнул и, наконец, ответил на звонок:

— Директор Сяо, вы смирились с неудачей? Или будут какие-то новые указания? 

— Что-то не так с мальчиком, — прервал его Сяо Чжэн, — он, вероятно, может быть заразен!



Комментарии: 4

  • Большое спасибо за главу!

  • вау, прочитала 15 глав залпом! очень понравилось, но иногда нить повествования терялась, и таким образом, о том, что шэн линъюань заключен в меч, я поняла только под конец! трудности перевода.
    в любом случае, спасибо большое, что переводите эту работу :) жду звездного часа линъюаня, и медленно влюбляюсь в сюань цзи☺️

    Ответ от Shandian

    О том, что Линъюань оказался заключенным в меч, говорится в начале 15й главы.
    Откройте 10й сверху абзац, и там прямым текстом написано))
    Спасибо за то, что читаете))

  • Жутко интригующее повествование, интересно будет узнать как будут развиваться события.
    Спасибо за перевод.

    Ответ от Shandian

    Спасибо, что читаете!❣❤

  • Удивительно, как Сюань Цзи даже успокаивающими словами умудряется бесить)))
    бабочка похоже "узнала" не только огненного демона?

    Шэн не ворчи, конечности ему мешают, видите ли... лучше наслаждайся обнимашками)

    Спасибо за перевод) пернатый очень наблюдательный) и сообразительный

    Ответ от Shandian

    Спасибо, что читаете ❤️

    Сюань Цзи у нас это ходячая бесиловка хд Но зато он умный и говорит правду. Управление по контролю за аномалиями самая ужасная организация, которую мне доводилось встречать хд

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *