Их преступление заключалось в том, что они появились на свет.

Сюань Цзи разжал пальцы и выстрелил. Стрела устремилась к человеку в простых одеждах, едва не сжигая жаром белоснежные жертвенные письмена, и мгновение спустя прошила его грудь. Превратив халат ученого в кардиган, стрела описала дугу и вонзилась в землю. Пол треснул, и зрачки Сюань Цзи сузились. Выжженные до углей корни древнего дерева не погибли. Они тянулись вниз на неизвестную глубину и полностью опутывали собой все здание!

Божественное сознание Сюань Цзи последовало за ними, и юноша обнаружил, что тысячи насытившихся силой Бедствий корней проникли в главный защитный массив, призванный охранять подземные этажи. Десятки оперативников «Баоюй», несших запечатанные ящики, до сих пор находились в узком аварийном проходе!

«Сюцаю», выдававшему себя за короля демонов, обожгло лицо. Он дико усмехнулся, обнажив длинные клыки, и его вид стал намного свирепее. Щеки впали, подбородок заострился, делая его похожим на обезьяну.  

— Здесь нет… трехсот лянов серебра1… Ха-ха-ха! — веселился он. 

1 此地无银三百两(cǐ dì wú yín sānbǎi liǎng) — досл. здесь не зарыты триста лянов серебра. Китайская идиома, вышедшая из рассказа о человеке, который зарыл в землю деньги, а сверху на всякий случай написал «здесь не зарыты 300 лянов серебра». Сосед, прочтя записку, деньги вырыл и приписал: «Сосед Ли Сы деньги не крал». (обр. выдать себя с головой).

Его смех утонул в глухом рокоте. Из-под земли взвился толстый, похожий на питона, корень. Украшавшая пол белая мраморная плитка теперь казалась мягкой и ломкой, как жаренная лепешка, только-только поднятая со сковородки. Мелкие осколки сталкивались друг с другом и разлетались во все стороны.

Корни пронизывали все подземные этажи. Казалось, здание вот-вот рухнет, похоронив заживо второго капитана «Фэншэнь» и командира «Баоюй»!

В следующее же мгновение крылья Сюань Цзи растворились в воздухе. Перья осыпались вниз, превращаясь в ворох светящихся пятен. Коснувшись земли, они вытянулись, обратившись тонкими стальными иглами, и безжалостно врезались в корни древнего дерева. Каждое перо напоминало дюбель-гвоздь, изо всех сил поддерживающий шаткую конструкцию. 

После отключения электричества, сияющие стальные иглы вновь наполнили светом подземные этажи. Из перьев, минуя земную твердь, раздался голос Сюань Цзи: 

— Здание вот-вот рухнет! Скорее, выбирайтесь оттуда!

«Баоюй» с запечатанными ящиками в руках остановились на минус десятом этаже. Услышав голос, они оставили свою ношу и бросились бежать. 

Внезапно бушевавший снаружи ветер согнул торчавшую из обломков арматуру, превратив железные прутья в длинные мечи. Теперь они больше напоминали воздушные лезвия Алоцзиня. Сишань захлестнула непреодолимая жажда убийства. Смертоносная аура направилось прямо к Шэн Линъюаню.

Три запечатанных демона возродились в «бедном сюцае», заставив Шэн Линъюаня выпустить свою силу. На Управление, подобно оптической сетке2, обрушились Небесные Бедствия, и два призрака, черный и белый, стремительно ринулись сквозь них. Сюань Цзи показалось, что он услышал шепот Чиюань, и печать из костей Чжу-Цюэ стала намного сильнее.

2 Дифракционная решётка или оптическая сеть — оптический прибор, действие которого основано на использовании явления дифракции света. Представляет собой совокупность большого числа регулярно расположенных штрихов (щелей, выступов), нанесённых на некоторую поверхность.

«Баоюй» сбежали, но Шань Линь и остальные с успехом добрались до двадцать девятого этажа.

Услышав предупреждение Сюань Цзи, Шань Линь шагнула вперед, держа в руках мифриловый пистолет, и мягко сжала плечо Гу Юэси: 

— Дальше я пойду одна. Немедленно поднимайся наверх и уходи...

Но Гу Юэси не произнесла ни слова. До того, как Шань Линь закончила говорить, девушка с размаху пнула дверь аварийного выхода. На этаже стояла непроглядная темнота. Один из оперативников поднял фонарь, и электрический луч устремился в коридор, как в черную дыру, после чего попросту исчез в чернеющем проходе. Но больше всего пугал висевший на двери знак, предупреждавший визитеров об опасности. 

Шань Линь лишилась дара речи.

— Вероятно, с хранившихся здесь артефактов слетели печати, — сказала Гу Юэси. — Командир Шань, забудь про благородство. Тебе не справиться с этим в одиночку. 

— Что хранится на минус двадцать девятом этаже? Почему здесь так тихо? — спросила Шань Линь.— Здесь находится «камера сенсорной депривации», — отозвался один из оперативников «Фэншэнь», поспешно запросив информацию во внутренней сети. — Попав в радиус его действия, люди лишаются всех своих чувств... Они полностью теряют чувствительность к физическим ощущениям. 

Человек мог бы прожить без обоняния и вкуса. Не имея зрения и слуха, люди обходились осязанием. Но утратив все телесные ощущения, они бы попросту погибли. Когда-то давно, желая избавиться от «осязания», Шэн Линъюань вырвал сердце из груди. Это вызвало паралич расположенных на коже нервных окончаний. Его Величество знал, что прежде, чем он сгорит дотла, ему разорвет внутренности.

Потеря всех телесных ощущений означает, что человек не будет чувствовать ни ударов, ни вибраций, если он споткнется, его тело не сумеет удержать равновесие. В случае, если за дверью больше одного поврежденного контейнера, или если кого-то из оперативников внезапно убьют, никто этого так и не заметит. До самой последней секунды никто из них не узнает, какой именно орган был поврежден.

— Командир Шань, — подал голос кто-то из оперативников «Баоюй». Он хотел было сказать: «Давайте немедленно уйдем отсюда», но Гу Юэси деликатно отвела Шань Линь в сторону.

Девушка уставилась на распахнутую дверь аварийного выхода, и волосы на ее затылке встали дыбом. Дверь почти исчезла, теперь из темноты виднелся лишь край предупреждающего знака.

То, что находилось по ту сторону проема, медленно расширяло свои владения.

Здание снова затряслось, и на головы оперативников «Фэншэнь» и «Баоюй» посыпались пыль и каменная крошка. Откуда-то сверху вновь раздался голос Сюань Цзи: 

— Командир Шань! Капитан Гу! Вы меня слышите? Старшие, прошу вас, не задерживайтесь! 

Шань Линь прошиб холодный пот.

— Какой у этой штуки радиус поражения?

— Неизвестно. Данные об экспериментах отсутствуют, — нервно ответил оперативник «Фэншэнь». — Но ученые из института измерили уровень аномальной энергии и пришли к кое-какому выводу: радиус воздействия подобных артефактов может составлять до нескольких сотен километров. 

Сотни километров вокруг... Что ж, этого хватит, чтобы поглотить всю столицу.

Шань Линь взглянула на висевшую в коридоре карту двадцать девятого этажа и тотчас же воспроизвела ее в своей голове. Женщина стиснула зубы: «Иди. Даже если сегодня тебя здесь похоронят, ты должна пойти».

Способности класса духовной энергии выходили за рамки пяти чувств. Будучи представителем данного класса, Шань Линь тоже использовала кое-какие трюки. Она могла создать «поле духовного восприятия». Проще говоря, все люди, находившиеся на некотором расстоянии от нее, могли чувствовать присутствие друг друга и таким образом обмениваться информацией. Информация передавалась словами, а «ощущалась» непосредственно мозгом. Вот только, это было не слишком эффективно. Ведь один и тот же материал разные люди воспринимали по-разному. Даже в беседах лицом к лицу нередко возникало недопонимание, а уж без такого средства связи, как речь, абстрактные сообщения представляли собой лишь очень упрощенные сигналы.

Шань Линь и представить себе не могла, что ее бесполезная способность однажды сослужит ей добрую службу. Связывать оперативников вместе не было никакого смысла, но здесь, в этом темном глухом пространстве, где каждый чувствовал себя брошенным и одиноким, это могло бы развеять их страхи... Если кто-то из них неожиданно погибнет, его товарищи будут в курсе. 

Гу Юэси держала перед собой длинную палку и бессознательно водила ей по полу, обшаривая пространство под ногами. Она понятия не имела, от чего приходилось расчищать путь. Коснись она того, чего не следовало касаться, и, кто знает, к чему бы это привело. Потому Гу Юэси делала все, чтобы по максимуму устранить все возможные препятствия. Иначе люди, что следовали за ней, могли упасть и даже не заметить этого.

Все оперативники прошли строгую военную подготовку и могли двигаться в одинаковом темпе. Но оказавшись в кромешной темноте, им только и оставалось, что подсчитывать шаги и кое-как обозначать свое положение. В конце концов, теперь все зависело от удачи. 

Продвигаясь вперед, Гу Юэси внезапно вспомнила о «Южной башне»*, о которой рассказывал Его Величество.

*П/п: Южная башня упоминается в 87 главе.

Тысячи лет назад предки, что одарили ее рентгеновским зрением... были заперты в таком же месте?

Их преступление заключалось в том, что они появились на свет.

Гу Юэси закрыла свои бесполезные глаза и продолжила механически двигать рукой, сметая с пути невидимые препятствия. Она вспомнила чувство, что охватило ее в тот день, когда она впервые смотрела сквозь миазмы внутреннего демона.

Говорят, в природе существуют птицы, способные летать на высоте почти десять тысяч метров. Они не боятся гор и разряженного воздуха, не боятся пятидесяти или даже шестидесятиградусных морозов. А еще есть такая маленькая древесная лягушка, температура тела которой никогда не бывает постоянной. С наступлением зимы лягушка полностью замерзает, а потом, как ни в чем не бывало, оттаивает весной. Есть в этом мире даже крохи-тихоходки3, сумевшие пережить кембрийский период4. Они пришли к нам из очень древних времен, и следы их жизнедеятельности до сих пор находят в самых жарких и самых холодных местах планеты. 

3 水熊 (shuǐxióng) тихоходка — тип микроскопических беспозвоночных, близкий к членистоногим.

4 Кембрийский период — геологический период, с которого начались палеозойская эра и весь фанерозойский эон. Начался 541,0 ± 1,0 млн лет назад, закончился 485,4 ± 1,9 млн лет назад. Продолжался, таким образом, примерно 56 млн лет.

И те невинные грешники, некогда приговоренные к изгнанию, отказались послушно умереть. Они породили на свет глаза, свободные от уз плоти и тьмы.

Значит… Если умирая, человек откажется верить в безвыходность своего положения5, перед ним вновь забрезжит свет надежды?

山穷水尽 (shān qióng shuǐ jìn) — истощились горы и воды иссякли (обр. в знач.: дойти до крайности; находиться в безвыходном положении).

Лоб внезапно обожгло острой пронизывающей болью. Стоя среди непроглядной темноты, Гу Юэси, наконец, распахнула свои глаза. Крупицы древней родословной, за миллионы лет почти растворившиеся в ее крови, услышали беззвучные мольбы своего юного потомка. 

«Глаза познания» тут же передались всем, кто находился в «поле духовного восприятия» Шань Линь, и оперативники «увидели» пульт управления, ожидавший их на минус двадцать девятом этаже.

Но не успели они порадоваться, как Гу Юэси поняла, что мир перед ее глазами ощутимо накренился в сторону. Не успевшие привыкнуть к такой «точке зрения» оперативники решили, что дело в «неправильной фокусировке объектива». Но вскоре все они поняли, что ошиблись.

Скатившийся сверху валун ударил Гу Юэси в плечо. Девушка упала, и огромный камень безжалостно придавил ее к земле. Боли не было. Гу Юэси все еще могла дышать. Она тут же принялась осматриваться, оценивая положение.   

Трещины в потолке и стенах становились все больше и больше. Никто не знал, что творилось наверху, но тем, кто был под землей, казалось, что своды этажей вот-вот рухнут. 

Огромный древесный корень, прибитый к стене иглами Сюань Цзи, ожил и забился, словно умирающий питон. Но недаром перья Чжу-Цюэ обладали способностью противостоять демонам и отпугивать злых духов. С каждым новым движением корень становился слабее, пока, наконец, окончательно не засох. 

Огненные перья убили его!

Когда корни высыхали, поглощенная ими энергия рассеивалась. Их диаметр стремительно уменьшался. Полностью истощив себя, они гибли и начинали гнить. 

Пронизанные корнями подземные этажи почти полностью лишились опоры. Но спустившиеся на двадцать девятый этаж оперативники понятия не имели о том, что творилось наверху. Они все еще боролись за жизнь, но не могли ни крикнуть, ни сообщить об этом. Казалось, будто их заманили в ловушку, они не могли произнести ни слова. 

У Сюань Цзи не осталось выбора, кроме как разделить остатки меча демона небес между своими перьями. Ранее, когда он одолжил половину клинка Янь Цюшаню, его тело стало полупрозрачным. А теперь он и вовсе исчез!

Каждое перо наполнилось металлом. 

Меч демона небес был перекован в огне Чиюань. Его лезвие было невероятно прочным. Клинок распался, превращаясь в огромную сеть, тонкую, как крыло цикады. Сюань Цзи не мог уследить за всем. Все, на что он был способен, это поддерживать стены аварийного прохода, давая оперативникам шанс эвакуироваться с двадцать девятого этажа. 

Он держал на своих плечах и земную, и подземную части Главного управления. Казалось, что он пришел в этот мир только для того, чтобы противостоять этому зданию. Пожалуй, в следующий раз он подыщет себе работу в одноэтажном доме! 

Вид того, как Сюань Цзи растворился в воздухе, сильно травмировал Шэн Линъюаня. Боковым зрением юноша видел, что глаза Его Величества покраснели: 

— Сяо Цзи!

Воздух со свистом рассекло воздушное лезвие, срезав длинную прядь рассыпавшихся волос Шэн Линъюаня, и Сюань Цзи с трудом выдавил из себя:

— Ваше Величество... Стрижка принцессы должна быть симметричной. А твоя новая прическа... вызывает у меня обсессивно-компульсивное расстройство.

Шэн Линъюань не нашелся, что ответить.

Что за долбанную чушь он там прощебетал? 

— Твой меч появился из золотой статуэтки, брошенной в пламя Чиюань, и за три тысячи лет научился нескольким новым трюкам... Я пережил множество великих изменений и, наконец, стал настоящим человеком... Проклятие, я больше не могу этого выносить... Разве это не чудесно — быть живым? — Сюань Цзи чувствовал себя ростком, который вот-вот посадят в землю. В буквальном смысле этого слова... Тысячи запертых внизу существ узнали ауру потомка Чжу-Цюэ и зашевелились, ожидая случая, наконец, вырваться из сломанного массива. Сюань Цзи запыхался, но продолжал безостановочно болтать. — Знаешь… а я ведь не хотел связывать тебя. Потому взял и исчез, чтобы не ставить Ваше Величество в затруднительное положение, заставляя раздумывать над тем, как бы со мной расстаться. 

Черный клинок в руках Шэн Линъюаня превратился в длинный хлыст и со свистом рассек воздух. Ударная волна уничтожила десятки воздушных лезвий и множество железных мечей, преградив путь Небесному Бедствию: 

— Катись!

Человек в простых одеждах вновь превратился в белую тень. Он собирался сбежать, но хлыст отшвырнул его назад, едва не развеяв по ветру. 

А на минус двадцать девятом этаже в «поле духовного восприятия» Гу Юэси со всех сторон хлынули тревожные вопросы. Шань Линь, принадлежавшая к  классу духовной энергии, передавала послания четче, чем другие. Гу Юэси не составило труда понять, что она имела в виду. Шань Линь просила ее оглядеться вокруг, чтобы дать остальным понять, как ее придавило. Они хотели спасти ее.

Но Гу Юэси категорически отказалась и упорно уставилась «глазами познания» на пульт управления. 

«Нет, сначала пульт управления!»

«Дай хоть посмотреть, куда тебя ранило!», — в ярости подумала Шань Линь. 

Гу Юэси заслуживала быть спасенной Янь Цюшанем. Она понятия не имела о своей ценности. Девушка в точности переняла упрямство бывшего командира, ее взгляд остался неподвижен. 

«Не тратьте время»

Даже потеряв все чувства, Шань Линь ощутила нестерпимый жар в груди. В сердцах она решила, что «Фэншэнь» стоило переименовать в «Сборище тупоголовых идиотов».

Не медля ни секунды, она бросилась к пульту управления, ведомая «глазами познания» Гу Юэси.

В этот момент, в погрузившемся под землю сознании Сюань Цзи, наконец, сложилась картина происходящего на минус двадцать девятом этаже.

— Старший, рядом с пультом управления случилась беда. Виной всему камень из основания Южной башни. Кто вообще приволок сюда эту штуку? Сурок? Ваше Величество...

Но Его Величество был занят ненасытным «королем демонов», сумевшим поглотить сразу трех Бедствий. К несчастью, в прошлом эти трое не слишком хорошо ладили. О взаимопонимании не могло быть и речи. Все, что они делали — это мешали друг другу. Цзю Сюнь слишком быстро ел и вскоре заработал несварение. Воспользовавшись случаем, Шэн Линъюань тут же превратил его в волчок.

Застывшие в нерешительности грозовые облака, наконец, поняли, кто из них сильней, и изо всех сил обрушились на Шэн Линъюаня.

Небесное Бедствие разрушило черный хлыст, и с затянутых тучами высот спустилась сияющая молния. Краем уха услышав слова Сюань Цзи, Шэн Линъюань замешкался, выбирая, бежать ему или нет... И дело не в том, что он бы не смог этого пережить, дело в клятве союза6... Тьфу, этот болван, Сюань Цзи, постоянно обращался к какой-нибудь ереси, и теперь они с ним были связаны «системой круговой поруки». Если он увернется, молния обрушится на пол. Здание Главного управления находилось в аварийном состоянии, и Его Величество не мог этого допустить. На подземных этажах ползали напуганные мухи, они должны были остаться в живых.

6 山盟 (shān méng) — клятва союза (метафора). В основном относится к глубокой и непоколебимой любви между мужчиной и женщиной.

Будучи демоном, появившимся на свет в феодальную эпоху, Шэн Линъюань считал, что убийство нескольких человек не такое уж большое дело. Тем более, если это делалось для всеобщего блага. Но он знал, что Сюань Цзи бы с ним не согласился. Если он не убежит — это сделает больно телу Сюань Цзи. А если убежит — сердцу. 

И почему этот крылатый засранец такой надоедливый?! Он появился на свет, чтобы прикончить его!  

Вдруг откуда-то раздался грохот. Шань Линь вошла в пультовую и с успехом запустила последний рубеж защиты. Из-под земли поднялась огромная невидимая сеть и, словно пленка теплицы, укрыла пол разрушенного зала.

Оказавшись в критическом положении, Шэн Линъюань поспешно переместился на несколько чжан в сторону. В следующую секунду яростный гром и земная твердь сошлись в неравном бою. Небесное Бедствие угодило в «сеть» и с ревом испарилось.

Температура на подземных этажах резко снизилась. У оперативников оставалось всего десять минут на побег. Шань Линь, наконец, «увидела» Гу Юэси. Но вспыхнувшая перед ней картина тут же исчезла. Рукав Гу Юэси был пропитан кровью. Растратив последние силы, девушка потеряла сознание. Стоило ей упасть в обморок, и смотревшие на мир «глазами познания» оперативники разом «ослепли».

При помощи ее особой способности они успели запомнить расстояние друг от друга. Быстро отыскав соратников в «поле духовного восприятия», они на ощупь определили местоположение Гу Юэси.

Одновременно с этим активировался режим сверхнизких температур, и холодный воздух просочился через барьер сенсорной депривации. Почувствовав боль, оперативники удивились и даже обрадовались. Это означало, что они, наконец, смогут поднять Гу Юэси. Лишившись чувствительности, они вряд ли бы преуспели в подобном. 

Но в то же время холод, распространявшийся по двадцать девятому этажу, был смертелен для людей. 

Воспользовавшись этим драгоценным чувством опасности и боли, несколько оперативников поспешно вытащили Гу Юэси, и все вместе бросились прочь с двадцать девятого этажа. Когда они вновь ворвались в узкий аварийный проход, до их ушей донесся голос Сюань Цзи: 

— Слишком поздно, хватайтесь!

Со всем сторон слетелись металлические перья, собираясь в длинную прочную цепь. Горячая, она пронеслась мимо остолбеневших оперативников. Сбившись в кучу, несчастные схватились за протянутую им цепь, и их тут же вытащили на поверхность. 

Оставшаяся позади лестница продолжала разрушаться. Вновь обретшие слух оперативники громко кричали, сотрясая воплями небо и коллег, пока их снова не оглушило... 

Небесное Бедствие.

Когда цепь вырвалась на поверхность, прихватив с собой перепуганных оперативников, на подземных этажах воцарилась тишина. После запуска режима сверхнизких температур все опасные вещества, артефакты и создания, вырвавшиеся из своих темниц, оказались заморожены. Кучке оперативников, находившихся под защитой духа меча Чжу-Цюэ, несказанно повезло, что они не превратились во фруктовое мороженое. Лишь кто-то из «Фэншэнь» вздрогнул, чихнул, и ко всеобщему удивлению выплюнул сломанный коренной зуб. 

Железная цепь закружилась в воздухе, и на глазах у всех присутствующих в небе появились огромные огненные крылья. Никто не знал, откуда взялся Сюань Цзи, освещая перьями все вокруг. 

Видя, что произошло, самопровозглашенный «король демонов» вновь бросился бежать. Шэн Линъюань вскинул руку, сплел из черного тумана огромную сеть и, в промежутке между ударами молний и раскатами грома, сжал пальцы, наконец поймав белую тень. 

Но внезапно что-то изменилось! 

Раздался скрежет, похожий на треск идущего по реке льда. Сюань Цзи в изумлении посмотрел вниз. Несмотря на режим сверхнизких температур, покрытая инеем земля поспешно нагревалась. Изнутри прорывался огонь, но лед не таял, а сразу же превращался в пар!

Но ведь он действовал осторожно, под землей не осталось ни искры.

Шань Линь резко изменилась в лице: 

— Размораживающий препарат!

— Что? — опешил Сюань Цзи.

— Размораживающий препарат... кто-то воспользовался им, чтобы нарушить режим сверхнизких температур. Но ведь это невозможно. Размораживающий препарат находится под грифом секретности первого уровня!

Однако у них не было времени выяснять, кто и как пронес препарат на пульт управления. 

— Как долго длится процесс разморозки? — поспешно осведомился Сюань Цзи. 

Но не успел он договорить, и ответ не заставил себя ждать. 

Режим сверхнизких температур не был похож на обычную заморозку. В основе процесса лежал особый вид энергии. И заморозить, и вновь разморозить что-либо можно было за секунду. Массив, защищавший подземные этажи, был сильно поврежден, и все, что таилось внизу, вновь вернулось к жизни, желая разорвать земную твердь и вырваться на свободу, чтобы отомстить.

Там, на подземных этажах, покоилась глыба из основания Южной башни, лишавшая всех, кто к ней приблизится, любых чувств. И кровососущий камень, поглощавший существ из плоти и крови. Был там и подземный дракон, пытавшийся разрушить фундамент здания. Ему хватило бы пяти минут, чтобы стереть с лица земли весь город... Эти твари воспользовались возможностью, чтобы вырваться на свободу. 

У Сюань Цзи не осталось времени на разговоры. У него попросту не было выбора. 

Решение пришло само. Сцепив руки, Сюань Цзи призвал на помощь силу Чжу-Цюэ, явив миру… истинный огонь, способный разрушить все. 

Белое, словно снег, пламя, могло бы уничтожить весь мир, но охватило лишь хранившиеся под землей артефакты. 

Будучи связанным с Чиюань, Шэн Линъюань оказался подавлен пробудившимся «стражем» и, в конце концов, лишился сил. Почуяв свободу, самопровозглашенный «король демонов», наконец, вырвался из сети и сбежал. Черный туман вернулся назад и, восстав против своего хозяина, кинулся на Шэн Линъюаня. Сюань Цзи, не задумываясь, бросился к нему.

Рискуя жизнью, Чжан Чжао вовремя пришел им на помощь и, не обращая ни на что внимания, зажал кнопку секундомера. 

Мгновение спустя Сюань Цзи откатился с Шэн Линъюанем в сторону. 

Сразу после этого небо заполонили ракетницы. Путаясь в черном тумане, они падали вниз, как солнечные лучи, падающие в море Бэймин. Тонкие золотые нити взлетали над безмолвной поверхностью воды.

Сюань Цзи зашипел.

Шэн Линъюань был ошеломлен, выражение его лица стало еще мрачнее. Их связывала клятва союза, разве они не должны были пострадать одинаково? 

Тогда почему этот дурак его защитил? 

Его Величество медленно опустил глаза, и его взгляд упал на локоть Сюань Цзи.

Приземлившись, Сюань Цзи разорвал рукав и оцарапал руку. Это была маленькая, незначительная травма, которая тут же зажила. Тут не о чем было говорить. Однако... на теле Шэн Линъюаня не было ни царапины.



Комментарии: 3

  • Большое спасибо за перевод!

  • Спасибо за перевод ❤️

  • Ооо , спасибо огромное за перевод! Вы лучшие

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *