Старый бесстыдник! Как он посмел сказать что-то настолько тошнотворное!

Шэн Линъюань опешил и протянул руку, слегка коснувшись лба Сюань Цзи.

Сюань Цзи показалось, будто ему в череп вонзилась сосулька. Под влиянием чужой силы выступивший на коже холодный пот тут же замерз, превратившись в наледь, а бурлящие в голове мысли успокоились.

Его первой реакцией было схватить Шэн Линъюаня за руку. Шэн Линъюань, что мог с легкостью превратить воду в лед, лишь передавая ей температуру собственного тела. Но этот жест казался слишком двусмысленным. Оба опешили. Однако не успел Его Величество произнести ни слова, как Сюань Цзи резко отбросил его руку.

Шэн Линъюань удивленно молчал.

Это что, побочное действие «обратного течения»?

К счастью, в этот момент у Сюань Цзи зазвонил телефон. Это был звонок от директора Сяо. Схватившись за спасительную соломинку, юноша тут же поспешил ответить.

— Скажи своим людям, чтобы не садились на землю. Они должны покинуть Цзянчжоу, — ловко переключив свое внимание, отозвался Шэн Линъюань. — Боюсь, что здешнюю «кровеносную систему» поглотило Бедствие.

Сюань Цзи включил громкую связь. Выслушав совет, Сяо Чжэн поспешно передал своим коллегам: 

— Обстановка неясна, нужно эвакуироваться. А что насчет вас?

— У меня свой транспорт, не беспокойся обо мне, — сложив крылья, отозвался Сюань Цзи, — учти, что данные энергетического мониторинга могут быть неверными.

— То есть, здесь семьдесят лет не было никаких странных инцидентов лишь потому, что данные о проведении соответствующих работ все это время были неверными? Всю аномальную энергию этого места поглотило Бедствие? Какими могут быть последствия? — вздохнул Сяо Чжэн. 

— В лучшем случае, это место будет высосано дочиста... Рождаемость «особенных» людей снизилась, и дикие горные существа больше не приходят в этот мир. Во всяком случае, теперь они растут в клетках, что тоже играет немаловажную роль, — несколько ночей подряд Шэн Линъюань только и делал, что смотрел документальные фильмы и, в конце концов, у него сформировалось свое собственное представление о современном обществе. Его Величество огляделся по сторонам, как вдруг, словно из ниоткуда явился порыв холодного северного ветра, и множество мелких пылинок закружилось вокруг него. Шэн Линъюань почувствовал, будто кто-то с плохо скрываемой злобой наблюдал за ним. — Боюсь, оно действительно поглотило «кровеносную систему земли».

Эта фраза напоминала реактивный снаряд. Даже терзавшие Сюань Цзи философские вопросы, такие как: «Кто я?» и «Откуда я взялся?» исчезли без следа, стоило ему только услышать эти слова.

Голос директора Сяо дрогнул.

— Ты имеешь ввиду…

— Оно подчинило себе «кровеносную систему земли»? — от страха у Сюань Цзи волосы встали дыбом. — Это значит, что его щупальца теперь по всему Цзянчжоу. Оно может контролировать горы и реки, делать все, что ему вздумается. Все числа, что фиксировали наши приборы, были подделкой, призванной заманить нас в ловушку... Теперь мы все его заложники? Старина, старина Сяо, сколько людей в Цзянчжоу?

Сяо Чжэн лишился дара речи.

Независимо от того, насколько обширными и малонаселенными были эти территории, в Цзянчжоу все равно проживали десятки миллионов людей.

— Как можно скорее… — начал было Сюань Цзи.

Он хотел сказать: «свяжись с директором Хуаном», но из трубки внезапно раздалось:

— Твою мать!

— Что случилось?

— Директор Сюань, поднимайтесь с земли!

— Осторожно! Уходи скорей!

— Да что произошло? — нетерпеливо выпалил Сюань Цзи. 

— Там, внизу, огромная тень! На вид ее длина составляет несколько тысяч метров, а скорость, с которой она распространяется, определенно превышает сто километров в час. Мы понятия не имеем, что это такое. Даже рентгеновское зрение не позволяет рассмотреть всех деталей. Она направляется в вашу сторону! Уходите скорей! — быстро произнес Ван Цзэ.

Но не успел он договорить, как Сюань Цзи и сам что-то почувствовал.

Воздух быстро стал тяжелым и холодным. Стоял солнечный день, но по земле, словно закрывшие светило облака, стелилась тьма. Она «стекала» с горизонта, двигаясь быстрее, чем бурлящий поток. Вороны, воробьи и не успевшие впасть в спячку животные, повыскакивали из своих нор и бросились прочь, сливаясь в огромный осиный рой. 

Мимо Сюань Цзи с невероятной скоростью промчался перепуганный воробей, но, стоило птице оказаться рядом с юношей, как она тут же замерла.

В следующий же момент все крылатые создания разом рухнули на землю, а испуганные животные замерли на месте. 

Как только тень приблизилась к ним, они медленно повернулись и, склонив головы, посмотрели на Шэн Линъюаня.

Это напоминало абсурдное и жуткое кукольное шоу.

Из динамика телефона раздался скрежет и сигнал оборвался. Сюань Цзи услышал странный голос. Голос лился с неба и из-под земли, он был повсюду, со всех сторон. Эхо непрерывно повторяло:

— Приветствую вас, Ваше Величество... Ваше Величество... Ваше Величество... Этот раб с почтением ждал... с почтением ждал... очень долго ждал...

Из-под земли, сияющая, как капля ртути, появилась серебристо-белая тень. Поднявшись на ноги, она тут же приняла человеческую форму. Однако, очертания ее силуэта постоянно менялись. От мужского к женскому, от высокого к низкому, от острого подбородка к округлому лицу. Казалось, у тени было бесчисленное множество личин, и теперь она в спешке выбирала, какую из них надеть. 

Вдруг, силуэт снова изменился и подобно ртути потек в сторону Шэн Линъюаня. В руке Сюань Цзи появились две монеты, тут же превратившись в двух огненных драконов. Монеты ринулись к Шэн Линъюаню, образуя вокруг него огненный круг, заставляя «человека из ртути» остановиться в трех метрах от цели. 

Не рискуя приближаться к огню, «человек из ртути» замер и повернулся к Сюань Цзи. С минуту он неловко смотрел на юношу, а после произнес с давно забытым древним акцентом: 

— Странно, я никогда раньше тебя не видел, но, мне кажется, я тебя знаю.

— Может это потому, что я слишком красив, — бросил Сюань Цзи, не желая ввязываться в разговор. — Уж извините, но, в отличие от вас, у меня не так много жутких идей. 

— Какой назойливый, — с равнодушной улыбкой сказал «человек из ртути». Быстро потеряв к юноше интерес, он повернулся к Шэн Линъюаню. — Ваше Величество, вы помните этого раба?

— Только что вспомнил. Все благодаря «обратному течению», — усмехнулся Шэн Линъюань.

Только что?

Сюань Цзи остолбенел. Несколько минут назад он видел в своих воспоминаниях тень... Неужели это и есть та самая тень, которую гаошаньский правитель Вэй Юй пожаловал Его Величеству?

Несчастная малышка, чье превращение прервали на полпути?

— Этот раб был рожден для вас, но вы не пожелали этого раба и, в конце концов, совсем его позабыли. Рабу было так грустно, что пришлось использовать кое-какие средства, чтобы напомнить вам о прошлом, — обиженно произнесла тень.

— Когда люди стареют, их память ухудшается и начинает все чаще их подводить. Не вини меня за это, — вежливо отозвался Шэн Линъюань.

Сюань Цзи промолчал.

Старый бесстыдник! Как он посмел сказать что-то настолько тошнотворное!

После слов Его Величества, постоянно изменяющийся силуэт тени, в конце концов, обрел определенные черты. Она вытянулась и, наконец, застыла. Лица тени было не рассмотреть, но она оказалась высокой и стройной, привыкшей носить красивые одежды1.

1 鲜衣怒马 (xiānyīnùmǎ) — носить красивую одежду и ездить на норовистой лошади (обр. о богатых, ни в чем не знающих отказа детях).

Даже ее голос изменился, сделавшись по-мальчишески звонким. 

— Я жил в жемчужной раковине, ничего не ведая о мире, пока правитель Вэй Юй не избрал меня в качестве подарка Ваше Величеству. — произнесла тень. — Когда я впервые увидел Ваше Величество, я был потрясен. Я не мог дождаться, когда же господин признает меня, но меня прервали на полпути... Не знаю, что я сделал не так.

— Ты ни в чем не виноват, но мы никогда не держали рабов из клана теней. Сразу после этого мы послали людей, чтобы освободить тебя. Ты должен был найти себе другого хозяина, — сказал Шэн Линъюань.

— Тень выбирает хозяина, — тихо произнесла тень. — После встречи с Вашим Величеством, кто еще в этом мире был бы достоин того, чтоб этот раб изменил свою форму?

Но Шэн Линъюань даже не шелохнулся и только лишь опустил глаза: 

— Это незаслуженная похвала, мы не заслуживаем твоей доброты. 

— Ваше Величество лишь наполовину человек. В вас течет кровь божественной птицы, но тело у вас от демона. Вы не бог, не дьявол, не человек и не чудовище. Вы единственный в своем роде. Я не знаю, что со мной стало бы, если бы мне все же посчастливилось стать вашим рабом и членом вашей семьи. Мне повезло, что в тот день я смог перенять немного вашей силы демона небес. И пусть меня прервали, но я все равно обзавелся кое-какими преимуществами. 

Шэн Линъюань вскинул бровь.

— Этот раб теперь не просто тень. Этому рабу больше не нужно полагаться на других, не нужно жить, чтобы соответствовать чужим заблуждениям, не нужно всю жизнь следовать за одним хозяином. Этот раб стал... Единственным свободным представителем клана теней, — рассмеялась тень, — и все это благодаря Вашему Величеству. 

Слушая этот рассказ, Сюань Цзи казалось, будто тень вот-вот бросится благодарить своего благодетеля, решив всецело «отдаться» ему. В худшем случае, пришлось бы вручить Его Величеству почетное знамя «спасителя от горя и избавителя от бед». Но, внезапно, в звонком голосе тени Сюань Цзи уловил нотки затаенной злобы и тут же насторожился. 

В следующий же момент Шэн Линъюань крепко схватил его за воротник и толкнул в сторону. С земли поднялся свирепый ветер и, закружившись у юноши под ногами, едва не срезал ему кончик носа. Вопреки ожиданиям тень смогла пройти сквозь его огненное кольцо!

Зрачки Сюань Цзи сузились.

— Как он пробрался сюда?

— Эта тень подчинила себе всю «кровеносную систему» Цзянчжоу. Каждый цунь этой земли — его часть, не говоря уже об огне. Даже если ты заключишь его в круг из белого пламени, он все равно сможет выбраться, — Шэн Линъюань протянул руку и мягко провел ладонью по огромному крылу, будто желая подбодрить его. — Взлетай.

— Что ты делаешь? — крылья Сюань Цзи были крайне чувствительными. От одного этого прикосновения у него волосы встали дыбом. Он тут же схватил Шэн Линъюаня за запястье и поднялся с ним в небо. 

— Земля находится в собственности государства, вы, безграмотные феодалы! — рассердился Сюань Цзи.

Так тень не могла его достать. Легко улыбнувшись, она растаяла и, превратившись в лужу, впиталась в почву и исчезла.

Сюань Цзи тут же вскинул руку, две горящие монеты, искря, покатились по земле и взорвались, столкнувшись с темной энергией. 

— Ты же бывший раб. Почему вместо того, чтобы петь хвалебные оды, ты всеми силами пытаешься навредить своему спасителю?

— Освободить... Отпустить... Да что ты понимаешь? Разве ты не знал, что у этих слов разные значения? Освободить — значит освободить от рабства, а отпустить — значит изгнать в необъятный мир. Я был невиновен. Так почему же меня приговорили к смерти?

— Ты что, больной? — осведомился Сюань Цзи.

— Вскоре я осознал, что мне некуда идти. Я скитался по миру в состоянии незавершенной трансформации. Я отчаянно нуждался в опоре. В те годы я встретился со многими личностями, с демонами и полукровками. Я побывал в руках бесчисленного множества людей, во времена этой долгой войны моя жизнь была подобна траве. Благодаря Вашему Величеству, я больше не мог следовать за своим господином. Каждый раз, когда очередной мой хозяин умирал, я возвращался к своему первоначальному облику.

Каждый раз, оставшись без хозяина, я оказывался в лапах врага. Один день я был им братом и клялся умереть вместе с ними. А на следующий, встретив старых друзей, я должен был скрестить с ними клинки, как если бы мы были смертельными врагами. 

Ха, я так хотел следовать за вами, Ваше Величество! Но владыка людей подобен яркой луне. Разве такой ничтожный раб как я мог коснуться его? Тогда я случайно встретил Вэй Юня, бывшего тогда подле Его Величества, и Вэй Юнь согласился приютить меня на несколько лет. Эти несколько лет я жил в мире и покое, — голос тени внезапно изменился. С по-мальчишески звонкого он превратился в нежный женский, и высокий силуэт приобрел очертания девушки в длинной юбке со взбитыми на висках локонами.

— Вэй Юнь — «Всеслышащий». Он мог взаимодействовать с металлом, осторожно! — воскликнул Шэн Линъюань.

Но когда его голос стих, он услышал звон. Две металлические монеты, что Сюань Цзи бросил на землю, превратились в шар. Внезапно, охваченная огнем сфера подпрыгнула вверх и обратилась против своего хозяина. Черный туман демона небес немедленно закрыл их от удара, но горящие монеты напоминали два острых лезвия. Сметая все на своем пути2, они насквозь прошили неприступную завесу, и врезались в ладонь Шэн Линъюаня.

2 势如破竹 (shì rú pò zhú) — подобно тому, как раскалывают бамбук (обр. в знач.: сметать все на своем пути, сокрушить все препятствия).

В его руках монеты тут же расплавились и потекли обратно к Сюань Цзи. Пламя Чжу-Цюэ прожгло ладонь Его Величества до кости. Зрачки Сюань Цзи сузились, и на лбу юноши заалел кроваво-красный тотем.

— Но Его Высочество Вэй Юнь умер. А мой неприкаянный, только-только переродившийся дух, поймали люди из подразделения Цинпин.

Нежный голос тени превратился в звонкий девичий голосок, затем в низкий мужской, а после в глубокий женский. Казалось, будто курица и петух спорят друг с другом… 

Пока тень рассказывала свою историю, звук ее голоса, казалось, сотрясал весь Цзянчжоу. В мгновение ока по небу поползли грозовые тучи, сверкнула молния, воспламенив увядшую траву. Поднялся сильный ветер, гром и огонь сговорились друг с другом, и сухой северный воздух наполнился дымом и пылью. 

Оставшиеся на зимовку перепуганные животные принялись истошно вопить. Клюв маленького воробья заострился и увеличился, став длиной в три чи, и тело несчастной птицы заметно удлинилось. Птичьи когти превратились в стальные ножи. Прыгавший неподалеку крохотный зайчонок зарычал, сделавшись размером с холм. Его грива встала дыбом, а из пасти показались длинные клыки.

В этот самый момент по всему Цзянчжоу отключилось электричество. Пожар распространялся, но температура воздуха, наоборот, падала.

— Много поколения я провела рядом с этими добрыми и и могущественными людьми из подразделения Цинпин...  Так обычная тень стала демоном. Ваше Величество, вы когда-нибудь слышали о чем-то более возмутительном, чем это? Посмотрите на меня. Я не похожа ни на демона, ни на человека. Это все по вашей милости.  

— Не надо церемониться, — в двух метрах от Шэн Линъюаня, обратившаяся в чудовище ворона свалилась замертво, и ее изуродованное тело стало облаком кровавого тумана. Шэн Линъюань продолжал улыбаться. — Небеса милосердны, они заботятся о каждом живом существе. Это то, ради чего ты так упорно трудилась?

— Но я все еще не достигла желаемого результата, — пробормотала тень. Ее голос раздавался со всех сторон. — Я хочу... Избавиться от этого худородного клана теней... Ваше Величество, вы отринули кровные узы, прыгнули в Чиюань, вы никогда не дорожили своей жизнью. Жизнь для вас всегда был бременем. Если вам так противно тело демона небес, вы могли бы возложить эту ношу на меня... 

Но не успела тень договорить, как яркий белый свет пронзил черный туман. Тень закричала.

Огромные пылающие крылья Сюань Цзи, казалось, простирались на немыслимое расстояние. Совсем как у легендарной птицы, давно исчезнувшей в волнах истории. Одно из горящих перьев превратилось в длинную тонкую стрелу. Пробив череп огромного зверя, стрела с разлету вонзилась в горло стоявшей на земле тени. 

Бесчеловечные тренировки божественное сознания под руководством Шэн Линъюаня, наконец, принесли свои плоды. Юноша завис в воздухе, без труда нащупав слабое место противника. Когда он выпустил «стрелу», на землю пролилась серебристая, словно ртуть, кровь. Испарившись, она тут же смешалась с пылью и дымом.

— Он связан с тобой лишь половиной мао3, что еще за «Ваше Величество»? 

3 半毛钱 (bànmáoqián) — половина мао, полкопейки (обр. крайне мало).

Хочешь тело демона небес? Кто ты такой вообще? Этот старший до сих пор стоял в очереди, держа в руках «номерок любви»4!

4 爱的号码牌 (àidehàomǎpái) — «Номерок любви». Песня певицы Sweety из ее второго альбома, вышедшего в 2005 году.

Не дожидаясь, пока Шэн Линъюань остановит его, юноша завел руки за спину. Перьевые стрелы обрушились вниз, намереваясь превратить землю и просочившуюся в нее тень в решето.

Вдруг, всегда спокойный Шэн Линъюань словно что-то почувствовал. Выражение его лица тут же изменилось. Быстро схватив Сюань Цзи за локоть, он отпрыгнул в сторону, приземлившись на вершину ближайшего холма. Он видел, как похожая на ртуть «кровь» вытекала из-под камней. Встретившись с огнем, она испарилась и превратилась в черный туман. Точно такой же, как у демона небес! В то же самое мгновение туман устремился прямо к ним.

— Что еще за нарушение авторских прав? — негодующе спросил Сюань Цзи.

— Вэй Юнь и подразделение Цинпин не были вашими слугами. Ваше Величество наверняка не одобрили бы то, каким шалостям они обучили этого раба. Поэтому сегодня этот раб вернет вам то, что взял у Вашего Величества, — истерически рассмеялась тень.

Сюань Цзи был ошеломлен. Трансформация тени была прервана, но она успела украсть часть темной энергии Шэн Линъюаня и даже могла ее использовать.

Неудивительно, что она владела «техникой марионетки»!

Лицо Шэн Линъюаня заледенело. В воздухе столкнулись два темных потока, как две капли воды похожие друг на друга. Окутанные черным туманом рукава халата Его Величества делали его похожим на дракона. Он словно лавина напирал на трехтысячелетнюю фальшивку, питавшуюся «кровеносной системой земли». Вдруг, затянутое тучами небо прорезала молния, призванная сторожить демона небес. Похоже, законы природы решили им помешать!

Шэн Линъюань мгновенно обернулся, протянул руку и сгреб Сюань Цзи в объятия. Черный туман закружился, словно торнадо, образуя огромный щит и тут же сгустился в громоотвод толщиной несколько десятков метров!

Но Небесное Бедствие без труда разбило туманную завесу. К горлу Шэн Линъюаня подступила кровь. Еще немного и он сжал бы плечо Сюань Цзи так крепло, что раздробил бы юноше кости. Удар Небесного Бедствия напрочь переломил ситуацию. Черный туман поднялся с земли и накрыл их обоих с головой.

Крылья Сюань Цзи исчезли и он, замешкавшись, рухнул вниз. Мысленная брань разом превратилась в шквал ругательств. В следующее же мгновение он почувствовал, как перед глазами все потемнело, и тело с размаху врезалось в холодную воду. 

Шэн Линъюань поспешно сотворил заклинание. С кончиков его пальцев сорвалось множество воздушных пузырьков. Расширившись, пузырьки окружили их и вытолкнули на поверхность.

В полной темноте Сюань Цзи вынырнул из воды и закашлялся. Будучи не в силах произнести ни слова, он вскинул руку, показывая небу средний палец, после чего волны выбросили его на берег.

Шэн Линъюань оказался на суше первым. Едва ветер коснулся его мокрых одежд, как они тут же заледенели. Когда его ноги коснулись земли, льдинки начали осыпаться. 

— Какого черта?! — выпалил Сюань Цзи, пальцами зачесывая назад свои короткие волосы. — Где здесь справедливость? Злые силы самовольно заняли эти земли и обмакнули «кровеносную систему земли» в соус! В каком месте, мать твою, это не противоречит законам природы?

— Из двух зол выбирают меньшее. По сравнению с «кровеносной системой земли» Цзянчжоу, Чиюань куда важнее, — Шэн Линъюань, похоже, привык к Небесным Бедствия, и его настроение никак не изменилось. — Зажги огонь. Давай осмотримся. Что это за место?

Сюань Цзи щелкнул пальцами, и с них тут же сорвалось скопление маленьких огоньков. 

— Божественное сознание использовать запрещено?

— Это мир иллюзий демона небес. В этом месте глаза, уши, нос, язык, тело и ум связаны с шестью желаниями. Все то, что было забыто в год обезьяны и месяц лошади5 может снова вспомниться, — в свете огня Шэн Линъюань огляделся и небрежно объяснил, что вода, в которую они рухнули, была садовым прудом. Везде, куда хватало глаз, тянулись павильоны, украшенные изысканной резьбой. И стиль этой резьбы казался очень... Очень знакомым. 

5 猴年马月 (hóu nián mǎ yuè) — в год обезьяны, месяц лошади (обр. неизвестно когда).

— Это...

— Дворец Дулин? 

Примечание переводчиков: для тех, кто до сих пор не понимает, что происходит: В 3-м томе, в арке подводной гробницы, Сюань Цзи понял, что в его голове остались воспоминания о далеком прошлом, воспоминания духа меча, но сразу после этого Шэн Линъюань в больнице разубеждает его, говоря, что это не его собственная память, а некоего далекого предка. По словам Его Величества эти воспоминания — лишь часть наследия Хранителей огня. В предыдущей, 81 главе, Сюань Цзи, оказавшись в “обратном течении”, понимает, что Его Величество, похоже, был неправ. Память — никакое не наследие, а его личные воспоминания. Он — дух меча. В этой же главе тень качает права за то, что вместо того, чтобы отпустить раба из объятий крепостного права, Шэн Линъюань просто выслал его на все четыре стороны.



Комментарии: 2

  • Огромное спасибо за перевод и отдельно за примечания!

  • Всё интереснее и интереснее, скорее бы понедельник!
    Спасибо за ваш труд ❤️

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *