— Шэн Линъюань. — Сказал Сяо Чжэн, — Он называет себя Шэн Линъюань.

____

Прежде чем Сюань Цзи смог сбежать обратно к лифту, намереваясь начать все сначала, его перехватил директор Сяо.

Десять минут спустя, Сюань Цзи был бесцеремонно вытолкнут вместе с новоиспеченными «младшими братьями» на парковку Главного управления.

— Срочное дело, — не стал объяснять Сяо Чжэн и сунул ему в руки папку. — Если хочешь уйти в отставку, подашь заявление позже. Даже если ты временный работник, сначала, ты должен выполнить для меня это задание. Чиюань – дело серьезное. Ошибки недопустимы.

Сюань Цзи собрался было бросить в ответ парочку колких фраз, но, услышав слово «Чиюань», отвлекся и посерьезнел:

— В чем дело?

Чиюань был очень необычным местом. Необычным в том смысле, что, когда дул слабый ветерок, шевеля траву на лужайке, все Управление по контролю за аномалиями слегка потряхивало.

В наше время, когда люди говорили о «Большом каньоне Чиюань» складывалось впечатление, что речь идет о живописном районе класса «5A». Но в действительности, «живописный район» был всего лишь небольшим кварталом на окраине, а настоящий девственный лес, простирающийся за ним, так и не был освоен людьми.

Обстановка в этом месте была крайне непростой. Одни утверждали, что это было древнее поле битвы, другие, что древнее кладбище.

В исторических документах о Чиюань говорилось: трещины тянулись на тысячи миль; земля, полная огня; на дюжину миль в обе стороны ни дюйма травы не растет. Однако современные историки полагали, что подобное описание было всего лишь художественным приемом, повествующим о трагической войне, что когда-то разразилась в этих краях. К тому же в народных преданиях кровь часто сравнивали с «бушующем пламенем».

Тем не менее, люди, которые знали всю подноготную, понимали, что это описание, скорее всего, было недалеко от правды.

Глубоко в алой бездне озера находилась не только гробница императора Ци У.

Там покоилось множество почти утраченных реликвий и древних надписей. До сих пор удалось расшифровать менее одной десятой всех находок. Они были неразрывно связаны со многими ветхими книгами, требовавшими тщательного восстановления.

В Управлении по контролю за аномалиями существовали различные мнения о природе таинственной энергии в глубине Чиюань. Наиболее распространенной была «теория запечатывания». Несмотря на множество мнений, все они сходились в одном – под лесом таилась огромная опасность, и любой касающийся его вопрос требовал тщательной подготовки. Ни в коем случае нельзя было позволить этим тайнам снова увидеть свет.

Это напоминало опасное, но крайне привлекательное живое ископаемое.

— Я буду краток, — сказал Сяо Чжэн, — во время Золотой недели1 в древнем лесу долины Чиюань было найдено несколько старых, внезапно мутировавших, деревьев. Причина нам пока неизвестна. Эти деревья довольно хитрые и справиться с ними не так-то просто. После мутации они получили способность перемещаться по лесу. В целях безопасности местное отделение охраны связалось с прилегающими районами, дабы под предлогом «геологической опасности» приостановить поток туристов. Но всегда найдётся горстка безрассудных твердолобых энтузиастов. Чем строже им запрещают входить, тем сильнее они хотят попасть внутрь. Они прокрались туда, не сказав никому ни слова, как раз во время восстания деревьев-мутантов.

1 Золотая неделя — ежегодный 7/8-дневный национальный праздник в КНР.

Сюань Цзи вскинул бровь:

— Что вы подразумеваете под словом «восстание»?

Сяо Чжэн открыл крышку ноутбука и повернул экран к собеседнику:

— Это было снято камерой наблюдения.

Видео на мониторе дрожало, выдавая нестабильный сигнал. Торопливо мелькнула огромная тень, ширины ее хватало, чтобы обхватить обеими руками. Таинственный объект двигался необычайно быстро, напоминая охотящегося питона.

При ближайшем рассмотрении, «питон» оказался древесным корнем.

Жуткий, похожий на змею корень сначала пробил дыру в земле, выскользнул из нее, а после врезался в находящееся неподалеку от камеры старое дерево, стремительно опутывая ствол и поднимаясь вверх. Дерево тут же засохло, словно из него вытянули жизненные силы. Меньше чем за десять секунд внушительный ствол превратился в груду мертвых веток.

Толстый, «сытый» корень резко распрямился и, пару раз покачнувшись, ударился прямиком в объектив. Экран внезапно потемнел, должно быть, камере пришел конец.

Сюань Цзи осведомился:

— Это что, сцена из «Анаконды»?

— Это одна из мутировавших елей. Впитав энергию, она начала разрастаться, продолжая поглощать жизненные силы всех существ, что встречались ей на пути. Это очень опасно.

— О… — Сюань Цзи быстро просмотрел папку, что держал в руках.

В общей сложности восемь деревьев мутировали почти одновременно. Местное отделение охраны отметило их первоначальное местоположение на карте. По какой-то неизвестной причине Сюань Цзи смутно чувствовал, что соединение этих восьми точек образует узор, который казался ему знакомым.

— Что?

— Я не совсем уверен, — замялся Сюань Цзи, — продолжайте.

— Мы отправили экстренную поисково-спасательную бригаду, чтобы найти попавших в ловушку туристов, — сказал Сяо Чжэн. — К счастью, все обошлось. Эти люди прятались в естественной пещере, укрывшись от катастрофы. Однако мы не знаем, как много они видели — миссия вашего отдела состоит в работе с этими несчастными.

Сюань Цзи молча слушал о цели странного задания. Первые пару секунд его выражение лица было абсолютно пустым из-за замешательства. Затем, будто вспомнив о своей роли, он, наконец, выдохнул: «Ах».

Его не просили рубить деревья-мутанты и не спрашивали мнения о том, что явилось причиной безумия злобных растений. Теперь он возглавлял команду «Кто-то-другой-разберется-с-этим-беспорядком» и «Тайное общество горничных». Главная миссия состояла в том, чтобы утешить хрупкие сердца раненых, сделать так, чтобы они не запомнили ничего из того, что видели в тот злополучный день.

На лице Сяо Чжэна явно читался вопрос: «Что я такого сказал?». Взглянув на Сюань Цзи он неопределенно намекнул:

— Возвращайся скорее, старик Сун из Министерства безопасности хочет пригласить тебя на ужин.

— Сегодня мой первый день на этой работе, предыдущая не слишком-то на нее походила. Простите мою неопытность.

Сюань Цзи наиграно рассмеялся, после чего закрыл папку и обратился к своим новым коллегам за помощью:

— Товарищи, в соответствии с обычными правилами, как следует поступить в сложившейся ситуации?

Обернувшись, он увидел позади себя несколько человек.

Директор Сяо, казалось, немного давил на него, поэтому Сюань Цзи наугад выбрал троих и поспешил приступить к заданию. Сначала он с осторожностью изучал выбранных людей, но потом обнаружил, что каждый из них по-своему особенный.

Одной из них была женщина, что кричала «раз, два». Похоже, из-за слишком большого количества одежды, ей сделалось жарко. Сняв с себя черный пиджак, она осталась в вязанном кардигане убийственно-розового, напоминавшего помаду куклы Барби, цвета, и в изящном платье с огромным декольте, отделанным кружевом. Сочетание осенней и летней одежды вызывало ряд вопросов. В довершении ко всему, на ней были очки для чтения с цветочным орнаментом и маленькой наклейкой «удалить» на ободке.

Рядом, со спокойным видом, стоял хорошо одетый мужчина. Волосы его уже начали редеть, но он продолжал упорно укладывать их гелем. Пряди на макушке были тщательно зафиксированы, прикрывая лысину так, что издалека могло показаться, будто на затылке у мужчины красовался товарный штрих-код.

Третьей участницей импровизированной команды оказалась девушка, совершенно не выглядевшая на свой возраст. Виной всему была ее излишняя полнота. Морщины попросту не могли появиться на таком круглом и пухлом лице, так что смотрелась девушка гораздо моложе, чем могла быть на самом деле. Она заняла собой целых два стула и, слушая директора Сяо, нервно загребала пальцами многочисленные закуски, которыми были набиты ее карманы. Когда новоиспеченный лидер их команды обернулся и посмотрел на нее, девушка без определенного возраста быстро запихнула оставшуюся половину шоколадки обратно, но в уголке ее рта все еще красовались свидетельства недавнего чревоугодия в виде кусочка жаренного арахиса.

На Сюань Цзи внезапно накатила волна усталости. Лишь одним своим непревзойденным умением отбирать людей, он ухитрился снизить средний индекс привлекательности в отделе. Как же это раздражает!

Би Чуньшэн — та самая старшая сестрица в очках, сказала:

— Не волнуйтесь. Рабочий процесс у нас давно налажен. Сначала нужно поговорить с пострадавшими. С каждым следует беседовать по отдельности, один на один, в доверительной обстановке. Что там дальше… А! Конечно, если психологическая травма слишком серьезна, с ней придется справляться с помощью небольшого «приспособления». Но, поверьте, это не сложно. И, наконец, обратите особое внимание на их мобильные телефоны, компьютеры и другие гаджеты. Особенно те, что имеют доступ в интернет. Ни в коем случае нельзя оставлять ни малейшей крупицы информации. Наверно, для этого дела лучше привлечь Цяньжу. Молодые люди в наше время отлично ладят с техникой. Например, когда принтер в нашем офисе ломается, мы всегда зовем на помощь именно ее.

Пин Цяньжу, та самая пухленькая девушка, была немного замкнутой. Встречая незнакомцев, она всегда очень нервничала. А когда она нервничала, ее маленькая ручка будто бы обретала собственную волю, отчего сама по себе лезла в карман и рылась там в поисках закусок. Вот и сейчас с ней происходило то же самое. Наконец, будто бы вновь заполучив контроль над конечностью, девушка убрала обратно закуски и с неохотой выдернула руку из кармана.

— Ешь, ешь. Все в порядке.

Сюань Цзи хотел было произнести несколько утешительных слов, но, стоя сейчас перед этими людьми, он действительно не знал, что же такого хорошего сказать. В итоге он захлопнул рот и выдавил улыбку.

— Есть еще кое-что, — сказал Сяо Чжэн. — Когда мы получили рапорт, в нем говорилось, что всего было пятеро пострадавших туристов. Датчиками активности поисково-спасательной группы также было обнаружено пять человек. Поэтому никто не ожидал, что в итоге их окажется шесть. Пять пострадавших активно снимали все происходящее в заповедной зоне на камеры своих телефонов, поэтому мы можем лицезреть весь процесс. Вот только изображение этого шестого незнакомца всегда размыто. На всех видеозаписях единственное, что было записано четко – его голос. Манера разговора этого человека также вызывает подозрения. Приготовьтесь. Сейчас мы прослушаем запись.

Сказав это, он открыл видео на компьютере. Было неизвестно, что случилось с камерой. Человек на изображении, казалось, таял на свету, можно было разглядеть только расплывчатый силуэт, как на засвеченных пленках.

Силуэт незнакомца сказал:

— Ах, я слишком устал жить с девяти до шести и вышел прогуляться.

Хотя на записи и был только голос, можно было почувствовать, что его обладатель смеется. Голос был теплым и добрым, именно таким, от которого слушатели невольно проникались симпатией к говорившему.

Би Чуньшэн озадачилась:

— И что же не так с этим предложением?

— О, с ним все в порядке, — отозвался Сяо Чжэн, — подозрительная часть вот здесь, — сказав это, он прокрутил и остальные записи.

Первым прозвучал чистый и звонкий женский голос:

— Вот мы и пришли. Теперь давайте-ка прогуляемся по округе.

На следующей записи звучал уже глубокий мужской голос:

— Путешествия — это перемещение из места, где устал ты, в места, где устали другие. А сейчас еще и национальный праздник прибавил пробок на дорогах. По мне, так лучше всего улечься на диване и наблюдать, как другие носятся по своим делам. Сегодня мы отвечаем за организацию и проведение экскурсии. Если вы останетесь довольны, прошу, отблагодарите нас.

Третьим оказался еще один мужчина, его голос был слегка охрипшим:

— Ах, сказать по правде, я вообще-то не очень устал. У каждого есть свои трудности. Разве жизнь с девяти до шести не выматывает? Да, это утомительно, но, по крайней мере, мы свободны.

— Эти записи сделаны несколькими попавшими в ловушку туристами. Послушав все предложения, можно и не уловить суть…

— Я все уловил, — прервал его Сюань Цзи, — таинственный шестой незнакомец присвоил себе слова из фраз других людей и составил из них собственное предложение.

Очки для чтения соскользнули с переносицы Би Чуньшэн:

— А? Что? Вы хотите сказать, что он подражал чужим словам?

— Это не просто подражание, — Сяо Чжэн вновь проиграл запись с женщиной, а затем включил реплику таинственного человека.

«Давайте прогуляемся».

Действительно, при первом прослушивании никто не придал значение обычной фразе незнакомца. Но оценив другие записи, а затем вернувшись к этой, все присутствующие ощутили на коже табун мурашек.

— Скорость, тон, пауза и акцент абсолютно идентичны. Это похоже на изменение частоты голоса в одном и том же аудиофайле, и этот человек не имитирует речь других людей. Это полное дублирование. — Сяо Чжэн поднял голову. —Конечно, совпадение в одно слово еще можно допустить, но в нашем случае было скопировано и точно воспроизведено каждое слово из чужих реплик.

Я…

Ах…

Слишком устал…

Жить с девяти до шести…

Вышел…

Давайте прогуляемся…

— Мы должны обратить внимание на этого человека, — Сяо Чжэн взглянул на Сюань Цзи. — В Чиюань он появился из ниоткуда. Я даже подозреваю, что он, может быть, и не человек вовсе. Ваш самолет должно быть уже готов.

Сюань Цзи остановил его:

— Как зовут этого человека?

— Шэн Линъюань. —Сказал Сяо Чжэн. — Он называет себя Шэн Линъюань.



Комментарии: 0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *